Исковая давность в гражданском праве


Оглавление

Введение

Глава 1. Общие положения об исковой давности

1.1. История развития законодательства об исковой давности

1.2. Понятие и сущность исковой давности. Соотношение исковой давности и иных гражданско-правовых сроков

1.3. Виды сроков исковой давности: общий и специальный

Глава 2. Исчисление сроков исковой давности

2.1. Начало течения сроков исковой давности

2.2. Приостановление течения сроков исковой давности

2.3. Перерыв и восстановление срока исковой давности

Глава 3. Применение исковой давности

3.1. Последствия истечения срока исковой давности

3.2. Применение исковой давности в судебной практике

Заключение

Список литературы

ВВЕДЕНИЕ

Сроки представляют собой традиционный гражданско-правовой институт, значение которого трудно переоценить. Установление сроков является важным средством повышения эффективности гражданско-правового регулирования, обеспечения стабильности гражданского оборота, повышения дисциплины участников гражданских правоотношений, стимулирования их к своевременной, инициативной реализации прав и обязанностей.

В результате социально-экономических преобразований, повлекших принципиальные изменения гражданского законодательства России, роль гражданско-правовых сроков в правовом регулировании экономических отношений, основанных на юридическом равенстве и автономии воли участников, значительно возросла.

Институт исковой давности наиболее исследован в трудах дореволюционных, советских и современных цивилистов, однако в большинстве случаев она рассматривалась в отрыве от иных гражданско-правовых сроков, что не позволяло выявить все характеристики, необходимые для правильного толкования и применения норм об исковой давности. Неверное понимание юридической сущности тех или иных сроков может привести к необоснованному ограничению права на судебную защиту или расширению пределов ответственности участников гражданских правоотношений и другим негативным последствиям, подрывающим стабильность гражданского оборота, нивелирующим значение гражданско-правовых принципов разумности и справедливости.

Актуальность исследования института исковой давности обусловлена следующими обстоятельствами:

1) недопустимо создавать продолжительную неопределенность в реализации мер принудительного воздействия к правонарушителю;

2) следует в разумные сроки выяснять юридически значимые факты по гражданскому делу, так как со временем могут быть утрачены доказательства;

3) необходимо устранять волокиту при защите прав и укреплять дисциплину участников гражданского оборота.

Исковая давность побуждает управомоченное лицо своевременно предъявить соответствующее требование о защите. 

Объектом исследования выступили гражданско-правовые отношения в сфере исковой давности.

Предметом – особенности исковой давности в системе гражданско-правовых отношений.

Цель выпускной квалификационной работы – исследование законодательства по исковой давности в системе гражданско-правовых отношений.

Задачи:

  1. Изучить общие положения об исковой давности.
  2. Проанализировать понятие исковой давности и ее виды.
  3. Оценить особенности начала, приостановления, перерыва и восстановления срока исковой давности.
  4. Рассмотреть применение срока исковой давности на практике.

Выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы.

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

1.1. История развития законодательства об исковой давности

Исковая давность ведет свое начало из Римского права, в котором сначала  все иски считались постоянными и не имевшими ограничений по времени, но при Юстиниане (в V в. н. э.) была введена исковая давность в классическом понимании этого термина. Для всех личных исков и исков на вещи она была одинаковой и устанавливалась на срок 30 лет (в исключительных случаях законодательство императоров устанавливало давность в 40 лет).

Течение исковой давности начиналось с момента возникновения основания для претензии:

  • для исков по правам на вещи – с момента нарушения права собственности;
  • по обязательствам не совершать какого-либо действия с момента нарушения этого обязательства и совершения действия, несмотря на обещание;
  • по обязательствам совершить какое-либо действие – с момента возникновения возможности требовать совершить обещанное незамедлительно.

Течение исковой давности могло быть приостановлено по уважительным причинам (несовершеннолетние лица и др.). Если основания для приостановления срока устранялись, то течение исковой давности возобновлялось.

Виды исковой давности в отношении сложных исков:

  • полная – погашалось все требование в целом (praescriptio totalis);
  • частичная, когда считалось погашенным, например, право требовать штрафной санкции за неисполнение, но сохранялось право требовать исполнения (возврата вещи и т. д.).

Погашение исковой давности имело место тогда, когда в течение срока ее действия лицо, право которого нарушено, не пыталось воспользоваться правом предъявить иск к виновному (обязанному) лицу.

Приостановление исковой давности имело место, когда лицо в силу каких-либо препятствий не могло предъявить иск. Такими препятствиями могли быть:

а) юридические препятствия, мешавшие предъявлению иска (например, наследник испрашивал срок на составление инвентаря наследства);

б) несовершеннолетие управомоченного лица;

в) тяжелая болезнь управомоченного лица или нахождение его в плену; отсутствие ответчика, против которого должен быть предъявлен иск и др.

Устранение препятствий, мешавших лицу предъявить иск, возобновляло течение исковой давности. При этом остающаяся часть срока удлинялась на время приостановления.

Прерывание исковой давности имело место, если обязанное лицо признавало право управомоченного лица либо управомоченное лицо совершало действия, свидетельству ющие о стремлении осуществить свое право.

Считалось, что обязанное лицо признавало права управомоченного лица в следующих случаях:

а) выплаты процентов по обязательству; 

б) частичной выплаты долга; 

в) обращения к истцу с просьбой об отсрочке долга.

Действием управомоченного лица, свидетельствующим о его стремлении осуществить право требования к обязанному лицу, являлось, например, предъявление им иска в суд.

В случае прерывания исковой давности истекшее до перерыва время не включалось в давностный срок, и течение исковой давности возобновлялось вновь.

Особое регулирование исковой давности было у исков, возникших из наследственного права. Требование о восстановлении в правах наследства не имело срока давности и сохраняло правовые основания на протяжении жизни всех наследственных поколений, которые имели право наследования или непосредственно или по праву представления.

Классик российской цивилистики И.Е. Энгельман в свое время указывал на то, что история давности показала, что действующие постановления о давности в России основываются на Манифесте 28 июня 1787 г., которым Екатерина II распространила "право 10-летнего срока", введенное в 1775 г. по делам уголовным, на все дела гражданские. Нововведенная исковая давность была дополнена при издании Свода законов 1832 г. статьей о давности владения, в которой положительно изображено последствие исковой давности относительно права собственности на недвижимые вещи[1].

В дореволюционном отечественном праве исковой давности отводилось значительное место (ст. ст. 690 - 695 Гражданских законов)[2]. В частности, в ст. 692 Свода указывалось, что право отыскивания тем или другим образом пресекается общей земской 10-летней давностью. Кто в течение этого времени иска не предъявил или, предъявив, хождения в присутственные места не имел, тот теряет свое право.

В проекте Гражданского уложения предлагалась концепция, аналогичная вышеназванной. Так, в ст. 105 проекта предлагалось установить правило, на основании которого право на иск прекращается вследствие непредъявления его в течение определенного законом срока исковой давности. При этом установленные в законе сроки исковой давности не могли быть ни сокращены, ни продлены по соглашению сторон (ст. 108)[3].

Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. предусматривал следующий срок исковой давности: "...право на предъявление иска погашается по истечении трехлетнего срока, если в законе не установлен иной срок давности" (ст. 44), т.е. устанавливалась правопогашающая функция исковой давности. В юридической литературе термины "исковая давность" и "погасительная давность" рассматривались как синонимы.

На основании ст. 45 ГК РСФСР 1922 г. течение исковой давности начиналось с того времени, когда возникло право на предъявление иска, т.е. с момента нарушения права.

Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. определял исковую давность как срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

При этом оба Кодекса (1922 и 1964 гг.) указывали на то, что существует общий срок исковой давности, который составлял три года, и что законом могут быть установлены специальные сроки. При действии ГК РСФСР 1964 г. в качестве примера можно привести ст. 79 Кодекса, которая прямо предусматривала сокращенные сроки исковой давности, например по искам, связанным с недостатком проданных вещей. Специальные сроки исковой давности короче общих и имеют цель побудить управомоченное лицо быстрее воздействовать на неисправного должника.

С 1 января 1995 г., т.е. со дня вступления в силу части первой ГК РФ, деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые воплотилось в федеральном законе, что, конечно же, отразилось и на сроках исковой давности по таким сделкам.

Действующее гражданское законодательство под исковой давностью понимает срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. При этом сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон (ст. 198 ГК). Это же относится и к основаниям приостановления и перерыва течения срока исковой давности, которые установлены нормами ГК РФ и иными федеральными законами. Применение этих норм обязательно для судебных органов.

По мнению П.В. Крашенинникова «исковая давность в объективном смысле - гражданско-правовой институт, т.е. система норм законодательства, регулирующих отношения, связанные со сроком защиты гражданских прав (сроки, возникновение и т.д.), тогда как исковая давность в субъективном смысле - это право лица, чьи интересы нарушены, воспользоваться сроком для защиты нарушенных гражданских прав»[4].

Институт исковой давности в гражданском праве имеет цель дисциплинировать участников оборота, стимулировать их к осуществлению принадлежащих им прав и исполнению обязанностей.

Исковая давность не может применяться к случаям оспаривания нормативного правового акта, если иное не предусмотрено законом.

1.2. Понятие и сущность исковой давности. Соотношение исковой давности и иных гражданско-правовых сроков

Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. В таком виде до введения в действие части первой ГК РФ определение понятия исковой давности не давалось, но оно прямо следовало из положений ст. 78 ГК РСФСР и п. 1 ст. 42 Основ гражданского законодательства СССР, в которых после слов "срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено" в скобках было введено указание на понятие "исковая давность".

Как отмечалось в Определении КС России от 24 июня 2008 г. N 364-О-О, КС России неоднократно обращался к вопросу о сроках реализации права на судебную защиту; основываясь на правовых позициях, сформулированных им в Постановлениях от 16 июня 1998 г. N 19-П и от 20 июля 1999 г. N 12-П, КС России в своих решениях указывал, что изменение (отмена) сроков для обращения в суд относится к компетенции законодателя и что установление этих сроков обусловлено необходимостью обеспечить стабильность гражданского оборота и не может рассматриваться как нарушение права на судебную защиту (Определение от 15 ноября 2007 г. N 796-О-О); данный вывод в полной мере распространяется на такой гражданско-правовой институт, как исковая давность - срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Согласно правовой позиции, выраженной в Определении КС России от 3 ноября 2006 г. N 445-О[5], институт исковой давности в гражданском праве имеет целью упорядочить гражданский оборот, создать определенность и устойчивость правовых связей, дисциплинировать их участников, способствовать соблюдению хозяйственных договоров, обеспечить своевременную защиту прав и интересов субъектов гражданских правоотношений, поскольку отсутствие разумных временных ограничений для принудительной защиты нарушенных гражданских прав приводило бы к ущемлению охраняемых законом прав и интересов ответчиков и третьих лиц, которые не всегда могли бы заранее учесть необходимость собирания и сохранения значимых для рассмотрения дела сведений и фактов; применение судом по заявлению стороны в споре исковой давности защищает участников гражданского оборота от необоснованных притязаний и одновременно побуждает их своевременно заботиться об осуществлении и защите своих прав.

В пункте 1 Постановления Пленума ВС России от 12 ноября 2001 г. N 15 и Пленума ВАС России от 15 ноября 2001 г. N 18 разъяснено, что исходя из комментируемой статьи под правом лица, подлежащим защите судом, следует понимать субъективное гражданское право конкретного лица; исковая давность не может применяться к случаям оспаривания нормативного правового акта, если иное не предусмотрено законом.

С учетом приведенного разъяснения в Постановлении Президиума ВАС России от 30 ноября 2010 г. N 8672/10 по делу N А78-3333/2008-С1-16/158[6] выражена следующая правовая позиция: исковая давность является сроком, установленным законом для принудительного исполнения обязанности, для совершения в юрисдикционной форме действий в целях защиты, восстановления нарушенных (оспариваемых) прав; возможность реализации нарушенного права означает, что у истца есть основания для предъявления требования - нарушены принадлежащие ему субъективные права на имущество, денежные суммы и другое со стороны конкретного лица - ответчика.

Исходя из того же разъяснения, данного в совместном Постановлении Пленума ВС России и Пленума ВАС России, в Обзоре судебной практики рассмотрения гражданских дел по искам и жалобам военнослужащих на действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц, подготовленном ВС России по итогам практики за 2003 г., сделан вывод о том, что положения гражданского законодательства об исковой давности могут быть применимы только к исковой форме защиты нарушенного гражданского права. При этом в качестве примера сделана отсылка к Постановлению Президиума ВС России от 24 апреля 1996 г. по делу N 17пв-96. Там же сделан последующий вывод о том, что при рассмотрении дел, возникающих из публичных правоотношений, ссылка на установленный статьей 196 комментируемой главы трехлетний общий срок исковой давности и применение этого срока путем ограничения периода выплат или совершения иных действий тремя последними годами являются ошибочными.

В пункте 7 Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, направленного информационным письмом Президиума ВАС России от 9 декабря 2010 г. N 143[7], изложена рекомендация о том, что на требование о сносе самовольной постройки, создающей угрозу жизни и здоровью граждан, исковая давность не распространяется. Как отмечено при этом, так как предъявление иска о сносе самовольной постройки в данном случае связано не с нарушением гражданского права конкретного лица, а с устранением постоянной угрозы, которую создает сохранение постройки, установленные ГК РФ правила об исковой давности применению не подлежат (ст. 208 ГК РФ).

Как отмечено в Постановлении КС России от 20 июля 2011 г. N 20-П[8], КС России неоднократно указывал, что целью установления сроков исковой давности и сроков давности привлечения к ответственности является как обеспечение эффективности реализации публичных функций, так и сохранение необходимой стабильности соответствующих правовых отношений; в основе установления сроков исковой давности и сроков давности привлечения к ответственности лежит положение о том, что никто не может быть поставлен под угрозу возможного обременения на неопределенный или слишком длительный срок; наличие сроков, в течение которых для лица во взаимоотношениях с государством могут наступать неблагоприятные последствия, представляет собой необходимое условие применения этих последствий (Постановления от 20 июля 1999 г. N 12-П, от 27 апреля 2001 г. N 7-П, от 24 июня 2009 г. N 11-П, Определение от 3 ноября 2006 г. N 445-О); аналогичного подхода придерживается Европейский суд по правам человека, полагающий, что предназначение исковой давности - правовая определенность в правоотношениях (Постановление от 7 июля 2009 г. по делу "Станьо (Stagno) против Бельгии"); это означает, что установление в законе срока, в течение которого не только во взаимоотношениях частных лиц, но и во взаимоотношениях частного лица с государством могут наступать неблагоприятные последствия, имеет в виду обеспечение правовой определенности и стабильности в сфере гражданского оборота, прежде всего в интересах частных лиц.

Исковую давность следует отличать от сроков, которыми ограничивается существование материального права, т.е. от пресекательных сроков, истечение которых означает прекращение субъективного материального права лица.

Разграничение сроков исковой давности и пресекательных сроков должно проводиться по признаку их воздействия на материальное гражданское право. Если срок исковой давности может послужить препятствием к осуществлению материального права в принудительном порядке, то пресекательный срок прекращает существование самого материального гражданского права.

Пресекательный срок - это граница существования субъективного материального права. При этом важно подчеркнуть, что правопрекращающее действие пресекательного срока видно из содержания нормы, предусматривающей тот или иной пресекательный срок. В гражданском законодательстве нет общей нормы, предусматривающей применение пресекательных сроков в целом. Поэтому теоретическое обоснование необходимости, разумности установления законом того или иного пресекательного срока возможно лишь с учетом характеристики конкретного вида материального права, к которому применяется данный срок.

Кроме этого основного признака разграничения сроков исковой давности и пресекательных сроков следует иметь в виду и другие (дополнительные) важные признаки. Для сроков исковой давности установлено строгое правило о том, что изменение их, а также порядка их исчисления соглашением сторон не допускается. Некоторые сроки, относящиеся к пресекательным, могут быть по соглашению сторон изменены в сторону удлинения, или же договорами могут устанавливаться сроки, если они не предусмотрены законом или иным нормативным актом, например, в соответствии с п. 4 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Однако подобное изменение или применение пресекательных сроков по соглашению сторон возможно лишь в случаях, когда это разрешено нормой права. Во многих случаях, предусмотренных законом, пресекательные сроки не могут изменяться соглашением сторон, т.е. они императивны.

1.3. Виды сроков исковой давности: общий и специальный

Гражданское законодательство РФ выделяет общий и специальные сроки исковой давности. В ст. 196 ГК РФ установлен общий срок исковой давности - три года. Указанный срок является общим, поскольку согласно п. 1 ст. 197 ГК РФ для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком.

Ст. 196 ГК РФ изложена Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ полностью в новой редакции. В прежней (первоначальной) редакции данной статьи указывалось лишь то, что общий срок исковой давности устанавливается в три года. Соответственно, внесенным указанным Законом дополнением уточнено, что этот срок начинает течь со дня, определяемого в соответствии со ст. 200 комментируемой главы. Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Федеральный закон от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ дополнил ст. 196 ГК РФ пунктом 2, устанавливающим, что, во всяком случае, срок исковой давности не может превышать 10 лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок установлен.

В отношении данных изменений авторами проекта Федерального закона N 47538-6 отмечалось следующее: положения комментируемой главы об исковой давности скорректированы с учетом необходимости использовать объективный критерий для определения сроков давности, чтобы у участников оборота была большая ясность в отношении их исчисления; хотя этот срок по общему правилу по-прежнему составляет три года с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, включая сведения о его нарушителе (субъективный элемент), но он не может быть более 10 лет со дня нарушения права (объективный элемент); эта идея проводится в статьях 196, 200 и др.

Внесением указанных выше изменений реализовано предложение, обозначенное в п. 7.3 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации: в судебной практике вызывает сложности применение исковой давности к требованиям с неопределенным сроком исполнения; редакция соответствующей нормы (п. 2 ст. 200 Кодекса) допускает различные варианты ее истолкования, что влечет неопределенность правового регулирования; законодательно возможно выработать компромиссную модель регулирования, которая, с одной стороны, исключала бы судебную защиту требований, возникших значительно ранее их осуществления (10 и более лет тому назад), но, с другой стороны, не вводила бы неприемлемо краткий для оборота срок судебной защиты обязательств до востребования (три года с момента возникновения обязательства).

Ст. 197 ГК РФ предусматривает возможность установления для отдельных видов требований специальных сроков исковой давности, т.е. сроков исковой давности, сокращенных или более длительных по сравнению с общим трехгодичным сроком исковой давности. Как отмечено в Определении КС России от 9 ноября 2010 г. N 1469-О-О, сокращение срока исковой давности применяется в отношениях, где их определенность способна сохраняться менее продолжительное время, с тем, чтобы побудить правообладателя к более быстрому принятию мер по защите своего нарушенного права.

В п.1 ст. 197 ГК РФ указано, что специальные сроки исковой давности устанавливаются для отдельных видов требований законом.

Примерами установления непосредственно ГК РФ специальных сроков исковой давности, сокращенных по сравнению с общим сроком, являются[9]:

- положение п. 2 ст. 181 ГК РФ, согласно которому срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год;

- положение п. 1 ст. 725 ГК РФ, в соответствии с которым срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством работы, выполненной по договору подряда, составляет один год, а в отношении зданий и сооружений определяется по правилам ст. 196 ГК РФ;

- положение п. 3 ст. 797 ГК РФ, согласно которому срок исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки груза, устанавливается в один год с момента, определяемого в соответствии с транспортными уставами и кодексами;

- положение п. 1 ст. 966 ГК РФ, в соответствии с которым срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, за исключением договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет два года.

Примером установления специального срока исковой давности, сокращенного по сравнению с общим сроком, иным законом, нежели ГК РФ, является положение ст. 13 Федерального закона от 30 июня 2003 г. N 87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности"[10], согласно которому для требований, вытекающих из договора транспортной экспедиции, срок исковой давности составляет один год.

Примером установления специального срока исковой давности, более длительного по сравнению с общим сроком, является положение п. 3 ст. 78 Федерального закона от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды"[11], в соответствии с которым иски о компенсации вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, могут быть предъявлены в течение 20 лет.

Необходимо также упомянуть, что в п. 7.1 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации указывалось на необходимость для более полного учета характера нарушенных гражданских прав установить более дифференцированную градацию сроков исковой давности, увеличив указанные сроки для некоторых требований, например требований о защите прав на земельные участки, требований о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, требований, связанных с семейными и наследственными отношениями.

В соответствии с п. 2 ст. 197 ГК РФ на специальные сроки давности распространяются следующие правила, установленные положениями в отношении общего срока исковой давности:

- положение ст. 195, определяющее понятие исковой давности;

- правило п. 2 ст. 196, устанавливающее, что срок исковой давности не может превышать 10 лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок установлен (указание на данный пункт введено Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ);

- правила ст. 198 о недействительности соглашения об изменении сроков исковой давности;

- правила ст. 199 о применении исковой давности;

- правила ст. 200 о начале течения срока исковой давности;

- правило ст. 201 о неизменности срока исковой давности при перемене лиц в обязательстве;

- правила ст. 202 о приостановлении течения срока исковой давности;

- правила ст. 203 о перерыве течения срока исковой давности;

- правила ст. 204 о течении срока исковой давности при защите нарушенного права в судебном порядке;

- правила ст. 205 о восстановлении срока исковой давности;

- правило ст. 206 о последствии исполнения обязанности по истечении срока исковой давности;

- правила ст. 207 о применении исковой давности к дополнительным требованиям.

Непосредственно в п. 2 ст. 197 ГК РФ предусмотрено, что указанные правила распространяются на специальные сроки давности, если законом не установлено иное.

Процессуальными нормами установлены специальные сроки для обращения в суд общей юрисдикции или арбитражный суд с заявлением об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц. Но это процессуальные сроки, т.е. сроки, правовая регламентация которых осуществляется нормами процессуальных законов - ГПК РФ и АПК РФ. Положение п. 2 ст. 197 ГК РФ этих сроков не касается.

В соответствии с ч. 1 ст. 256 ГПК РФ гражданин вправе обратиться в суд с заявлением в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод. В части 2 ст. 197 ГК РФ предусмотрено, что пропуск трехмесячного срока обращения в суд с заявлением не является для суда основанием для отказа в принятии заявления. Причины пропуска срока выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании и могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявления. При применении данных положений в п. 24 Постановления Пленума ВС России от 10 февраля 2009 г. N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих"[12] предписано учитывать, что помимо указанного в ч. 1 ст. 256 ГПК РФ трехмесячного срока обращения с заявлением в суд действующим законодательством предусмотрены специальные сроки оспаривания отдельных решений, действий или бездействия, например частью 2 ст. 441 данного Кодекса, статьей 26 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", статьей 357 ТК РФ, пунктом 3 ст. 10 Федерального закона "О беженцах", пунктом 4 ст. 7 и пунктом 7 ст. 13.1 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", пунктом 3 ст. 8 Федерального закона "О вынужденных переселенцах".

Часть 4 ст. 198 АПК РФ содержит аналогичные положения о сроке обращения в арбитражный суд с заявлением о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными: заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом; пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом. Как отмечалось в Определении КС России от 18 ноября 2004 г. N 367-О, само по себе установление в законе сроков для обращения в суд с заявлениями о признании ненормативных правовых актов недействительными, а решений, действий (бездействия) - незаконными обусловлено необходимостью обеспечить стабильность и определенность административных и иных публичных правоотношений и не может рассматриваться как нарушающее право на судебную защиту, поскольку несоблюдение установленного срока, в силу соответствующих норм АПК РФ, не является основанием для отказа в принятии заявлений по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, - вопрос о причинах пропуска срока решается судом после возбуждения дела, т.е. в судебном заседании; заинтересованные лица вправе ходатайствовать о восстановлении пропущенного срока, и если пропуск срока был обусловлен уважительными причинами, такого рода ходатайства подлежат удовлетворению судом.

Анализ гражданского законодательства зарубежных стран и юридической литературы по сравнительному правоведению в области гражданского права позволит в процессе исследования определить национальную специфику различных аспектов института исковой давности. 

Общие сроки исковой давности на примере некоторых правовых систем составляют: 

1 год – по семейно-правовым спорам (законодательство Испании); 

3 года – ст. 258 ГК Украины; ст. 178 ГК Казахстана; ст. 267 ГК Молдовы; § 195 Германского Гражданского Уложения; 

4 года – в США в штатах Калифорния и Техас;

5 лет – в штатах Иллинойс и Миссури; 

6 лет – в шатах Нью-Йорк и Мичиган; 

10 лет – в Швейцарии, Швеции; в США в штатах Висконсин и Вирджиния; 

20 лет – согласно ст. 309 ГК Португалии; 

30 лет – по законодательству Франции.

Существуют и специальные сроки, в частности: 

- 6 месяцев – по взысканию неустойки, по спорам из договора перевозки (ст. 268 ГК Молдовы); по задолженности перед домовладельцами, питейными или пищевыми заведениями (ст. 310 ГК Португалии);

- 1 год – по взысканию неустойки, расторжению договора дарения, в связи с перевозкой груза (ст. 258 ГК Украины); по требованиям из деликтных обязательств (законодательство Швейцарии);

- 2 года – по задолженности учащихся перед домовладельцами, питейными и пищевыми заведениями (ст. 310 ГК Португалии);

- 5 лет – по строительному подряду (ст. 269 ГК Молдовы); требованиям из договоров найма, заработной платы (законодательство Франции); платежам по земельным рентам, платежам нанимателей, алиментным платежам (ст. 310 ГК Португалии); по розничной продаже, найму (законодательство Швейцарии); 

- 6 лет – для недееспособных лиц после прекращения недееспособности или смерти данных лиц; по искам, основанным на простом договоре (законодательство Англии); 

- 10 лет – по искам о правах на землю (§ 196 Германского гражданского уложения (ГГУ)); 

- 12 лет – по искам, основанным на договоре за печатью (законодательство Англии); 

30 лет – по искам о возврате имущества, основанным на вещных правах; по делам о банкротстве (§ 197 ГГУ). 

Таким образом, анализ зарубежной практики показывает, что в разных странах по-разному исчисляется исковая давность. Общие сроки существуют от 1 года (Испания) до 30 лет (Франция). Специальные сроки также разнятся от 6 месяцев (Португалия, Молдова) до 30 лет (Германия).

Выводы

В гражданском праве срок исковой давности представляет собой период времени, установленный законом для защиты нарушенных прав.

По истечении срока исковой давности заинтересованное лицо утрачивает возможность требовать в судебном или арбитражно-судебном порядке принудительной защиты нарушенного права, т. е. лишается права на иск в материальном смысле.

Еще в Римском праве при Юстиниане (в V в. н. э.) была введена исковая давность в классическом понимании этого термина. Для всех личных исков и исков на вещи она была одинаковой и устанавливалась на срок 30 лет (в исключительных случаях законодательство императоров устанавливало давность в 40 лет). В России исковая давность основывается на Манифесте 28 июня 1787 г., которым Екатерина II распространила "право 10-летнего срока", введенное в 1775 г. по делам уголовным, на все дела гражданские.

Исковую давность следует отличать от сроков, которыми ограничивается существование материального права, т.е. от пресекательных сроков, истечение которых означает прекращение субъективного материального права лица.

Разграничение сроков исковой давности и пресекательных сроков должно проводиться по признаку их воздействия на материальное гражданское право.

Гражданское законодательство РФ выделяет общий и специальные сроки исковой давности. Общий срок исковой давности - три года,  специальные – это сокращенные или более длительные сроки по сравнению с общим трехгодичным сроком исковой давности.

ГЛАВА 2. ИСЧИСЛЕНИЕ СРОКОВ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

2.1. Начало течения сроков исковой давности

В ст. 200 ГК РФ регламентировано начало течения срока исковой давности. Данная статья изложена Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ полностью в новой редакции, но основными нововведениями являются положение о начале течения срока исковой давности со дня определения надлежащего ответчика и положение об ограничении срока исковой давности 10 годами со дня возникновения обязательства.

Пункт 1 ст. 200 ГК РФ в качестве общего правила устанавливает, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать, во-первых, о нарушении своего права и, во-вторых, о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. При этом указано, что законом могут быть установлены изъятия из данного общего правила[13].

В прежней (первоначальной) редакции п. 1 ст. 200 ГК РФ в качестве дня начала течения срока исковой давности был определен день, когда лицо узнало или должно было узнать лишь о нарушении своего права. При этом также предусматривалось, что изъятия из этого правила устанавливаются ГК РФ и иными законами. До вступления в силу части первой ГК РФ такие правила устанавливались в ст. 83 ГК РСФСР и п. 3 ст. 42 Основ гражданского законодательства СССР, но в этих положениях говорилось не о начале течения срока исковой давности, а о возникновении права на иск.

Положения п. 2 ст. 200 ГК РФ определяют начало течения срока исковой давности по обязательствам с определенным сроком исполнения, а также по обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования:

- по обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности согласно ч. 1 п. 2 ст. 200 ГК РФ начинается по окончании срока исполнения. Точно такое же правило устанавливалось в ч. 1 п. 2 ст. 200 ГК РФ в прежней (первоначальной) редакции, а до вступления в силу части первой ГК РФ - в пункте 3 ст. 42 Основ гражданского законодательства СССР;

- по обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, срок исковой давности согласно ч. 2 данного пункта начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства. На случай, когда должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, предусмотрено, что исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования. При этом установлено, что срок исковой давности во всяком случае не может превышать 10 лет со дня возникновения обязательства. Подобные положения содержались в ч. 2 п. 2 ст. 200 ГК РФ в прежней (первоначальной) редакции, но в них, во-первых, говорилось не о дне предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а о моменте возникновения у кредитора права предъявить требование об исполнении обязательства, и, во-вторых, не устанавливалось ограничение срока исковой давности 10-тью годами со дня возникновения обязательства. До вступления в силу части первой ГК РФ соответствующие правила формулировались в п. 3 ст. 42 Основ гражданского законодательства СССР следующим образом: по обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по наступлении срока исполнения; по обязательствам, срок исполнения которых не определен, течение исковой давности начинается с момента предъявления требования об исполнении обязательства.

Характеризуя изменения, авторы проекта Федерального закона N 47538-6 отмечали, что положения ГК РФ об исковой давности скорректированы с учетом необходимости использовать объективный критерий для определения сроков давности, чтобы у участников оборота была большая ясность в отношении их исчисления; хотя этот срок по общему правилу по-прежнему составляет три года с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, включая сведения о его нарушителе (субъективный элемент), но он не может быть более 10 лет со дня нарушения права (объективный элемент); эта идея проводится в статьях 181, 196, 200 ГК РФ и др.

Проблемы, для решения которых Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ внесены изменения, обозначались в п. п. 7.3 и 7.4 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации:

- в судебной практике вызывает сложности применение исковой давности к требованиям с неопределенным сроком исполнения. Редакция соответствующей нормы (п. 2 ст. 200 ГК РФ) допускает различные варианты ее истолкования, что влечет неопределенность правового регулирования. Законодательно возможно выработать компромиссную модель регулирования, которая, с одной стороны, исключала бы судебную защиту требований, возникших значительно ранее их осуществления (10 и более лет тому назад), но, с другой стороны, не вводила бы неприемлемо краткий для оборота срок судебной защиты обязательств до востребования (три года с момента возникновения обязательства);

- на практике нередки случаи, когда истец, не имея данных о субъекте ответственности по виндикационным требованиям, требованиям о возмещении вреда, не может предъявить соответствующий иск. Разрешение указанной проблемы возможно различными способами. Во-первых, возможно установить правило, согласно которому исковая давность по указанным требованиям начинает течь с момента, когда истец узнал или должен был узнать о субъекте ответственности, но истекает в любом случае по окончании максимального срока исковой давности с момента утраты владения, причинения вреда. При этом максимальный срок давности устанавливается законом и может составлять, например, 10 лет. Во-вторых, можно предусмотреть восстановление срока исковой давности для граждан и юридических лиц, если предъявлению иска препятствовало такое обстоятельство, как неизвестность или неопределенность личности ответчика, дополнив статью 205 ГК РФ соответствующим положением.

Исходя из п. 2 ст. 3 части первой ГК РФ под законом в п. 1 комментируемой статьи подразумеваются данный Кодекс и принятые в соответствии с ним федеральные законы, регулирующие отношения, указанные в п. п. 1 и 2 ст. 2 данного Кодекса. Примером установления в ГК РФ изъятий из общего правила, установленного в п. 1 ст. 200 ГК РФ, является положение п. 2 ст. 181 ГК РФ, согласно которому течение срока исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179 ГК РФ), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. То, что к указанным требованиям не применяются общие правила, установленные ст. 200 ГК РФ о начале течения срока исковой давности, разъяснялось в п. 9 Постановления Пленума ВС России от 12 ноября 2001 г. N 15 и Пленума ВАС России от 15 ноября 2001 г. N 18.

Примером установления в ином законе, нежели ГК РФ, изъятий из общего правила, установленного в п. 1 ст. 200 ГК РФ, являются положения ст. 128 Воздушного Кодекса РФ (ВзК РФ) о начале течения срока исковой давности: перевозчик обязан в течение тридцати дней с даты поступления претензии рассмотреть ее и в письменной форме уведомить грузоотправителя или грузополучателя об удовлетворении или отклонении претензии (п. 1); течение срока исковой давности начинается на следующий день после получения грузоотправителем или грузополучателем ответа об отказе или о частичном удовлетворении претензии, в случае неполучения такого ответа - через 45 дней после получения претензии перевозчиком, если иное не предусмотрено договором воздушной перевозки груза или договором воздушной перевозки почты (п. 2).

Как говорилось выше, в новой редакции п. 1 ст. 200 ГК РФ в качестве общего правила установлено, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. До внесения же Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ изменения говорилось о дне, когда лицо только узнало или должно было узнать о нарушении своего права. В отношении данного правила в указанном выше совместном Постановлении Пленума ВС России и Пленума ВАС России даны следующие разъяснения, сохраняющие свою практическую значимость, но лишь в отношении общего правила п. 1 ст. 200 ГК РФ в прежней (первоначальной) редакции:

- течение срока давности по иску, вытекающему из нарушения одной стороной договора условия об оплате товара (работ, услуг) по частям, начинается в отношении каждой отдельной части со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Срок давности по искам о просроченных повременных платежах (проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.п.) исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу (п. 10);

- в соответствии с ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, независимо от того, кто обратился за судебной защитой: само лицо, право которого нарушено, либо в его интересах другие лица в случаях, когда закон предоставляет им право на такое обращение (п. 11);

- при предъявлении иска ликвидационной комиссией от имени ликвидируемого юридического лица к третьим лицам, имеющим задолженность перед организацией, в интересах которой предъявляется иск, срок исковой давности следует исчислять с того момента, когда о нарушенном праве стало известно обладателю этого права, а не ликвидационной комиссии (п. 12);

- при рассмотрении заявления стороны в споре о применении исковой давности в отношении требований юридического лица необходимо иметь в виду, что в силу п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда юридическое лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. С учетом этого довод вновь назначенного (избранного) руководителя о том, что он узнал о нарушенном праве возглавляемого им юридического лица лишь со времени своего назначения (избрания), не может служить основанием для изменения начального момента течения срока исковой давности, поскольку в данном случае заявлено требование о защите прав юридического лица, а не прав руководителя как физического лица. Указанное обстоятельство не является основанием и для перерыва течения срока исковой давности (п. 13).

То же самое - внесение изменений в общее правило п. 1 ст. 200 ГК РФ о начале течения срока исковой давности - следует иметь в виду в отношении следующих разъяснений, данных в Постановлении Пленума ВС России и Пленума ВАС России от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав"[14]:

- течение срока исковой давности по искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП). При этом сама по себе запись в ЕГРП о праве или обременении недвижимого имущества не означает, что со дня ее внесения в ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права (п. 57);

- поскольку законом не предусмотрено иное, общий срок исковой давности, предусмотренный статьей 196 ГК РФ, распространяется на требование о государственной регистрации сделки или перехода права собственности. По смыслу п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности по требованию о государственной регистрации сделки или перехода права собственности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, например со дня отказа контрагента по сделке передать документы, необходимые для регистрации, или создания иных препятствий для такой регистрации (п. 64).

В соответствии с п. 2 ст. 181 ГК РФ Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Пункт 3 ст. 200 ГК РФ определяет начало течения срока исковой давности по регрессным обязательствам. Речь идет об обратных обязательствах, возникающих при исполнении основных обязательств. Например, в соответствии с подп. 1 п. 2 ст. 325 части первой ГК РФ, если иное не вытекает из отношений между солидарными должниками, должник, исполнивший солидарную обязанность, имеет право регрессного требования к остальным должникам в равных долях за вычетом доли, падающей на него самого.

Как установлено в п. 3 ст. 200 ГК РФ, по регрессным обязательствам течение срока исковой давности начинается со дня исполнения основного обязательства. Такое же правило устанавливалось в п. 3 в прежней (первоначальной) редакции, а до вступления в силу части первой ГК РФ - в пункте 3 ст. 42 Основ гражданского законодательства СССР, но в указанных положениях говорилось о моменте, а не о дне исполнения основного обязательства.

Согласно разъяснению, данному в п. 13 Постановления Пленума ВАС России от 12 июля 2012 г. N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством", рассматриваемое положение о регрессных требованиях, как и другие положения ГК РФ о регрессных требованиях, не подлежит применению к отношениям между поручителем, исполнившим свое обязательство перед кредитором, и должником.

Таким образом, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать, во-первых, о нарушении своего права и, во-вторых, о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

2.2. Приостановление течения сроков исковой давности

В ст. 202 ГК РФ предусмотрено и регламентировано приостановление течения срока исковой давности. Данная статья изложена Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ полностью в новой редакции, но основным нововведением является лишь изменение в регулировании приостановления течения срока исковой давности в случае, когда стороны прибегли к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке.

Положения п. 1 ст. 202 ГК РФ устанавливают четыре основания для приостановления течения срока исковой давности. Еще одно такое основание предусмотрено п. 3 ст. 202 ГК РФ - обращение сторон к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке. В отношении оснований, указанных в п. 1 ст. 202 ГК РФ, необходимо отметить следующее.

Предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила) (подп. 1).

Такое же основание предусматривалось в подп. 1 п. 1 в прежней редакции, а еще ранее - в пункте 1 ст. 85 ГК РСФСР. Понятие непреодолимой силы является оценочным, в связи с чем представляется целесообразным обращение к положению п. 3 ст. 401 части первой ГК РФ, в котором понятие непреодолимой силы для целей освобождения лица, не исполнившего или ненадлежащим образом исполнившего обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, от ответственности аналогично рассматриваемому положению определено как чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства, но при этом прямо указано, что к таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

Истец или ответчик находится в составе Вооруженных Сил РФ, переведенных на военное положение (подп. 2).

На такое же основание указывалось в подп. 2 п. 1 ст. 202 ГК РФ в прежней редакции, а еще ранее - в пункте 3 ст. 85 ГК РСФСР, но в данном Кодексе шла речь о Вооруженных Силах СССР. Как установлено в ч. 2 ст. 87 Конституции РФ, в случае агрессии против России или непосредственной угрозы агрессии Президент РФ вводит на территории РФ или в отдельных ее местностях военное положение с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе. Согласно части 3 режим военного положения определяется федеральным конституционным законом. Соответствующим актом является Федеральный конституционный закон от 30 января 2002 г. N 1-ФКЗ "О военном положении"[15], в ч. 3 ст. 1 которого определено, что период действия военного положения начинается с даты и времени начала действия военного положения, которые устанавливаются указом Президента РФ о введении военного положения, и заканчивается датой и временем отмены (прекращения действия) военного положения.

Установление на основании закона Правительством РФ отсрочки исполнения обязательств (мораторий) (подп. 3).

Такое же основание предусматривалось в подп. 3 п. 1 ст. 202 ГК РФ в прежней редакции, а еще ранее - в пункте 2 ст. 85 ГК РСФСР, но в данном Кодексе говорилось об установлении моратория Советом Министров СССР или Советом Министров РСФСР. В соответствии с рассматриваемым положением отсрочка исполнения обязательств (мораторий) устанавливается Правительством РФ на основании закона. С учетом п. 2 ст. 3 части первой ГК РФ при упоминании закона в комментируемой статье речь идет о данном Кодексе и принятых в соответствии с ним федеральных законах, регулирующих отношения, указанные в п. п. 1 и 2 ст. 2 данного Кодекса.

Приостановление действия закона или иного правового акта, регулирующих соответствующее отношение (подп. 4).

На такое же основание указывалось в подп. 4 п. 1 ст. 202 ГК РФ в прежней редакции. В ГК РСФСР о таком основании не говорилось. Как говорилось выше, под законом в рассматриваемом положении подразумеваются ГК РФ и принятые в соответствии с ним федеральные законы, регулирующие отношения, указанные в п. п. 1 и 2 ст. 2 данного Кодекса. Исходя же из п. 6 ст. 3 ГК РФ под иными правовыми актами подразумеваются указы Президента РФ и постановления Правительства РФ, содержащие нормы гражданского права.

Содержащийся в п. 1 ст. 202 ГК РФ перечень оснований для приостановления течения срока исковой давности сформулирован как исчерпывающий, но согласно ч. 2 ст. 198 ГК РФ основания приостановления течения сроков исковой давности устанавливаются как ГК РФ, так и иными законами. В качестве примера установления такого основания иным законом можно упомянуть положение ст. 412 КТМ РФ, предусматривающее, что в случае, если исчисление суммы требования зависит от расчетов по общей аварии, то течение срока исковой давности приостанавливается на время со дня вынесения диспашером постановления о наличии общей аварии и до дня получения диспаши заинтересованным лицом.

В силу прямого указания в п. 2 ст. 202 ГК РФ течение срока исковой давности приостанавливается при условии, что указанные в п. 1 данной статьи обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние шесть месяцев срока исковой давности. В случае если срок исковой давности является сокращенным и не превышает шесть месяцев, то такие обстоятельства должны иметь место в течение такого сокращенного срока давности. Точно такие же правила устанавливались в п. 2 ст. 202 ГК РФ в прежней (первоначальной) редакции, а до вступления в силу части первой ГК РФ - в статье 85 ГК РСФСР.

Пункт 3 ст. 202 ГК РФ регламентирует приостановление течения срока исковой давности в случае, когда стороны прибегли к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке. Среди таких процедур прямо названы процедура медиации, посредничество, административная процедура и т.п. В соответствии с данным пунктом течение срока исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения процедуры разрешения спора во внесудебном порядке, а при отсутствии такого срока - на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

Указанные положения установлены изменениями, внесенными Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ, но нововведение не является принципиальным. Ранее Федеральным законом от 27 июля 2010 г. N 194-ФЗ[16] в связи с принятием Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)"[17] в п. 1 ст. 202 ГК РФ был введен подпункт 5, предусматривавший приостановление течения срока исковой давности в случае, когда стороны отношений заключили соглашение о проведении процедуры медиации в соответствии с названным Законом. Тем же Федеральным законом от 27 июля 2010 г. N 194-ФЗ комментируемая статья была дополнена пунктом 4, устанавливающим, что в указанном случае течение срока исковой давности приостанавливается с момента заключения сторонами отношения соглашения о проведении процедуры медиации до момента прекращения процедуры медиации, определяемого в соответствии с Федеральным законом "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)".

Сроки проведения процедуры медиации регламентированы положениями ст. 13 Федерального закона "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)": сроки проведения процедуры медиации определяются соглашением о проведении процедуры медиации; при этом медиатор и стороны должны принимать все возможные меры для того, чтобы указанная процедура была прекращена в срок не более чем в течение 60 дней (ч. 1); в исключительных случаях в связи со сложностью разрешаемого спора, с необходимостью получения дополнительной информации или документов срок проведения процедуры медиации может быть увеличен по договоренности сторон и при согласии медиатора (ч. 2); срок проведения процедуры медиации не должен превышать 180 дней, за исключением срока проведения процедуры медиации после передачи спора на рассмотрение суда или третейского суда, не превышающего 60 дней (ч. 3).

В отношении вносимых Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ изменений авторами его проекта отмечалось, что в целях стимулирования мирного урегулирования сторонами споров в ст. 202 ГК РФ предлагается закрепить правило, влекущее приостановление течения исковой давности на установленный в законе срок осуществления внесудебной процедуры (посредничества, досудебной административной процедуры и т.п.), а при отсутствии такого срока - на шесть месяцев. Данными изменениями реализовано следующее предложение, обозначенное в п. 7.6 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации: развивающееся российское законодательство предусматривает широкое внедрение альтернативных методов разрешения спора (переговоры, посредничество, примирение и т.п.), которые в значительной степени восприняты из других правопорядков; между тем в процессе указанных процедур течение исковой давности не приостанавливается; такое положение дел увеличивает риски использования указанных процедур и не способствует их развитию; для целей развития альтернативных методов разрешения споров и защиты интересов их участников законодательство должно предусматривать приостановление течения сроков исковой давности на срок альтернативного разрешения спора; при этом следует установить момент приостановления исковой давности с учетом определения начала процесса альтернативного разрешения спора и момент окончания приостановления течения срока исковой давности с учетом определения окончания указанного процесса с тем, чтобы исключить злоупотребления с использованием альтернативных методов разрешения спора для искусственного продления или сокращения срока исковой давности; приостановление течения исковой давности должно быть также предусмотрено для случаев обязательной досудебной административной процедуры.

В пункте 4 ст. 202 ГК РФ определены последствия прекращения обстоятельства, послужившего основанием приостановления течения срока исковой давности: со дня прекращения соответствующего обстоятельства течение срока исковой давности продолжается; в случае, если остающаяся часть срока исковой давности составляет менее шести месяцев, она подлежит удлинению до шести месяцев, а если срок исковой давности равен шести месяцам или менее шести месяцев, то до срока исковой давности. Точно такие же правила устанавливались в п. 3 ст. 202 ГК РФ в прежней (первоначальной) редакции, а до вступления в силу части первой ГК РФ - в статье 85 ГК РСФСР.

Таким образом, в нормативном регулировании приостановления течения срока исковой давности основным нововведением является изменение в регулировании приостановления течения срока исковой давности в случае, когда стороны прибегли к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке.

Положения п. 1 ст. 202 ГК РФ устанавливают четыре основания для приостановления течения срока исковой давности: предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила); истец или ответчик находится в составе Вооруженных Сил РФ, переведенных на военное положение; установление на основании закона Правительством РФ отсрочки исполнения обязательств (мораторий); приостановление действия закона или иного правового акта, регулирующих соответствующее отношение.

Еще одно такое основание предусмотрено п. 3 ст. 202 ГК РФ - обращение сторон к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке. регламентирует приостановление течения срока исковой давности в случае, когда стороны прибегли к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке. Среди таких процедур прямо названы процедура медиации, посредничество, административная процедура и т.п. В соответствии с данным пунктом течение срока исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения процедуры разрешения спора во внесудебном порядке, а при отсутствии такого срока - на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

2.3. Перерыв и восстановление срока исковой давности

Ст. 203 ГК РФ предусматривает перерыв течения срока исковой давности, т.е. прерывание (прекращение) течения этого срока и возобновление течения этого срока после перерыва в полном объеме, а не в оставшейся части, как это предусмотрено для приостановления течения срока исковой давности. Как разъяснено в п. 14 Постановления Пленума ВС России от 12 ноября 2001 г. N 15 и Пленума ВАС России от 15 ноября 2001 г. N 18, учитывая, что обстоятельства, перечисленные в данной статье, являются безусловными основаниями для перерыва течения срока исковой давности, а решение суда должно быть законным и обоснованным, суд при рассмотрении заявления стороны в споре об истечении срока исковой давности применяет правила о перерыве срока давности и при отсутствии об этом ходатайства заинтересованной стороны при условии наличия в деле доказательств, достоверно подтверждающих факт перерыва течения срока исковой давности. Там же предписано иметь в виду, что перечень оснований перерыва течения срока исковой давности, установленный в комментируемой статье и иных федеральных законах (ч. 2 ст. 198 ГК РФ), не может быть изменен или дополнен по усмотрению сторон и не подлежит расширительному толкованию. Эти и нижеизложенные разъяснения, данные в указанном совместном Постановлении Пленума ВС России и Пленума ВАС России, сохраняют свою практическую значимость.

В части 1 ст. 203 ГК РФ установлено основание для перерыва течения срока исковой давности - это совершение обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Ранее, до вступления в силу части первой ГК РФ такое основание предусматривалось в ст. 86 ГК РСФСР только для споров, в которых одной или обеими сторонами являются граждане. Таким образом, ГК РФ не предусматривал указанного основания перерыва течения срока исковой давности в отношениях между юридическими лицами, в связи с чем в п. 18 Постановления Пленума ВС России от 12 ноября 2001 г. N 15 и Пленума ВАС России от 15 ноября 2001 г. N 18 давались соответствующие разъяснения.

В отношении применения положения ст. 203 ГК РФ о том, что течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга, в указанном совместном Постановлении Пленума ВС России и Пленума ВАС России разъяснено следующее:

- при исследовании обстоятельств, связанных с совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга, суду необходимо в каждом случае устанавливать, когда конкретно были совершены должником указанные действия, имея при этом в виду, что перерыв течения срока исковой давности может иметь место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения (п. 19);

- к действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, исходя из конкретных обстоятельств, в частности, могут относиться: признание претензии; частичная уплата должником или с его согласия другим лицом основного долга и/или сумм санкций, равно как и частичное признание претензии об уплате основного долга, если последний имеет под собой только одно основание, а не складывается из различных оснований; уплата процентов по основному долгу; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или рассрочке платежа); акцепт инкассового поручения. При этом в тех случаях, когда обязательство предусматривало исполнение по частям или в виде периодических платежей и должник совершил действия, свидетельствующие о признании лишь какой-то части (периодического платежа), такие действия не могут являться основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим частям (платежам) (п. 20);

- совершение работником должника действий по исполнению обязательства, свидетельствующих о признании долга, прерывает течение срока исковой давности при условии, что эти действия входили в круг его служебных (трудовых) обязанностей или основывались на доверенности либо полномочие работника на совершение таких действий явствовало из обстановки, в которой он действовал (ч. 2 п. 1 ст. 182 части первой ГК РФ) (п. 21);

- поскольку в ст. 203 ГК РФ, в частности, сказано, что течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга, исковая давность не может прерываться посредством бездействия указанного лица. Поэтому то обстоятельство, что должник не оспорил платежный документ о безакцептном (бесспорном) списании денежных средств, возможность оспаривания которого допускается законом или договором, не может служить доказательством, свидетельствующим о признании обязанным лицом долга (п. 22).

Частью 1 ст. 203 ГК РФ в прежней (первоначальной) редакции устанавливалось еще одно основание для перерыва течения срока исковой давности - предъявление иска в установленном порядке. Такое же основание предусматривалось и в ст. 86 ГК РСФСР. Изменение, исключившее указание на такое основание для перерыва течения срока, внесено в ч. 1 ст. 203 ГК РФ Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ, которым одновременно в п. 1 ст. 204 ГК РФ включено положение, устанавливающее, что срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права.

Как отмечалось в пояснительной записке к проекту Федерального закона N 47538-6, это важные изменения, имеющие целью разрешить давно возникшую проблему последствий предъявления иска для течения и исчисления срока исковой давности; проект исходит из того, что предъявление иска должно приводить не к перерыву течения срока исковой давности, после которого исчисление данного срока начинается вновь (ст. 203), а к тому, что срок более не течет во все время осуществления судебной защиты права (ст. 204).

С внесением указанных изменений реализованы следующие предложения, обозначенные в п. 7.5 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации: институты приостановления течения срока исковой давности и его перерыва не во всех случаях позволяют в полной мере обеспечить необходимую защиту кредитора, чьи права нарушены должником; ввиду того что исковая давность не может течь после предъявления иска или осуществления юрисдикционной защиты права в иной предусмотренной законом форме (например, путем выдачи судебного приказа, установления требований в деле о банкротстве), следует уточнить ст. 203 ГК РФ, предусмотрев, что течение срока исковой давности после перерыва начинается заново лишь при ее перерыве совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга; для этих же целей следует расширить сферу действия ст. 204 ГК РФ, распространив установленные в ней подходы и на другие случаи, когда требование остается не рассмотренным по существу.

Положения ч. 2 ст. 203 ГК РФ определяют последствия, наступающие после перерыва течения срока исковой давности: течение срока исковой давности после перерыва начинается заново; время, истекшее до перерыва, в новый срок исковой давности не засчитывается. Точно такие же положения до вступления в силу части первой ГК РФ содержались в ст. 86 ГК РСФСР.

Ст. 205 ГК РФ предусматривает и регламентирует возможность восстановления срока исковой давности. До вступления в силу части первой ГК РФ соответствующее регулирование сводилось к положению ст. 87 ГК РСФСР, устанавливавшему, что в случае, если суд, арбитраж или третейский суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности, нарушенное право подлежит защите. Точно такое же положение содержалось в п. 1 ст. 43 Основ гражданского законодательства СССР.

В ст. 205 ГК РФ говорится о возможности защиты нарушенного права гражданина, на что обращено внимание в следующем разъяснении, данном в п. 12 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 28 февраля 1995 г. N 2/1 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"[18]: судам следует иметь в виду, что срок исковой давности, пропущенный юридическим лицом, а также гражданином-предпринимателем по требованиям, связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, не подлежит восстановлению независимо от причин его пропуска.

Как предусмотрено в ст. 205 ГК РФ, при пропуске срока исковой давности нарушенное право гражданина подлежит защите только в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска этого срока по обстоятельствам, связанным с личностью истца. Среди таких обстоятельств прямо названы тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.

К таким обстоятельствам отсылают разъяснения, данные в подп. "а" п. 40 Постановления Пленума ВС России от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" в отношении причин, которые могут быть признаны уважительными причинами пропуска срока принятия наследства и признания наследника принявшим наследство. Как указано там же, не являются уважительными такие обстоятельства, как кратковременное расстройство здоровья, незнание гражданско-правовых норм о сроках и порядке принятия наследства, отсутствие сведений о составе наследственного имущества и т.п. Соответственно, указанные обстоятельства не позволяют признать уважительными причины пропуска и срока исковой давности.

В силу прямого указания в ст. 205 ГК РФ условием признания причин пропуска срока исковой давности уважительными является существование соответствующих обстоятельств, связанных с личностью истца, в последние шесть месяцев срока давности. В случае если срок исковой давности является сокращенным и не превышает шесть месяцев, такие обстоятельства должны иметь место в течение такого сокращенного срока давности.

Согласно сохраняющему свою практическую значимость разъяснению, данному в п. 26 Постановления Пленума ВС России от 12 ноября 2001 г. N 15 и Пленума ВАС России от 15 ноября 2001 г. N 18, в случае, когда в ходе судебного разбирательства будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и уважительных причин (если истцом является физическое лицо) для восстановления этого срока не имеется, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Таким образом, прерывание (прекращение) течения срока исковой давности и возобновление течения этого срока после перерыва в полном объеме, а не в оставшейся части, как это предусмотрено для приостановления течения срока исковой давности.

Выводы

Итак, во второй главе было выяснено, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать, во-первых, о нарушении своего права и, во-вторых, о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

В нормативном регулировании приостановления течения срока исковой давности основным нововведением является изменение в регулировании приостановления течения срока исковой давности в случае, когда стороны прибегли к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке.

Положения п. 1 ст. 202 ГК РФ устанавливают четыре основания для приостановления течения срока исковой давности: предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила); истец или ответчик находится в составе Вооруженных Сил РФ, переведенных на военное положение; установление на основании закона Правительством РФ отсрочки исполнения обязательств (мораторий); приостановление действия закона или иного правового акта, регулирующих соответствующее отношение.

Еще одно такое основание предусмотрено п. 3 ст. 202 ГК РФ - обращение сторон к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке. регламентирует приостановление течения срока исковой давности в случае, когда стороны прибегли к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке. Среди таких процедур прямо названы процедура медиации, посредничество, административная процедура и т.п. В соответствии с данным пунктом течение срока исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения процедуры разрешения спора во внесудебном порядке, а при отсутствии такого срока - на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

Прерывание (прекращение) течения срока исковой давности и возобновление течения этого срока после перерыва в полном объеме, а не в оставшейся части, как это предусмотрено для приостановления течения срока исковой давности.

ГЛАВА 3. ПРИМЕНЕНИЕ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

3.1. Последствия истечения срока исковой давности

Статья 199 ГК РФ, регламентируя применение исковой давности, предусматривает, что требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности (п. 1), и устанавливает, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения (ч. 1 п. 2). При этом в ч. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, определено в качестве основания к вынесению судом решения об отказе в иске.

В п. 1 ст. 199 ГК РФ воспроизведено положение ст. 81 ГК РСФСР, устанавливавшее, что требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом, арбитражем или третейским судом независимо от истечения срока исковой давности. Но в статье 82 данного Кодекса содержалось иное положение, нежели то, которое вошло в ч. 1 п. 2 ст. 199 ГК РФ, а именно: исковая давность применяется судом, арбитражем или третейским судом независимо от заявления сторон. Правило о том, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, устанавливалось в п. 1 ст. 43 Основ гражданского законодательства СССР. В отличие от указанной нормы в ч. 1 п. 2 ст. 199 ГК РФ уточнено, что для применения судом исковой давности заявление об этом должно быть сделано до вынесения судом решения.

В соответствии с правовой позицией, выраженной в Постановлении КС России от 14 февраля 2002 г. N 4-П[19], Определениях КС России от 17 октября 2006 г. N 451-О и от 21 декабря 2006 г. N 555-О, а также других решениях КС России, одним из конституционно значимых принципов, присущих гражданскому судопроизводству, является принцип диспозитивности, который означает, что процессуальные отношения в гражданском судопроизводстве возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе непосредственных участников спорного материального правоотношения, имеющих возможность с помощью суда распоряжаться своими процессуальными правами и спорным материальным правом, к которым относится и предусмотренное ст. 199 ГК РФ право на заявление о применении срока исковой давности.

Разъяснения о применении положений п. 2 ст. 199 ГК РФ даны в п. п. 3 - 7 и 26 Постановления Пленума ВС России от 12 ноября 2001 г. N 15 и Пленума ВАС России от 15 ноября 2001 г. N 18. Эти разъяснения содержат ссылки на ранее действующие процессуальные нормы Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1964 г. и Арбитражного процессуального кодекса РФ 1995 г., но сохраняют свою практическую значимость. Исходя из разъяснений, данных в указанном совместном Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России:

- при подготовке дела к судебному разбирательству судья не вправе предлагать какой-либо из сторон представлять доказательства или давать объяснения (в т.ч. в определении судьи о подготовке дела к судебному разбирательству), связанные с пропуском срока исковой давности. Если же заинтересованная сторона (например, ответчик в отзыве на исковое заявление) ссылается на пропуск срока исковой давности, судья вправе в порядке подготовки дела к судебному разбирательству в целях обеспечения его своевременного и правильного разрешения предложить каждой из сторон представить по данному вопросу соответствующие доказательства (п. 3);

- исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре. Сторонами в деле являются истец и ответчик. Граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права, включая право заявить в суде об истечении срока исковой давности. Поэтому судам необходимо иметь в виду, что заявление о пропуске срока исковой давности, сделанное третьим лицом, не является основанием для применения судом исковой давности, если соответствующее заявление не сделано стороной по спору. Заявление о применении исковой давности, сделанное одним из соответчиков, не распространяется на других соответчиков, в т.ч. и при солидарной обязанности (ответственности). Однако суд вправе отказать в удовлетворении иска при наличии заявления о пропуске срока исковой давности только от одного из соответчиков при условии, что в силу закона или договора либо исходя из характера спорного правоотношения требования истца не могут быть удовлетворены (полностью или в части) за счет других соответчиков (например, в случае предъявления иска об истребовании неделимой вещи, находящейся в совместной собственности нескольких лиц) (п. 4);

- учитывая, что законодательством не предусмотрено каких-либо требований к форме заявления стороны в споре о пропуске срока исковой давности, оно может быть сделано как в письменной, так и в устной форме непосредственно в ходе судебного разбирательства. В последнем случае о сделанном заявлении указывается в протоколе судебного заседания (п. 5);

- заявление ненадлежащей стороны о применении срока исковой давности правового значения не имеет (п. 6);

- учитывая, что для правопреемника обязательны все действия, совершенные в процессе до его вступления, в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которого правопреемник заменил, суд применяет исковую давность, если ответчик, которого заменил правопреемник, сделал такое заявление до вынесения решения суда. Повторного заявления правопреемника в данном случае не требуется (п. 7);

- если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и уважительных причин (если истцом является физическое лицо) для восстановления этого срока не имеется, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с ч. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске (п. 26).

В пункте 3 ст. 199 ГК РФ установлен запрет совершения односторонних действий, направленных на осуществление права, срок исковой давности для защиты которого истек. При этом в качестве таких односторонних действий непосредственно указаны зачет, безакцептное списание денежных средств, обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке и т.п.

Данный пункт введен Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ в рамках реализации следующего предложения, обозначенного в п. 7.2 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации: на практике встречаются ситуации, когда субъект, обладающий требованием, по которому истек срок исковой давности, - так называемым задавненным требованием, реализует его односторонне во внесудебном порядке (путем безакцептного списания денежных средств, удержания имущества должника и др.); тем самым должник в натуральном обязательстве лишается возможности защитить свой интерес ссылкой на исковую давность; действующее гражданское законодательство учитывает указанный интерес должника только в единичных случаях (например, запрещая в ст. 411 части первой ГК РФ зачет по задавненному требованию); необходимо рассмотреть вопрос об установлении запрета внесудебной односторонней реализации задавненного требования в качестве общего правила.

Упомянутая статья 411 ГК РФ устанавливает, что не допускается зачет требований в т.ч. в случае, когда по заявлению другой стороны к требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истек. Согласно рекомендации, изложенной в п. 10 Обзора практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований, направленного информационным письмом Президиума ВАС России от 29 декабря 2001 г. N 65[20], при этом сторона, получившая заявление о зачете, не обязана заявлять о пропуске срока исковой давности контрагенту, т.к. исковая давность может быть применена только судом, который применяет ее при наличии заявления при рассмотрении соответствующего спора (п. 2 ст. 19 ГК РФ).

Статья 207 ГК РФ регламентирует применение исковой давности к дополнительным требованиям, среди которых в п. 1 ст. 207 ГК РФ прямо названы проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п. требования. Статья изложена Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ полностью в новой редакции, включающей в себя два пункта. В прежней (первоначальной редакции статьи устанавливалось лишь то, что с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т.п.). Точно такое же положение до вступления в силу части первой ГК РФ содержалось в ст. 91 ГК РСФСР с той лишь разницей, что среди видов дополнительных требований не был назван залог.

Соответственно, в п. 1 ст. 207 ГК РФ по сравнению с  той же статьей в прежней редакции расширен перечень дополнительных требований - в него включено требование процентов. Однако, речь идет о нововведении лишь на законодательном уровне. Ранее о таком дополнительном требовании говорилось в следующих сохраняющих свою практическую значимость разъяснениях, данных в п. п. 24 и 25 Постановления Пленума ВС России от 12 ноября 2001 г. N 15 и Пленума ВАС России от 15 ноября 2001 г. N 18:

- поскольку с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям, судам следует иметь в виду, что, в частности, при истечении срока исковой давности по требованию о возврате или уплате денежных средств истекает срок исковой давности по требованию об уплате процентов, начисляемых в соответствии со ст. 395 части первой ГК РФ; при истечении срока исковой давности по требованию о возвращении неосновательного обогащения (ст. ст. 1104, 1105 части второй ГК РФ) истекает срок исковой давности по требованию о возмещении неполученных доходов (п. 1 ст. 1107 части второй ГК РФ);

- исковая давность на взыскание процентов, уплачиваемых заемщиком на сумму займа в размере и в порядке, определяемых пунктом 1 ст. 809 части второй ГК РФ, истекает в момент истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы займа (кредита). При этом, если стороны договора займа (кредита) установили в договоре, что указанные проценты подлежат уплате позднее срока возврата основной суммы займа (кредита), срок исковой давности по требованию об уплате суммы таких процентов, начисленных до наступления срока возврата займа (кредита), исчисляется отдельно по этому обязательству и не зависит от истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы займа (кредита).

Нововведением Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ, вошедшим в п. 1 ст. 207 ГК РФ, также является положение, устанавливающее, что с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по тем дополнительным требованиям, которые возникли после истечения срока исковой давности по главному требованию.

Пункт 2 ст. 207 ГК РФ содержит еще одну новеллу Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ, согласно которой в случае пропуска срока предъявления к исполнению исполнительного документа по главному требованию срок исковой давности по дополнительным требованиям считается истекшим. Как отмечалось в пояснительной записке к проекту Федерального закона N 47538-6, уравнивается пропуск исковой давности и пропуск срока на предъявление исполнительного листа к принудительному исполнению (иногда этот срок называют "исполнительной давностью") исходя из того, что в обоих случаях должны наступать одинаковые последствия применительно к дополнительным требованиям; в обоих случаях невозможность принудительного осуществления основного требования будет означать невозможность принудительного осуществления дополнительного требования.

Изложенные нововведения Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ обусловлены реализацией следующих предложений, обозначенных в п. 7.7 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации:

- требует совершенствования регулирование исковой давности по дополнительным требованиям. Подобная норма известна иностранным правопорядкам и имеет целью недопущение ситуации, при которой основное требование утрачивает принудительную защиту в судебном порядке, а дополнительное требование могло бы ее сохранить, поскольку чаще всего дополнительное требование отличается по срокам возникновения от возникновения основного требования;

- перечень дополнительных требований, предусмотренный в ст. 207 ГК РФ, необходимо дополнить указанием на требования о процентах как наиболее распространенный в обороте вид дополнительных требований;

- исходя из упомянутой выше цели, необходимо дополнить ст. 207 ГК РФ указанием на то, что пропуск срока на предъявление к принудительному исполнению исполнительного листа о взыскании основного долга (основного требования) должен влечь истечение срока исковой давности по дополнительным требованиям;

- принимая во внимание те же соображения, следует установить в законе правило о том, что дополнительные требования, возникшие после истечения срока исковой давности по основному требованию, рассматриваются как требования, по которым пропущен срок исковой давности (ст. ст. 199, 206 ГК РФ).

В отношении применения исковой давности к дополнительным требованиям необходимо также учитывать следующее сохраняющее свою практическую значимость разъяснение, данное в п. 23 Постановления Пленума ВС России от 12 ноября 2001 г. N 15 и Пленума ВАС России от 15 ноября 2001 г. N 18: признание обязанным лицом основного долга, в т.ч. в форме его уплаты, само по себе не может служить доказательством, свидетельствующим о признании дополнительных требований кредитора (в частности, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами), а также требований по возмещению убытков, и, соответственно, не может расцениваться как перерыв течения срока исковой давности по дополнительным требованиям и требованию о возмещении убытков.

Таким образом, применение исковой давности предусматривает, что требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности, и устанавливает, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. При этом в ч. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, определено в качестве основания к вынесению судом решения об отказе в иске.

 

 

 

3.2. Применение исковой давности в судебной практике

 

 

Нередко исковое заявление включает требования, которые могли бы составить предмет отдельного иска. При этом срок исковой давности по ним короче срока по остальным требованиям и уже пропущен на момент обращения в суд. Этот весьма острый вопрос судебной практики пока не получил однозначного решения.

Нередко в предмет доказывания по тому или иному иску входят обстоятельства, которые при определенных условиях могут стать предметом самостоятельного иска. Сложность подобных ситуаций состоит в том, что срок исковой давности по заявленному иску и срок давности, который применялся бы, будь подлежащее доказыванию обстоятельство предметом самостоятельного иска, различаются.

Срок исковой давности по виндикационному иску, как известно, составляет три года. А срок исковой давности по иску о признании оспоримой сделки недействительной составляет один год. Допустим, истец по виндикационному иску утверждает, что приобретатель имущества является незаконным владельцем, поскольку он приобрел вещь у лица, которое получило эту вещь от истца по сделке, совершенной с применением насилия по отношению к истцу. Виндикационный иск заявлен по истечении двух лет с момента совершения сделки между истцом и неуправомоченным отчуждателем, при этом она не была признана недействительной в судебном порядке. Возникает вопрос: как относиться к заявлению ответчика по виндикационному иску об отказе в иске на том основании, что сделка между истцом и неуправомоченным отчуждателем не была признана недействительной в судебном порядке, а срок исковой давности для оспаривания такой сделки истек.

Акционером предъявлен иск о признании крупной сделки недействительной, поскольку решение общего собрания акционеров, одобрившего сделку, по его мнению, является недействительным. В подтверждение истец ссылается на то, что он владеет 40% акций данного акционерного общества, уведомления о проведении собрания он не получал, а если бы он принял участие в собрании, то голосовал бы против одобрения сделки, что повлияло бы на исход голосования. Иск заявлен через восемь месяцев с момента проведения собрания и с момента совершения сделки. Как относиться к заявлению ответчика о том, что в иске следует отказать, так как решение собрания не признано недействительным в судебном порядке, а срок исковой давности для оспаривания решения собрания (шесть месяцев) истек.

Аналогичная ситуация может сложиться и тогда, когда инвесторы требуют возмещения убытков, причиненных размещением недостоверной информации в проспекте ценных бумаг. Данный факт может быть основанием для признания выпуска ценных бумаг. Однако срок исковой давности по таким требованиям составляет три года (п. 3 ст. 22 Закона о рынке ценных бумаг), а срок исковой давности для оспаривания выпуска ценных бумаг равен трем месяцам с момента регистрации отчета об итогах выпуска (п. 10 ст. 26 Закона о рынке ценных бумаг).

Итак, допустимо ли использовать описанные основания иска без оспаривания их в самостоятельном процессе (например, вправе ли истец по виндикационному иску ссылаться на то, что сделка между ним и неуправомоченным отчуждателем (в первом примере) была совершена с применением насилия, если истец не признал эту сделку недействительной в самостоятельном процессе)? И если да, то может ли послужить защитой против такого иска ссылка на истечение срока исковой давности по данному основанию? Заранее условимся, что срок исковой давности по заявленному исковому требованию будем называть "давность по иску", а срок исковой давности, который бы применялся, если бы основание иска являлось предметом другого иска, - "давность по основанию".

На первый из поставленных вопросов следует ответить положительно: указанные основания иска применимы и без их оспаривания в самостоятельном судебном процессе.

Как известно, основанием иска являются юридические факты - причины возникновения между истцом и ответчиком спорного материального правоотношения, о существовании которого заявляет истец. С этих позиций, например, недействительность решения собрания акционеров об одобрении крупной сделки, безусловно, является обстоятельством, на котором истец по иску о признании крупной сделки недействительной вправе строить свои требования.

Процессуальный закон не обязывает истца доказывать основания своих исковых требований в самостоятельном судебном процессе и не считает судебное решение единственно возможным допустимым доказательством основания иска. Безусловно, ссылкой на судебное решение можно доказывать те или иные обстоятельства. Но судебное решение не будет иметь решающего значения для доказывания. Исключением являются те случаи, когда судебный акт имеет преюдициальное значение, т.е. установленные в мотивировочной части судебного решения факты не подлежат доказыванию в новом процессе между теми же самыми лицами.

Однако судебное решение об оспаривании основания другого иска лишь в исключительных случаях будет иметь преюдициальное значение, что вытекает из приведенных примеров. Состав лиц, участвующих в деле об оспаривании основания другого иска и в процессе по этому другому иску, разный. Так, ответчиком по иску о признании решения общего собрания акционеров недействительным является само акционерное общество, а по иску о признании недействительной крупной сделки - не только само акционерное общество, но и другая сторона этой сделки. Для другой стороны решение суда по иску о признании недействительным решения общего собрания акционеров об одобрении крупной сделки не будет иметь преюдициального значения. Это означает, что истцу придется заново доказывать недействительность решений данного собрания. Правда, к тому времени будет вынесено решение суда о признании недействительными этих решений, и у истца в руках уже будет одно доказательство - судебный акт. Но в данном случае он будет иметь лишь значение одного из доказательств.

Суд, таким образом, превращается из органа защиты права в сборщика доказательств. В самом деле, само по себе решение суда о признании недействительным основания будущего иска для истца не представляет интереса: при помощи такого иска он и не рассчитывает защищать свои нарушенные права. Это просто невозможно. Права истца будут защищены совсем в другом процессе. Процесс же, связанный с оспариванием основания, для истца - лишь средство добывания доказательств для будущего процесса.

Вряд ли это соответствует целям правосудия. Напротив, можно утверждать, что законодатель стремится избегать ситуаций, когда суд используется в качестве инструмента для получения доказательств, а не для защиты нарушенных прав. И если при установлении фактов, имеющих юридическое значение, выясняется, что это необходимо заявителю для будущей защиты своего права в другом процессе, суд оставляет заявление об установлении фактов, имеющих юридическое значение, без рассмотрения. В определении суд разъясняет сторонам их право установить эти факты при разрешении спора о праве (п. 3 ст. 217 АПК РФ).

Предусмотренная рядом законов презумпция действительности того или иного основания иска до признания его недействительным в судебном порядке не может, полагаем, оказать решающего влияния на развиваемый здесь взгляд. В самом деле, оспоримая сделка считается действительной до тех пор, пока в судебном порядке она не будет признана недействительной (п. 2 ст. 166 ГК РФ). Решение общего собрания является действительным, пока в судебном порядке не будет признана его недействительность (п. 7 ст. 49 Закона об акционерных обществах). Эти положения закона ставят вопрос о том, можно ли доказывать в другом процессе недействительность, например, оспоримой сделки, если она не была признана недействительной в самостоятельном судебном процессе.

Представляется, что это возможно. Ведь решение суда по другому делу, в рамках которого установлена недействительность оспоримой сделки, не повлечет для сторон оспоримой сделки те же последствия, что и решение по делу о признании сделки недействительной. Оспоримость сделки будет установлена в мотивировочной части решения и будет иметь либо доказательственное, либо преюдициальное значение для процесса по иску о признании такой сделки недействительной. На основании подобного судебного решения истец не получит исполнительный лист на взыскание с контрагента всего полученного им. Можно предположить, что закон устанавливает судебный порядок признания оспоримой сделки недействительной, лишь имея в виду последующую реституцию по данной сделке. Но истцу вовсе не запрещено доказывать свои требования, ссылаясь на обстоятельства, которые считаются действительными, пока в судебном порядке не доказано иное.

Поэтому предлагаемый подход вовсе не противоречит упомянутым нормативным актам и положениям законов, поскольку установление недействительности оспоримой сделки в мотивировочной части решения не означает судебного признания такой сделки недействительной, поскольку последствия этих двух решений различны.

Итак, не существует теоретических или практических препятствий для оспаривания основания иска в том же процессе, в котором рассматривается данный иск, несмотря на закрепленную в законе возможность самостоятельного судебного оспаривания подобного основания иска.

Теперь перейдем к вопросу о том, какое значение для дела имеет заявление ответчика о пропуске срока исковой давности по основанию, если срок исковой давности по иску не истек.

На наш взгляд, истечение срока давности по основанию не может быть препятствием к судебному установлению недействительности этого основания. Данный вывод можно сделать посредством толкования положений ст. 195 ГК РФ. Исковая давность представляет собой срок для защиты нарушенного права лица. Срок исковой давности, стало быть, имеет отношение лишь к способу защиты права. Утверждение истца о недействительности, например, решения общего собрания акционеров в процессе по иску о признании недействительной крупной сделки не является реализацией способа защиты нарушенного права. Истец требует признать недействительной сделку, поскольку считает, что его права нарушены ее совершением. Именно за защитой от данного нарушения истец обращается в суд. Возможно, что права истца в приведенном примере нарушены также и решением собрания акционеров, но истец не обращается за их защитой в данном судебном процессе. Вывод суда о недействительности решений общего собрания не войдет в резолютивную часть решения. Правоотношения между акционером и обществом в связи с организацией и проведением общего собрания не изменятся вследствие решения суда о признании крупной сделки недействительной.

В первом нашем примере покупатель по сделке, совершенной продавцом с использованием обмана, не будет стороной спорного материального правоотношения в процессе по виндикационному иску, несмотря на то что в этом процессе решается вопрос о действительности сделки между ним и истцом. Покупатель будет занимать процессуальное положение третьего лица без самостоятельных требований в отношении предмета спора. Это означает, среди прочего, что покупатель не может признать справедливыми требования истца о признании сделки недействительной. Такое признание просто не будет принято судом во внимание, поскольку оно сделано ненадлежащим лицом. Аналогичным образом утверждение истца о недействительности собрания акционеров во втором из приведенных примеров не представляет собой способа защиты его прав. Поэтому ответчик не может возражать против таких утверждений ссылками на истечение срока исковой давности. Указанные аргументы будут уместны только в процессе по иску о признании решений собрания недействительными.

Таким образом, если срок исковой давности по основанию менее срока исковой давности по иску, ссылки ответчика по иску на истечение срока давности по основанию не должны приводить к отказу в иске. В подобных случаях следует исходить из срока исковой давности по иску.

Лицо, чьи права нарушены, вправе обратиться в суд и в судебном порядке отстоять свои права. Что же происходит со сроком исковой давности при обращении в суд? Ответ на этот вопрос содержится в ст. 204 ГК РФ. Из норм данной статьи следует, что срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права.

При оставлении судом иска без рассмотрения течение срока исковой давности, начавшееся до предъявления иска, продолжается в общем порядке, если иное не вытекает из оснований, по которым осуществление судебной защиты права прекращено.

В Постановлении ФАС ЦО от 18.01.2013 № А35-3215/2012 суд указал, что в силу абз. 1 ст. 204 ГК РФ, если иск оставлен судом без рассмотрения, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжается в общем порядке. По мнению суда, это правило (в сопоставлении с абз. 2 ст. 204 ГК РФ) означает, что начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжается в общем порядке, то есть не признается, что имел место перерыв срока исковой давности (приостановление срока), и, соответственно, при его исчислении не исключается время со дня предъявления иска до дня вынесения определения суда об оставлении этого иска без рассмотрения. Аналогичная позиция содержится в постановлениях Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2012 №А35-3215/2012от 28.11.2012 №А08-4980/2012Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.09.2012 №17АП-8742/2012-ГК и других судебных актах).

Если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения.

Если после оставления иска без рассмотрения не истекшая часть срока исковой давности составляет менее шести месяцев, она удлиняется до шести месяцев, за исключением случаев, если основанием оставления иска без рассмотрения послужили действия (бездействие) истца.

Положения ст. 204 ГК РФ существенно расширились по сравнению с редакцией, действующей до 1 сентября 2013 года. Положения о том, в каком порядке исчисляется срок исковой давности, если иск (не касается уголовного права) оставлен судом без рассмотрения, в данной статье отражены не были.

Если срок исковой давности пропущен, то предъявление претензий к другой стороне сделки невозможно. В качестве примера можно привести Постановление ФАС ВВО от 08.06.2012 № А11-4655/2011. В нем рассматривалась следующая ситуация. Арендодатель и арендатор заключили договор аренды недвижимого имущества, согласно которому арендатор принял в пользование часть нежилых помещений. Дополнительным соглашением стороны изменили условия договора в части площади помещений, передаваемых в аренду, и сумму арендных платежей. В нем же был отражен долг, который арендатор обязался погасить в установленный период и по приведенному графику. Через какое-то время стороны досрочно расторгли договор аренды.

Решением Арбитражного суда с арендатора была взыскана задолженность по арендной плате, а также проценты за пользование чужими денежными средствами. Арендатор, не согласившись с таким решением, обратился в суд. Он посчитал, что договор недвижимого имущества является недействительным, поскольку был заключен под влиянием заблуждения (ему обманным путем навязаны условия договора о внесении гарантийного платежа), а площадь арендуемых помещений была рассчитана неправильно. Данные обстоятельства послужили основанием для обращения в арбитражный суд с настоящим иском.

Судебная защита нарушенных гражданских прав гарантируется в пределах срока исковой давности (ст. 195 ГК РФ).

В силу положений ст. 178, п. 2 ст. 181, п. 2 ст. 199, п. 1 ст. 200 ГК РФ течение годичного срока исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Из материалов дела следует, что в качестве основания для признания оспариваемой сделки недействительной арендатор указал на включение в договор аренды обманным путем условия о гарантийном платеже. Данный факт стал известен арендатору после получения своего экземпляра договора аренды с подписью представителя арендодателя, следовательно, именно с этого момента он мог и должен был узнать об обстоятельствах, на которые ссыла­ется.

Ссылка арендатора на необходимость исчисления срока исковой давности с момента прекращения договора аренды необоснованна и, кроме того, не имеет значения, поскольку на момент подачи искового заявления срок исковой давности по заявленным требованиям в любом случае истек.

Истечение срока исковой давности в соответствии с п. 2 ст. 199 ГК РФ, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием для вынесения судом решения об отказе в иске.

Таким образом, судебная практика подтверждает сложность применения исковой давности.

Вывод

Итак, применение исковой давности на практике регламентирует ст. 199 ГК РФ. Она предусматривает, что требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности (п. 1), и устанавливает, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения (ч. 1 п. 2). При этом в ч. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, определено в качестве основания к вынесению судом решения об отказе в иске.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе исследования было выяснено, что установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить (ст. 190 ГК РФ). Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 195 ГК РФ).

Как определено ст. 191 ГК РФ, на следующий день после календарной даты, установленной определенным периодом времени, или наступления события, которыми определено начало исчисления срока исковой давности, начинает исчисляться срок исковой давности.

Как установлено ст. 196 ГК РФ, общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со ст. 200 ГК РФ. При этом срок исковой давности не может превышать 10 лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок установлен. Ранее такого ограничения срока ст. 196 ГК РФ не устанавливала.

Начало течения срока исковой давности установлено ст. 200 ГК РФ. В этой статье сказано, что если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

По обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает исчисляться со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования. При этом срок исковой давности не может превышать 10 лет со дня возникновения обязательства.

По регрессным обязательствам течение срока исковой давности начинается со дня исполнения основного обязательства.

Для отдельных видов требований, например таких, как уклонение от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки, признание сделки недействительной, давность по искам о ненадлежащем качестве работы, устанавливаются специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком. В частности, относительно нотариального удостоверения сделки или ее государственной регистрации ст. 185 ГК РФ установлено следующее. Сторона, необос­нованно уклоняющаяся от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки, должна возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой в совершении или регистрации сделки. Срок исковой давности по этому требованию составляет один год, тогда как общий срок исковой давности по нормам ст. 196 ГК РФ равен трем годам.

В законодательстве установлены случаи приостановления течения срока исковой давности: если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила); если истец или ответчик находится в составе ВС РФ, переведенных на военное положение; в силу установленной на основании закона Правительством РФ отсрочки исполнения обязательств (мораторий); в силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующих соответствующее отношение.

Течение срока исковой давности приостанавливается при условии, что указанные обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние шесть месяцев срока исковой давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев, в течение срока исковой давности.

Если стороны прибегли к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке (процедура медиации, посредничество, административная процедура и т. п.), течение срока исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения такой процедуры, а при отсутствии такого срока – на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

Со дня прекращения обстоятельства, послужившего основанием приостановления течения срока исковой давности, течение ее срока продолжается. Остающаяся часть срока исковой давности, если она составляет менее шести месяцев, удлиняется до шести месяцев, а если срок исковой давности равен шести месяцам или менее шести месяцев, до срока исковой давности.

В результате внесения изменений в ст. 203 ГК РФ течение срока исковой давности при предъявлении иска в установленном порядке не будет прерываться с 1 сентября 2013 года. По нормам данной статьи течение срока исковой давности будет прерываться совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

Помимо главного требования к стороне сделки могут быть предъявлены еще и дополнительные требования. В качестве примера приведем такую ситуацию. Согласно нормам п. 10 ст. 9 Федерального закона от 21.07.2005 №94‑ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» в контракт включается обязательное условие об ответственности поставщика (исполнителя, подрядчика) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, определенного контрактом. В качестве ответственности за неисполнение, ненадлежащее исполнение контракта может быть предусмотрена уплата штрафа, неустойки, пени.

Как установлено новой редакцией ст. 207 ГК РФ, с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т. п.), в том числе возникшим после истечения срока исковой давности по главному требованию.

В случае пропуска срока предъявления к исполнению исполнительного документа по главному требованию срок исковой давности по дополнительным требованиям считается истекшим.

Несмотря на нововведения в законодательстве остается проблема в правоприменительной практике. Нередко возникают ситуации, когда суды по-разному подходят к толкованию правовой природы сроков, связанных с обращением в суд за защитой нарушенного права, что приводит к нарушению единообразия в толковании правовых норм, и противоречивому характеру судебной практики. Кроме того, серьезные трудности для добросовестных субъектов гражданских правоотношений вызывает применение норм права, регламентирующих исчисление сроков исковой давности, а именно вопросы определения начала течения срока исковой давности; приостановления перерыва и восстановления исковой давности, некоторые вопросы применения исковой давности к вещным и обязательственным правам, а также иные важные для правоприменения вопросы исковой давности.

В правоприменительной практике при определении момента начала течения срока исковой давности возникают ситуации, когда заинтересованное лицо не может воспользоваться эффективным механизмом судебной защиты своих прав по причине истечения исковой давности, не зная и не имея реальной возможности знать о факте нарушения права. Это обусловливается тем обстоятельством, что в отдельных законодательных нормах для подобных лиц установлен объективный критерий исчисления исковой давности, связанный не с осведомленностью заинтересованного лица о нарушении своего права, а с конкретным юридическим фактом.

Предлагается выработать в нормах действующего гражданского законодательства компромиссную модель правового регулирования, ограничив сферу действия объективного критерия для указанных лиц, и предусматривая его только для лиц, которые имели реальную возможность быть осведомленными о нарушении своего права. С нашей точки зрения, объективный критерий начала исчисления срока исковой давности следует устанавливать в целях обеспечения стабильности гражданского оборота и лишь в той мере, в которой он не ограничивает прав его участников на судебную защиту.

Кроме того, принимая во внимание противоречия, имеющие место в судебной практике, в целях удобства применения субъективного критерия определения начала течения исковой давности, рекомендуется на законодательном уровне либо на уровне акта официального толкования конкретизировать правила исчисления исковой давности для юридического лица, связав его с моментом осведомленности исполнительного органа юридического лица о моменте нарушения права юридического лица.

Анализ законодательства и правоприменительной практики свидетельствует о необходимости расширения перечня оснований восстановления срока исковой давности, поскольку условия восстановления срока исковой давности, которые предусмотрены действующим законом, делают этот институт крайне неэффективным и нередко влекут объективную невозможность восстановить пропущенный срок даже при обстоятельствах, очевидно свидетельствующих о невозможности своевременного обращения в суд за защитой нарушенного права.

Предлагается предоставить юридическим лицам правовую возможность восстанавливать пропущенный срок исковой давности при наличии определенных обстоятельств, уравняв их в этой части в правах с гражданами.

Полное и безоговорочное лишение юридических лиц права восстанавливать исковую давность независимо от причин ее пропуска не является правильным и ограничивает их права на судебную защиту.

Кроме того, целесообразно конкретизировать перечень оснований для восстановления исковой давности, исключив из редакции статьи 205 ГК РФ формулировки «по обстоятельствам, связанным с личностью истца», а также приблизительный перечень оснований для восстановления исковой давности Однако для недопущения дестабилизации гражданского оборота установить предельный срок (по предложению автора данный срок составляет 3 года), исчисляемый с момента истечения исковой давности, в течение которого заинтересованное лицо имеет право заявить в суде о восстановлении исковой давности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативные правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации, принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. № 237. 25.12.1993.
  2. Гражданский кодекс РФ (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // Российская Газета. № 238-239 от 08.12.1994.
  3. Гражданский кодекс РФ. Часть 3. Федеральный закон от 26.11.2001 № 146-ФЗ // Российская газета. № 233 от 28.11.2001.
  4. Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // Российская газета. №137 от 27.07.2002.
  5. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // Российская газета. № 220 от 20.11.2002.
  6. Федеральный закон от 30 июня 2003 г. N 87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности" // СПС «Гарант»
  7. Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" // СПС «Гарант»
  8. Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 194-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" // СПС «Гарант»
  9. Федеральный закон от 29 ноября 2010 г. N 313-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации"// СПС «Гарант»
  10. Указ Президента РФ от 18 июля 2008 г. N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации"// СПС «Гарант»
  11. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 16 ноября 2012 г. N 1150-6 ГД "О порядке рассмотрения проекта Федерального закона N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации"// СПС «Гарант»
  12. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 февраля 1995 г. N 2/1 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // СПС «Гарант»
  13. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 г. N 15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 ноября 2001 г. N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" // СПС «Гарант»
  14. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 6 "Об изменении и дополнении некоторых Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам" // СПС «Гарант»
  15. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" // СПС «Гарант»
  16. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // СПС «Гарант»
  17. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" // СПС «Гарант»
  18. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2012 г. N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве" // СПС «Гарант»
  19. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 июля 2012 г. N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством" // СПС «Гарант»
  20. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 декабря 2012 г. N 29 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции" // СПС «Гарант»

Учебная литература

  1. Гражданское право. Т. I.: Учебник / Под ред. Суханова Е.А. – М.: Волтерс Клувер, 2014. – 836 с.
  2. Гражданское право. Т. I.: Учебник / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М.: Проспект, 2014. – 824 с.
  3. Гражданское право: Учебник Ч. 1. / Под ред. Садикова О.Н. – М.: Инфра-М, 2007. – 823с.
  4. Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Мозолин В.П., Масляев А.И. – М.: Юристъ, 2005. – 712 с.
  5. Гражданское право: Учебник / Под ред. Гонгало Б.М., Илларионовой Т.И., Плетнева В.А. – М.: Норма, 2004. – 734 с.
  6. Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. Белова В.А. – М.: Статут, 2013. – 784 с.
  7. Гражданские законы (Свод законов. Т. 4. Ч. 1) с разъяснением их по решениям Правительствующего Сената. 15-е изд., испр. и доп. СПб., 1884. С. 207 - 212.
  8. Гражданский кодекс Российской Федерации. Сделки. Решения собраний. Представительство и доверенность. Сроки. Исковая давность. Постатейный комментарий к главам 9 – 12 // под ред. П.В. Крашенинникова. – М.: Статут, 2013.
  9. Гукасян Р.Е. Правовое регулирование исковой давности // Российская юстиция. – 2008. – № 3. – С. 20.
  10. Кириллова М.Я., Крашенинников П.В. Сроки в гражданском праве. Исковая давность. – М.: Статут, 2006. – 420 с.
  11. Комментарий к ГК РФ, части первой (постатейный) / Под ред. Садиков О.Н. – М.: Инфра-М. 2013. – 876 с.
  12. Комментарий к ГК РФ, части первой / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. – М.: Юрайт, 2008. – 884 с.
  13. Кодификация российского гражданского законодательства: Свод законов гражданских Российской империи, проект Гражданского уложения Российской империи, Гражданский кодекс РСФСР 1922 года, Гражданский кодекс РСФСР 1964 года. Екатеринбург: Изд-во Института частного права, 2003. С. 341 - 342.
  14. Лебедева К.Ю. Исковая давность в системе гражданско-правовых сроков: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – Томск., 2003. – 42 с.
  15. Мотовиловкер Е.Я. Предмет исковой давности // Журнал российского права. – 2008. – № 6. – С. 36.
  16. Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. Мозолина В.П., Малеиной М.Н. – М.: Норма, 2013. – 732 с.
  17. Никитина М.И. Об исковой и приобретательной давности / Отв. ред. Сундуков Ф.Р. – М.: Юнити, 2008. – 176 с.
  18. Сарбаш С. Проблемы сокращения сроков исковой давности // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 17. – С. 7.
  19. Терещенко Т.А. Исковая давность и иные гражданско-правовые и гражданско-процессуальные сроки // Юрист. – 2011. – № 12. – С. 15.
  20. Ушаков А.А. Комментарий к подразделу 5 "Сроки. Исковая давность" раздела I "Общие положения" части первой Гражданского кодекса РФ (главы 11 "Исчисление сроков" и 12 "Исковая давность") (постатейный) // СПС «Консультант», 2013.
  21. Фаршатов И.А. Исковая давность. Законодательство: теория и практика. – М.: Городец, 2013. – 476 с.
  22. Французский гражданский кодекс / Научное редактирование и предисловие канд. юрид. наук Лаврова Д.Г., перевод с французского Жуковой А.А., Пашковской Г.А. – СПб.: Питер, 2004. – 1672 с.
  23. Энгельман И.Е. О давности по русскому гражданскому праву: историко-догматическое исследование.– М.: Статут, 2003. – 534 с.

[1] Энгельман И.Е. О давности по русскому гражданскому праву: Историко-догматическое исследование (в сер. "Классика российской цивилистики"). М.: Статут, 2003. С. 320.

[2] Гражданские законы (Свод законов. Т. 4. Ч. 1) с разъяснением их по решениям Правительствующего Сената. 15-е изд., испр. и доп. СПб., 1884. С. 207 - 212.

[3] Кодификация российского гражданского законодательства: Свод законов гражданских Российской империи, проект Гражданского уложения Российской империи, Гражданский кодекс РСФСР 1922 года, Гражданский кодекс РСФСР 1964 года. Екатеринбург: Изд-во Института частного права, 2003. С. 341 - 342.

[4] Гражданский кодекс Российской Федерации. Сделки. Решения собраний. Представительство и доверенность. Сроки. Исковая давность. Постатейный комментарий к главам 9 – 12 // под ред. П.В. Крашенинникова.  – М.: Статут, 2013. – С.125.

[5] СЗ РФ. 2007. N 2. Ст. 408.

[6] ВВАС РФ. 2011. N 2.

[7] ВВАС РФ. 2011. N 2.

[8] СЗ РФ. 2011. N 33. Ст. 4948.

[9] Ушаков А.А. Комментарий к подразделу 5 "Сроки. Исковая давность" раздела I "Общие положения" части первой Гражданского кодекса РФ (главы 11 "Исчисление сроков" и 12 "Исковая давность") (постатейный) // СПС «Консультант», 2013.

[10] СЗ РФ. 2002. N 2. Ст. 133.

[11] СЗ РФ. 2002. N 2. Ст. 133.

[12] РГ. 2009. 18 февраля. N 27.

[13] Ушаков А.А. Комментарий к подразделу 5 "Сроки. Исковая давность" раздела I "Общие положения" части первой Гражданского кодекса РФ (главы 11 "Исчисление сроков" и 12 "Исковая давность") (постатейный) // СПС «Консультант», 2013.

[14] РГ. 2010. 21 мая. N 109.

[15] СЗ РФ. 2002. N 5. Ст. 375.

[16] СЗ РФ. 2010. N 31. Ст. 4163.

[17] СЗ РФ. 2010. N 31. Ст. 4162.

[18] БВС РФ. 1995. N 5.

[19] СЗ РФ. 2002. N 8. Ст. 894.

[20] ВВАС РФ. 2002. N 3.