Правовое регулирование фармацевтической деятельности в России


 Оглавление

Введение

Раздел 1. Основы правового регулирования фармацевтической деятельности в Российской Федерации

Параграф 1. Правовой статус субъектов и объектов фармацевтической деятельности.

Параграф 2. Государственное регулирование и основные источники фармацевтической деятельности в Российской Федерации

Раздел 2. Особенности правового регулирования рекламы лекарственных средств в Российской Федерации

Параграф 1. Определение рекламы лекарственных средств в российском законодательстве и юридической доктрине

Параграф 2.  Общие требования, предъявляемые к рекламе лекарственных средств по российскому законодательству

Параграф 3. Специальные ограничения, накладываемые на рекламу лекарственных средств, медицинских изделий и медицинских услуг

Параграф 4. Правовое регулирование рекламы лекарственных препаратов в Интернете на территории Российской Федерации

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Развитие фармацевтической отрасли в Российской Федерации берет свое начало в 1990-х годах вплоть до сегодняшнего времени.  Именно с этого периода активно создавалась и совершенствовалась система государственного лекарственного обеспечения и регулирования в условиях рыночной экономики. Происходит процесс развития, расширения законодательной базы, как на федеральном, так и на региональных уровнях. Ведется активная разработка специальных методов и способов государственного регулирования производства, выпуска, ввоза/вывоза,  продажи, распределения, распространения лекарственных средств на территории Российской Федерации.

Одним из наиболее развитых и широко используемых способов продвижения лекарственных средств в фармацевтической деятельности является реклама. Основная причина популярности рекламы заключается в том, что ее основное назначение – довести до потребителей сведения, необходимые для возникновения у них интереса к лекарственному средству путем предоставления информации в сочетании с убеждением и внушением.

В силу того, что лекарственные средства – это особая категория продукции, способная не только помочь человеку в лечении конкретного заболевания, но и серьезно навредить его здоровью (вплоть до летального исхода), законодательство Российской Федерации предусматривает целую совокупность норм, содержащих рекомендации, требования и запреты, накладываемые на рекламу лекарственных средств.

Объектом исследования являются существующие на сегодняшний день нормы права, регулирующие рекламу лекарственных препаратов в Российской Федерации. В качестве предмета будут выступать правоотношения, связанные с рекламой лекарственных препаратов на территории России. Цель исследования заключается в анализе современного российского  нормативного правового регулирования рекламы лекарственных средств, как в реальном, так и в виртуальном мире.

Для достижения поставленной цели предстоит решить следующие задачи:

  1. рассмотреть существующее правовое регулирование фармацевтической деятельности как системы взаимосвязанных с друг другом элементов;
  2. проанализировать структуру законодательной базы Российской Федерации в области рекламы лекарственных средств;
  3. обозначить некоторые пробелы в законодательстве в части правового регулирования рекламы лекарственных средств в интернет-пространстве;
  4. подробно рассмотреть актуальную судебную практику по основным направлениям государственного регулирования рекламы лекарственных средств на территории России.

Данное исследование состоит из двух смысловых частей. В первой, вводной части автор постарался описать общие черты правовой системы фармацевтическую деятельность в целом на территории Российской Федерации. Вторая часть детально рассматривает особенности правового регулирования рекламы лекарственных средств в российском законодательстве с приведением конкретных примеров из судебной практики.

Теоритическую основу исследования составили диссертационные работы Андре А.А. и Волоховой Э.В. о правовом регулировании обращения лекарственных средств в России, а так же исследования, проведенные Лузик Е.В., Нюняевым В.О., Черячукиной и Ю.В, Медянковой Е.В., в отношении основных направлений правового регулирования института рекламы в Российской Федерации.  В качестве нормативной правовой базы были использованы Конституция Российской Федерации, Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", Федеральный закон от 12.04.2010 N 61-ФЗ "Об обращении лекарственных средств", Федеральный закон от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе", Федеральный закон от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Уголовный кодекс Российской Федерации и др.

Правовое регулирование отношений, возникающих при производстве и распространении рекламы лекарственных средств призвано обеспечивать баланс интересов каждой из сторон фармацевтической деятельности: с одной стороны, позволяя субъектам экономической деятельности использовать средства коммуникации с потребителями, и, с другой стороны, обеспечивать гарантии защиты интересов потребителей, устанавливая требования к содержанию рекламной информации и к средствам и интенсивности ее распространения.

Раздел  1. Основы правового регулирования фармацевтической деятельности в Российской Федерации

Параграф 1. Правовой статус субъектов и объектов фармацевтической деятельности

В соответствии со ст. 41 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Основная задача фармацевтической деятельности состоит в том, чтобы снабжать население страны необходимыми лекарственными средствами. Четкое и слаженное выполнение поставленной задачи предоставляет государству возможность обеспечить гарантированное конституционное право. Именно поэтому фармацевтическую деятельность можно смело отнести к одной из наиболее социально значимых отраслей российского нормативного правового регулирования.

В Федеральном законе от 12.04.2010 N 61-ФЗ (ред. от 13.07.2015) "Об обращении лекарственных средств"[1](далее – ФЗ «Об обращении лекарственный средств») содержится определение «фармацевтической деятельности»[2].

С соответствии с этим определением объектами фармацевтической деятельности признаются лекарственные средства, которые, в свою очередь, делятся на  фармацевтические субстанции и лекарственные препараты. Юридическая доктрина наравне с законодателем в качестве объектов фармацевтической деятельности подразумевает лекарственные средства (например, см. работы Мохова А.А.[3], Масловой[4] В.В., Андре[5] А.А.)).

 В соответствии со ст. 4 ФЗ «Об обращении лекарственных средств» лекарственные средства – «вещества или их комбинации, полученные из крови, плазмы крови, из органов, тканей организма человека или животного, растений, минералов методами синтеза или с применением биологических технологий, которые вступают в контакт с организмом человека (проникают в органы, ткани организма) с целью профилактики, диагностики, лечения заболевания, реабилитации, для сохранения, предотвращения или прерывания беременности». Под «фармацевтической  субстанцией» законодатель понимает. «Лекарственными препаратами» признаются (п. 4 ст. 4 ФЗ «Об обращении лекарственных средств»).

Данное российским законодателем определение «лекарственного средства», «фармацевтической субстанции», «лекарственного препарата», в целом, соответствует соотношению этих терминов зарубежом. Так, например, в США термину «лекарственное средство» («лекарство») соответствует термин drug /pharmaceutical, под которым подразумеваются преимущественно вещества, полученные путем химического синтеза и некоторые биотехнологические средства. Помимо этого «выделяют также термин biologics (во множественном числе), подразумевающий под собой вирус, терапевтическую сыворотку, токсин, антитоксин, вакцину, кровь, компонент крови и препарат крови, аллерген, белок, за исключением химических синтезированных полипептидов, или аналогичный препарат. Соответственно, фармацевтической субстанции соответствуют термины drug substance и biological substance, а лекарственному препарату – drug product и biological product»[6].

В ЕС[7] термин «лекарственное средство» («лекарство») эквивалентен термину drug/pharmaceutical/medicine. «Фармацевтическая субстанция — это исключительно active substance (активное вещество), а лекарственный препарат — исключительно medicinal product»[8]. Главное отличие между российским законодательством и законодательствами ЕС и США заключается в отсутствии у последних официального закрепления определения «лекарственного средства», как обобщающего термина.

Согласно ст. 52 ФЗ "Об обращении лекарственных средств" законодатель предоставил право заниматься фармацевтической деятельностью исчерпывающему кругу лиц. Рассмотрим каждое из них в отдельности, опираясь на определения, введенные законодателем в статье 4 ФЗ «Об обращении лекарственных средств»:

  • Организации оптовой торговли лекарственными средствам –
  • Аптечные организации
  • Медицинские организации

Помимо юридических лиц фармацевтической деятельностью также могут заниматься и физические лица (п. 2 ст. 52 ФЗ «Об обращении лекарственных средств»). Однако для них обязательными условиями является:

1) «наличие у такого лица документов о получении фармацевтического образования в Российской Федерации в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами, утверждаемыми в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, и имеющие свидетельство об аккредитации специалиста»;

С 1 января 2016 г. также ужесточились меры ответственности в отношении  лиц, незаконно занимающихся фармацевтической деятельностью. Так, ст. 235 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) предусмотрено, что «осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности лицом, не имеющим лицензии на данный вид деятельности, при условии, что такая лицензия обязательна, если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью человека, наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок. А то же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок»[9].

Помимо перечисленных субъектов фармацевтической деятельности в фармацевтической сфере есть еще две категории участников, позиция которых задает курс дальнейшего развития всей фармацевтической деятельности в Российской Федерации – медицинские работники (чаще всего врачи) и потребители лекарственных средств. Именно врачи назначают то или иное лекарственное средство при консультации пациентов, а сами пациенты-потребители лекарственных средств решают покупать его или нет, тем  самым увеличивая или, наоборот, уменьшая спрос на конкретные лекарственные средства[10].  Фармацевтические компании, являясь субъектами фармацевтической деятельности, активно взаимодействуют с врачебным сообществом путем организации различных конференций, симпозиумов, посещения врачей, а также спонсирования выезда видных деятелей медицинской науки на международные конгрессы. С потребителями лекарственных средств напрямую взаимодействуют все субъекты фармацевтической деятельности за исключением самих производителей лекарственных препаратов. Отношения, складывающиеся между медицинскими работниками, потребителями лекарственной продукции и субъектами фармацевтической деятельности, отдельно урегулированы законодательством Российской Федерации.

Подводя итог, можно сделать вывод о том, что фармацевтическая деятельность представляет собой сформированную систему, составные части которой тесно связаны между собой и активно взаимодействуют друг с другом. Основной функцией фармацевтической деятельности является утоление потребностей граждан Российской Федерации в обеспечении их лекарственными средствами и оказанием квалифицированной медицинской помощи, гарантированной Конституцией Российской Федерации.

Параграф 2. Государственное регулирование и основные источники фармацевтической деятельности в Российской Федерации

Государство, в лице компетентных органов, осуществляет охрану публичных интересов в сфере предпринимательской деятельности, в том числе и фармацевтической. Несмотря на высокое значение государственного регулирования предпринимательской деятельности в действующем законодательстве не существует определения этого понятия. В юридической литературе также отсутствует единое понятие «государственного регулирования» в целом, и предпринимательской деятельности в частности.

Так, например, М.Н. Марченко считает, что термины «государственное регулирование» и «государственное управление» тесно взаимосвязаны между собой: автор рассматривает первое, как одно из проявлений второго[11]». Соглашаясь с позицией М.Н. Марченко, Г.В. Атамчук отмечает, что «в государственном управлении осуществляется прямое практическое регулирование… управление представляет собой целеполагающее (сознательное, преднамеренное, продуманное), организующее и регулирующее воздействие людей на собственную общественную, коллективную и групповую жизнедеятельность, осуществляемое как непосредственно (в формах самоуправления), так и через специально созданные структуры»[12].

И.А. Смагина утверждает, что под «государственным регулированием предпринимательской деятельности» следует понимать «деятельность государства в лице его органов, направленную на реализацию государственной политики в сфере осуществления предпринимательской деятельности»[13]. Белых В.С. поддерживает эту точку зрения, определяя регулирование предпринимательской деятельности как «государственное воздействие в отношении определённых субъектов предпринимательства с целью недопущения, изменения или прекращения хозяйственной ситуации определённого рода или, напротив, поддержания ее соответствующего состояния»[14]. Автор данной работы соглашается с последним определением, находя его наиболее полным и содержательным.

На сегодняшний день государственное регулирование отношений в фармацевтической сфере осуществляется по нескольким направлениям:

  • на этапе государственной регистрации лекарственных средств;
  • лицензирования отдельных видов деятельности в сфере обращения лекарственных средств;
  • аттестации и сертификации специалистов, работающих в этой сфере;
  • осуществления государственного контроля производства, изготовления, качества, эффективности и безопасности лекарственных средств;
  • государственного регулирования цен на лекарственные средства[15].

В Российской Федерацией государственное регулирование отношений, связанных с фармацевтической отраслью, осуществляется федеральным органом исполнительной власти – Министерством здравоохранения Российской Федерации. Согласно Регламенту Министерства, к основным функциям Министерства здравоохранения относятся: выработка и реализация государственной политики и нормативно-правовое регулирование в сфере здравоохранения, обращения лекарственных средств для медицинского применения, фармацевтической деятельности, включая обеспечение качества, эффективности и безопасности лекарственных средств для медицинского применения, обращения медицинских изделий, санитарно-эпидемиологического благополучия[16].

Особое внимание стоит обратить на нормативно-правовую базу фармацевтической сферы, соблюдение норм которой является обязательным условием при осуществлении государственного регулирования фармацевтической деятельности.

К основным источникам правового регулирования отношений в сфере фармацевтической деятельности относятся:

  • Конституция Российской Федерации (см. ст. 7, ст. 41);
  • Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации";
  • Федеральный закон от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения";
  • Федеральный закон от 04.05.2011 N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности";
  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных», Федеральный закон от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе");
  • Постановление Правительства РФ от 16 апреля 2012 г. N 291 "О лицензировании медицинской деятельности";
  • Постановление Правительства РФ от 22.12.2011 N 1081 "О лицензировании фармацевтической деятельности" (вместе с "Положением о лицензировании фармацевтической деятельности")
  • Постановление Правительства РФ от 06.08.1998 N 892 ("Об утверждении Правил допуска лиц к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами, а также к деятельности, связанной с оборотом прекурсоров наркотических средств и психотропных веществ";
  • Приказ Министерства здравоохранения РФ от 11 марта 2013 г. N 121н "Об утверждении требований к организации и выполнению работ (услуг) при оказании первичной медико-санитарной, специализированной (в том числе высокотехнологичной), скорой (в том числе скорой специализированной), паллиативной медицинской помощи)»;
  • Приказ Министерства здравоохранения РФ от 20 июня 2013 г. N 388н "Об утверждении Порядка оказания скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи" ) и др.

Важным шагом в сфере фармацевтической деятельности стало утверждение стандартов качества лекарственных средств международного уровня (Правила производства ЛС Европейского союза (EC Guide to Good Manufacturing Practice for Medicinal Products) и Правила производства и контроля качества лекарственных средств (GMP) на территории Российской Федерации, утверждённых Постановлением Госстандарта РФ от 10 марта 2004 г. N 160-ст и введённых в действие с 1 января 2005 г.[17]

Помимо перечисленных источников дополнительным источником права для крупных фармацевтических компаний (Pfizer, Sanofi, Novartis, AstraZeneca, Johnson&Johnson и т.д.) – основных производителей лекарственных препаратов, реализуемых на территории Российской Федерации – являются международные стандарты Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM), Международной федерации ассоциаций фармацевтических производителей (IFPMA) и Европейской федерации ассоциаций фармацевтических производителей (EFPIA). Одними из основополагающих актов этих организаций являются Кодекс надлежащей практики AIPM[18], а также Кодекс маркетинговой практики AIPM. Все члены AIPM письменно подтверждают свою приверженность соблюдению нормам, изложенных в кодексах. При обнаружении случаев нарушений Кодекса компания, интересы которой были затронуты, имеет право незамедлительно прибегнуть к процедуре рассмотрения жалоб и споров, касающихся нарушений, установленных Кодексом. При этом AIPM всецело поддерживает независимое урегулирование споров между компаниями[19].

Существенное значение для фармацевтических организаций при согласовании маркетинговых стратегий имеют нормы, изложенные в Этических критериях продвижения  лекарственных средств ВОЗ (1988 г.) [20].

Фармацевтические компании, состоящие в IFPMA (International Federation of Pharmaceutical Manufacturers and Associations)[21], обязуются выполнять нормы Кодекса IFPMA (Code of Pharmaceutical Marketing Practices) (1981 г.)[22], закрепляющего основы взаимодействия с работниками здравоохранения, рационального использования лекарственных препаратов, соблюдения местного законодательства и прозрачности продвижения лекарственных препаратов на международных, национальных и локальных рынках.

На сегодняшний день в российском законодательстве предусмотрены два вида ответственности за нарушение установленных правил производства, ввоза, вывоза и обращения лекарственных средств в Российской Федерации: административная и уголовная. Так, например, статья 6.33 КоАП предусматривает «наложение административного штрафа на граждан в размере от семидесяти тысяч до ста тысяч рублей; на должностных лиц - от ста тысяч до шестисот тысяч рублей; на индивидуальных предпринимателей - от ста тысяч до шестисот тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц - от одного миллиона до пяти миллионов рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток за обращение фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий оборот фальсифицированных биологически активных добавок» [23].

Уголовным кодексом Российской Федерации (статья 238.1 УК РФ) предусмотрена ответственность в виде «принудительных работ на срок от трех до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок от трех до пяти лет со штрафом в размере от пятисот тысяч до двух миллионов рублей за производство, сбыт или ввоз на территорию Российской Федерации фальсифицированных лекарственных средств или медицинских изделий, либо сбыт или ввоз на территорию Российской Федерации недоброкачественных лекарственных средств или медицинских изделий, либо незаконные производство, сбыт или ввоз на территорию Российской Федерации в целях сбыта незарегистрированных лекарственных средств или медицинских изделий, либо производство, сбыт или ввоз на территорию Российской Федерации фальсифицированных биологически активных добавок, содержащих не заявленные при государственной регистрации фармацевтические субстанции, совершенные в крупном размере» [24].

Стоит отметить, что в последнее время возросло внимание правительства к фармацевтической области, были предприняты конкретные действий по ее регулированию. Отчасти это обусловлено принятием  Стратегии развития фармацевтической промышленности на период до 2020 года ("Фарма-2020"), утвержденной Приказом Минпромторга РФ от 23.10.2009 N 965 "Об утверждении Стратегии развития фармацевтической промышленности Российской Федерации на период до 2020 года". В этом документе презюмируется, что одной из первостепенных задач Стратегии является увеличение локального производства высококачественной фармацевтической и медицинской продукции, для которой немаловажным индикатором успешного развития является наличие добросовестной конкуренции. В свою очередь, последняя достигается посредством надлежащей рекламы лекарственных препаратов на территории Российской Федерации[25]. В настоящее время реклама лекарственных препаратов является одним из факторов изменений предпочтений в потреблении лекарственных средств, что позволяет делать выводы о возможных последствиях (к сожалению, в большинстве случаев негативных) рекламной деятельности субъектов фармацевтической сферы.

Раздел  2. Правовое регулирование рекламы лекарственных средств в Российской Федерации

Параграф 1. Определение рекламы лекарственных средств в российском законодательстве и юридической доктрине

В предыдущей главе автором работы были рассмотрены основные положения государственного регулирования фармацевтической деятельности, действующие на сегодняшний день в законодательстве Российской Федерации.

Основное внимание в данной работе автору хотелось бы сосредоточить на рассмотрении особенностей правового регулирования рекламы лекарственных средств на территории Российской Федерации, как одного из наиболее распространенных средств продвижения лекарственных препаратов в фармацевтической сфере.

К основным документам, регулирующим рекламу лекарственных средств в Российской Федерации относят:

  • Федеральный закон от 12.04.2010 N 61-ФЗ "Об обращении лекарственных средств";
  • Федеральный закон от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе";
  • Федеральный закон от 08.01.1998 N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах",
  • Федеральный закон от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" ;
  • Указ Президента РФ от 17.02.1995 N 161 (ред. от 23.04.2007) "О гарантиях права граждан на охрану здоровья при распространении рекламы" и др.

Термин «реклама» восходит к латинскому «reclamare», что означает «выкрикивать, провозглашать»[26].  В юридической науке нет единого мнения о том, что подразумевается под термином «реклама». Так, например, Э.Л. Страунинг рассматривает рекламу как «деятельность, определяющую рекламные правоотношения и правоотношения, тесно связанные с ними или производственные от них»[27]. К первой группе (рекламным правоотношениям) Э.Л. Страунинг относит «правоотношения, опосредующие деятельность по распространению особого рода данных (договорное обязательственное правоотношение по оказанию услуг по распространению рекламных данных), а ко второй – те правоотношения, которые либо предшествуют первым (например, подрядные отношения по размещению носителей рекламных данных на транспортном средстве), либо им сопутствуют (например, правоотношения по обеспечению безопасности рекламоносителей), либо являются производными, вытекающими из первой группы (например, налоговые правоотношения)»[28].

В.О. Нюняев в своей диссертационной работе определяет «рекламу» как «информацию, призванную в целях извлечения субъектом предпринимательской деятельности прибыли побуждать неопределённый круг лиц к вступлению в правоотношения»[29]. М. Азенберг также относит «рекламу» к «информации», содержащей сведения «о потребительских свойствах товаров и видах услуг с целью создания спроса на них»[30]

Ю.В. Черячукин не соглашается с определением рекламы как информации определенного вида, указывая на то, что категория «информация» уже по объему категории «представление», и не охватывает многообразие способов и приемов рекламирования[31].

В этом контексте представляется интересной точка зрения Е.В. Медянковой, которая считает, что понятие рекламы имеет место на существование как в узком, так и в широком значении этого слова. «Реклама в широком смысле – сложная рекламная деятельность, включающая в себя субъекты и объекты, связанные с производством, размещением и распространением рекламы. В узком смысле – это информация, обладающая некоторыми квалифицирующими признаками (платный характер, неличностный/неперсонифицированный характер; специфичность содержания рекламы; раскрытие в рекламе ее заказчика; особых характер воздействия на потребителя; использование для ее распространения средств коммуникации)»[32].

В международных актах, а именно в Директиве ЕС 2001/83/ЕС в ст. 86 содержится определение рекламы лекарств, как «любых мероприятий по информации, исследования рынка, созданию побуждений с целью способствовать назначению, продаже или потреблению лекарственных препаратов»[33]  предоставления информации и использования стимулов, способствующих назначению, распространению, продаже или потреблению лекарственных препаратов[34].

В Международном кодексе рекламной практики вместо термина «реклама» используется термин «рекламное послание» «подразумевающем под собой любую форму рекламного послания относительно изделий, услуг и благ, независимо от вида средств массовой информации, которое используется, в том числе рекламные надписи и изображения на упаковках, этикетках, а также любые надписи и изображения на самом товаре»[35].

Законодатель в 2006 году пошел по пути унификации, причислив рекламу к одной из разновидностей информации. Так, в соответствии с Федеральным законом от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе" (далее – ФЗ «О рекламе») реклама – информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке.

Иными словами, реклама представляет собой специфическую разновидность публичной информации, наделенной определенными признаками:

- распространение любым способом, в любой форме и с использованием любых средств;

- адресованность неопределенному кругу лиц;

- привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке.

Наличие всех трех вышеперечисленных признаков является обязательным условием для отнесения той или иной информации к рекламе.

Автор считает необходимым проанализировать каждое понятие, используемое в вышеуказанном определении для составления целостного понимания термина «реклама».

В соответствии с пунктом 1 ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" информацией являются сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления. Из этого определения следует, что информации присущи два критерия: любые сведения и любая форма представления.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в своем Постановлении от 8 октября 2012 года N 58 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона "О рекламе" в п. 2 указал, что «при анализе информации на предмет наличия в ней признаков рекламы судам необходимо учитывать, что размещение отдельных сведений, очевидно вызывающих у потребителя ассоциацию с определенным товаром, имеющее своей целью привлечение внимания к объекту рекламирования, должно рассматриваться как реклама этого товара, поскольку в названных случаях для привлечения внимания и поддержания интереса к товару достаточно изображения части сведений о товаре (в том числе товарного знака)[36] (см. Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 16 сентября 2014 года по делу N А68-11827/2013).

Стоит иметь в виду, что ФЗ «О рекламе» устанавливает исключения из выше приведенного определения: виды информации, которые законодатель не признает рекламой. Например, такие как обязательная информация (доведение информации до сведения на основании законодательного акта), отличительные знаки, размещенные на транспортных средствах с целью указания на их принадлежность каким-либо лицам, публичное объявление цен (порядка определения цен), иных существенных условий договора, справочно-информационные и аналитические материалы (обзоры внутреннего и внешнего рынков, результаты научных исследований и испытаний) и др. Специалисты Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации (далее – ФАС России) по аналогии с вышеперечисленными исключениями не относят к рекламе «информацию о производимых или реализуемых товарах, оказываемых услугах, размещенную на официальном сайте производителя или продавца данных товаров (услуг), если указанные сведения предназначены для информирования посетителей сайта об ассортименте, цене, качестве товаров (услуг)»[37].

К сожалению, четкого разграничения между информацией и рекламой на сегодняшний день законодательством не предусмотрено. Согласно пункту 15 информационного письма ВАС РФ от 25 декабря 1998 г. N 37 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о рекламе" вопрос о наличии в информации признаков рекламы решается с учетом конкретных обстоятельств дела.  В качестве примера можно привести Определение ВАС РФ от 14.11.2011 N ВАС-14264/11 по делу N А65-29032/2010[38], которое признало решения нижестоящих судов обоснованными по части признания фирменного наименования Общества с ограниченной ответственностью «Аптека оптовых цен», не соответствующую действительности. Суд установил, что использование  средств индивидуализации, в том числе вывесок и иных рекламных материалов, в качестве средства получения преимуществ перед другими участниками предпринимательской деятельности противоречит законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости. Такое правонарушение может причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанести вред их деловой репутации.

Распространение рекламы любым способом подразумевает под собой «донесение информации от ее источника до конечного потребителя»[39]. ФЗ "О рекламе" упоминаются лишь некоторые способы распространения рекламы: при помощи телепрограмм, телепередач, печатных изданиях и т.д., однако в реальной жизни существует великое множество неохваченных законом способов ее распространения, в особенности, при помощи сети Интернет.

В рамках рассмотрения рекламы лекарственных средств, сразу стоит упомянуть, что не все способы распространения рекламы применимы в отношении лекарственных средств. Существует запрет на дистанционную торговлю товарами, «свободная реализация которых запрещена или ограничена законодательством» (п. 5 Правил продажи товаров дистанционным способом, утвержденных Постановлением Правительства РФ № 612 от 27.09.2007). В свою очередь, перечень таких товаров раскрыт в Указе Президента РФ № 179 от 22.02.92 «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена и включает лекарственные средства». В России действует запрет на торговлю лекарственными средствами вне стационарных мест торговли (п. 4 Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных Постановлением Правительства РФ № 55 от 19.01.98).

В качестве примера можно привести дело N А73-7266/2012 от 25.12.2012, рассматриваемое ФАС Дальневосточного округа, в котором судом была выявлена продажа лекарственных товаров дистанционным способом вне специально оборудованных помещений обществом с ограниченной ответственностью "Суперфарма" через сайт общества newapteka.ru. Суд пришел к выводу о незаконных действиях организации, так продажа лекарственных средств дистанционным образом запрещена.

В отношении формы распространения рекламы лекарственных средств каких-либо разночтений в судебной практике автором обнаружено не было. К сожалению, законодатель не дает определение формы распространения. В реальной жизни в качестве формы распространения рекламы выступает ее появление, например, в средствах массовой информации (далее - СМИ): в прессе, в интернете, по радио, в телевизионных программах и др.

Любые средства в определении термина «рекламы» означают «различные носители рекламных сообщений»[40]. Таковыми могут быть каналы средств массовой информации, демонстрационные средства (витрины, баннеры), личные контакты с потребителем (в случае лекарственных средств эту функцию осуществляют медицинские представители фармацевтических компаний) и др.

Значение словосочетания «неопределенному круг лиц», которому должна быть адресована реклама, получило свою более детальную расшифровку в Письме ФАС от 5 апреля 2007 года N АЦ/4624, согласно абзацу 3 которого «под неопределенным кругом лиц понимаются те лица, которые не могут быть заранее определены в качестве получателя рекламной информации и конкретной стороны правоотношения, возникающего по поводу реализации объекта рекламирования. Такой признак рекламной информации, как предназначенность ее для неопределенного круга лиц, означает отсутствие в рекламе указания о неком лице или лицах, для которых реклама создана и на восприятие которых реклама направлена»[41].

Стоит отметить, что в фармацевтической индустрии распространена практика привлечения фармацевтических компаний в качестве спонсоров, организаторов различных научных медицинских мероприятий. Участники таких мероприятий представляет узкий круг заранее приглашенных лиц, обладающих запанями в медицинской сфере, без которых суть докладов и презентаций будет неясна. Разумно предположить, что такую группу лиц вряд ли можно отнести к категории «неопределенного круга лиц». Однако общепринято, что данная деятельность компании признается рекламой, так как на такую конференцию может попасть практически любой человек, не числившийся в списке приглашенных, а также в докладах независимых медицинских экспертов могут упоминаться названия рецептурных лекарственных препаратов, реклама которых может  распространяться только среди  представителей медицинского сообщества.

В соответствии с п. 2 ст.3 ФЗ «О рекламе» объектом рекламирования является товар, средства индивидуализации юридического лица и (или) товара, изготовитель или продавец товара, результаты интеллектуальной деятельности либо мероприятие (в том числе спортивное соревнование, концерт, конкурс, фестиваль, основанные на риске игры, пари), на привлечение внимания к которым направлена реклама.

Формирование или поддержание интереса к объекту рекламирования, являясь одним из признаков рекламы, по своей сути, призван отражать тот результат, который должна достигать реклама как метод  продвижения рекламируемого товара[42]  – увеличение прибыли от роста продаж рекламируемого препарата .  

Н.Н. Кузиной и Э.Л. Страунингом  в своей работе «Структура законов о рекламе России и Испании»[43] относят этот признак рекламы к второстепенным и не влияющим на квалификацию информации в качестве рекламы.  Автор позволит себе не согласиться с этим утверждением, так как считает, что именно привлечение внимания потенциальных покупателей, а также его удержания путем формирования интереса к товару является основной целью рекламы. Для судебной практики абсолютно не интересен вопрос: насколько эффективно информация формирует или поддерживает интерес к товару? Для нее важен лишь факт наличия претензии информации на формирование или поддержания такого интереса у потенциальных покупателей (Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 13.08.2013 по делу N А11-1521/2013).

Продвижение на рынке - любая форма сообщений для информации, убеждения, напоминания о товарах, услугах, общественной деятельности, идеях и т.д. На сегодняшний день законодатель предусмотрел множество требований по продвижению товаров фармацевтических производителей, однако несмотря на это до сих пор существуют  области распространение рекламных материалов, которые не урегулированы законом. Например, таких как интернет-реклама лекарственных рецептурных препаратов, размещение промоционных материалов о лекарственных препаратах в прикассовой зоне аптек, выступлений независимых экспертов в определенной области медицины, способных повлиять на продвижение того или иного лекарственного препарата на рынке путем активного назначения его врачами лечебно-профилактических учреждений (далее – ЛПУ).

Резюмируя проведенный анализ термина «реклама», можно с уверенностью утверждать, что действующее законодательство содержит комплексное и объемное понятие, способствующее устранению любых неясностей при применении норм о рекламе лекарственных препаратов на практике.

Параграф 2.  Общие требования, предъявляемые к рекламе лекарственных средств по российскому законодательству

Согласно Этическим критериям ВОЗ (Ассамблея ВОЗ, 1986 г.; Резолюция 39/27), а так же Директивам ЕС 84/450/ЕС, «реклама лекарственных средств должна способствовать более рациональному их применению, предоставлять объективную информацию и не преувеличивать их терапевтическую ценность». В п. 2 Директивы 2001/86/ЕС четко сформулирован базовый принцип: «Основной целью любых правил, регулирующих производство, распределение и использование лекарственных препаратов, должна быть охрана здоровья населения»[44].

Ограничения, накладываемые на рекламу лекарственных средств, закрепленных в Федеральном законе «О рекламе», представляют собой «пирамиду», состоящую из трех блоков: первый и самый обширный блок включает общие требования к рекламе (ст. 5); второй блок – общие ограничения, накладываемые на рекламу лекарственных средств (п. 1 ст. 24); и третий – уточняющие положения к блоку второму (п. 2–10 ст. 24), содержащему уточнения и исключения из общего правила.

Рассмотрим каждый из них в отдельности, уделяя особенное внимание тем положениям, которые становятся причиной применения мер ответственности к субъектам фармацевтической деятельности.

Общие положения регулирования любой сферы отношений устанавливают основополагающие рамки действия субъектов, а также базовые ограничения и запреты. Реклама лекарственных средств, являясь одним из направлений института рекламы, регулируется общими положениями о рекламе, установленными в ФЗ «О рекламе».

К одним из основных ограничениям, накладываемым законодательством на рекламу в целом (в том числе и на рекламу лекарственных средств) относится запрет на недобросовестность и недостоверность.

Законодатель четко формирует критерии, по которым реклама может быть признана недобросовестной. Так в соответствии с п. 2 ст. 5 ФЗ «О рекламе» недобросовестной признается реклама:

1) содержащая некорректные сравнения рекламируемого товара с находящимися в обороте товарами, которые произведены другими изготовителями или реализуются другими продавцами;

2) порочащая честь, достоинство или деловую репутацию лица, в том числе конкурента;

3) представляющая собой рекламу товара, реклама которого запрещена данным способом, в данное время или в данном месте, если она осуществляется под видом рекламы другого товара, товарный знак или знак обслуживания которого тождествен или сходен до степени смешения с товарным знаком или знаком обслуживания товара, в отношении рекламы которого установлены соответствующие требования и ограничения, а также под видом рекламы изготовителя или продавца такого товара;

4) являющаяся актом недобросовестной конкуренции в соответствии с антимонопольным законодательством.

К недостоверной рекламе относится информация, которая содержит не соответствующие действительности сведения (п. 3 ст. 5 ФЗ «О рекламе»):

1) о преимуществах рекламируемого товара перед товарами-аналогами;

2) о любых характеристиках товара, в том числе о его природе, составе, способе и дате изготовления, назначении, потребительских свойствах, об условиях применения товара, о месте его происхождения, наличии сертификата соответствия или декларации о соответствии, знаков соответствия и знаков обращения на рынке, сроках службы, сроках годности товара;

3) об ассортименте и о комплектации товаров;

4) о стоимости или цене товара, порядке его оплаты, размере скидок, тарифов и других условиях приобретения товара;

5) об условиях доставки, обмена, ремонта и обслуживания товара;

6) о гарантийных обязательствах изготовителя или продавца товара;

7) об исключительных правах на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации товара;

8) о правах на использование официальных государственных символов (флагов, гербов, гимнов) и символов международных организаций;

9) об официальном или общественном признании, о получении медалей, призов, дипломов или иных наград;

10) о рекомендациях физических или юридических лиц относительно объекта рекламирования либо о его одобрении физическими или юридическими лицами;

11) о результатах исследований и испытаний.

Стоит отметить, что критерии определения недобросовестности установлены в законе более однозначно, чем критерии недостоверности. Более того первые не требуют проведения особенных процедур для доказательства совершения нарушения, тем самым затрудняя любые попытки обойти закон в этой части.

Если же говорить об ограничениях недостоверности, то в ФЗ «О рекламе» в ст. 5 предусмотрены лишь базовые запреты, так как предусмотреть все случаи недостоверности не представляется возможным. Автор данной работы разделяет позицию Марковича А.М., который считает, что существующий перечень должен быть дополнен требованием о подтверждении достоверности рекламы на соответствие рекламируемого товара официально утвержденным клинико-фармакологическим данным, в связи со спецификой объекта рассматриваемого вида рекламы – лекарственных средств.[45]

В рамках обсуждения факта недостоверности в области рекламы лекарственных препаратов распространенным случаем в судебной практике являются дела об использовании в рекламе таких слоганов, как «лучшее средство от насморка», «лекарство №1», «лучшее обезболивающее средство». ФАС Поволжского округа от 16 сентября 2010 г. по делу № А49-11619/2009 четко указал, что «организации не имеют право указывать на исключительность своих наград, если подобные награды имеют и иные субъекты предпринимательства». Иными словами, использование таких словосочетаний как «лекарство №1 в России», «лучшее средство от гриппа» содержит в себе признаки недостоверности и противоречит п. 3 ст. 5 ФЗ «О рекламе»[46].  

Законодатель четко закрепляет, что реклама не должна побуждать к совершению противоправных действий, призывать к насилию и жестокости, формировать негативное отношение к лицам, не пользующимся рекламируемыми товарами, или осуждать таких лиц, а также содержать информацию порнографического характера.

Особое внимание законодатель уделяет защите несовершеннолетних в рекламе, обосновывая это тем, что уровень доверия несовершеннолетних к рекламе гораздо выше, чем у среднестатистического взрослого человека, в силу недостатка у них жизненного  опыта.

Законодатель регламентировал использование образов медицинских и фармацевтических работников в рекламе. В соответствии с пп. 4 п. 5 ст. 5 ФЗ «О рекламе» такие образы могут использоваться только в двух случаях: во-первых, в рекламе медицинских услуг, средств личной гигиены; и, во-вторых, в рекламе, потребителями которой являются исключительно медицинские и фармацевтические работники, в том числе в местах проведения медицинских или фармацевтических выставок, семинаров, конференций и иных подобных мероприятий, а также в печатных изданиях, предназначенных для медицинских и фармацевтических работников.

Последнее положение хотелось бы подкрепить случаем из судебной практики, в котором Верховный Суд РФ, рассматривая дело о размещении рекламы учебного учреждения по повышению квалификации медицинских работников на щите наружной рекламы, пришел к выводу, что в указанной рекламе использовались такие атрибуты, как "белый халат и белый колпак", которые, в свою очередь, прочно связаны, и у потребителя и ассоциируются именно с образом медицинских работников и не оставляют сомнения в профессиональной принадлежности подразумеваемого субъекта[47], в связи с чем признал рекламу не соответствующей законодательству о рекламе, а именно пп.4 п. 5 ст. 5 ФЗ «О рекламе».

ФЗ «О рекламе» устанавливает, что использование в рекламе такого приема как указание на лечебные свойства объекта рекламирования, то есть его положительное влияние на течение болезни, возможно только для рекламы лекарственных средств, медицинских услуг, в том числе методов профилактики, диагностики, лечения и медицинской реабилитации, медицинских изделий (пп. 6 п. 4 ст. 5 ФЗ «О рекламе»). Однако, несмотря на этот запрет, организации часто размещают рекламу продукции, которая, по их мнению, обладает целебными свойствами, тогда как лекарственным средством такая продукция не является. В качестве примера из судебной практики, заслуживающего внимания, по данной норме можно привести рассмотрение Верховым Судом РФ дела о размещении рекламы биогеля на "Радио Эхо Петербурга", в которой содержалась информация, указывающая на положительное влияние биогеля "Ламидан" на течение таких заболеваний, как гипертония, стенокардия, инсульт, инфаркт, остеопороз, артрит, артроз, а также на снижение риска заболеваний тромбофлебитом и варикозом. Постановлением Верховного Суда РФ от 11.08.2015 N 308-АД15-6419 по делу N А63-9114/2014 такая реклама была признана нарушающей пункт 6 части 5 статьи 5 Закона о рекламе[48], в силу отсутствия специальных документов, подтверждающих, что рекламируемый товар был зарегистрирован в качестве лекарственного средства.

Еще одним примером может служить дело А70-5267/2015, согласно материалам которого организация разместила рекламу бальзама в виде статьи. В тексте статьи перечислялись его лечебные свойства: «Вот лишь небольшая часть исцеляющихся бальзамом болезней: заболевания сердечно - сосудистой системы: гипертония, стенокардия…», тогда как бальзам не был зарегистрирован в качестве лекарственного средства. Решением Арбитражного суда Тюменской области от 30 июля 2015 г. решения УФАС по прекращению размещения подобной рекламы были оставлены судом в силе[49].

К общим требованиям по отношению к рекламе также относится такое требование как достоверность цены (пп. 4 п.3 ст. 5 ФЗ «О рекламе). Исходя из судебной практики, чаще всего нарушение этого пункта является наиболее распространённым среди аптек. К примеру, в совершенно недавно рассмотренном Арбитражным судом Московского округа деле № А40-28618/15 от 24 сентября 2015 г. было установлено, что одна из аптек рекламировала лекарственные средства путем раздачи информационных листов. ФАС РФ установила, что цены, указанные в этих информационных листах не соответствовали действительности, в связи с чем, реклама была признана незаконной[50].

Общие положения о рекламе задают ключевые направления правоприменительной деятельности судов Российской Федерации во всех сферах жизни общества, в том числе в фармацевтической деятельности. Однако для более досконального регулирования рекламы лекарственных средств предусмотрен ряд специальных норм, которые будут детально рассмотрены автором в следующей главе.

Параграф 3. Специальные ограничения, накладываемые на рекламу лекарственных средств, медицинских изделий и медицинских услуг

Лекарственные средства, являясь веществами или комбинациями веществ, которые могут вылечить человека или наоборот подвергнуть его жизнь смертельной опасности, как объект рекламирования возведены законодателем в специальных ранг товаров, для рекламы которых предусмотрены особые требования.

 Законодатель четко фиксирует, что реклама лекарственных средств не должна:

1) обращаться к несовершеннолетним;

2) содержать ссылки на конкретные случаи излечения от заболеваний, улучшения состояния здоровья человека в результате применения объекта рекламирования;

3) содержать выражение благодарности физическими лицами в связи с использованием объекта рекламирования;

4) создавать представление о преимуществах объекта рекламирования путем ссылки на факт проведения исследований, обязательных для государственной регистрации объекта рекламирования;

5) содержать утверждения или предположения о наличии у потребителей рекламы тех или иных заболеваний либо расстройств здоровья;

6) способствовать созданию у здорового человека впечатления о необходимости применения объекта рекламирования;

7) создавать впечатление ненужности обращения к врачу;

8) гарантировать положительное действие объекта рекламирования, его безопасность, эффективность и отсутствие побочных действий;

9) представлять объект рекламирования в качестве биологически активной добавки и пищевой добавки или иного не являющегося лекарственным средством товара;

10) содержать утверждения о том, что безопасность и (или) эффективность объекта рекламирования гарантированы его естественным происхождением.

Запрет на адресацию рекламы лекарственных средств к несовершеннолетним коллерируется со ст. 6 ФЗ «О рекламе», содержащей общее положение о необходимости защиты несовершеннолетних от злоупотреблений их доверием и недостатком опыта. 

Законодатель запрещает использование в рекламе лекарственных средств ссылок на конкретные случаи излечения от заболеваний, улучшения состояния здоровья человека в результате применения объекта рекламирования, а также выражение благодарности физическими лицами в связи с использованием объекта рекламирования.

Карнышева Н.Г. считает, что введение данных ограничений весьма разумно, так как предотвращает, с одной стороны, создание у здорового человека впечатления о необходимости применения объекта рекламирования, а с другой,  предупреждает от создания впечатления осознания ненужности обращения к врачу (пп. 6, 7 п. 1 ст. 24 ФЗ «О рекламе»)[51].

В качестве одного из ярких примеров нарушения запрета на создание впечатления ненужности обращения к врачу может служить дело N А49-8659/2010 от 07.12.2011 о размещении наружной рекламы следующего содержания: "Теперь это излечимо! 56-85-56. Плече-лопаточный переартрит, пяточная шпора, боли в спине, последствия спортивных и профессиональных травм (растяжения, разрывы)». Исходя из буквального прочтения спорной рекламы, суд признал наличие в рекламе утверждения о том, что указанные заболевания, расстройства здоровья, теперь являются излечимыми, что соответственно является нарушением требований пункта 5 и 7 части 1 статьи 24 ФЗ «О рекламе[52].

Особое внимание хотелось уделить запрету использования в рекламе лекарственных средств ссылок на конкретные случаи излечения от заболеваний, улучшения состояния здоровья человека в результате применения объекта рекламирования, установленного пунктом 2 части 1 статьи 24 ФЗ «О рекламе». В деле N А45-14331/2012, рассматриваемом Седьмым арбитражным апелляционным судом от 10.09.2012было дано детальное разъяснение содержания данного пункта: «Данный запрет установлен в связи с тем, что врач при лечении практикует индивидуальный подход к каждому пациенту. Лекарственное средство, которое подходит или помогает одному пациенту, может не подойти или помочь другому по целому ряду причин. Более того, оно может быть даже противопоказано данному пациенту. Поэтому даже если факт излечения либо улучшения состояния здоровья имел место и он зафиксирован лечебным учреждением, упоминание самого факта излечения или улучшения состояния здоровья в рекламе лекарственного средства незаконно»[53]. Следует также упомянуть другое спорное дело, возбужденного истцом в силу вынесения УФАС Постановления, предписывающего организации прекратить рекламу лекарственного средства, включающую в себя следующую формулировку: «…А между тем, использование физиотерапевтических методов, в частности магнитотерапии… дает возможность существенно улучшить состояние больного при коксартрозе, не доводя ситуацию до критической»[54]. Данная реклама располагалось под статьей, в которой сдержится случай из жизни женщины, сумевшей излечится от этой болезни. УФАС посчитал, что статья является частью рекламы, вследствие чего признал ее незаконной. Однако суд, руководствуясь проведенной социологической экспертизой, пришел в выводу о том, что информация рекламного характера, размещенная заявителем не содержит ссылки на конкретные случаи излечения от заболеваний, улучшения состояния здоровья человека в результате применения объекта рекламирования[55]. В результате требования истца по отмене административного акта были удовлетворены.

Наложение законодателем запрета на предоставление гарантий положительного действия лекарственного препарата на практике, по сути, означает ограничение использования конкретных формулировок рекламы для описания предмета рекламирования. Так, например, в деле N А40-38162/2014 от 25.06.2014, рассматриваемом Девятым арбитражным апелляционным судом N 09АП-19227/2014, судом было установлено, что Научно-производственная фирма "Материа Медика Холдинг" разместило в журнале "Теленеделя" N 13 (2013) от 1-7 апреля на стр. 13 рекламу препарата "Анаферон", содержащую утверждение: "ЭФФЕКТИВНЫЙ Для сезонной профилактики и безопасного лечения гриппа и ОРВИ БЕЗОПАСНЫЙ Применяется у детей с 1 месяца". Суд признал наличие в рекламе лекарственного средства указания на его эффективность и безопасность, что образует событие вмененного обществу правонарушения[56].

Особого внимания в рамках рассмотрения специальных положений заслуживают специальные требования, выдвигаемые к приведенным в данной главе нормам законодательного регулирования рекламы лекарственных средств. Хотелось бы остановить на некоторых из них.

Согласно п. 7 ст. 24 реклама лекарственных препаратов должна сопровождаться предупреждением о наличии противопоказаний к их применению и использованию, необходимости ознакомления с инструкцией по применению или получения консультации специалистов. Более того, законодатель детально урегулировал количественный показатель размера такого предупреждения в печатных изданиях (не менее чем пять процентов рекламной площади (рекламного пространства), его продолжительность в радиопередачах (не менее чем три секунды), в кино- и видеообслуживании (не менее чем пять секунд и должно быть отведено не менее чем семь процентов площади кадра). Для всех других способов рекламирования применяется требование, идентичное как для печатных изданий. Исключением из этого правила является реклама, распространяемая в местах проведения медицинских или фармацевтических выставок, семинаров, конференций и иных подобных мероприятий, а также в предназначенных для медицинских и фармацевтических работников специализированных печатных изданиях, потребителями которой являются исключительно медицинские и фармацевтические работники.

В судебной практике больше всего распространены случаи нарушения этих требовании при рекламе медицинских услуг (см. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23.12.2015 N Ф01-5376/2015 по делу N А29-181/2015, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 04.04.2013 по делу N А19-14404/2012, Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11.09.2015 N Ф08-6444/2015 по делу N А63-698/2015, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 24.04.2012 по делу N А43-36964/2011), что же касается рекламы лекарственных средств, то рекламодатели (чаще всего ими выступают сами фармацевтические компании-производители) стараются соблюдать выдвинутые законодателем требования.

Особого внимания заслуживает реклама рецептурных препаратов. В соответствии с п.8 ст. 25 ФЗ «О рекламе» реклама лекарственных препаратов в формах и дозировках, отпускаемых по рецептам на лекарственные препараты не допускается иначе как в местах проведения медицинских или фармацевтических выставок, семинаров, конференций и иных подобных мероприятий и в предназначенных для медицинских и фармацевтических работников специализированных печатных изданиях.

Основной причиной введения столь жесткого ограничения кроется в высокой степени опасности приема рецептурного препарата без консультации врача.

Примером нарушения данной нормы можно привести дело № от , в котором суд признал наличие в действиях ООО "ИД "Земляки" нарушение законодательства о рекламе, выразившемся в рекламировании лекарственных средств, отпускаемых по рецепту врача (Капотен, Конкор и Предуктал МВ). Суд установил, что Обществом в газете "Земляки" от 27.06.2009 N 25 на странице 17 была размещена реклама (на основании договора-заявки ООО "Фармация") следующего содержания: "Мы открылись! Аптечный пункт ул. 40 лет Октября, д. 2. Наши цены ВЫГОДНЫЕ! Арифон ретард N 30, Бетасерк 24 мг N 20, Гипотиазид 25 мг N 20, Детралекс N 60, Кавинтон 5 мг N 50, Капотен N 40, Конкор 10 мг N 50, Конкор 5 мг М 5, Ко-ринетек N 28, Линекс N 32, Лозап плюс N 30, Предуктал МВ N 60, Престариум 10 мг N 30, Престариум 5 мг N 30, Флебодиа N 30, Эссенциале N 30. Информация по телефону 2-28-84". Решением от 09.11.2009 комиссия Управления признала данную рекламу ненадлежащей и нарушающей требования части 8 статьи 24 ФЗ «О рекламе», усмотрев в действиях ООО "ИД "Земляки" признаки состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.3 КоАП РФ[57].

Еще одним случаем из практики по рассматриваемой норме является распространенная в трех выпусках газеты «ПРО ГОРОД Сыктывкар» (№ 42 (163) от 22.10.2011 на стр.25, № 43 (164) от 29.10.2011 на стр.26, № 44 (165) от 05.11.2011 на стр.22) информация с изображением упаковок и надписями названий лекарственных препаратов (таких как «Лизиноприл», «Танакан», «Алфлутоп», «Актовегин», «Рибоксин», «Нимесил», «Омакор», «Предуктал МВ», «Липримар», «Крестор», «Индапамид», «Плавикс» (том 1, л.д.40-45)), а также с указанием форм выпуска, дозировок и цен на них в аптеке «Фарма Ко». УФАС, а в последствии Арбитражный суд Республики Коми и Второй арбитражный апелляционный суд, признал, что данная информация, является рекламой, так как отвечает всем признакам, указанным в пункте 1 статьи 3 ФЗ «О рекламе». Часть рекламного контента, а именно «Плавикс таб. 75 мг №28», «Омакор, таб. №28», «Предуктал МВ таб. 35 мг, №60», «Липримар, таб. 10 мг, №30», «Танакан таб. 0,04 №90», «Крестор таб.10 мг, №28; таб. 20 мг №28» содержит нарушение п. 8 ФЗ «О рекламе», так как все указанные лекарственные средства подлежат отпуску  только по рецепту врачей[58].

Подводя итог вышесказанному, хотелось бы отметить, что специальные нормы, регулирующие рекламу лекарственных средств, введенные законодателем активно применяется в судебной практике для решения конкретных дел.  Исходя из сопоставления специальных норм о рекламе лекарственных средств и их правоприменения можно с уверенностью говорить о существовании согласованности и их едином правопонимании в принятии решений на различных уровнях судебной системы.

Параграф 4. Правовое регулирование рекламы лекарственных препаратов в Интернете на территории Российской Федерации

На сегодняшний день компьютерные технологии плотно вошли в повседневную жизнь практически каждого человека. Интернет стал одним из главных технологических достижений человечества, без которого сложно представить себе современную жизнь, в особенности жителей крупных городов. Интернет вобрал в себя все те механизмы, которые используются в реальном мире для рекламы товаров, услуг, только в ином, видоизмененном формате. В рамках рассматриваемой темы, необходимо отметить, что Интренет фактически предоставляет рекламодателю безграничные возможности для размещения реклама лекарственных средств. Реклама  может быть опубликована практически в любых вариациях и всевозможными способами. Так, например,  на сегодняшний день, можно увидеть рекламу лекарственного средства для лечения инфекционно-воспалительных заболеваний, просто зайдя в «Интернет» через Wifi в Московском метрополитене.

Несмотря на стремительное развитие интернет-рекламы, до сих пор в российском законодательстве нет ни одной нормы, закрепляющей требования к рекламе лекарственных препаратов в интернет-пространстве., однако судебных дел в отношении интернет-рекламы лекарственных препаратов с каждым годом становится все больше и больше.

В соответствии с проанализированной судебной практикой с 2012 по 2014 гг[59]  самым частым нарушением законодательства о рекламе в сети Интернет на чаще всего является игнорирование необходимости сопровождения рекламы предупреждением о наличии противопоказаний к их применению и использованию, необходимости ознакомления с инструкцией по применению или получения консультации специалистов (п. 7 ст. 24 Федерального закона «О рекламе»). Так, например, реклама, размещенная на сайте в сети "Интернет" по адресу: www.eniseymed.ru следующего содержания: "Хондроксид для лечения и профилактики остеоартроза и остеохондроза, уменьшает воспаление, восстанавливает суставной хрящ, улучшает подвижность суставов. Купи любую форму Хондроксида, получи в подарок чай Сабельник!" судом признана ненадлежащей в связи с тем, что в нарушение части 7 статьи 24 Закона о рекламе в ней отсутствовало предупреждение о наличии противопоказаний к применению и необходимости получения консультации специалистов[60].

Закрепление качественного показателя: процентного соотношения предупреждения о наличии противопоказаний к применению и использованию лекарственного препарата и необходимости ознакомления с инструкцией по применению ко всей рекламной площади, используемого пространства– не менее чем пять процентов рекламной площади (п. 7 ст. 24 Федерального закона «О рекламе») распространяется в том числе и на рекламу в сети «Интернет».

В контексте данной нормы весьма интересным представляется рассмотреть судебное дело, связанное с размещением рекламы на одном из сайтов следующего содержания: "Акция сегодня в нашей аптеке! ТераФлю некогда болеть!... ТераФлю – эксперт в лечении гриппа и простуды...".  Площадь предупреждающей надписи на скриншоте рекламы составила 4%, что на 1% меньше, установленной нормы. Для измерения площади рекламы и предупреждающей надписи суд использовал штангенциркуль. Довод истца о том, что рекламой является только изображение продуктовой линейки с лекарственными средствами, а не весь макет, для суда оказался неубедительными.  При данных обстоятельствах, суд пришел к выводу о том, что, действительно реклама, размещенная в сети "Интернет" по адресу …, нарушает требования части 7 статьи 24 Федерального закона «О рекламе». В данном судебном деле особое внимание хотелось бы обратить на те доказательства, которые суд использовал в качестве подтверждения нарушения норм о рекламе лекарственных средств: скриншот, полученный и распечатанный 20.03.2013 сотрудником антимонопольного органа с официального сайта аптеки и договор, заключенным между обществом сайта с доменным именем www.eniseymed.ru и ЗАО "Региональный Сетевой Информационный Центр". В соответствии с текстом решения «скриншот – это снимок с экрана, то есть изображения, полученного компьютером и показывающего в точности то, что видит пользователь на экране»[61]. Суд  пришел к выводу, что скриншот отражает информацию, размещенную на тот момент на указанном сайте общества и доступную любому лицу, обратившемуся к сайту общества.

Как уже упоминалось ранее, особые ограничения законодатель накладывает на препараты, отпускаемые по рецепту. Реклама рецептурных лекарственных препаратов не допускается иначе как в местах проведения медицинских или фармацевтических выставок, семинаров, конференций и иных подобных мероприятий и в предназначенных для медицинских и фармацевтических работников специализированных печатных изданиях. Однако остался открытым вопрос о размещении рекламы рецептурных лекарственных препаратов в интернет-версиях материалов специализированных печатных изданиях для медицинских и фармацевтических работников. С одной стороны, "такой способ распространения специализированных изданий, как публикация их на сайтах, не отличается от их розничной продажи, поскольку и при продаже, и при публикации на сайте доступ к специализированному изданию (и, соответственно, рекламе безрецептурных препаратов) получает неопределенный круг лиц. С другой стороны, публикация специализированных изданий в Интернете фактически приводит к распространению рекламы рецептурного препарата запрещенным способом» [62]. Можно предположить, что на основании п. 3 ч. 1 ст. 5 Федерального закона «О рекламе» такая реклама может быть признана недобросовестной.

Отдельного внимания в качестве площадки для размещения рекламы лекарственных препаратов (в особенности рецептурных препаратов) заслуживают специализированные порталы для врачей и фармацевтов, набирающие все большую популярность (например, МирВрача, Dоктор на работе и др.). Стать участником этих закрытых площадок можно только лишь после прохождения подтверждения статуса медицинского или фармацевтического работника путем отправления по электронной почте администраторам сайта скана диплома о высшем медицинском образовании.

Многие рекламодатели задаются вопросом: могут ли они размещать рекламу рецептурных препаратов на таких порталах без опасения привлечения к административной ответственности? С одной стороны, такие порталы не являются специализированными печатными изданиями и не могут считаться мероприятиями, предназначенными исключительно для медицинских и фармацевтических работников. С другой стороны, в большинстве случаев доступ к данным ресурсам ограничен аудиторией медицинских и фармацевтических работников и не предназначен для неограниченного круга лиц, что, по смыслу заложено в п. 8 ст. 24 Федерального закона «О рекламе». Безусловно, при желании, любой пользователь интернета сможет стать участником такого интернет-портала (например,  оправив скан диплома другого человека, имеющего медицинское образование). Однако в нашей стране также нет запрета или ограничений на посещение различного рода мероприятий, предназначенных для медицинских и фармацевтических работников. Любой желающий, не являющийся медицинский или фармацевтическим работником, может беспрепятственно посетить такое мероприятие и увидеть рекламу рецептурных препаратов. Иными словами, шансы на то, что рекламу рецептурных препаратов может увидеть любой желающий, в том и другом случае равны. Эти нюансы позволяет автору данной работы предположить, что опубликование рекламы рецептурных препаратов на специализированных интернет-порталах, аудитория которых жестко ограничена кругом медицинских и фармацевтических работников, не нарушает п. 8 ст. 24 Федерального закона «О рекламе» и может быть признана правомерной.

Еще одним неурегулированным законодательством случаем является размещение рекламы рецептурных лекарственных препаратов в программе электронного заказа для аптек (на примере WinPriece). WinPrice – это закрытая внутренняя программа электронного заказа для аптек, которая устанавливается исключительно на стационарных компьютерах в каждой аптеки отдельно. Доступ к программе имеют только руководители аптек, фармацевты и менеджеры по закупкам товара для аптек. У рекламодателей рецептурных лекарственных средств возникает логичных вопрос: могут ли они размещать в этой системе рекламу своих рецептурных лекарственных препаратов или же нет? Данная система по характеристикам не относится ни к специализированным печатным изданиям, ни мероприятиям для медицинских и фармацевтических работников. В тоже время в силу специфики системы доступ к ее материалам могут иметь лишь узкий круг лиц (фармацевтических служащих), что по смыслу совпадает с основной идее, заложенной в п. 8 ст. 24 Федерального закона «О рекламе» – ограничить доступ рекламы рецептурных лекарственных препаратов кругом специалистов (медицинских и фармацевтических работников). С точки зрения автора, размещение рекламы рецептурных лекарственных препаратов в системах электронного заказа для аптек вполне можно признать правомерным, так как это соответствует духу п. 8 ст. 24 Федерального закона «О рекламе» и не противоречит существующим нормам о рекламе в целом.

К сожалению, на сегодняшний день не существует ни одного судебного решения по вопросам размещения рекламы рецептурных препаратов на интернет-порталах и в системах электронного заказа для аптек, что, возможно, обусловлено, с одной стороны, относительно недавним их появлением в качестве площадок для размещения рекламы, так и, с другой стороны, наличием развитой практики досудебных соглашений между зарубежными фармацевтическими компаниями, являющимися самыми крупными рекламодателями рецептурных лекарственных препаратов.

В заключение хотелось бы отметить, что размещение рекламы лекарственных средств на интернет-сайтах сейчас только «набирает обороты» и в скором времени появится более разнообразная судебная практика по отдельным аспектам данной темы. С точки зрения автора, законодательно закрепленных норм и правил в отношении рекламы лекарственных средств достаточно для регулирования и разрешения дел, связанных с размещением рекламы лекарственных средств в сети Интернет. Однако автор считает необходимым упорядочить судебную практику по вопросу интернет-рекламы лекарственных средств в виде Постановления Пленума Верховного Суда с подробным разъяснением основных категорий рассматриваемых дел. Данным нормативный акт облегчил бы задачу судебных органов в части применения законодательства о рекламе к реалиям развивающегося информационного общества в соответствии с принципами разумности и справедливости.

Заключение

В представленной работе был проведен анализ основ правового регулирования института рекламы лекарственных средств в российском законодательстве. Особое внимание было уделено нормам международного и национального законодательства в области регулирования рекламы лекарственных средств как в реальном мире, так и в интернет-пространстве.

В заключение хотелось бы подвести итог вышесказанному. Как видно из исследования, российское законодательство в области рекламы лекарственных средств достаточно полно и комплексно урегулировало этот инструмент продвижения лекарственных средств. Начиная от положений Конституции Российской Федерации и заканчивая специальными нормами о рекламе лекарственных средств, законодатель предусмотрел множество нюансов и вывел общие формулировки, отвечающие требованиям ежедневно меняющейся реальности. 

С точки зрения автора, рекламную деятельность можно признать одной из самых быстро развивающихся способов продвижения товаров.  Проанализировав существенный скоп судебных дел по теме рекламы лекарственных средств, автор позволит себе сделать вывод о том, что на сегодняшний день закреплённые в национальных нормативных актах нормы о рекламе лекарственных средств практически полностью удовлетворяют современным потребностям общества в силу их гибкости и способности подстроится под любые заданные условия меняющегося мира.

Единственным пожеланием автора в рамках рекламной деятельности лекарственных средств является издание Верховным Судом Российской Федерации единого акта (в виде Постановления Пленума), обобщающего все наработки существующей судебной практики в области правоприменения норм о рекламе лекарственных средств в интернет-пространстве. Этот документ бы упорядочил существующую судебную практику и способствовал единству правоприменения норм о рекламе лекарственных средств в Российской Федерации.

[1] Федеральный закон от 12.04.2010 N 61-ФЗ (ред. от 29.12.2015) "Об обращении лекарственных средств" [Электронный ресурс]: Консультант Плюс. – Режим доступа: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_99350/. – Загл. с экрана.

[2] Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону от 12 апреля 2010 г. N 61-ФЗ "Об обращении лекарственных средств" (постатейный). М.: Юстицинформ, 2010. С. 152.

[3] Мохов А.А. Лекарственные средства как объекты гражданских прав// Юрист. 2004. №12. С. 78.

[4] Маслова В.В. Дистрибьюторский договор как правовой инструмент организации сбыта товаров : диссертация ... кандидата юридических наук: 12.00.03 – М, 2011. – С. 23.

[5] Андре А.А. Лекарственные средства как объекты исключительных прав: диссертация ... кандидата юридических наук: 12.00.03 – Москва , 2011. – С. 7.

[6] Волохова Э.В. Особенности текстов рекламы фармацевтической продукции в печатной прессе : : диссертация ... кандидата филологических наук : 10.01.10. – Москва , 2015. – С. 56.

[7] Директива Европейского парламента и Совета ЕС № 2001/83/ЕС от 06.11.2001 г. о Кодексе Сообщества в отношении лекарственных средствах, предназначенных для использования человеком (ред. от 29.06.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.07.2015) [Электронный ресурс]: Сайт Всемирной организации интеллектуальной собственности.. – Режим доступа: http://www.wipo.int/wipolex/ru/details.jsp?id=13061/. – Загл. с экрана.

[8] Там же.

[9] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 30.03.2016) [Электронный ресурс]: Консультант Плюс. – Режим доступа: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_law_10699/. – Загл. с экрана.

[10] Бурмантова И. В. Методические подходы к совершенствованию системы лекарственного обеспечения населения на уровне первичного звена здравоохранения : диссертация ... кандидата фармацевтических наук : 14.04.03 – Москва, 2015. – С. 76.

[11] Марченко М. Н. Теория государства и права: Учебник. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. С. 98.

[12] Атамчук Г.В. Теория государственного управления. Курс лекций. – М.: Юридическая литература. 1997. С. 28.

[13] Смагина И.А. Предпринимательское право: учеб. пособие. – М.: Омега-Л, 2009. С. 67.

[14]  Белых В.С. Правовое регулирование предпринимательской деятельности в России. Монография. – М7: Проспект, 2010. С. 67.

[15] Андре А.А. Там же. С. 59.

[16] Приказ Минздрава России от 12.11.2012 N 903н "Об утверждении Регламента Министерства здравоохранения Российской Федерации" (Зарегистрировано в Минюсте России 01.04.2013 N 27934) [Электронный ресурс]:ГАРАНТ. – Режим доступа: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70252586/. – Загл. с экрана.

[17] Андре А.А. Там же. С. 114.

[18] Кодекс надлежащей практики [Электронный ресурс]: Сайт Ассоциации международных фармацевтических производителей. – Режим доступа: http://aipm.org/etic/. – Загл. с экрана.

[19] Там же.

[20] Иванов Н.В., Сухова Т.Н.О правовых аспектах регулирования деятельности медицинского представителя // Медицинское право", 2008, N 4. С. 54.

[21] Таранина Ю. Продвижение лекарств с учетом ограничений в работе medreps // Московские аптеки, , 2014, N 1. С. 76.

[22] Там же. С. 77

[23] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 05.04.2016) [Электронный ресурс]: Консультант Плюс. – Режим доступа: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34661/073006d2a2a599f5529cc8f48875a6a7625cf3b9/. – Загл. с экрана.

[24] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 30.03.2016) [Электронный ресурс]: Консультант Плюс. – Режим доступа: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/cc19b92bd79a2600eaeb4aab69468fb9471babd1/. – Загл. с экрана.

[25] Государственная программа  «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности» на 2013-2020 годы  [Электронный ресурс]: Информационный ресурс. Государственной программы  «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности» на 2013-2020 годы. – Режим доступа: http://pharma-2020.ru/index.php. – Загл. с экрана.

[26] Современный словарь моих первых иностранных слов русского языка / Н. Д. Анашина. — Москва: Издательство АСТ, 2015. – С. 56.

[27] Страунинг Э.Л. Некоторые проблемы общей теории рекламных правоотношений. М., 2004. С. 108.

[28] Страунинг Э.Л. Там же. С. 109.

[29] Нюняев В.О. Правовое регулирование рекламной деятельности : диссертация ... кандидата юридических наук: 12.00.03 – Санкт-Петербург. 2008. С. 117.

[30] Азенберг М. Менеджмент рекламы. – М. 1993. С. 3

[31] Черячукин Ю.В. Проблемы правового регулирования информационных отношений в Российской Федерации: Автореф. дис. … к.ю.н М., 2002. С. 99-101.

[32] Медянкова Е.В. Правовое регулирование рекламной информации: диссертация ... к.ю.н.  12.00.03 – М. 2002. С. 23.

[33] Вольская Е.А. Международные нормы рекламы лекарственных средств и рекламное регулирование в России \ Е.А. Вольская, Н.О. Камаев \\ Фарматека. – 1998. № 2. – С. 17.

[34] Лузик Е.В. Медико-социальные особенности и последствия рекламной деятельности на фармацевтическом рынке России: : диссертация ... кандидата социологических наук : 14.00.52.  – Волгоград , 2006 – С. 75.

[35] Международный кодекс рекламной практики (Принят на 47-ой сессии Исполнительного совета Международной торговой палаты) [Электронный ресурс]: Консультант Плюс. – Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT;n=2517. – Загл. с экрана.

[36] Постановление Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 N 58 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона "О рекламе" // "Вестник ВАС РФ",  N 12. 2012.

[37] Резникова Е.В. Понятие рекламы: особенности применения в фармацевтической отрасли // Информационное право. 2015. N 3. С. 39.

[38] Определение ВАС РФ от 14.11.2011 N ВАС-14264/11 по делу N А65-29032/2010

[39] Резникова Е.В. Там же. С. 40.

[40] Науменко И. Реклама на фармрынке как средство недобросовестной конкуренции // Конкуренция и право. 2012. N 4. С. 20.

[41] Письмо ФНС РФ от 25.04.2007 N ШТ-6-03/348@ "О направлении писем Федеральной антимонопольной службы от 23.01.2006 N АК/582 "О рекламе на сувенирную продукцию", от 30.10.2006 N АК/18658 "О рекламной продукции" и от 05.04.2007 N АЦ/4624 "О понятии "неопределенный круг лиц" (вместе с письмами ФАС РФ от 23.01.2006 N АК/582, от 30.10.2006 N АК/18658, от 05.04.2007 N АЦ/4624) [Электронный ресурс]: Консультант Плюс. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_68032/. – Загл. с экрана.

[42] Пастушенко Е.Н. Цели и функции административной ответственности // Правоведение. 1987. N 3. С. 36.

[43] Кузина Н.Н., Страунинг Э.Л. Структура законов о рекламе России и Испании (сравнительно-правовое исследование) // Реклама и право. 2014. N 1. С. 11.

[44] Развитие концепции безрецептурных медикаментов в странах Восточной Европы \\ Аптека. – 1997. - № 28. – С. 8-9.

[45] Маркович А.М. Там же. С. 92.

[46] Постановление ФАС Поволжского округа от 16 сентября 2010 г. по делу № А49-11619/2009

[47] Постановление Верховного Суда РФ от 11.08.2015 N 308-АД15-6419 по делу N А63-9114/2014

[48] Постановление Президиума ВАС РФ от 20.05.2008 N 867/08 по делу N А56-9693/2007

[49] Решением Арбитражного суда Тюменской области от 30 июля 2015 г. по делу дело  А70-5267/2015

[50] Арбитражный суд Московского округа по делу № А40-28618/15 от 24 сентября 2015 г.

[51] Карнышева Н.Г. Там же. С. 115.

[52] Постановление ФАС Поволжского округа от 07.12.2011 по делу N А49-8659/2010

[53] Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 10.09.2012 по делу N А45-14331/2012

[54] Там же.

[55] Арбитражный суд Рязанской области по делу А54-944/2015 от 3.08.2015 http://ryazan.arbitr.ru/cases/cdoc?docnd=838974215

[56] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.06.2014 N 09АП-19227/2014 по делу N А40-38162/2014

[57] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 25.06.2010 по делу n А43-45385/2009

[58] Постановление Арбитражного суда апелляционной инстанции от 05 декабря 2012 года по делу № А29-6844/2012

[59] Например, в таких судебных решениях как:  Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2012 N 06АП-4649/2012 по делу N А73-7266/2012, Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.04.2013 по делу N А48-4316/2012, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.08.2015 N 13АП-9062/2015 по делу N А21-9019/2014.

[60] Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 12.08.2014 по делу N А33-17628/2013.

[61] Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 08.04.2014 по делу N А33-15049/2013.

[62] Львова Е. Реклама рецептурных лекарств: границы дозволенного // Конкуренция и право. 2011. N 1. С. 54.