Недобросовестная конкуренция


Оглавление

Введение

Глава 1. Теоретические основы недобросовестной конкуренции

1.1. Понятие и сущность недобросовестной конкуренции

1.2. Формы недобросовестной конкуренции

1.3. Мировой опыт борьбы с недобросовестной конкуренцией

Глава 2. Анализ методов борьбы с недобросовестной конкуренцией в РФ

2.1. Антимонопольное регулирование экономики

2.2. Законодательство о рекламе

2.3. Защита интеллектуальной собственности

Глава 3. Совершенствование методов борьбы с недобросовестной конкуренцией в РФ

3.1.Устранение коррупции как фактора недобросовестной конкуренции

3.2. Разработка конкурентной политики

3.3. Применение опыта зарубежных стран при борьбе с недобросовестной конкуренцией

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Актуальность исследования обусловлена тем, что одним из наиболее значимых моментов при осуществлении коммерческой деятельности является создание конкурентной среды в отношениях хозяйствующих субъектов.

Нормальное и эффективное развитие хозяйственного механизма предполагает наличие добросовестных и цивилизованных отношений между конкурирующими субъектами предпринимательства, соблюдение ими определенных рамок, границ поведения на рынке. Чтобы свобода конкуренции не превращалась в анархию, нужны определенные гарантии и механизмы, направленные на поддержание справедливых и равных для всех участников рынка условий предпринимательства и конкуренции.

Наряду с прогрессивным влиянием, стали развиваться ее негативные проявления, выражающиеся в нецивилизованных и недобросовестных методах ведения соперничества, наносящих вред предпринимателям, потребителям и всему обществу в целом. Поэтому конкуренции объективно присуще негативное свойство, когда каждый участник борьбы преследует исключительно собственную выгоду и ради победы в соперничестве использует приемы и средства, являющиеся неэтичными и противозаконными.

Определяющая роль в установлении рамок дозволенной и добросовестной конкуренции отводится деятельности государства, направленной на предупреждение и пресечение недобросовестной конкуренции. Осуществление государственной политики в этом направлении может быть эффективным лишь при наличии комплексного, всеобъемлющего подхода к данной проблеме.

С учетом такого подхода, государство применяет различные правовые механизмы и регуляторы. С одной стороны, используются правовые средства, непосредственно направленные на пресечение и запрещение различных правонарушительных действий (как наиболее действенный метод борьбы с недобросовестной конкуренцией). С другой стороны, на предупреждение и преодоление недобросовестной конкуренции важное влияние оказывают законодательные и иные нормативные акты, направленные на создание и поддержку условий добросовестной конкуренции и содержащие комплекс мер экономического и административного характера.

Способом защиты конкуренции является борьба с недобросовестной конкуренцией, которая может быть в различных формах. Широкое распространение недобросовестной конкуренции стало возможно, с одной стороны, в условиях интенсивного развития рыночных отношений и свободы предпринимательства хозяйствующих субъектов, а с другой, с возрастанием роли и удельного веса монополизированного сектора в экономике, в результате чего возникла тенденция к ограничению конкуренции.

Именно в этих условиях в наиболее крупных масштабах возникают недобросовестные конкурентные приемы, а в праве, соответственно, появляются нормы, регулирующие способы и средства борьбы с такого рода негативными проявлениями конкуренции.

Объект дипломной работы выступили общественные отношения, возникающие в связи с использованием недобросовестной конкуренции в сфере предпринимательства.

Предметом – исследование недобросовестной конкуренции в России и в мире.

Целью дипломного исследования является рассмотрение недобросовестной конкуренции и совершенствование методов борьбы с недобросовестной конкуренцией.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- определить понятие и сущность недобросовестной конкуренции;

- рассмотреть формы недобросовестной конкуренции;

- изучить мировой опыт борьбы с недобросовестной конкуренцией;

- проанализировать антимонопольное регулирование экономики;

- провести анализ законодательства о рекламе;

- проанализировать способы защиты интеллектуальной собственности;

- выяснить  совершенствование методов борьбы с недобросовестной конкуренцией в России.

Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка используемых источников.

Глава 1. Теоретические основы недобросовестной конкуренции

1.1. Понятие и сущность недобросовестной конкуренции

Для наиболее полного и корректного понимания сущности недобросовестной конкуренции необходимо рассмотреть такую категорию как конкуренция с точки зрения подходов различных исследователей и экономических школ с учетом этической составляющей.

К. Макконел и С. Брю считают, что конкуренция – это наличие на рынке большого количества независимых покупателей и продавцов, возможность для покупателей и продавцов свободно входить на рынок и выходить с него[1].

И Шумпетер определяет конкуренцию как соперничество старого с новым, с инновациями[2].

Фридрих А. Фон Хайек, австрийский ученый и нобелевский лауреат по экономике 1974 года, дает определение конкуренции как процессу, с помощью которого люди получают и передают знания. По его мнению, на рынке только благодаря конкуренции тайное становится явным[3].

Майкл Портер рассматривает конкуренцию как процесс, который развивается, как ландшафт, который беспрерывно изменяется и на котором появляются новые товары, новые методы маркетинга, новые производственные процессы и новые рыночные сегменты[4].

Г. Азоев под конкуренцией понимает соперничество в какой-либо сфере деятельности между отдельными юридическими и физическими лицами (конкурентами), заинтересованными в достижении одной цели[5].

А. Юданов утверждает, что рыночная конкуренция – это борьба фирм за ограниченный объем платежеспособного спроса потребителей, которая ведется ими на доступных сегментах рынка[6].

Существует большое количество подходов к пониманию конкуренции и каждый из них отражает определенную сторону этого широкого и сложного понятия. Для понимания недобросовестной конкуренции особую ценность представляет сущность конкуренции в повседневно-бытовом понимании, а также ее трактовка в соответствии с законодательством России и других стран.

В повседневном понимании конкуренция – это, прежде всего, соперничество за какие-либо ресурсы. При этом необходимой предпосылкой возникновения и существования конкуренции является ограниченность этих ресурсов. Соперничество возникает не только за ограниченные, но и за лучшие ресурсы даже при их достаточном количестве. В случае экономики под ресурсами следует понимать также и условия производства, купли и продажи товаров и многое другое.

В соответствии с законодательством России и некоторых других стран, конкуренция - это состязательность хозяйствующих субъектов, при которой их самостоятельные действия эффективно ограничивают возможность каждого из них односторонне воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товаром рынке. Ключевым моментом здесь, наряду с состязательностью (соперничеством), является также слово «ограничивают». То есть самостоятельные действия одного субъекта ограничивают действия других. Это ограничение действий должно происходить не только в рамках закона, но и в рамках этических норм и традиций общества.

Если охарактеризовать конкуренцию с учетом вышеуказанных положений, то конкуренция – это соперничество за что-либо ограниченное или лучшее, которое осуществляется в рамках законодательства, традиций и этических норм и в результате которого происходит ограничение возможности соперников (конкурентов) влиять на что-либо ограниченное или лучшее. Данная трактовка конкуренции привносит в ее понимание этическую составляющую, основой которой являются нормы морали и совесть. Фактически, это определение добросовестной конкуренции, то есть конкуренции на основе государственных законов и общественных этических норм, норм морали. Добросовестная конкуренция предполагает использование этичных методов борьбы.

Наряду с добросовестной конкуренцией существует и недобросовестная конкуренция. Это также соперничество за что-либо ограниченное или лучшее, однако, оно осуществляется за рамками законодательства и моральных норм. В результате использования недобросовестной конкуренции также происходит ограничение возможности соперников (конкурентов) влиять на что-либо ограниченное или лучшее.

При такой трактовке конкуренции следует уделять особое внимание тому, что законодательство является вторичным по отношению к нормам морали. Как говорил Аристотель: «…у закона нет иной силы кроме традиции, а традиция образуется не иначе, как в течении длительного промежутка времени»[7]. Другими словами, традиции и нормы морали являются основой любого более или менее хорошего закона. Поэтому, следует сделать акцент на то, что недобросовестная конкуренция - это скорее конкуренция за рамками этических норм, нежели законов, поскольку в законах могут и не быть прописаны все возможные случаи нарушения этих самых норм.

Однако конкуренция добросовестная и недобросовестная отличаются не только методами и формами проявления. По своей сути добросовестная конкуренция направлена на достижение соперниками целей путем улучшения, усовершенствования себя и окружающих, а недобросовестная – на хищническое удовлетворение потребностей не за счет совершенствования себя и остальных, а за счет лжи и обмана.

Дозорцев  В.А. справедливо утверждал, что понятие «недобросовестная конкуренция» пришло к нам из иностранного права и международных договоров[8]. Действительно, в дореволюционной России гражданское законодательство не знало этого понятия. Как писал Г.Ф. Шершеневич, «русскому законодательству противодействие недобросовестной конкуренции незнакомо, русская судебная практика ничего не сделала в этом направлении»[9].

В Российской Федерации концепция законодательства о конкуренции была реализована через разработку специального закона, в который наряду с большим по объему собственно антимонопольным законодательством были включены отдельные нормы, направленные на регулирование недобросовестной конкуренции. Первоначально Закон РСФСР от 22.03.1991 г. № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» не содержал определения понятия «недобросовестная конкуренция». В ст. 10 этого закона был установлен общий запрет на недобросовестную конкуренцию, и приводился примерный перечень форм недобросовестной конкуренции. Позднее, 25 мая 1995 г. в закон были внесены изменения и дополнения, в том числе было введено определение понятия «недобросовестная конкуренция» (ст. 4)[10].

В настоящее время в Федеральном законе от 26.07.2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) инкорпорированы нормы двух законов: Закона РСФСР от 22.03.1991 года № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» и Федерального закона от 23.06.1999 г. № 117-ФЗ «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг».

Закон о защите конкуренции устанавливает организационные и правовые основы защиты конкуренции, в том числе предупреждение и пресечение монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, предусматривает обновление правового инструментария, а также унификацию правового регулирования отношений по защите конкуренции на товарных и финансовых рынках.

В соответствии с п. 9 ст. 4 Закона о защите конкуренции под недобросовестной конкуренцией понимаются «любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Таким образом, недобросовестная конкуренция — это всегда действия. Бездействие даже при наличии всех прочих признаков не может рассматриваться как недобросовестная конкуренция в отличие, например, от монополистической деятельности. Монополистической деятельностью в определенных случаях может признаваться и бездействие.

Другим обязательным условием является осуществление субъектами правоотношения предпринимательской деятельности на одном товарном (финансовом) рынке. То есть хозяйствующий субъект, в отношении которого совершаются недобросовестные действия, и хозяйствующий субъект, который совершает такие действия, должны находиться в конкурентных отношениях.

И, наконец, основным квалифицирующим признаком недобросовестной конкуренции является противоречие действий хозяйствующего субъекта законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости. Используемые здесь морально-этические, в основе своей философские категории — добропорядочность, разумность и справедливость — оставляют широкий простор для толкования.

Кроме того, определением недобросовестной конкуренции предусматривается, что для признания этих действий в качестве правонарушения необходимо учитывать причинение убытков конкуренту либо нанесение вреда его деловой репутации. При этом убытки или вред деловой репутации не обязательно должны быть реальными, достаточно лишь такой потенциальной возможности.

В части 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции содержится общий запрет недобросовестной конкуренции, а также приводится перечень разнородных действий, сгруппированных в 5 дифференцированных составов, которые принято называть формами недобросовестной конкуренции. Эти действия подлежат запрету независимо от того, отвечают они условиям, установленным в понятии недобросовестной конкуренции, или нет. Вернее, в данном случае не требуется соотносить действия, квалифицируемые как недобросовестная конкуренция в силу статьи 14 Закона о защите конкуренции, с понятием «недобросовестная конкуренция», закрепленным в ст. 4 этого закона. Предусмотренные ст. 14 закона составы правонарушений относятся к прямым нормам, которые применяются непосредственно.

В часть 2 ст. 14 Закона о защите конкуренции включены положения, в соответствии с которыми не допускается недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг. Они не содержат примерного состава действий, которые можно было бы квалифицировать в качестве недобросовестной конкуренции. По своей правовой конструкции эти положения близки к нормам ст. 10 ГК РФ, в силу которой не допускается злоупотреблением правом, а также использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции.

Несмотря на то, что понятие недобросовестной конкуренции по смыслу антимонопольного законодательства не покрывается понятием «ограничение конкуренции», действия хозяйствующих субъектов, нарушающих требования части 2 ст. 14 Закона о защите конкуренции, следует рассматривать как злоупотребление правом в иных формах[11].

Часть 3 ст. 14 Закона о защите конкуренции предусматривает для заинтересованного лица (то есть лица, чьи права нарушены актом недобросовестной конкуренции) возможность направления решения антимонопольного органа о нарушении положений части 2 настоящей статьи в отношении приобретения и использования исключительного права на товарный знак в Роспатент для признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку.

Таким образом, недобросовестная конкуренция представляет из себя соперничество за что-либо ограниченное или лучшее, которое осуществляется не в соответствии с существующими этическими нормами, традициями и законами. Причины возникновения недобросовестной конкуренции как своеобразного метода конкуренции заложены в психических особенностях человека.

1.2 Формы недобросовестной конкуренции

Недобросовестная конкуренция в хозяйственной практике, как нарушающее общепринятые правила и нормы этики и добросовестной конкуренции соперничество за ограниченные («редкие») ресурсы, находит свое проявление через следующие формы:

  • демпинг;
  • установление дискриминационных цен;
  • установление контроля над деятельностью конкурента с целью прекращения этой деятельности;
  • экономический или промышленный шпионаж;
  • тайный сговор на торгах и создание тайных картелей;
  • подделка продукции конкурентов;
  • ненадлежащая реклама;
  • махинации с деловой отчетностью;
  • ограничительная торговая практика;
  • деловая коррупция.

Рассмотрим каждую из этих форм проявления недобросовестной конкуренции подробнее.

Под демпингом понимают осуществляемый для вытеснения конкурентов и захвата внешних рынков сбыта вывоз товаров из страны по более низким ценам, чем цены внутри страны или на мировом рынке. Демпинг может осуществляться за счет средств фирмы-экспортера или с помощью государства путем субсидирования экспортных поставок из средств государственного бюджета.

Ценовая дискриминация имеет место тогда, когда в один и тот же момент один и тот же продукт, работа или услуга продаются разным покупателям по разным ценам, причем разница в ценах не оправдана различиями в издержках производства этого продукта, работы или услуги. Для осуществления ценовой дискриминации необходимо, что у покупателей отсутствовала возможность перепродажи продукта (именно продукта, поскольку работы и услуги нельзя хранить), а у продавца имелась возможности градации покупателей в зависимости от их эластичности спроса на покупаемый продукт, работу или услугу.

Установление контроля над деятельностью конкурента осуществляется при помощи покупки контрольного пакета акций конкурента с целью прекращения его деятельности.

Промышленный или экономический шпионаж — это одна из форм недобросовестной конкуренции, применяемая на всех уровнях экономики, начиная с небольших предприятий и заканчивая государствами. Основное предназначение промышленного шпионажа — экономия средств и времени, которые требуется затратить, чтобы догнать конкурента, занимающего лидирующее положение, либо не допустить в будущем отставания от конкурента, если тот разработал или разрабатывает новую перспективную технологию, а также чтобы выйти на новые для предприятия рынки. Не следует путать промышленный шпионаж и конкурентную разведку. Основное их отличие состоит в том, что промышленный шпионаж, нарушая нормы законодательства и этические нормы, является формой проявления недобросовестной конкуренции, тогда как конкурентная разведка является формой добросовестной конкуренции[12].

Под тайным сговором подразумевается ситуация, когда фирмы действуют согласованно с целью установить цену и объем производимого каждой из них продукта или определить географический регион, в котором каждая фирма может продавать свою продукцию. Иногда для обозначения тайного сговора используют также похожие по содержанию понятия, а именно «джентльменское соглашение» и кодекс «честной конкуренции». «Джентльменское соглашение» представляет собой неофициальную договоренность между олигополистическими компаниями отрасли об установлении цен, а под кодексом «честной конкуренции» подразумевается соглашение бизнесменов о ценах и квотах производства, что другими словами и есть тайный сговор.

Создание тайных картелей представляет собой простейшую форму монополистического объединения и недобросовестной конкуренции. В отличие от других, более устойчивых, форм монополистических структур (синдикаты, тресты, концерны) картель сохраняет финансовую производственную самостоятельность. Объектами соглашения могут быть: ценообразование, сферы влияния, условия продаж, использование патентов. Действует, как правило, в рамках одной отрасли. Затрудняет функционирование рыночных механизмов.

Подделка продукции конкурента обычно используется в отношении раскрученных и авторитетных брендов. Компания, которая решила подделывать продукцию своего более успешного конкурента, экономит не только на продвижении и рекламе своей продукции, но также и на издержках, связанных с разработкой и многими другими. При этом продукция производится гораздо более низкого качества и по более низким ценам, не только вытесняя продукцию фирмы, производящей оригинальную продукцию с конкретных рынков, но и нанося урон репутации этой фирмы.

Ненадлежащая реклама занимают одно из лидирующих мест среди форм проявления недобросовестной конкуренции, и включает в себя недобросовестную, недостоверную, неэтичную, заведомо ложную и иную рекламу, не соответствующую нормам этики данного бизнеса.

Ограничительная торговая практика – это одна из форм недобросовестной конкуренции, направленная на сокращение и устранения конкуренции между производителями аналогичной продукции. Она включает в себя:

  • исключительное дилерство;
  • отказ в поставках;
  • ценовое сжатие;
  • связанные товары;
  • скидки по совокупному объему;
  • поддержание розничных цен и др.

Деловая коррупция, наряду с бытовой коррупцией и коррупцией верховной власти, является одним из разновидностей коррупции. В широком смысле слова коррупция (от лат. corrumpere — портить) — это использование должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав в целях личной выгоды, противоречащее установленным правилам. Наиболее часто термин коррупция применяется по отношению к бюрократическому аппарату и политической элите. Деловая же коррупция возникает при взаимодействии власти и бизнеса. Например, в случае хозяйственного спора, стороны могут стремиться заручиться поддержкой судьи с целью вынесения решения в свою пользу.

Таким образом, недобросовестная конкуренция имеет огромное количество форм проявления и все эти формы перечислить объективно невозможно из-за глубины и специфики данного понятия как детерминированного этическими нормами, которые также бесконечны в своем проявлении и которые также все перечислить невозможно.

Характерной особенность демпинга как формы проявления недобросовестной конкуренции является его связь с международными экономическими отношениями, и как следствие этого, широкое проникновение и использование его компаниями именно при осуществлении своей деятельности на мировом рынке. Неразрывная связь демпинга и международных экономических отношений породили своеобразные его формы, которые могут находить свое проявление в большинстве только в условиях функционирования компании на мировом рынке. Наиболее ярко иллюстрирующей это утверждение является такая форма демпинга как валютный демпинг, который имеет место при экспорте товаров по ценам ниже рыночных за счет снижения обменного курса валюты страны-экспортера.

Еще одной особенностью демпинга является то, что в большинстве случаев невозможно разграничить, какой именно демпинг имеет место. Например, товарный демпинг может осуществляться за счет снижения курса национальной валюты и в таком случае он подпадает под категорию валютного демпинга. Таких примеров может быть достаточно много.

Благодаря своей сложной природе и глубокому проникновению в международные экономические отношения демпинг проникает практически на все рынки и может применяться в отношении самых различных товаров, от сырья и материалов и до космических снимков.

Например, широко известна ситуация, сложившаяся с Российскими экспортерами стали. В середине 1998 г. импорт стали в США достиг рекордного значения, и его доля во внутреннем металлопотреблении выросла с 20-25 % до 34 %. Демпинговая конкуренция импортеров заставила снижать объемы производства американских металлургических компаний, которые подали заявки с требованием ввести антидемпинговые санкции против металлургических компаний Японии, Южной Кореи и России. К началу 1999 г. антидемпинговые меры против российских металлов действовали уже в Европе, Азии, северной и южной Америке. К марту 1999 г. против российских экспортеров черных и цветных металлов было применено около 45 антидемпинговых и других мер, ограничивающих, а в ряде случаев - запрещающих экспортные поставки.

Еще одним примером демпинга как недобросовестной конкуренции является случай с японской фирмой «Sony», которая в 1970 г. продавала в США свои телевизоры за 180 долл., тогда как в самой Японии телевизоры той же модели продавались за 333 долл. Подобная ситуация складывается не только на рынке электроники, но также и автомобилестроения. По данным дилерской сети компании LEXUS, стоимость модели LS 460 для американского рынка составляет около 42 000 дол., а для европейского и стран СНГ – 75 000 дол.

Интересна также ситуация последних лет на рынке геоинформатики , которая была названа «космический демпинг» Китая, который с начала 2007 года начинает открытую бесплатную передачу космических снимков Земли со своего спутника CBERS всем желающим. Странам-продавцам космических снимков придется нелегко выжить на этом рынке, потому что компании, которые производят эти снимки, не смогут конкурировать с бесплатными снимками Китайских компаний в случае, если не будут получать такую же мощную государственную поддержку космической программы, как в Китае[13].

Заслуживает внимания такая форма проявления недобросовестной конкуренции как установление контроля над деятельностью конкурента с целью прекращения этой деятельности. Так, например, однажды концерн «Диснейс шэмрок» начал скупать на бирже акции компании «Полароид» с целью формирования контрольного пакета и приобретения корпорации «Полароид». Однако «Полароид», почувствовав опасность, сняла с биржевого рынка 14% акций и перевела их в специальный пенсионный фонд своих служащих. Кроме того, были предприняты и другие меры, чтобы помешать конкурентам сформировать контрольный пакет акций компании «Полароид».

Каковы же причины, вызвавшие атаку компании «Диснейс шэмрок» на «Полароид»? Как известно, «Полароид» на протяжении многих лет с большим успехом выпускает во многих странах фотоаппараты моментальной фотографии. Но в последнее время ее конкурент «Кодак», крупный производитель фотоаппаратов и пленки, тоже стал выпускать аналогичные фотоаппараты, хотя «Полароид» имеет на них патенты на мировом рынке. В связи с этим «Полароид» предъявила иски «Кодак» за нарушение патентных прав и на возмещение убытков в размере 4 млрд. долл. На этом этапе в операцию была включена фирма «Диснейс шэмрок» в качестве посредника. Она договорилась с «Кодак», что приобретет «Полароид» фактически от имени «Кодак», а затем урегулирует существующие претензии. В 1992 г. в соответствии с этой договоренностью фирме «Диснейс шэмрок» предстояло продать «Полароид» примерно за 350 млрд. долл., что позволило бы получить «Диснейс шэмрок» прибыль в размере 172 млрд. долл. между ценой покупки и продажи всех акций. Таким образом, с помощью методов недобросовестной конкуренции было решено избавиться от нежелательного соперника по бизнесу.

Угроза конкурентам исками о нарушении патентов или товарных знаков, если это делается недобросовестно и с целью противодействия конкуренции в сфере торговли – это также один из примеров недобросовестной конкуренции. Например, компания Intel подала иск на фирму VIA, обвиняя её в нарушении патента путём создания чипсета, предназначенного для нового поколения процессоров Pentium. Иск Intel был отклонён, однако это заставило VIA выпустить данный чипсет позже назначенного срока, благодаря чему Intel успела выйти на рынок со своими материнскими платами на собственных чипсетах раньше, чем это сумела сделать VIA[14].

На примере деятельности компании «INTEL» можно также рассмотреть методы ограничительной торговой практики. Компания «INTEL» блокировала начало массового производства нового процессора, созданного российскими разработчиками, путём запрета заключения контрактов с ними всем крупным предприятиям, способным начать данное производство, под угрозой разрыва контрактов заключённых между этими предприятиями и «INTEL». После безуспешных попыток внедрить свой процессор, наши разработчики вынуждены были продать свои работы «INTEL», основные идеи которых потом были воплощены в новых процессорах «Pentium».

Применение картельных соглашений как способа недобросовестной конкуренции занимает в мировой практике далеко не последнее место. Яркий пример международного картелирования – это соглашение стран-членов ОПЕК, которым неоднократно удавалось поднять цены на нефть посредством относительно небольшого ограничения выпуска[15].

Своим могуществом картели пользовались и пользуются бесцеремонно. Так, международный электроламповый картель «Фебус» добился того, что в тех странах, где господствовали его участники, цена лампы в 60 Вт доходила до 70 центов, в то время как на открытом рынке она стоила 15 центов. Картель также ограничивал качество ламп с таким расчетом, чтобы они служили не более 1 тысячи часов, формировал выгодные для себя технические стандарты и др.[16]

И, наконец, одной из наиболее известных и обговариваемых во всем мире, в частности на просторах СНГ, форм проявления недобросовестной конкуренции является так называемая ненадлежащая реклама, которая объединяет понятия недобросовестной, недостоверной, неэтичной и заведомо ложной рекламы.

Недобросовестная конкуренция в сфере рекламы очень запутанная и объемная тема. Законодательство в этой области, как и законодательство о недобросовестной конкуренции в целом, базируется на этических нормах и обычаях данного бизнеса.

Таким образом, исследование практики недобросовестной конкуренции в мировой экономике позволяет сделать вывод о том, что каждая форма проявления недобросовестной конкуренции индивидуальна и ее трактовка как таковой довольно субъективна не только в отношении отдельных людей, но и культур, которые имеют свои моральные ценности и, следовательно, свое отношение к различным проявлениям недобросовестной конкуренции. Для конкурирующих компаний данная проблема приобретает все большую остроту с ростом глобализации экономики и переплетения национальных экономик, ведущее к необходимости для компаний работать на мировом рынке.

Поскольку сама недобросовестная конкуренция возникает с появлением конкуренции вообще, то и первые попытки ее регулирования датируются довольно ранним периодом развития международных экономических отношений и их трансформации в мировую экономику. В связи со сложностью и обусловленностью трактовки данных категорий с точки зрения не только экономики, но и этики, очевидно, что осмысление основ эффективного регулирования недобросовестной конкуренции невозможно без четкого представления об истории регулирования, на основании которой, в основном, и базируются современные подходы.

1.3. Мировой опыт борьбы с недобросовестной конкуренцией

Конкурентная борьба на рынке ведется с использованием самых различных методов и средств осуществления предпринимательской деятельности. Само право на защиту против незаконной конкуренции рассматривается в Парижской конвенции и национальном законодательстве зарубежных стран как одно из прав промышленной собственности.

Назначение института борьбы против недобросовестной конкуренции двоякое: с одной стороны, хозяйственно-экономическое — упорядочить конкуренцию, ввести ее в определенные рамки, исключить отдельные формы и методы предпринимательства, оказывающие негативное воздействие на функционирование механизма экономики в целом; с другой стороны, социально-классовое — показать заботу государства о защите интересов мелких и средних предпринимателей, а также массового потребителя, внедрить в сознание публики представление о преследовании недобросовестных и аморальных методов хозяйствования.

В юридико-техническом отношении институт борьбы с недобросовестной конкуренцией занимает в правовой системе различное положение. В одних государствах, например США, Японии и Канаде, нормы о борьбе с недобросовестной конкуренцией составляют часть антимонопольного законодательства, поскольку сама нечестная конкуренция рассматривается как один из элементов монопольной практики. В рамках законодательства по борьбе с монопольной практикой выделяются конкретные составы правонарушений, характеризуемые как недобросовестная конкуренция. В других государствах, в частности в странах Общего рынка, этот правовой институт является самостоятельной ветвью гражданско- и административно-правового регулирования, существующего наряду со специальным антимонопольным законодательством, именуемым здесь законодательством по борьбе с ограничительной хозяйственной практикой. Нормативная основа представлена, следовательно, разными актами.

Что касается этой второй группы стран, то в некоторых из них, в частности во Франции, Италии, Нидерландах и ряде других, в качестве юридической основы борьбы с недобросовестной конкуренцией используются общие положения гражданского права об ответственности за гражданский деликт (во Франции - ст. 1382 и 1383 ФГК; Италии - ст. 2598-2601 ГК и т.д.). Недобросовестная конкуренция рассматривается как неправомерное действие, причиняющее ущерб, подлежащий возмещению по общим нормам деликатной ответственности. Судебная практика этих стран выработала понятие и определила отдельные виды действий как недобросовестную конкуренцию.

В других же странах имеется специальное законодательство, начало которому положил германский закон о недобросовестной конкуренции от 7 июня 1909 г., действующий ныне в ФРГ в редакции законов 1970 и 1975 годов. В специальных законах ФРГ и некоторых других стран, в частности Швейцарии, Австрии, Испании, Скандинавских стран (единообразном законе), Греции и др., выдвигается общее определение недобросовестной конкуренции, в соответствии с которым и осуществляют квалификацию соответствующих актов. При этом в некоторых законах также указываются и отдельные конкретные ее виды[17].

И наконец, в ряде стран, к числу которых относятся, например, Англия и Бельгия, борьба с недозволенной конкуренцией опирается на общие нормы гражданского и уголовного законодательства, но имеются одновременно и специальные положения о недобросовестной конкуренции в различных актах, регулирующих гражданский оборот. Так, в Англии используются иски о смешении, клевете, нарушении доверия и др., но, кроме того, в ряде нормативных актов — законе о конкуренции 1980 года, законе о купле-продаже товаров 1979 года, законе о торговле на выставках и ярмарках 1973 года, законе о товарных знаках 1887 года и др. — выдвигается общее определение недобросовестной конкуренции и указывается ряд ее конкретных проявлений.

Юридические и физические лица из стран — участниц Парижской конвенции могут требовать защиты против недобросовестной конкуренции по положениям ст. 10 bis, в которой помимо общего ее определения приводится примерный перечень запрещаемых действий, квалифицируемых как такого рода конкуренция.

Специальные правила содержатся в актах Европейского экономического сообщества, в частности в Римском договоре об учреждении ЕЭС.

Право конкуренции и, как его часть, борьба с недобросовестной конкуренцией регулируются комплексом гражданских, административных и уголовных норм, которые применяются в разных странах в тех или иных сочетаниях.

Недобросовестная конкуренция относится к весьма широким и юридически точно не характеризуемым понятиям. Определениям такой деловой активности, содержащимся в законах и судебных решениях, а также предлагаемым в литературе, присущ характер самых общих положений.

Отсутствие подробной законодательной регламентации открывает возможность для различных толкований самого понятия деликта и конкретных составов правонарушений, относимых к недозволенной конкуренции. Все это резко расширяет пределы усмотрения судов в квалификации актов недобросовестной конкурентной практики и служит основанием признания ими все новых видов такой конкуренции, все более расширительного ее толкования.

Основным оценочным критерием в определении недобросовестной конкуренции служит использование в деловой практике таких форм и методов предпринимательской деятельности, которые противоречат «доброй совести», «добрым нравам» или «честным обычаям», сложившимся в обороте. Основополагающим для такого критерия оценки является положение ст. 10 bis Парижской конвенции, согласно которому «недобросовестной конкуренцией считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах». Из аналогичного оценочного критерия исходят и национальные законодательства. Так, в ФРГ по ст. 1 закона о недобросовестной конкуренции от 7 июня 1909 г. «лицо, которое в ходе деловой практики совершит в целях конкурентной борьбы действия, противоречащие добрым нравам, может быть через суд принуждено к прекращению этих действий и возмещению убытков».

Некоторые конкурентные действия, характеризуемые как недобросовестные, определяются в примерном перечне ст. 10 bis Парижской конвенции, но в основном содержание различных форм (видов) недобросовестной конкуренции раскрывается в решениях судов и обобщениях гражданско-правовой доктрины. Выделяется несколько категорий актов конкурентной деятельности, наиболее часто признаваемых в разных странах правонарушениями.

Недобросовестной конкуренцией считается, во-первых, определенный круг приемов и недозволенных способов использования промышленных прав других лиц с целью продвижения товаров или услуг на рынке. Имеется в виду деятельность, которая способна ввести контрагента по договору или массового потребителя в заблуждение, вызвать у них смешение с самим предприятием конкурента либо с его изделиями или услугами, лишив такого конкурента выгод монопольного использования объекта промышленной собственности. Недобросовестность проявляется здесь в стремлении нечестно, обманно использовать завоеванную другим предпринимателем репутацию на рынке.

К недобросовестной конкуренции относят, во-вторых, осуществление договорной или хозяйственной практики, считающейся одновременно монопольной и искусственно ограничивающей конкурентную деятельность других лиц (речь идет о навязывании контрагенту договорных условий, связывающих его в дальнейшей хозяйственной деятельности), или же такую практику, как проведение демпинга, организация бойкота, осуществление дискриминации в торговле, дезорганизация производства конкурента и т. д.

Как недобросовестная конкуренция рассматриваются, в-третьих, действия, нарушающие личные права предпринимателя на имя, честь и репутацию. Имеется в виду дискредитация, или диффамация, то есть распространение ложных сведений о конкуренте, порочащих самого предпринимателя либо его товар или работу.

И наконец, к недозволенной конкуренции относят действия, преследующие цель нечестного извлечения выгод различными коммерческими или некоммерческими средствами, например передачу третьему лицу конфиденциально полученной информации («ноу-хау»), сманивание и подкуп персонала конкурента для получения от него секретной информации, недобросовестную рекламу — сравнительную или обманную,— имеющую цель создать благоприятные условия для реализации товаров или услуг, проведение торговли с нарушением установленных правил, в частности несанкционированную распродажу товаров, продажу с объявленными скидками и премиями, не представляющими, по существу, имущественной ценности, торговлю по воскресеньям и т. д., и т. п.

Средством защиты против недобросовестной конкуренции служит иск о недобросовестной конкуренции, подаваемый обычно в суд совместно с другим иском или исками — о защите прав на тот или иной объект промышленной собственности, о применении общих гражданских санкций за деликт и пр.

К санкциям за недобросовестную конкуренцию относятся запрещение противоправных действий, возмещение убытков, признание недействительности заключенных договоров, а также административные штрафы и меры уголовного наказания.

В условиях рынка конкуренция является ключевым фактором развития экономики. Однако поощрение конкуренции возможно до определенных границ - под защитой государства находятся лишь справедливые и добросовестные методы ведения конкурентной борьбы, а недобросовестная конкуренция, наоборот, подлежит запрету и преследуется по закону.
Недобросовестные методы конкуренции являются весьма распространенными. Поэтому эффективная борьба с этим злом является необходимым условием для развития экономики страны. К примеру, в ФРГ ежегодно рассматривается около 20 тысяч дел о фактах недобросовестной конкуренции[18].

Конкурентное законодательство зарубежных стран включает две обособленные сферы:

1) нормы антимонопольного законодательства;

2) нормы о недобросовестной конкуренции.

Разграничение этих сфер связано с тем, что они имеют разные и даже в некотором смысле противоположные цели. В первом случае основной целью является защита конкуренции от ограничений ее со стороны субъектов рынка и государственных органов, в этой связи традиционно этим направлением занимается антимонопольный орган. Во втором случае целью является не защита конкуренции от ограничений ее со стороны других лиц, а, наоборот, чрезмерная конкуренция с использованием нечестных методов ведения конкурентной борьбы, в этой связи это направление в некоторых странах не относится к полномочиям органа по защите конкуренции.

Парижская конвенция об охране промышленной собственности 1883 года в статье 10.bis определяет акт недобросовестной конкуренции как всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах, и содержит примерный перечень недобросовестных конкурентных действий. Германский закон «О недобросовестной конкуренции» (1909 года) определяет недобросовестную конкуренцию как противоречащую добрым нравам, а ст. 2 аналогичного швейцарского закона (1986 года) признает в качестве в качестве недобросовестного и незаконного всякое поведение или коммерческую практику, противоречащую доброй торговой практике[19].

Законом о борьбе с недобросовестной конкуренцией Польши «актом недобросовестной конкуренции признается противоправное или нарушающее добрые обычаи деяния, если оно нарушает право другого предпринимателя или клиента либо угрожает таким нарушением. Далее закреплен примерный перечень недобросовестных конкурентных действий.

В Украине недобросовестной конкуренцией считаются любые действия в конкуренции, которые противоречат правилам, торговым или иным честным обычаям в предпринимательской деятельности (ст. Закон Украины о защите от недобросовестной конкуренции)»[20].

Анализ зарубежного опыта показал, что с точки зрения правового регулирования недобросовестной конкуренции можно выделить три группы стран. К первой группе относятся страны, в которых преследование недобросовестной конкуренции осуществляется на основе общих положений гражданского права об ответственности за внедоговорное правонарушение, деликт. На основании этих норм судебной практикой разработано понятие и определены виды недобросовестной конкуренции. К таким странам относятся Франция, Италия, Нидерланды, а также некоторые другие страны.

Во вторую группу входят страны, в которых принято законодательство о недобросовестной конкуренции, определяющее как общее понятие, так и конкретные составы правонарушений из недобросовестной конкуренции. К ним относятся Германия (где первый Закон о недобросовестной конкуренции был принят в 1909 году. В 2004 г. принят новый закон против недобросовестной конкуренции), Австрия, Испания, Швейцария, Греция, и некоторые другие.

Третью группу составляют страны, где защита против недобросовестной конкуренции осуществляется как на основе общих норм гражданского законодательства о деликтах, так и на основе норм, содержащихся в специальном законодательстве (в законах о конкуренции, в частности). К числу таких стран относятся Великобритания, Бельгия, ряд других стран.

Выводы

Недобросовестная конкуренция представляет из себя соперничество за что-либо ограниченное или лучшее, которое осуществляется не в соответствии с существующими этическими нормами, традициями и законами. Причины возникновения недобросовестной конкуренции как своеобразного метода конкуренции заложены в психических особенностях человека.

Недобросовестная конкуренция в хозяйственной практике находит свое проявление через следующие формы:

  • демпинг.
  • установление дискриминационных цен.
  • установление контроля над деятельностью конкурента с целью прекращения этой деятельности.
  • экономический или промышленный шпионаж.
  • тайный сговор на торгах и создание тайных картелей.
  • подделка продукции конкурентов.
  • ненадлежащая реклама.
  • махинации с деловой отчетностью.
  • ограничительная торговая практика.
  • деловая коррупция.

На практике, недобросовестная конкуренция имеет огромное количество форм проявления и все эти формы перечислить объективно невозможно из-за глубины и специфики данного понятия как детерминированного этическими нормами, которые также бесконечны в своем проявлении и которые также все перечислить невозможно.

Исследование практики недобросовестной конкуренции в мировой экономике позволяет сделать вывод о том, что каждая форма проявления недобросовестной конкуренции индивидуальна и ее трактовка как таковой довольно субъективна не только в отношении отдельных людей, но и культур, которые имеют свои моральные ценности и, следовательно, свое отношение к различным проявлениям недобросовестной конкуренции. Для конкурирующих компаний данная проблема приобретает все большую остроту с ростом глобализации экономики и переплетения национальных экономик, ведущее к необходимости для компаний работать на мировом рынке.

Регулирование недобросовестной конкуренции в условиях современного мирового рынка характеризуется стремлением государств выработать эффективные методы на основе деловой практики и этики бизнеса, существующей на внутреннем рынке и, одновременно, сформировать общую культуру конкуренции на мировом рынке посредством деятельности международных организаций и выработки ими комплексов двух- и многосторонних соглашений.

Наследие СССР наносит отпечаток на такие аспекты хозяйствования в Украине как взаимодействие власти и бизнеса и, соответственно, на особую роль деловой коррупции как средства конкурентной борьбы, максимизации прибыли, или же просто выживания на рынке. В свою очередь, отсутствие традиций рыночной конкуренции создает объективные трудности для создания соответствующей законодательной базы и условий для правильного толкования законов с целью эффективного, с экономической и культурной точки зрения, применения.

И так, противоречивость проблем недобросовестной конкуренции в России обусловлена наличием экономического и культурного наследия тоталитарного режима. С одной стороны, это в значительной степени способствует укоренению таких методов недобросовестной конкуренции как деловая коррупция и, методов, порождаемых значительной степенью монополизации. А с другой стороны, отсутствие культуры конкуренции снижает эффективность применения существующих законов в области недобросовестной конкуренции.

Глава 2. Анализ методов борьбы с недобросовестной конкуренцией

2.1. Антимонопольное регулирование экономики

Антитрестовское законодательство появляется в конце XIX века. На уровне отдельного государства впервые оно появилось в 1889 г. в Канаде, где был принят Акт «О предотвращении и подавлении объединений, направленных на ограничение торговли» («Act for the prevention and suppression of combinations formed in restraint of trade»), а годом позже в США был принят Акт Шермана[21]. Инициаторами их утверждения становились такие организации как Альянс фермеров Миссури. Они объединяли производителей, обеспокоенных ростом конкуренции со стороны более крупных и эффективных ферм. Увеличение рыночной доли, занятой крупными хозяйствами, преподносилась как опасная концентрация, ведущая к монополизации рынка. В то же время рыночная концентрация сопровождалась не сокращением производства и ростом цен, в чем обвиняли «монополистов», а прямо противоположными явлениями.

Аналогичной была и ситуация на федеральном уровне. Сенатор Джон Шерман, добившийся принятия антимонопольного законодательства в США, обвинял тресты в ограничении выпуска для повышения цен. Как показывает его переписка с представителями мелких нефтяных компаний, в реальности Шерман защищал именно интересы тех предпринимателей, которые страдали от падения цен, в частности, от удешевления нефтепродуктов, вызванного применением цистерн при транспортировке нефти. В частности, он лоббировал закон, запрещающий железным дорогам предоставлять скидки на перевозку нефти в цистернах, а не в бочках[22].

Среди отраслей, которые в Конгрессе считались монополизированными, были производство нефти, сахара, рельсов, свинца, цинка, джута, угля и хлопкового масла. Но во всех перечисленных отраслях, о которых доступны соответствующие данные, производство между 1880 и 1890 гг. росло быстрее, чем американское производство в целом. ВНП США за данный период вырос в реальном выражении на 24 %, а в номинальном на 16 %. Что же касается выпуска в отраслях, где были образованы тресты, то в номинальном измерении он вырос за это время на 62 %, а в реальном — на 175 %. Таким образом, тресты обеспечивали рост производства и снижение цен.

С момента принятия Акта Шермана антимонопольные законы распространились в большинстве стран мира. Этот процесс не был одномоментным: так, в Италии соответствующий закон был принят через 100 лет после Акта Шермана — в 1990 году.

Существуют также и примеры отмены антимонопольного законодательства. Так, принятый при М. Саакашвили в Грузии закон «О свободе торговли и конкуренции» в отличие от прежде действовавшего закона «О монополистической деятельности и конкуренции» содержит исключительно запреты на действия органов власти, но не частных компаний. Тем самым в настоящий момент антимонопольное законодательство в Грузии отсутствует.

Контроль за экономической концентрацией состоит в контроле антимонопольных органов за приобретением активов экономически-значимыми компаниями. Такой контроль в той или иной форме существует в большинстве стран, имеющих антимонопольное законодательство. В частности, из обследованных Министерством юстиции США 80 стран, имеющих антимонопольное законодательство, около 60 осуществляют контроль за слияниями. При этом детали режима контроля могут отличаться в зависимости от страны и типа сделок.

Контроль может быть предварительным (компании подают сведения о сделках в антимонопольные органы до завершения этих сделок) или последующим (после совершения сделок). Кроме этого, подача уведомления может быть обязательной или добровольной. Так, в Австралии, в которой не существует процедуры обязательного уведомления, компания, тем не менее, может предпочесть получить иммунитет от возможного судебного преследования и предварительно подать заявку для формального утверждения.

Таблица 2.1

Процедуры контроля за слияниями в разных странах мира

Обязательное предварительное уведомление

Обязательное предварительное уведомление

Обязательное последующее уведомление

Добровольное уведомление

Австрия

Нидерланды

Аргентина

Австралия

Азербайджан

Польша

Греция

Кот д’Ивуар

Албания

Португалия

Дания

Великобритания

Аргентина

Россия

Индонезия

Венесуэла

Беларусь

Румыния

Испания

Новая Зеландия

Бельгия

Словакия

Македония

Норвегия

Болгария

Словения

Россия

Панама

Бразилия

США

Тунис

Франция

Венгрия

Таиланд

ЮАР

Чили

Германия

Тайвань

Южная Корея

Греция

Тунис

Япония

ЕС

Турция

Израиль

Узбекистан

Ирландия

Украина

Италия

Финляндия

Казахстан

Хорватия

Канада

Чехия

Кения

Швейцария

Кипр

Швеция

Колумбия

Эстония

Латвия

ЮАР

Литва

Югославия

Македония

Южная Корея

Мексика

Япония

Молдавия

По признанию руководителей ФАС И. Артемьева и А. Сушкевича, «антимонопольная политика государства, как никакая другая форма публичного вмешательства власти в частные дела, находится под постоянным огнем критики представителей экономической науки»[23]. Критиками антимонопольного законодательства являются такие известные экономисты, юристы и философы как М. Фридман, Ф. Хайек, А. Гринспен, А. Рэнд, Р.Коуз, Р. Борк, Р. Познер, М. Ротбард. Основными объектами критики являются:

  • экономические последствия антимонопольного регулирования (утверждается, что оно всегда или нередко приводит к уменьшению общественного благосостояния);
  • лежащая в основе антимонопольного регулирования этическая и правовая философия (утверждается, что оно нарушает права собственности и свободу контракта и приводит к неравенству прав граждан).

Некоторые из критиков антимонопольного законодательства являются сторонниками его отмены, некоторые — сторонниками существенных корректировок.

По мнению либертарианских (англ. libertarianism; от англ. liberty — личная свобода) критиков антимонопольного законодательства, оно нарушает права человека, в частности, право собственности и свободу контракта. Подпадающие под действие антимонопольного законодательства компании лишаются возможности свободно пользоваться и распоряжаться принадлежащим им имуществом. Антимонопольные органы ставят это имущество на службу «обществу в целом» и тем самым фактически присваивают его. Так, по мнению основателя Института конкурентного предпринимательства Фреда Смита, корни антимонопольной политики кроются в этатистском представлении, что бизнес «в принципе не имеет права распределять свою собственность тем способом, который он считает подходящим, а обладает лишь относительной свободой при условии, что он помогает максимизировать функцию определенной общественной полезности. Это значит, что ни одно предприятие не обладает правом собственности, если эта собственность может быть перемещена в иную сферу ради расширения производства»[24].

При этом, антимонопольное законодательство нарушает принцип правового равенства граждан. Оно не признает за влиятельными хозяйствующими субъектами тех прав (свобода ценообразования, свобода продажи компании, свобода производства, свобода продавать товары «в нагрузку» и т. д.), которые признаются за остальными собственниками. Тем самым, антимонопольное законодательство является дискриминационным.

Основой российского антимонопольного законодательства является Федеральный закон (Россия) «О защите конкуренции». Закон содержит ограничения свободы предпринимательской деятельности и свободы договора для хозяйствующих субъектов, которые занимают доминирующее положение. Наличие последнего устанавливается на основе определения доли компании в общих продажах на рынке или определения совокупной доли, которую занимают на рынке несколько крупнейших (в смысле объема продаж) компаний.

Таким субъектам при некоторых исключениях запрещается:

1) установление, поддержание монопольно высокой или монопольно низкой цены товара;

2) изъятие товара из обращения, если результатом такого изъятия явилось повышение цены товара;

3) навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора;

4) экономически или технологически не обоснованные сокращение или прекращение производства товара, если на этот товар имеется спрос или размещены заказы на его поставки при наличии возможности его рентабельного производства;

5) экономически или технологически не обоснованные отказ либо уклонение от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками) в случае наличия возможности производства или поставок соответствующего товара;

6) экономически, технологически и иным образом не обоснованное установление различных цен (тарифов) на один и тот же товар, если иное не установлено федеральным законом;

7) установление финансовой организацией необоснованно высокой или необоснованно низкой цены финансовой услуги;

8) создание дискриминационных условий;

9) создание препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам;

10) нарушение установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования.

Наряду с этим федеральный закон «О защите конкуренции» вводит контроль за слияниями организаций, продажей и покупкой крупных пакетов акций компаний, а также запрет на согласование цен между хозяйствующими субъектами, раздел рынка и некоторые другие практики. На сегодняшний день можно уверенно сказать, что монопольный закон в Российской Федерации не реализуется.

Антимонопольное законодательство основано на теоретическом представлении, что хозяйствующие субъекты могут, не прибегая к насилию и мошенничеству, посредством ряда добровольных соглашений, уничтожить конкуренцию и установить монополию. Считается, что в условиях монополии цена товара будет выше, а объем производства ниже, чем при конкуренции. Чтобы избежать этих последствий, антимонопольное регулирование вводит запреты на многие виды сделок.

Оно запрещает назначать «монопольно высокие» цены, которые неблагоприятны для покупателей, и «монопольно низкие», которые внушают конкурентам страх, что они будут вытеснены с рынка, после чего установится монополия и цены возрастут. Запрещено предлагать разным партнерам разные («дискриминирующие») условия контрактов, если вы не можете дать антимонопольному органу экономическое или техническое обоснование своих действий. Запрещено «навязывать невыгодные условия договоров». «Необоснованный отказ в заключении договора» с контрагентом также запрещен. Не дозволяется ограничивать или прекращать производство и сбыт тех товаров, поставка которых может быть, с точки зрения суда, рентабельной. Если компания когда-либо продавала свою продукцию через фирмы, одновременно торгующие товарами конкурентов, то она не имеет права перейти к системе сбыта, основанной на эксклюзивных дилерах или фирменных магазинах. Крупные сделки по слияниям и поглощениям, купле-продаже, аренде и залоге производственных активов разрешены только с одобрения Федеральной антимонопольной службы (ФАС).

Наиболее строг запрет на формирование картелей - соглашений между конкурентами о ценах и объемах поставок. Некоторые из перечисленных практик при определенных условиях все же считаются допустимыми, но запрет на картели в мировой практике исключений не знает. Нередко он даже подкрепляется уголовными преследованиями. Формирование картеля одновременно предполагает назначение «монопольно высокой цены» и де-факто является сделкой, направленной на экономическую концентрацию. Таким образом, картель - «идеальное» нарушение антимонопольного законодательства. Поэтому в силу ограниченности места мы ограничимся рассмотрением только этого «преступления против конкуренции».

Рассмотрим сначала вопрос внутренней устойчивости картеля. Картель тяготеет к разрушению изнутри, так как каждый участник картельного соглашения заинтересован в том, чтобы продавать чуть больше продукции, чем положено по его квоте, и чуть дешевле, чем у остальных членов картеля. Экономические стимулы каждого участника таковы, что подталкивают их к тому поведению, которое было бы у отдельных фирм без наличия картеля.

Наряду с этим устойчивость картеля ограничивается и извне. Если картелю действительно получится повысить цену на продукцию, это привлечет на рынок новых конкурентов. Даже если для входа на рынок требуются большие инвестиции, в случае их окупаемости (а наличие монопольных цен предполагает повышенную отдачу) эти инвестиции скорее всего будут сделаны. Дело в том, что финансовый капитал является наиболее мобильным и делимым экономическим ресурсом, при этом формируется большим числом сберегателей. В этих условиях сколь-нибудь долговременное отсутствие заемного капитала для потенциально прибыльного проекта вхождения на рынок маловероятно: недооценка проекта одним кредитором будет компенсирована адекватной оценкой другим[25]. При этом вновь вошедшие компании, скорее всего, получат стратегическое преимущество перед старыми. Чем позже созданы производственные мощности, тем обычно они более совершенны в технико-экономическом плане. В сочетании с разочарованием потребителя, чья лояльность к старому поставщику должна упасть в ответ на картельное повышение цен, этот фактор может привести к полному вытеснению с рынка тех, кто еще недавно на нем доминировал.

Поэтому без государственной поддержки картель не может существовать сколько-нибудь значительное время, что ограничивает возможные выгоды от антимонопольного законодательства.

Наряду с задачей повышения цен у картелей могут быть и другие цели, способствующие росту продуктивности и соответственно ведущие к понижению цен.

Часть из этих преимуществ связана со стандартизацией предлагаемых членами картеля товаров. А это, в свою очередь, дает возможность пользоваться эффектом от масштаба при ведении закупочной, исследовательской, логистической и прочей деятельности.

Другие преимущества связаны с большей координацией деятельности. Согласование производственных планов компаний помогает избежать перепроизводства продукта по сравнению с тем количеством, которое фирмы считали бы выгодным при наличии полной информации. При отсутствии такой информации излишки товаров нередко уничтожаются или портятся на складах. Координация же деятельности позволяет избежать их производства и сохранить потраченные на них ресурсы для других полезных использований.

В некоторых случаях названные соображения — эффект от масштаба и преимущества координации планов в наибольшей степени реализуются при слиянии всех ранее независимых фирм в единую компанию. И здесь запреты, наложенные антимонопольными законами, принесут вред, создав препятствия для снижения производственно-сбытовых затрат.

Таким образом, польза для потребителей от запрета на соглашения о ценах и объемах поставок ограничена и маловероятна, тогда как негативные последствия вполне возможны. Проиллюстрируем это, рассмотрев некоторые конкретные формы антимонопольных запретов.

Назначение «монопольно высокой цены товара». Монопольно высокая цена имеет два признака. Во-первых, она выше цены «сопоставимого товарного рынка», назначенной в условиях конкуренции продавцом, не имеющим доминирующего положения. Во-вторых, она «превышает сумму необходимых для производства и реализации данного товара расходов и прибыли».

Поскольку слова «сопоставимый» и «необходимый» могут означать что угодно, на практике монопольной может быть признана любая цена, которая недавно была повышена и вызвала чье-то недовольство. Допустим, если внутрироссийская цена товара ниже, чем мировая, но разрыв между ними сокращается, производителей можно обвинить в назначении монопольно высоких цен. Именно это произошло с «Евроцемент групп», а также калийными компаниями «Сильвинит» и «Уралкалий».

Устанавливая потолки цен, государство может добиться только отрицательных результатов. Во-первых, отечественные производители получают стимул законтрактовать всю свою продукцию на зарубежные рынки, где цена выше, и вообще прекратить поставки на внутренний рынок, где цена регулируется. Конечно, такие действия тоже могут быть признаны злоупотреблением доминирующим положением, но уж «экономически необоснованными» они выглядеть не будут.

Во-вторых, насильственное снижение цен предотвращает рост производства в отрасли. Чем выше цены, тем больше вероятность появления на рынке новых участников. Если товар дорожает, то создание новых мощностей по его производству становится особенно выгодным. Создаваемые ФАС препятствия к сближению российских цен на цемент и хлористый калий с мировыми ограничивают число тех, кто ради высокой прибыли был бы готов построить новые цементный завод или отправить новую геологическую экспедицию на поиски месторождения калийных солей.

Необоснованное сокращение или прекращение рентабельного производства. Законодатель предполагает, что если фирма сокращает производство продукции, которая реализуется с прибылью, то она делает это, чтобы взвинтить цены и, подняв торговую наценку, увеличить общую массу прибыли. Это считается вредным для потребителей монополистическим поведением.

Но сокращение рентабельного производства может объясняться и по-другому. Вполне вероятно, что производство обеспечивает положительную бухгалтерскую рентабельность и одновременно увеличивает упущенную прибыль: если бы средства, затрачиваемые на данное производство, были вложены во что-то другое, прибыль была бы еще больше.

Так, универмаг может постоянно экспериментировать с ассортиментом, запуская в продажу или выкладывая на видное место то одни, то другие товары. Некоторые из этих экспериментов уменьшают суммарную прибыль. Естественно, хозяин магазина заинтересован в том, чтобы поскорее прекратить их, уменьшив удельный вес тех товаров, по которым расширение поставок себя не оправдало. Но, сделав это, он ограничит предложение продукции, которую мог бы продавать с прибылью, и тем самым совершит «злоупотребление».

Зная это, владелец универмага предпочтет не рисковать и вообще не станет начинать эксперимент, продолжение которого может обернуться уменьшением прибыли, а прекращение — антимонопольным расследованием.

Из примера видно, что барьеры для выхода с рынка одновременно являются барьерами на вход. Таким образом, эффект данного запрета — в подрыве стимулов к входу на новые рынки. Он не защищает, а сдерживает конкуренцию, фиксируя статус-кво.

Что же касается основной версии об уменьшении предложения с целью завысить цены и обеспечить себе монопольную прибыль, то она описывает расклад, который на нормальном рынке невозможен. Если вход на рынок свободен, то фирма, ограничившая производство, добьется не повышения цен, а притока новых конкурентов, которые оттянут на себя ее рыночную долю.

Но даже если мотив получения монопольной прибыли при ограничении или прекращении производства иногда имеет место, антимонопольные органы в большинстве случаев не смогут отличить эти действия от обусловленных большой упущенной выгодой. Дело в том, что упущенная выгода по своему характеру понятие оценочное, очень редко оно предполагает наличие реальных подтверждающих ее документов. Таковы, например, издержки и выгоды, связанные с репутацией.

Российский ФЗ «О защите конкуренции», как и его зарубежные аналоги, содержит многочисленные ограничения на свободу предпринимательской деятельности. и свободу договора. Законом запрещаются некоторые виды сделок с прямыми конкурентами, а также поставщиками и потребителями. Отличительной чертой антимонопольного законодательства является то, что эти ограничения касаются исключительно сделок, которые значимы с экономической точки зрения: то ли в силу больших размеров совершаемых их компаний относительно рынка, то ли в силу большой стоимости вовлеченных в них активов.

Антимонопольные законы не касаются экономически незначимых (по мнению законодателей и антимонопольных органов) сделок. Другие законы не принимают во внимание экономическую значимость хозяйствующих субъектов.

Как и многие другие виды законодательной дискриминации — по признаку пола, национальности, социальной принадлежности, этот вид дискриминации пользуется поддержкой современников в силу своей привычности и обоснованности (хотя у многих экономистов на этот счет есть серьезные возражения).

Между тем неправовой или даже противоправный характер дискриминации напрямую следует из сущности права — нормативной формы выражения свободы посредством принципа формального равенства людей в общественных отношениях[26]. Другими словами, хотя люди фактически различны, право признает их равными с точки зрения обладаемых прав. Подобно тому, как в физике с точки зрения веса килограмм железа равен килограмму пуха, в праве с точки зрения прав способный признается равным неспособному, экономически влиятельный — не участвующему в хозяйственной деятельности монаху.

Отсюда отказ крупным компаниям в тех правах, которые безусловно признаются за остальными, является столь же неправовым, как лишение способного работника тех прав, которыми обладают все остальные.

2.2. Законодательство о рекламе

В мире известны два пути правового регулирования рекламной деятельности:

а) путь кодификации правовых норм (объединение норм, регулирующих рекламу, в одном документе);

б) путь поэтапного принятия отдельных правовых актов, регулирующих различные стороны рекламного процесса.

В России сложился «смешанный путь»: российское законодательство имеет кодифицированный источник правового регулирования - Закон «О рекламе» и ряд нормативных актов, регулирующих отдельные стороны рекламной деятельности (например, Закон РФ «О защите прав потребителей», Закон РФ «О банках и банковской деятельности» и т.д.).

Некоторые общие требования к рекламе содержатся и в Конституции Российской Федерации, которая, например, запрещает пропаганду и агитацию, возбуждающую ненависть и вражду, пропаганду какого-либо превосходства, злоупотребление свободой массовой информации, а также экономической свободой. Деятельность, направленную на недобросовестную конкуренцию и монополизацию рынка.

Федеральный закон от 13 марта 2006г. № 38-ФЗ «О рекламе» вступил в силу в России с 1 июля 2006 года.

Новый закон в целом учитывает практику регулирования отношений в области рекламы, выработанную за десятилетие применения действующей редакции Закона о рекламе. Вместе с тем, по ряду вопросов, вновь принятый Федеральный закон устанавливает новые правила или существенно изменяет действующие в настоящее время требования, предъявляемые к рекламе.

Изменилось определение рекламы и уточнен круг информации, которая не является рекламой. Закон вводит новое определение рекламы. Реклама — информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке.

В целях отграничения рекламы от иной информации Закон устанавливает, что не является рекламой:

- информация, раскрытие или распространение либо доведение до потребителя которой является обязательным в соответствии с федеральным законом;

- справочно-информационные и аналитические материалы (обзоры внутреннего и внешнего рынков, результаты научных исследований и испытаний), не имеющие в качестве основной цели продвижение товара на рынке и не являющиеся социальной рекламой;

- сообщения органов государственной власти, иных государственных органов, сообщения органов местного самоуправления, сообщения муниципальных органов, которые не входят в структуру органов местного самоуправления, если такие сообщения не содержат сведений рекламного характера и не являются социальной рекламой;

- вывески и указатели, не содержащие сведений рекламного характера;

- объявления физических лиц или юридических лиц, не связанные с осуществлением предпринимательской деятельности;

- информация о товаре, его изготовителе, об импортере или экспортере, размещенная на товаре или его упаковке;

- любые элементы оформления товара, помещенные на товаре или его упаковке и не относящиеся к другому товару;

- упоминания о товаре, средствах его индивидуализации, об изготовителе или о продавце товара, которые органично интегрированы в произведения науки, литературы или искусства и сами по себе не являются сведениями рекламного характера.

В целях предупреждения распространения завуалированной рекламы товаров, ограниченных к рекламированию, в Законе существуют следующие положения.

Специальные требования и ограничения, установленные Законом о рекламе в отношении рекламы отдельных видов товаров, распространяются также на рекламу средств индивидуализации таких товаров, их изготовителей или продавцов, за исключением случая, если реклама средств индивидуализации отдельного товара, его изготовителя или продавца явно не относится к товару, в отношении рекламы которого Законом установлены специальные требования и ограничения (часть 4 статьи 2 Закона).

Недобросовестной признается реклама, которая представляет собой рекламу товара, реклама которого запрещена данным способом, в данное время или в данном месте, если она осуществляется под видом рекламы другого товара, товарный знак или знак обслуживания которого тождествен или сходен до степени смешения с товарным знаком или знаком обслуживания товара, в отношении рекламы которого установлены соответствующие требования и ограничения, а также под видом рекламы изготовителя или продавца такого товара (часть 2 статьи 5).

Появились дополнительные общие требования к рекламе.

В рекламе не допускается:

- указание на то, что объект рекламирования одобряется органами государственной власти или органами местного самоуправления либо их должностными лицами;

- демонстрация процессов курения и потребления алкогольной продукции, а также пива и напитков, изготавливаемых на его основе; использование образов медицинских и фармацевтических работников, за исключением такого использования в рекламе медицинских услуг, средств личной гигиены, в рекламе, потребителями которой являются исключительно медицинские и фармацевтические работники, в рекламе, распространяемой в местах проведения медицинских или фармацевтических выставок, семинаров, конференций и иных подобных мероприятий, в рекламе, размещенной в печатных изданиях, предназначенных для медицинских и фармацевтических работников;

- указание на то, что рекламируемый товар произведен с использованием тканей эмбриона человека;

- указание на лечебные свойства, то есть положительное влияние на течение болезни, объекта рекламирования, за исключением такого указания в рекламе лекарственных средств, медицинских услуг, в том числе методов лечения, изделий медицинского назначения и медицинской техники (часть 5 статьи 5 Закона).

В качестве недобросовестной рассматривается реклама, являющаяся актом недобросовестной конкуренции в соответствии с антимонопольным законодательством.

Данное положение позволит существенно ограничить недобросовестные способы продвижения товаров.

Отменено требование о сообщении в рекламе товаров, что товар подлежит обязательной сертификации, а также требование об указании номера лицензии и органа, ее выдавшего, в рекламе деятельности, подлежащей лицензированию.

Закон устанавливает запрет на рекламу товаров, подлежащих обязательной сертификации или иному обязательному подтверждению соответствия требованиям технических регламентов, в случае отсутствия такой сертификации или подтверждения такого соответствия (пункт 6 статьи 7 Закона).

Кроме того, не допускается реклама деятельности, реализация которой требует получения лицензии или иного специального разрешения, в случае отсутствия такого разрешения (пункт 7 статьи 7 Закона).

Ответственность за нарушение данного требования возложена и на рекламодателя, и на рекламораспространителя (части 6 и 7 статьи 38 Закона).

Рекламораспространитель перед распространением рекламы вправе затребовать у рекламодателя сведения о наличии лицензии, об обязательной сертификации, о государственной регистрации. Рекламодатель обязан предоставить такие сведения (статья 13 Закона).

Изменен порядок осуществления контррекламы. Антимонопольный орган вправе предъявлять в суд или арбитражный суд иски о публичном опровержении недостоверной рекламы (контррекламе) в случае установления факта распространения недостоверной рекламы и выдачи соответствующего предписания. Суд определяет форму, место и сроки такого опровержения.

Предоставлены новые полномочия:

- обращаться в арбитражный суд с заявлениями о признании недействительным разрешения на установку рекламной конструкции в случае неоднократного или грубого нарушения рекламораспространителем законодательства о рекламе;

- выдавать федеральным органам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления обязательные для исполнения предписания об отмене или изменении актов, изданных ими и противоречащих законодательству Российской Федерации о рекламе;

- обращаться в арбитражный суд с заявлениями о признании недействительными полностью или в части противоречащих законодательству Российской Федерации о рекламе ненормативных актов федеральных органов исполнительной власти, ненормативных актов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, ненормативных актов органов местного самоуправления;

- обращаться в арбитражный суд с заявлениями о признании недействующими полностью или в части противоречащих законодательству Российской Федерации о рекламе нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, нормативных правовых актов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления.

Определены общие подходы к порядку принятия решений и выдачи предписаний по делам, связанным с нарушением законодательства о рекламе.

В частности, предусмотрено, что предписание о прекращении нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе выдается на основании решения антимонопольного органа о признании рекламы ненадлежащей и должно содержать указание о прекращении ее распространения. Оно подлежит исполнению в срок, который указан в предписании, но не менее чем пять дней со дня получения предписания. Предписание о прекращении нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе считается неисполненным, если по истечении срока исполнения такого предписания продолжается распространение ненадлежащей рекламы.

Предписание об отмене или изменении противоречащего законодательству Российской Федерации о рекламе акта федерального органа исполнительной власти, акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или акта органа местного самоуправления выдается на основании решения антимонопольного органа о противоречии такого акта законодательству Российской Федерации о рекламе. Оно подлежит исполнению в срок, который указан в предписании, но не менее чем месяц.

Неисполнение предписаний антимонопольного органа влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях.

Рассмотрение антимонопольным органом дел, возбужденных по признакам нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе, осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Решение, предписание антимонопольного органа могут быть оспорены в суде в течение трех месяцев со дня их принятия. Подача заявления о признании недействительным решения, предписания антимонопольного органа не приостанавливает их исполнения, если судом не будет вынесено определение о приостановлении исполнения решения, предписания.

Конкретизирована ответственность рекламодателя и рекламораспространителя за нарушение законодательства о рекламе.

В части 6 и 7 статьи 38 Закона указаны нормы, за нарушение которых ответственность несет рекламодатель, а также нормы, за нарушение которых ответственность несет рекламораспространитель.

Некоторые нарушения предполагают одновременную ответственность и рекламодателя, и рекламораспространителя. Так, например, за распространение рекламы товаров, запрещенных к рекламированию (статья 7 Закона), за отсутствие в рекламе алкоголя или табака предупреждения о вреде их употребления (курения) и в некоторых других случаях, к ответственности привлекаются как рекламодатели, допустившие такое нарушение, так и рекламораспространители.

Рекламопроизводитель несет ответственность за нарушение требований законодательства о рекламе в случае, если будет доказано, что нарушение произошло по его вине.

2.3. Защита интеллектуальной собственности

Интеллектуальные права или право интеллектуальной собственности - юридический термин, обозначающий совокупность прав, которыми обладают лицо или лица (авторы или иные правообладатели) на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации.

Термин «интеллектуальная собственность» подразумевает временное обладание авторскими и смежными правами, обладание действующими свидетельствами на товарные знаки, и действующими патентами. В России термин "интеллектуальная собственность" определён в ст. 1225 части четвертой Гражданского кодекса РФ, принятой 24 ноября 2006 года, как список результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации, которым предоставляется правовая защита. Термин "интеллектуальные права" определён в ст. 1226 как права на «результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации)».

В широком понимании "интеллектуальная собственность" означает закрепленные законом временные исключительные права на результат интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Законодательство, которое определяет права на интеллектуальную собственность, устанавливает монополию авторов на определенные формы использования результатов своей интеллектуальной, творческой деятельности, которые, таким образом, могут использоваться другими лицами лишь с разрешения первых.

Термин «интеллектуальная собственность» эпизодически употреблялся теоретиками — юристами и экономистами в XVIII и XIX веках, однако в широкое употребление вошел лишь во второй половине XX века, в связи с учреждением в 1967 году в Женеве Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС). Согласно учредительным документам ВОИС, «интеллектуальная собственность» включает права, относящиеся к: литературным, художественным и научным произведениям; исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио и телевизионным передачам; изобретениям во всех областях человеческой деятельности; промышленным образцам; товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям и коммерческим обозначениям; другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной областях.

Позднее в сферу деятельности ВОИС были включены исключительные права, относящиеся к географическим указаниям, новым сортам растений и породам животных, интегральным микросхемам, радиосигналам, базам данных, доменным именам.

К «интеллектуальной собственности» часто причисляют законы о недобросовестной конкуренции и о коммерческой тайне, хотя они и не представляют по своей конструкции исключительных прав.

В юриспруденции, словосочетание «интеллектуальная собственность» является единым термином, входящие в него слова не подлежат толкованию по отдельности. В частности, «интеллектуальная собственность» является самостоятельным правовым режимом (точнее даже — группой режимов), а не представляет собой, вопреки распространенному заблуждению, частный случай права собственности.

Авторским правом регулируются отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства. В основе авторского права лежит понятие «произведения», означающее оригинальный результат творческой деятельности, существующий в какой-либо объективной форме. Именно эта объективная форма выражения является предметом охраны в авторском праве. Авторское право не распространяется на идеи, методы, процессы, системы, способы, концепции, принципы, открытия, факты.

Группа исключительных прав, созданная во второй половине XX- начале XXI веков, по образцу авторского права, для видов деятельности, которые являются недостаточно творческими для того, чтобы на их результаты можно было распространить авторское право. Содержание смежных прав существенно отличается в разных странах. Наиболее распространенными примерами являются исключительное право музыкантов-исполнителей, изготовителей фонограмм, организаций эфирного вещания.

Патентное право — система правовых норм, которые определяют порядок охраны изобретений, полезных моделей, промышленных образцов путем выдачи патентов.

В качестве промышленного образца может охраняться новое и оригинальное художественно-конструкторское решение изделия промышленного или кустарно-ремесленного производства, определяющее его внешний вид.

Группа объектов интеллектуальной собственности, права на которые можно объединить в один правовой институт охраны маркетинговых обозначений. Включает в себя такие понятия, как: товарный знак, фирменное наименование, наименование места происхождения товара, доменное имя. Впервые правовые нормы об охране средств индивидуализации на международном уровне закреплены в Парижской конвенция по охране промышленной собственности, где товарным знакам посвящена большая часть конвенции, чем изобретениям и промышленным образцам.

Секреты производства (Ноу-хау) — это сведения любого характера (оригинальные технологии, знания, умения и т. п.), которые охраняются режимом коммерческой тайны и могут быть предметом купли-продажи или использоваться для достижения конкурентного преимущества над другими субъектами предпринимательской деятельности. Защита таких сведений происходит по разному: если это техническая документация, то о ней знают ограниченное число людей (как правило они подписывают соглашение о коммерческой тайне), в случае изобретения, нововведения охраняются таким образом, что при техническом осмотре нельзя выявить объект ноу-хау, например: механизмы двигателя станков делаются таким образом, что материал разлагается на воздухе, и поэтому нельзя понять принцип работы установки (производитель таких станков Япония).

Недобросовестная конкуренция отнесена к интеллектуальной собственности в п. VIII ст. 2 Конвенции учреждающей ВОИС. В юридической доктрине не выработано единого понятия недобросовестной конкуренции[27]. В то же время, существует классификация актов недобросовестной конкуренции, которая приведена в п. 3 ст. 10-bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности:

В частности, подлежат запрету:

  1. все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента;
  2. ложные утверждения при осуществлении коммерческой деятельности, способные дискредитировать предприятие, продукты или промышленную или торговую деятельность конкурента;
  3. указания или утверждения, использование которых при осуществлении коммерческой деятельности может ввести общественность в заблуждение относительно характера, способа изготовления, свойств, пригодности к применению или количества товаров.

Недобросовестная конкуренция — нарушение общепринятых правил и норм конкуренции. При этом нарушаются законы и неписаные правила.

Ст. 4 Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ "О защите конкуренции" трактует это понятие как: любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Формы недобросовестной конкуренции установлены ст. 14 указанного выше закона. Это

  • распространение ложных, неточных или искажённых сведений, способных причинить убытки другому хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации;
  • введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качества товара;
  • некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами других хозяйствующих субъектов;
  • продажа товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполнения работ, услуг;
  • получение, использование, разглашение научно-технической, производственной или торговой информации, в том числе коммерческой тайны, без согласия ее владельца.

Во многих странах официально запрещён демпинг, тайный сговор на торгах и создание тайных картелей, ложная информация и реклама и другие методы недобросовестной конкуренции.

В России существует специфический термин «административный ресурс», часто используемый в конкурентной борьбе. Под этим обычно понимается нарушение государственными должностными лицами своих полномочий, то есть коррупция.

Также к недобросовестной конкуренции часто относят так называемый vendor lock-in, то есть практику, при которой поставщик каких-либо продуктов или сервисов создаёт потребителю препятствия к смене поставщика или взаимодействию с продуктами других поставщиков. К ответственности поставщиков, использующих эту практику привлекают нечасто.

Причины, по которым государства принимают национальные законы и присоединяются в качестве подписавшихся государств к региональным или международным договорам (или к тем и другим), регулирующим права интеллектуальной собственности, обычно обосновываются стремлением:

  • посредством предоставления охраны создать побудительный мотив для проявления различных созидательных усилий мышления;
  • дать таким создателям официальное признание;
  • вознаградить творческую деятельность;
  • содействовать росту как отечественной промышленности или культуры, так и международной торговли, посредством договоров, предоставляющих многостороннюю охрану.

К нарушению различных видов прав интеллектуальной собственности относятся:

  • нарушение авторского права;
  • распространение объектов, использующих методы, описанные в патентах (часто даже в случае независимого изобретения);
  • другие.

Развитием и защитой интеллектуальной собственности во всем мире занимается Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС), основанная в 1967 году, и с 1974 года являющаяся специализированным учреждением ООН по вопросам творчества и интеллектуальной собственности.

ВОИС оказывает содействие подписанию новых международных соглашений и модернизации национальных законодательств, способствует административному сотрудничеству между странами, предоставляет техническую помощь развивающимся странам и удерживает службы, которые облегчают международную защиту изобретений, знаков и промышленных образцов. При ВОИС действует центр по арбитражу и посредничеству. С 1999 года ВОИС предоставляет услуги по урегулированию споров, которые возникают при регистрации и использовании наиболее распространенных типичных названий доменов в Интернете (.com, .net, .org). ВОИС осуществляет управление 21 соглашением, которые охватывают основные аспекты интеллектуальной собственности. Ключевыми соглашениями являются Парижская конвенция об охране промышленной собственности (1883), Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений (1886), Лиссабонское соглашение об охране наименований мест происхождения и их международной регистрации (1958), Гаагское соглашение о международном депонировании промышленных образцов(1934).

В 2000 году ВОИС учредила ежегодный Международный день интеллектуальной собственности, направленный на разъяснение роли интеллектуальной собственности в развитии.

В России с 01 января 2008 вступила в силу 4 часть Гражданского Кодекса (в соответствии с федеральным законом от 18.12.2006 № 231-ФЗ), далее ГК РФ, раздел VII «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации», который определяет интеллектуальную собственность как список результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которым предоставляется правовая охрана. Таким образом, согласно ГК РФ интеллектуальной собственностью являются:

  1. произведения науки, литературы и искусства;
  2. программы для электронных вычислительных машин (программы для ЭВМ);
  3. базы данных;
  4. исполнения;
  5. фонограммы;
  6. сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач (вещание организаций эфирного или кабельного вещания);
  7. изобретения;
  8. полезные модели;
  9. промышленные образцы;
  10. селекционные достижения;
  11. топологии интегральных микросхем;
  12. секреты производства (ноу-хау);
  13. фирменные наименования;
  14. товарные знаки и знаки обслуживания;
  15. наименования мест происхождения товаров;
  16. коммерческие обозначения.

Одним из научных учреждений в России, занимающимся вопросами интеллектуальной собственности, является Республиканский НИИ интеллектуальной собственности. Одним из центральных учебных заведений в этой области является Российский государственный институт интеллектуальной собственности.

С самого своего возникновения интеллектуальные права подвергались критике, со стороны как отдельных лиц, так и организаций. Причем критике подвергались как сами исключительные права, так и объединение их в единое понятие.

Уязвимым местом интеллектуальной собственности является теория о том, что идея приходит в голову только кому-то одному. Практика показывает, что состояние науки в определенный момент времени может «подготавливать» открытие или изобретение, которое может быть сделано разными независимыми людьми примерно в одно и то же время, не зная о работах друг друга. В случае применения понятия «интеллектуальной собственности» возможность получать материальную выгоду от изобретения достанутся лишь первому заявившему о нем, что может быть весьма несправедливым. Известно немало случаев (например, Попов и Маркони, Тесла и Эдисон), когда зафиксированное право интеллектуальной собственности было спорным и мало соответствовало реальному вкладу человека в изобретение.

Выступления против интеллектуальных прав особенно усилились в 1980—1990 годах, с распространением цифровых технологий и Интернета. Фонд свободного программного обеспечения выступает за права пользователей компьютерных программ, и против чрезмерного, с его позиции, ограничения их авторскими правами и патентами.

Основная цель сегодняшней системы авторского права — дать определенным компаниям несправедливую власть над обществом, которой они пользуются для обогащения.

Таким образом, можно сделать вывод, что на данный момент все методы регулирования недобросовестной конкуренции не дают комплексных и нужных результатах и нуждаются в совершенствовании.

3. Совершенствование методов борьбы с недобросовестной конкуренцией в РФ

3.1.  Устранение коррупции как фактора недобросовестной конкуренции

Коррупции может быть подвержен любой человек, обладающий дискреционной властью — властью над распределением каких-либо не принадлежащих ему ресурсов по своему усмотрению (чиновник, депутат, судья, сотрудник правоохранительных органов, администратор, экзаменатор, врач и т. д.). Главным стимулом к коррупции является возможность получения экономической прибыли (ренты), связанной с использованием властных полномочий, а главным сдерживающим фактором — риск разоблачения и наказания.

Согласно макроэкономическим и политэкономическим исследованиям, коррупция является крупнейшим препятствием к экономическому росту и развитию, способным поставить под угрозу любые преобразования[28].

Ратифицированная Россией европейская Уголовно-правовая конвенция о коррупции относит коррупцию к уголовным преступлениям физических и юридических лиц. По состоянию на 2011 год в России за одно и то же коррупционное преступление можно получить наказание и по Кодексу об административных правонарушениях, и по Уголовному кодексу.

Наиболее распространена децентрализованная (внешняя) коррупция, когда сделки заключаются индивидуально между должностным лицом и частным лицом. Однако добавление внутренней коррупции - между членами одной организации - придаёт ей черты организованной преступности.

На практике подчинённые делят взятки не только с начальством, но и между собой. Конечным итогом является формирование специфических для коррупции внутренних рынков и экономических механизмов. В частности, возникают позиции с особенно высокими нелегальными доходами. Борьба между чиновниками за такие позиции формирует внутренний «рынок труда». По мере развития коррупции происходит некоторая централизация рынка, начиная с уровня отдельных ведомств, когда чиновники вырабатывают тарифы за принятие конкретных решений, чтобы снизить внутреннюю конкуренцию за каждую взятку и повысить общий доход. Поддержка стабильности нелегальных финансовых потоков требует административных и законодательных мер, нацеленных на повышение экономической выгоды от коррупции и на снижение правовых и социальных рисков[29].

Вымогательство («государственный рэкет») практикуется чиновниками, обладающими дискреционной властью препятствовать кому-либо в получении лицензий, специальных разрешений или любых других услуг, входящих в компетенцию чиновника. Если чиновник имеет полномочия оценивать сумму надлежащих выплат (например, налогов или пошлин), это также открывает возможности для вымогательства.

Столкнувшись с вымогательством со стороны госслужащего, частное лицо оказывается перед выбором: либо дать взятку (что сопряжено с риском разоблачения), либо обжаловать действия госслужащего через внутренний или внешний надзорный орган. Решение зависит от того, насколько затратна процедура обжалования, а также насколько гражданин осведомлён о своих законных правах и обязанностях госслужащего.

Сговор возникает при тех же условиях, что и вымогательство, однако отличается тем, что выгоден обеим сторонам и состоит в совершении сделки, наносящей ущерб государству. Например, в обмен на взятку, таможенный инспектор может занизить сумму импорта и тем самым уменьшить сумму, которую фирма-импортёр должна уплатить на пошлины. В сделку также могут быть вовлечены структуры, ответственные за надзор над чиновником.

Одним из основных путей коррупционного обогащения для бюрократии, в особенности для верховной политической элиты, являются государственные расходы[30].

Инвестиционные проекты во многом определяются решениями, которые высшие чиновники принимают по своему усмотрению. Крупные инвестиционные проекты (в особенности, с участием иностранных корпораций) часто предполагают передачу монопольных прав победителю конкурса, что сулит чиновникам особенно большие взятки. Некоторые проекты создаются специально для того, чтобы определённые группы получали ренту («государственную ренту») от тех, кто назначен в качестве исполнителя проекта.

Государственные закупки, как правило, предполагают выбор объективно лучшего предложения из нескольких на основе конкурса, однако иногда чиновник может обеспечить победу продавца, пообещавшего наибольшие «комиссионные» («откат») со сделки. Для этого ограничивается участие в конкурсе, его правила полностью не объявляются и т. п. В результате закупки осуществляются по завышенной цене.

Внебюджетные счета часто создаются с легитимной целью (пенсионные, дорожные фонды и др.) Однако в некоторых фондах, например, для помощи инвалидам, доходы могут значительно превышать реальные расходы, что стимулирует желание у некоторых чиновников присвоить «излишки». Наоборот, в случае дефицита чиновники часто решают по своему усмотрению, кому в итоге достанутся деньги. В некоторых странах, средства, полученные через иностранную помощь или от продажи природных ресурсов, направляются в специальные фонды, которые менее прозрачны и хуже контролируются, чем бюджетные деньги. В силу ежеминутных колебаний цен на товары, определить истинную сумму транзакции и величину отчислений в такие фонды непросто, что позволяет часть денег перенаправлять в карманы чиновников[31].

Среди других областей, наиболее прибыльных в плане коррупции, следует выделить:

  • Налоговые льготы
  • Продажа сырьевых товаров по ценам ниже рыночных
  • Районирование, поскольку оно влияет на стоимость земли
  • Добыча природных ресурсов
  • Продажа государственных активов, в особенности приватизация государственных предприятий
  • Предоставление монопольной власти к определённому виду коммерческой (в особенности экспортно-импортной) деятельности
  • Контроль над теневой экономикой и нелегальным бизнесом (вымогательство, защита от преследования, уничтожение конкурентов и т. д.)
  • Назначение на ответственные посты в органах власти

Но сфера коррупции не ограничена государственным сектором. Аналогичные злоупотребления происходят в общественных организациях (профсоюзах, церквях, благотворительных организациях и др.). В частных коммерческих предприятиях управляющие используют свою дискреционную власть при заключении контрактов, найме новых работников, надзоре над подчинёнными и т. д. Это открывает возможности для действий с целью получения личной выгоды, которые при этом могут наносить экономический ущерб владельцам или акционерам компании. Взятки в частном секторе принято называть «подкупом».

Можно сделать вывод, что коррупция вызывает:

  • неэффективное распределение и расходование государственных средств и ресурсов;
  • неэффективность коррупционных финансовых потоков с точки зрения экономики страны;
  • потери налогов, когда налоговые органы присваивают себе часть налогов;
  • потери времени из-за чинимых препятствий, снижение эффективности работы государственного аппарата в целом;
  • разорение частных предпринимателей;
  • снижение инвестиций в производство, замедление экономического роста;
  • понижение качества общественного сервиса;
  • нецелевое использование международной помощи развивающимся странам, что резко снижает её эффективность;
  • неэффективное использование способностей индивидов: вместо производства материальных благ люди тратят время на непродуктивный поиск ренты;
  • рост социального неравенства;
  • усиление организованной преступности — банды превращаются в мафию;
  • ущерб политической легитимности власти;
  • снижение общественной морали.

В высоко коррумпированных бюрократических аппаратах большинство государственных ресурсов сознательно направляется в каналы, где их легче всего разворовать или где легче всего собирать взятки. Политика правящей элиты становится направленной на подавление механизмов контроля над коррупцией: свободы прессы, независимости системы правосудия, конкурирующих элит (оппозиции) и далее индивидуальных прав граждан[32]. Так, некоторые люди отмечают, что существуют случаи, когда поведение и внешний вид человека являются сигналом для правоохранительных органов к задержанию человека с целью вымогательства взятки.

На сегодняшний день не известны методы, которые бы гарантировали, что человек будет идеальным чиновником. Однако существует множество стран с весьма низким уровнем коррупции. Более того, известны исторические примеры, когда действия, направленные на снижение коррупции, привели к значительным успехам: Сингапур, Гонконг, Португалия, Швеция. Это однозначно говорит в пользу того, что методы борьбы с коррупцией существуют.

С формальной точки зрения, если не будет государства — не будет и коррупции. Способность людей на данном этапе развития эффективно сотрудничать без государства подвергается очень сильным сомнениям. Тем не менее, в условиях когда коррупция распространена практически везде, роспуск коррумпированных органов власти представляется одним из действенных радикальных способов от неё избавиться.

Помимо роспуска органов власти, существуют три возможных подхода к уменьшению коррупции[33]. Во-первых, можно ужесточить законы и их исполнение, тем самым повысив риск наказания. Во-вторых, можно создать экономические механизмы, позволяющие должностным лицам увеличить свои доходы, не нарушая правила и законы. В-третьих, можно усилить роль рынков и конкуренции, тем самым уменьшив размер потенциальной прибыли от коррупции. К последнему также относится конкуренция в предоставлении государственных услуг, при условии дублирования одними государственными органами функций других органов. Большинство положительно зарекомендовавших себя методов относится к внутренним либо внешним механизмам надзора.

Внутренний контроль. Сюда входят внутренние механизмы и стимулы, существующие в самом аппарате управления: ясные стандарты исполнения должностными лицами своих обязанностей и строгий надзор над каждым служащим. С целью обеспечения надзора часто выделяют особые управления, которые функционируют автономно. Например, правоохранительные органы часто подчиняются главе исполнительной власти, так же как и бюрократический аппарат, однако при этом сохраняют значительную независимость.

Внутренний контроль был основным способом борьбы с коррупцией в монархиях периода абсолютизма и до сих пор сохраняет высокую эффективность. В частности, Макиавелли полагал, что в монархиях, «правящих при помощи слуг», коррупция менее опасна, поскольку все «слуги» обязаны милостям государя и их труднее подкупить.

Внешний контроль. Сюда относятся механизмы, которые имеют высокую степень независимости от исполнительной власти. Независимая судебная система, при которой нарушивший закон бюрократ может быть легко и эффективно признан виновным, резко снижает потенциальную привлекательность коррупции. Одними из самых эффективных инструментов контроля над коррупцией бюрократического аппарата являются свобода слова и СМИ[34].

Внешний контроль характерен для стран с рыночной экономикой и либеральной демократией. Предположительно, это связано с тем, что для реализации нормального функционирования рынка необходимы чёткие правила, механизмы обеспечения выполнения обязательств, в том числе, — эффективная правовая система, обеспечивающая здоровую конкурентную среду[35]. Либеральная демократия для достижения своих целей также опирается на систему выборов, правовое государство, независимое правосудие, разделение властей и систему «сдержек и противовесов». Все эти политические институты служат одновременно механизмами внешнего контроля над коррупцией.

Однако не все положения либеральной демократии однозначно способствуют борьбе с коррупцией. Примером может служить принцип разделения властей. Разделение властей по горизонтали стимулирует их надзор друг над другом. Например, в парламентской демократии представительная власть имеет полномочия отправить правительство в отставку. С другой стороны, в президентской демократии ветви власти ещё более функционально разделены. Несмотря на это, коррупция в президентских республиках в целом выше, чем в парламентских, что возможно связано именно с трудоёмкостью процедуры импичмента президента[36]. Далее, разделение властей по территориальному уровню и связанный с этим перенос большей части полномочий исполнительной власти на уровень местного самоуправления приводит к эффективному уменьшению размеров органов власти. Это повышает информационную прозрачность власти и уменьшает коррупцию. Тем не менее, федеративное устройство государства, обеспечивающее максимальную децентрализацию, часто приводит к регулированию различных аспектов одной и той же деятельности чиновниками разных инстанций, и следовательно, к большей коррупции по сравнению с унитарными государствами[37].

В демократических странах основным способом наказания избранных представителей за коррупцию является отстранение их от власти на следующих выборах. Это подразумевает, что сам избиратель отвечает за степень честности и ответственности тех, кого он избирает. Несмотря на высокую результативность выборов как оружия против коррупции, их действие проявляется достаточно медленно. Каждые 30 лет стабильной демократической системы оказывают на коррупцию такой же эффект, как собственно переход к либерально-демократической модели правления.

Рядом авторов выдвигалось предположение, что изъяны избирательного процесса могут оказывать существенное влияние на размах коррупции. Даже если выборы проходят без нарушений, сама их система может стимулировать избирателя голосовать за того или иного кандидата по идеологическим причинам, игнорируя коррумпированность его лично, его подчинённых или его партии в целом. Эта гипотеза находит подтверждение[38]. Коррупция оказывается значительно меньше в странах, где в каждом избирательном округе выбирают несколько представителей по мажоритарной системе, чем в странах с выборами по пропорциональной системе и по закрытым партийным спискам или в странах с маленькими избирательными округами и выбором одного представителя в каждом округе. Это объясняется тем, что мажоритарная система обеспечивает наибольшую индивидуальную подотчётность, а выбор нескольких представителей или по открытым партийным спискам значительно повышает внимание, которое избиратели уделяют честности кандидатов.

Меры общего характера. Ликвидация упомянутых выше сопутствующих причин коррупции также относится к антикоррупционным мерам.

Неконституционность коррупциогенных норм. Любые нормы, накладывающие на гражданина ограничения, могут вызвать коррупцию, за исключением норм, описывающих конституционные свободы и права человека. Последние накладывают ограничения не столько на индивидов, сколько на органы государственной власти, являясь институциональными гарантиями как против завышенных требований закона, так и против наделения органов государственной власти дискреционными полномочиями[39]. Коррупциогенные же нормы неизбежно нарушают права и свободы человека и гражданина, закрепленные в Конституции.

Информационное обеспечение граждан. Данный метод включает в себя анализ законов с тем, чтобы, проанализировав закон, чётко, лаконично и доходчиво объяснить гражданам в чём заключаются их права и обязанности, какие нарушения что должны за собой повлечь, как проходит судебная процедура и что в ней учитывается. Зная всё это, граждане будут увереннее вести себя, оказавшись один на один с подталкивающим их к даче взятки чиновником.

Открытость ведомственных систем. Прозрачность происходящих внутри ведомств операций и надлежащий гражданский контроль может быть реализован через публикацию и открытое обсуждение внутриведомственных документов в общедоступной сети Интернет, что способно серьёзно пошатнуть фундамент коррупции. Однако такие механизмы ограничены чрезмерно жёсткими нормативами по охране коммерческой тайны или их применение в некоторых ведомствах связано с необходимостью обеспечения дополнительных мер по защите персональных данных граждан и секретных сведений в оборонных ведомствах и организациях. Серьёзную проблему для внедрения открытых информационных систем представляет низкая компетентность чиновников, которые не только не в курсе преимуществ свободных лицензий, но и не способны включить в государственные контракты требования об обязательном предоставлении открытого доступа для чтения к системам управления версиями разрабатываемых на деньги налогоплательщика программных продуктов.

Социальное обеспечение чиновников. Первоклассное медицинское обслуживание, беспроцентные кредиты для покупки недвижимости, большая пенсия — всё это равносильно повышению заработной платы в государственном секторе, и следовательно, увеличивает потери чиновника в случае, если его поймают на коррупционной деятельности. Судя по исследованиям, эта мера не оказывает немедленного воздействия на коррупцию, однако способствует повышению качества бюрократии с течением времени.

Одним из важнейших сдерживающих факторов для коррупции является уголовное законодательство. На практике законы в большинстве стран устанавливают достаточно узкие рамки в отношении интерпретации видов коррупции, которые считаются уголовными преступлениями, — чтобы исключить риск выборочного применения законодательства с целью подавления гражданских свобод и оппозиции. Поэтому, например, подарок может считаться взяткой только при наличии намерения оказать влияние на должностное лицо. Если должностному лицу по закону не запрещается принимать подарки в принципе, то доказать факт взятки, как правило, трудно. Напротив, растрата часто считается доказанной при наличии ущерба, независимо от того, было ли намерение у служащего присвоить средства или нет.

Другая трудность, в особенности проявляющаяся при масштабной коррупции, когда большинство частных лиц дают взятки, известна в психологии и теории игр как «дилемма заключённого». С одной стороны, если все лица перестанут давать взятки, то они все от этого выиграют. Однако если только одно частное лицо откажется от взяток, то оно поставит себя в крайне невыгодные условия.

Наконец, серьёзной проблемой является упомянутая выше устойчивость коррупционных рынков.

В целях борьбы с коррупцией в России в июле 2008 г. Президентом РФ был утверждён Национальный план противодействия коррупции. По данным общественной организации «Деловая Россия», наиболее коррумпированными регионами в России являются Москва, Московская, Омская, Волгоградская области и Алтайский край[40].

По индексу уровня коррупции стран мира Transparency International Россия в 2010 году заняла 154-е место из 178 возможных. В 2009 году Transparency International оценивала коррупционный рынкок в России в 300 миллиардов долларов[41].

3.2 Разработка конкурентной политики

Современные российские предприниматели, особенно занятые в малом бизнесе, испытывают основные трудности, возникающие вследствие неразвитой институциональной среды экономики, заключающиеся в высоком уровне коррупции и административных барьеров, недостаточной защищенности прав собственности, неэффективности системы земельных отношений, недоступности  к объектам инфраструктуры или их отсутствии, низком уровне рыночной конкуренции, неразвитости финансовых рынков. Решение этих проблем требует государственного регулирования, учитывающего негативные последствия, обусловленные  современным кризисом и трансформацией российской экономики.

В мировой экономике категория «конкурентоспособность» является центральной, поскольку именно от нее зависит место и роль страны в современном мире. Конкурентоспособность страны определяется как способность в условиях свободной конкуренции производить товары и услуги, соответствующие требованиям мирового рынка, реализация которых увеличивает благосостояние государства и граждан.

В рейтинге конкурентоспособности стран мира Россия занимает 63-е место, потеряв 12 позиций[42]. Наиболее слабые позиции наша страна занимает по качеству институтов, наличию техники и инноваций, уровню развития финансового рынка, коррупции, эффективности налогового регулирования, масштабу бюрократии. Так, по конкурентоспособности общественных институтов Россия находится на   118-м месте в мире, наличию современных технологий – на 122-м, эффективности рынка – 57-м, доступности финансовых услуг – 109-м местах. К числу относительно сильных сторон России эксперты ВЭФ относят объем внутреннего рынка и железнодорожную инфраструктуру. По конкурентоспособности бизнеса Россия продолжает снижать свои позиции, занимая 101-е место в мире. Самой высокой отраслевой конкурентоспособностью в нашей стране обладают сырьевые отрасли, прежде всего нефтяная, газовая и цветная металлургия. Низкая конкурентоспособность характерна для обрабатывающих производств и медицинской промышленности.

Таким образом, институциональные изменения в нашей стране, связанные с импортом институтов, характерных для развитых стран - демократическая политическая система, открытая рыночная экономика, свободная  конкуренция на рынках, частная собственность, налоговая система, с сильным налоговым администрированием, органы власти с низким уровнем коррупции, прозрачные публичные компании и финансовые учреждения - не были успешными, и обусловили дальнейшее снижение конкурентоспособности экономики. На практике институциональные изменения привели к отставанию неформальных правил от формальных, нарушению правил игры, приближению формальных правил к неформальным. Трансформация правил значительно затруднила ориентацию в формальных правилах субъектов предпринимательства, существенно повышая издержки их использования, создала дополнительные возможности к использованию противоречий в нормативных документах, позволяя их интерпретировать в собственных интересах, создала условия для использования неформальных правил, которые зачастую носят нелегальный характер.

Поэтому государство в посткризисных условиях должно  изменить свои подходы к качественному развитию рыночных институтов и института конкуренции, в частности.  Институт конкуренции определяет основные параметры рыночного хозяйства, направленность развития производства и рыночных отношений, она позволяет устранять серьезные нарушения всех экономических пропорций, способствует рациональному использованию ресурсов для выпуска продукции, предусматривает, что деятельность предпринимателей на всех стадиях производства должна быть прогрессивной и оптимальной, распределяет справедливо доходы участников рынка. Главное  в конкуренции то, что  выгода достается тому предпринимателю, который достиг лучших результатов свой деятельности.

Институт конкуренции – это совокупность экономико-правовых норм, определяющая и регулирующая поведение экономических субъектов, ориентированных на максимизацию их личной выгоды, и государственных мер, принуждающих их к выполнению предписанных норм. Экономико-правовые нормы - международные  и национальные правила в сфере регулирования и стимулирования конкуренции, отвечающие потребностям глобализации хозяйственной и модернизации национальных экономик. Правила, образующие содержание института конкуренции, должны быть объективными и едиными для всех участников, они должны обеспечивать добросовестное протекание конкуренции. Конкуренция в экономике не всегда является добросовестной, не выполнение правил (неправомерные методы, злоупотребление доминирующим положением) позволяет получать конкурентные преимущества либо вообще без затрат, либо с меньшими затратами, в связи с этим, государство создает и применяет меры в сфере нарушения правил конкуренции.

К особенностям развития института конкуренции в российской экономике необходимо отнести: низкий уровень предпринимательской активности; расширение оппортунистического поведения субъектов на рынке - использование противоречий в нормативных документах, позволяя их интерпретировать в собственных интересах, игнорирование формальных правил, применение  неформальных правил, которые зачастую носят нелегальный характер; усиление негативного действия естественных монополий, обусловленное  их ценовой и тарифной политикой;  институционализацию инфраструктуры поддержки предпринимательства; усиление влияния международных корпораций на развитие конкурентных отношений в стране.

Данные особенности обуславливают необходимость пересмотра и изменения конкурентной политики реализуемой государством. Государственная конкурентная политика призвана способствовать развитию конкуренции на рынках, стимулировать создание и развитие конкурентной среды и конкурентных механизмов, защищать участников рынка от недобросовестной конкуренции. Отсюда следует, что конкурентная политика – понятие комплексное  и никак не может ограничиваться лишь антимонопольной политикой, как это делается в настоящее время при принятии государственных управленческих решений и разработке соответствующего законодательства в данной сфере. Действенная конкурентная политика невозможна без промышленной, инвестиционной, бюджетно-налоговой, ценовой политик – в той их части, в которой они влияют на состояние конкурентной среды и развитие конкуренции.

В качестве ценностной цели  государственной  конкурентной политики с очевидностью можно назвать экономическое развитие, выраженное в устойчивом экономическом росте и  повышении  конкурентоспособности российского бизнеса  на  внешнем  и внутреннем рынках. Под ценностной целью понимается явно выраженное намерение реализовать интересы личности, группы и общества в целом. Эти цели задаются на политическом уровне. На управленческом уровне возникают операционные цели, которые сами по себе не содержат ценностных устремлений, а служат средством реализации целей, определенных на высшем, политическом уровне. Это такие цели, как развитие конкурентной среды, защита конкурентных отношений, предотвращение и пресечение антиконкурентных действий, регулирование действий естественных монополий, поддержка малого предпринимательства.

К направлениям государственной конкурентной политики следует отнести: первое - развитие и поддержка конкуренции на товарных и финансовых рынках; второе направление - пресечение монополистических действий, недобросовестной конкуренции и защита конкуренции. До настоящего времени в качестве основного инструмента политики использовались защитные механизмы. Инструменты, способствующие развитию, а не защите конкуренции, не всегда были направлены на развитие конкуренции или использовались не в полной мере. Поэтому в современных условиях необходимо больше уделять внимание инструментам, направленным на развитие и поддержку конкуренции.

 К таким инструментам относят - налоговую политику, таможенно-тарифное регулирование, планирование и программирование, государственные закупки и тарифное регулирование естественных монополий.

Таможенно-тарифное регулирование является действенным инструментом для поддержки российских предпринимателей на внутреннем и внешнем рынках. Налоговая политика - важный фактор регулирования деловой активности и формирования инвестиционно-привлекательной среды. Планирование и программирование повышает эффективность управления экономического развития  и, соответственно, конкуренции. Система государственных закупок способствует развитию конкуренции, благодаря своей прозрачности и открытости для участников. Стоимость услуг естественных монополий позволяет регулировать издержки производства. Сокращение административных барьеров позволит увеличить количество участников входа на рынок и снизит транзитивные издержки уже действующих на рынке предприятий.

Для развития и поддержки современной конкуренции с учетом выявленных особенностей необходимо принять следующие первоочередные меры:

- снижение административных барьеров (разграничение функций по контролю и надзору между федеральными органами власти, органами власти субъектов РФ и органами местного самоуправления, усиление антимонопольного контроля за действиями органов исполнительной власти и т.д.);

- развитие малого предпринимательства (принятие программ, направленных на поддержку инновационной предпринимательской деятельности, повышение доступности финансово-кредитных ресурсов);

- упрощение доступа к инфраструктуре естественных монополий    (упрощение процедуры доступа и уменьшение стоимости присоединения к объектам инфраструктуры);

- установление таможенных пошлин на ввозимые и вывозимые товары в соответствии с рыночной ситуацией.

Современная реализуемая конкурентная политика в указанном выше смысле показывает явный дефицит государственных действий в этом направлении. Хотя, анализ правительственных программ по экономическому развитию показывает, что Правительство России признает необходимость развития и поддержки конкуренции. Так, в концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 г. сформулированы следующие задачи: «развитие новых секторов глобальной конкурентоспособности, прежде всего в высокотехнологичных отраслях», «развитие рыночных институтов и конкурентоспособной среды, которая будет мотивировать предприятия снижать издержки, обновлять продукцию и гибко учитывать запросы потребителей»[43]. Также по поручению Председателя Правительства   Российской Федерации В.В. Путина, Министерством экономического развития  разработана концепция Программы развития конкуренции в Российской Федерации[44], а Департамент развития конкуренции Минэкономразвития России ведет совместную работу с регионами по разработке проектов региональных программ развития конкуренции с декабря 2009 г. По данным на 1 марта 2010 г. в Минэкономразвития России представлено 77 проектов программ. Из них 55 - представлены официально, и 22 – в рабочем порядке. Шесть регионов проекты программ не представили: Тверская область, Ненецкий автономный округ, Республика Северная Осетия-Алания, Мордовия, Пермский край и Чукотский автономный округ. Следует заметить, что до сих пор ни один субъект не подготовил проект программы в соответствии с разработанными критериями. При оценке проектов внимание уделялось качеству анализа ключевых рынков, в том числе сдерживающих факторов развития конкуренции и барьеров входа на рынки товаров и услуг, задачам и конкретным мероприятиям, направленных на  улучшение конкурентной среды.

Таким образом,  можно утверждать, что государственная конкурентная политика в основном сводилась к антимонопольному регулированию, меры направленные на поддержку конкуренции носят декларативный характер. Современные условия требуют упорядочить, систематизировать все действующие формальные нормы, регулирующие конкуренцию,  и доработать их с  целью стимулирования создания конкурентных отношений и поддержки конкуренции. Поэтому нами предлагаются следующие направления по  развитию и поддержке конкуренции: систематизировать все действующие нормативные правовые акты, относящиеся к законодательству о конкуренции; разработать и принять нормативно-правовые акты, направленные на стимулирование и поддержку конкуренции (законодательство о поддержке малого предпринимательства, инфраструктуре и ее доступу); определить порядок взаимодействия органов исполнительной власти ответственных за проведение конкурентной политики; усовершенствовать государственную конкурентную политику в соответствии с состоянием конкурентной среды (разработка и принятие программ развития конкуренции на рынках высокой концентрации).

3.3. Применение опыта зарубежных стран при борьбе с недобросовестной конкуренцией

Изучение   опыта  Франции,  первой страны, принявшей в 1805 и 1807 годах  Гражданский  и   Торговый  кодексы,  не  только ставшие образцом регламентирования    рыночных     отношений,   но   и    повлиявшие   на законодательство     стран    семьи    континентального   права,    имеет практическое  значение и для российского предпринимательства, могущего на   внешнем  рынке столкнуться с недобросовестной конкуренцией.

На     международно-правовом   уровне    понятие   недобросовестной конкуренции  впервые  приводится в статье 10bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 года, в которой указывается,  что  актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт  конкуренции,   противоречащий  честным  обычаям  в   промышленных и торговых делах.

При  этом   страны  -  участницы  данной Конвенции приняли на себя обязанность  обеспечить гражданам стран, участвующих в Союзе по охране промышленной  собственности,  эффективную   защиту  от недобросовестной конкуренции,    включая   согласно  ст.  10-ter   Конвенции  обеспечение законных   средств  для эффективного пресечения вышеуказанных действий.  Кроме  того,  они   обязуются  предусмотреть меры, позволяющие союзам и объединениям, существование которых не противоречит законам их стран и которые  представляют   заинтересованных  промышленников, изготовителей или  торговцев,  обращаться   в  суд  или  административные   органы для пресечения   действий,   составляющих,  в  частности,   недобросовестную конкуренцию,  в  той мере, в какой это допускает закон соответствующей страны.

Таким  образом,   Парижская  конвенция,  общим  образом   определяя недобросовестную     конкуренцию,    возлагает     на   страны-участницы обязанность   обеспечить  участников  коммерческого оборота эффективной защитой, включая судебную.

Старейшина,    признанный   авторитет   в   области  права  промышленной собственности,  П.  Рубье  предложил следующую классификацию действий, составляющих    недобросовестную   конкуренцию:    действия,  ведущие  к смешению,     путанице    (confusion), дискредитация   (denigrement), внутренняя    дезорганизация   предприятия-соперника    (desorganisation сommerciale  de l'entreprise  rivale)  и   общая дезорганизация рынка (desorganisation    generale   de   marche).   

Последующее   усложнение коммерческих   операций   по    мере  послевоенного  развития   рыночной экономики  во  Франции,   связанное с этим усиление конкурентной борьбы привели  к  появлению  и   закреплению  судебной  практикой нового вида действий,  представляющих недобросовестную конкуренцию: паразитизм или паразитарная  конкуренция  (parasitisme or concurrence parasitaire), а также    имитация   (imitation)    фирменного   наименования,    товаров конкурента,   включая    и   рабское   копирование    (copie   servile), представляющее   практически  полное  воспроизведение   изделия  или его внешнего  вида.   Постепенно  действия,  ведущие  к смешению, путанице, практически  слились  с   действиями,  носящими  характер   паразитизма, поэтому обычно их рассматривают одновременно.

  1.   Дискредитация  состоит  в действиях, направленных на умаление достоинств как самого конкурента, так и его фирмы или его изделий. При этом не имеет значения, является ли распространяемая информация ложной или   действительной.  В  первом  случае   ответственность  наступает на основе Закона о диффамации от 29 июля 1881 года, во втором - исходя из определения     данного     правонарушения,     признаваемого    таковым соответствующим судом, рассматривающим дело.

Объектом     дискредитации   может   быть    личность   конкурента: физического    или  юридического  лица.  Например,   Кассационным  судом признавались      дискредитацией      сведения     о     профессиональной некомпетентности   конкурента,  утверждения  о   предстоящем банкротстве коммерсанта,   сомнения  в  честности  и кредитоспособности, сведения о предстоящем   закрытии  предприятия  и даже информация о национальности или принадлежности физического лица-коммерсанта к той или иной религии или    секте.   Определяющим    для   признания   подобной    информации недобросовестной конкуренцией, а не диффамацией является осуществление ее  лицом,  функционирующим в том же качестве коммерсанта или в той же сфере коммерции.

В    отношении   юридического   лица   дискредитацией  признавались сведения,   касающиеся  затруднений  в  делах   предприятия,  сомнение в серьезности   данного  предприятия,  в надлежащем качестве его изделий, указание   на   третьеразрядность  фирмы.  Если   приводимая  в  рекламе информация затрагивает товары и услуги конкурента, она также подпадает под  понятие  дискредитации   (например,  указание  на  то,  что товары значительно   лучше   по    качеству  товаров  другой  фирмы,   реклама, построенная   на   игре    слов,   отрицательно   влияющей    на   имидж фирмы-конкурента).   Возможно  также  признание таким правонарушением и действий,   направленных   против  многих  или  ряда  легко   узнаваемых конкурентов.

Так,  сообщение,   что участники объединения с общей экономической целью  являются  наиболее   динамичными  коммерсантами  в Саверне, было признано  судом  косвенной   дискредитацией  других коммерсантов в этом регионе.

Судебная   практика  Франции  не  содержит   каких-либо указаний на перечень    изданий   и   документов,    в   которых  может  содержаться дискредитирующая  конкурента  информация:   это  и реклама в журналах и газетах, на телевидении, информация в брошюрах и рекламных буклетах, в рассылаемых письмах и т.п.

  1.   Внутренняя  дезорганизация предприятия-конкурента выступает в различных  формах,  среди   которых  чаще  всего выделяются разглашение производственных    секретов     (secrets    de    fabrique),    ноу-хау (savoir-faire),  коммерческих методов предприятия, уничтожение рекламы конкурента, перехватывание у него клиентов и заказов, расстройство его сбытовой сети.

Производственные   секреты  определяются  судебной   практикой  как любой   способ    производства,  представляющий   практический  интерес, используемый   промышленником  и охраняемый от конкурентов, а также незапатентованное   изобретение  или то или иное техническое новшество, не   обладающее   признаками    изобретения.  Производственные   секреты являются  составной  частью   ноу-хау, под которыми понимаются знания и опыт   технического,   коммерческого,    административного   или  иного характера,    применяемые    при     функционировании   предприятия    и осуществлении  профессиональной   деятельности.  В  зависимости от того,  кому причиняется ущерб разглашением производственных секретов и ноу-хау,   такое    нарушение   может    представлять   либо   уголовное преступление,   если  затронуты   экономические  и  оборонные  интересы Франции   (при   этом   разглашение    подобной  информации  иностранцу наказывается  более  сурово,  нежели соотечественнику, проживающему во Франции:  от   двух  до пяти лет лишения свободы и штраф от 1800 до 120 000  франков и возможное лишение гражданских прав - ст. 418 Уголовного кодекса),     либо    деликтное     гражданско-правовое   нарушение    (с последствиями лишь в виде возмещения убытков).

Иск   из   недобросовестной  конкуренции  может   быть  предъявлен, например,   бывшему   служащему,  который,  будучи   связанным  условием трудового контракта о конфиденциальности, тем не менее при переходе на новое  место  работы  использует   имеющуюся  у него информацию в ущерб прежнему  работодателю. Также недобросовестной конкуренцией признается использование   полученных   от   другой  стороны  в  ходе   переговоров сведений,  равно как и использование коммерческой методики конкурента, например, по продвижению товаров на рынке.

В судебной практике встречаются многочисленные случаи уничтожения или совершения иных действий, лишающих публику возможности знакомиться с рекламой конкурентов. К ним относятся, например, заклеивание рекламы конкурента,   ее    уничтожение,   размещение    собственной  рекламы  в непосредственной   близости   от   рекламы  конкурента.  В  одном  деле Кассационный  коммерческий суд в решении от 22 марта 1982 года признал актом  недобросовестной   конкуренции  неумышленную наклейку на рекламу конкурента собственных афиш.

Недобросовестной    конкуренцией   признаются   и    перехватывание клиентов, их заказов, оказание им иных услуг, нежели они заказывали, с целью   привести   их  к  отказу   от  услуг  конкурента.  Причем  суды квалифицируют    подобные   действия    именно   как   недобросовестную конкуренцию, даже если предоставляемые товары или услуги на самом деле вполне    доброкачественны,   просто   они   не  заказывались  клиентом.

Например,   в   одном  деле  суд  квалифицировал   как  недобросовестную конкуренцию продажу  фабрикантом  Рене  Пернот собственных напитков, тогда как потребители спрашивали напиток фирмы Пернод.

Достаточно    часто  встречающимся  в  судебной   практике  случаем недобросовестной      конкуренции    являются     различные    действия, предпринимаемые    в    отношении     служащих    конкурента:    подкуп, переманивание,    подстрекательство   к    забастовке   на   предприятии конкурента.  По  общему  правилу   подкуп, коррупция являются уголовным преступлением  и  подпадают  под  ст.   177  и  179  Уголовного кодекса Франции.

Если  же  те   или иные действия в отношении персонала предприятия конкурента  не  содержат   состава  уголовного преступления, они тем не менее  могут  быть  квалифицированы   судом  как  акты недобросовестной конкуренции  (например, предложение материальных выгод и более высокой заработной   платы  с  целью  переманивания   служащего для последующего использования его опыта и знаний).

Хотя  право   на  труд  предполагает свободу выбора места работы и никто  не  может   препятствовать работнику использовать на новом месте опыт  и  знания,  полученные   на  предприятии, с которого он уволился, утечка  ноу-хау к конкурентам происходит часто именно таким образом. В тех  случаях,  когда   служащий  связан  условием трудового контракта о неразглашении  полученной  в   процессе  работы информации, и совершает такое  разглашение,  прюдоминальные  суды рассматривают  это как трудовое    правонарушение.   Если   же    будет   доказано,  что  целью переманивания   служащего   стало    лишь   намерение    воспользоваться познаниями,   приобретенными  последним  в период работы на предприятии конкурента,  возникает процесс в связи с недобросовестной конкуренцией.  Аналогичным  образом  суд  признал недобросовестной конкуренцией переманивание   значительного  числа  специалистов   фирмы  конкурента с единственной целью дезорганизации его деятельности, недоброжелательные высказывания  в  адрес   конкурента,  направленные  на   возникновение у служащего намерения уволиться, а также использование вновь поступившим служащим  каналов  сбыта  и клиентуры, приобретенных в период работы в другой фирме.

  1. Общая   дезорганизация  рынка  происходит в тех случаях, когда действия,  имеющие  характер   недобросовестной  конкуренции, влияют на стабильность  рыночных  отношений  в   том  или ином регионе (например, выступление против торговцев бакалеей в Бордо) или в отношении той или иной   профессии    (критика,   например,  страховых   компаний).  Актом недобросовестной    конкуренции   суд   признал    тайное  использование нелегальной    рабочей  силы  и,  как  результат,   продажу  изделий  по заниженным   ценам.  В  другом  деле   предприниматель фактически создал товарищество  без  оформления его как надлежащее юридическое лицо, что позволило    ему   избежать  уплаты  налогов   и  внесения  платежей  по социальному   страхованию работающих по найму. В результате цены на его продукцию  оказались   значительно ниже цен аналогичных производителей.  По   иску,   с    которым   обратились  в  суд   предприятия-конкуренты, коммерческий  суд,   а  затем  городской  суд  Парижа вынесли решение о возмещении     причиненных   убытков   в    связи   с   недобросовестной конкуренцией.

Во   французской  литературе  отмечается,   что  в  настоящее время наиболее    распространенным   случаем    недобросовестной   конкуренции является  имитация,  имеющая  целью   создать  смешение, путаницу между предприятиями,   между   производимыми   ими  товарами  и  оказываемыми услугами.

Исходя   из    правила   ст.   8  Парижской   конвенции  по  охране промышленной   собственности  об охране фирменного наименования во всех странах  Союза  по охране промышленной собственности французское право охраняет  право  на  фирменное   наименование  без  обязательной подачи заявки  или  регистрации  и независимо от того, является ли оно частью товарного знака, предоставляя защиту против нарушений на основе правил о недобросовестной конкуренции.

Индивидуальный   коммерсант  вправе  выбрать  в   качестве такового собственную  фамилию, а юридическое лицо в зависимости от его правовой формы  -  либо  фамилию  одного  или   нескольких  компаньонов (простое товарищество),  либо  произвольно   избранное  наименование (общество с ограниченной ответственностью, акционерное общество).

Защищается    такое   наименование   исходя    из   приоритета  его использования   (одно  из  первых  решений  суда такого рода принято 21 февраля   1888    года,   из   современных   -    решение  Кассационного коммерческого суда от 14 мая 1985 года).

Рассматривая подобные дела, суды самостоятельно оценивают наличие подобия,   возможность    смешения   предприятий,    учитывая  при  этом обязательность   оригинальности того или иного фирменного наименования.

Например,    судебной  практикой  были   признаны  ведущими  к  смешению наименования   Галери   Лафайет    и   Галери   Лайет,    Супергермит  и Супергерметик, мадам Old England и Old England, обозначения 3SE и S3E. Если   же    в   фирменных  наименованиях используются  неоригинальные обозначения:    например,  Пицца,  минутка  (для   обозначения  скорости обслуживания)  -   Royco  Minute  Soup  и  Knorr  Mini  Minute,   это не признается смешением. Сложности при рассмотрении данной категории дел возникают, когда  однофамильцы-коммерсанты используют свою фамилию в качестве   фирменного  наименования. Суды при этом исходят из того, что выходящий   на    рынок   коммерсант,  избирая  в   качестве  фирменного наименования  свою фамилию, обязан позаботиться об отсутствии смешения с  уже функционирующими на рынке коммерсантами. В противном случае при возникновении   спора   суды    рассматривают  подобное  поведение   как недобросовестную конкуренцию.

Также  в качестве недобросовестной конкуренции признается ведущее к   смешению    использование   одного   юридического  адреса,  сходного оформления   фирменного   стиля   (бланки,   письма,  каталоги,  меню), использование помещений и персонала конкурента.

Однако   гораздо  большую  опасность   представляет  собой имитация товаров и услуг. В принципе, исходя из предписаний Парижской конвенции по  охране   промышленной  собственности  1883  года,   страны-участницы приняли    законодательство   об   охране    товарных   знаков,   знаков обслуживания (во Франции закон № 91-7 от 4 января 1991 года о товарных знаках,  торговых  марках и знаках обслуживания, декрет № 92-100 от 30 января 1992 года относительно товарных знаков, торговых марок и знаков обслуживания).   Будучи    зарегистрированными   французским   патентным ведомством - Национальным институтом промышленной собственности, такие знаки получают правовую охрану нормами о контрафакции (нарушении чужих патентных прав) гражданского права и нормами уголовного права. Если же в  обороте  используется  похожий   товарный  знак,  знак обслуживания, которые  могут  ввести  потребителя  в   заблуждение, они, естественно, из-за    отсутствия   регистрации   не   получают  охраны  на  основании законодательства  об  охране  товарных   знаков, знаков обслуживания, а защищаются   на  основе правил о недобросовестной конкуренции. Судебная практика  при  этом   оценивает  возможность  смешения сходных товарных знаков  или  знаков   обслуживания. Например, Кассационный коммерческий суд  признал  актом умышленной имитации, составляющим недобросовестную конкуренцию,  использование  для   обозначения  аперитива  наименование "Pastis 42" в то время, когда на рынке уже имелось обозначение "Pastis 51", аналогично при наличии наименований "Duxil" и "Dulmil", "Сleor" и "Clea",  "Frutsi"  и  "Frucci".   Приводящим  к  введению в заблуждение клиентуры  актом  имитации  суды   признают также использование сходных этикеток,  сходной упаковки, эмблем, обращений к покупателям, способов продвижения  товара   к  потребителю, то есть значительно более широкую категорию  действий, нежели только имитацию принадлежащих другим лицам прав на товарный знак и знак обслуживания, место происхождения товара.

Хотя     общепризнано,   что   именно    не   является   нарушением принадлежащих   другим  лицам   патентных  прав  на  различные   объекты промышленной  собственности  (патент,   полезная  модель,  промышленный образец),   в  некоторых  случаях  использование   объектов промышленной собственности, которые вследствие истечения срока или по иным причинам не  охраняются  нормами   соответствующего законодательства, признается недобросовестной  конкуренцией   в  виде  "рабского копирования" (copie servile). 

При  этом  судебная  практика отмечает несколько критериев, позволяющих выделить данный вид нарушения в качестве самостоятельного.  К  ним,  в  частности,   относятся точное воспроизведение, направленное именно  на  смешение   представления  потребителя  о  товаре или услуге (воспроизведение  формы бутылки, фасона платья, точное воспроизведение отрывков   из  каталога  другой  фирмы, имитация продуктовых консервов, имитация часов фирмы Картье, использование в наименовании фильма имени Эммануэль  с  целью  вызвать  у   потребителя  ассоциацию с одноименным французским    фильмом,   точное    воспроизведение   формы   и    цвета нагревательных приборов, станков, способа расположения и представления моделей   в  каталоге и т. п.).

Другим критерием, на основании которого суды  признают  наличие   рабского  копирования, является использование подобного  смешения  для   увеличения  собственного  сбыта, часто путем одновременного   снижения  цены.   Например,  в  решении  Кассационного коммерческого суда от 9 января 1981 года реализация полезной модели по более  низким  ценам,   чем  цена  копируемой модели на рынке, признана недобросовестной  конкуренцией;  в   решении по другому делу данный суд отметил, что квазирабское копирование подлинных плакеток Этерни вводит клиентуру в заблуждение.

Одним  из   принципиальных решений Кассационного суда, влияющим на последующую  судебную практику по данному вопросу, стало решение от 18 января  1982   года.  Издатель  путем фотокопирования воспроизвел ранее изданный      известным     и      уважаемым    авиньонским     издателем французскопровансальский   словарь  и  продал его по ценам, значительно более  низким,  чем цены первого издания. Суд первой инстанции не счел подобный   поступок актом недобросовестной конкуренции, отметив в своем решении,  что  относящееся   к  народным произведение в виде словаря не обладает   необходимой  оригинальностью,   позволяющей  обеспечить  его защиту.    При   этом   судьи    полагали,   что  воспроизведение   путем фотокопирования не является актом недобросовестной конкуренции, хотя и представляет менее дорогостоящий способ, чем оригинальное составление, однако  общество   Обанель  могло использовать данный метод для выпуска словаря   для   менее    обеспеченного   читателя.   Это   решение  было пересмотрено    Кассационным   судом,  который,   отметив,  что  иск  из недобросовестной  конкуренции  служит для защиты прав лица, которое не может   воспользоваться иным способом для защиты своего права, признал, что  использование   рабского копирования в случае, когда это позволяет реализовать   товар   по    цене   гораздо   более    низкой,  чем  цена воспроизводимого     товара,    представляет     акт    недобросовестной конкуренции.  Исходя из данного решения, современная судебная практика более  строго   оценивает  наличие или отсутствие рабского копирования, признавая  таковым   не только ситуацию, когда в результате имеет место реализация  товара  по  гораздо   более низким ценам, но и такую, когда возможно   получение  какой-либо  необоснованной   экономии,  и  уделяет данному   критерию  гораздо  больше  внимания, чем возможности смешения товара.

Еще одним действием, представляющим недобросовестную конкуренцию, является  паразитизм,  или паразитарная конкуренция, - термин, впервые появившийся во Франции в 50-е годы в работе французского исследователя И.  СенГаля  "Недобросовестная   конкуренция и паразитарные махинации".   При таком нарушении имеет место как бы прикрепление нарушителя к фирме или предприятию, пользующемуся достаточной известностью, и позволяющее нарушителю,   не  затрачивая   сил  и  средств,  извлекать  прибыль   из подобного  соседства.  Известность   приобрело, например, дело Гельмута Ротшильда,   который,  используя  сходство  своей   фамилии  с  фамилией Ротшильдов,    символизирующей   преуспевание    и   высокую  репутацию, использовал  его  в рекламе и реализации товаров люкс. В другом случае производитель   холодильников выпускал товар под наименованием Понтиак, сходным  с   наименованием  одного  из   престижнейших автомобилей. Чаще всего   такие действия возможны при реализации товаров и изделий, когда дистрибьюторы  и   иные  агенты  по реализации товара подобным способом стремятся  к  увеличению   прибыли.  Так,  по  одному из дел получивший исключительное право продажи распространитель товара (концессионер, по терминологии   французского  права)   наряду  с  товарами  фирмы  Диор, имевшими  весьма прочную репутацию, осуществлял реализацию аналогичных товаров фирмконкурентов, используя привлекательность широко известного товарного  знака  фирмы Диор (решение Кассационного коммерческого суда от 9 февраля 1982 года).

Характерно  и   другое  дело,  когда  издательство   экономического журнала  в  своих   еженедельных  выпусках  использовало переведенные и слегка  сокращенные  статьи,   исследования  или  отрывки из них, ранее опубликованные  в  зарубежных  газетах   и  журналах,  без  указания на первоначальный  источник.  Помимо   нарушения норм авторского права, не допускающих публикации и воспроизведения без предварительного согласия авторов,   коммерческий  суд  Парижа усмотрел в этом и акт паразитарной конкуренции,   поскольку,  не  затратив  ни   копейки,  журнал благодаря усилиям других получал прибыль.

При   паразитарной  конкуренции  чаще   всего  встречается непрямое прикрепление   (поскольку  прямое прикрепление может быть расценено как нарушение  чужих  патентных   прав), когда реализуемый товар или услуга так или иначе увязываются с одноименными товарами и услугами известных фирм: например, открытие фирмой-конкурентом в местечке Баккара, давшем одноименное   название   знаменитому    французскому   сорту  хрусталя, магазина,  также  реализовывавшего хрусталь. Кассационный коммерческий суд  признал  сам   факт  устройства магазина в том же месте и с тем же профилем  деятельности  актом   паразитизма,  направленным на получение прибыли путем использования репутации известной фирмы.

Хотя     недобросовестная     конкуренция   затрагивает    свободное функционирование рынка, акты недобросовестной конкуренции не подпадают под    регламентирование   их   законодательством  о  свободе  цен   и  о конкуренции  (в  частности,   ордонансом  №  86-1243  от 1 декабря 1986 года), а квалифицируются именно как внедоговорное (деликтное) правонарушение  и   разрешаются  судами на основе ст. 1382 и 1383 Гражданского кодекса Франции.

Компетентными    рассматривать   данные  споры   по  праву  Франции признаются     прежде   всего    коммерческие   суды,   поскольку    акты недобросовестной   конкуренции    чаще   всего   встречаются   именно  в деятельности     коммерсантов.    Коммерческие    суды   признают   себя компетентными  рассматривать  подобные   споры,  когда обеими спорящими сторонами   являются  коммерсанты,  а  также   когда  ответчиком по иску некоммерсанта выступает коммерсант (юридическое или физическое лицо).

Если  же   спорящими  по  делу  сторонами являются юридические или физические      лица-некоммерсанты      либо     ответчиком     выступает лицо-некоммерсант,   подобные споры подлежат рассмотрению в судах общей компетенции. В этих же судах рассматриваются споры по искам клиентуры, а    также   по   искам,    затрагивающим   осуществление    таких  видов профессиональной   деятельности,  как  деятельность юристов (адвокатов, нотариусов) или врачей.

Иски,    направленные   на    предъявление   требований   из   актов недобросовестной  конкуренции  к   наемным  служащим фирмы, относятся к компетенции  прюдоминальных  судов  и советов. Подобный иск может быть предъявлен,   например, либо при нарушении служащим положений трудового контракта  относительно недопущения актов недобросовестной конкуренции при  исполнении  служебных  обязанностей, либо при совершении действий такого  рода   по  истечении  срока  действия   трудового  контракта и в нарушение его предписаний.

К искам о недобросовестной конкуренции применяется 10-летний срок исковой  давности,  который  на основании ст. 189bis Торгового кодекса Франции   подлежит  применению  по всем обязательствам, возникающим как между     самими   коммерсантами,   так    и   между   коммерсантами    и некоммерсантами.  Характерно,  что   исчисление  данного  срока исковой давности  начинается  со  дня   окончания действия, представляющего акт недобросовестной конкуренции. В этой связи можно привести дело по иску владельца    парижского   ресторана   "У    Максима"   о   неправомерном использовании   и   смешении,  а   также  о  паразитарном  прикреплении конкурентом  из  Ниццы. Конкурент использовал приведенное наименование свыше   пятидесяти  лет,  и  тем  не   менее  суд  признал,  что простое допущение  такой  недобросовестной   конкуренции  не означает отказа от защиты   принадлежащих  владельцу парижского ресторана прав и не лишает его права на судебную защиту.

Поскольку     правонарушение   в   виде    актов   недобросовестной конкуренции представляет собой деликтное гражданскоправовое нарушение, влекущее  за собой требование о возмещении убытков, для удовлетворения соответствующего требования необходимо наличие и доказывание следующих факторов:  наличия  нарушения, материального ущерба, а также причинной связи между нарушением и возникшими убытками, а также вины причинителя вреда.  При  этом  во французском гражданском праве различается вина в форме  умысла  или  неосторожности.   Оценивая  наличие  или отсутствие нарушения,   суд   руководствуется   чаще  всего  принципом  соблюдения соответствующих профессиональных обычаев.

Следует   отметить,  что  в  коммерческом обороте Франции (как и в международном   коммерческом  обороте)  торговые   обычаи  играют весьма важную  роль   регулятора  надлежащего  поведения   сторон. Обобщением и публикацией   различных  торговых  обычаев   занимаются  обычно торговые палаты,   включая  Международную  торговую палату. Среди многочисленных публикаций   Международной  торговой  палаты   можно привести, например, "Кодекс   добросовестного  поведения  в области маркетинга", в котором отмечается, что запрещается прямое или косвенное    дискредитирование     предприятия    или     его   изделия, осуществляемое с целью вызвать к нему пренебрежение, насмешку или иной акт  дискредитации,  а  также   любая имитация, в какой бы форме она ни осуществлялась, способная привести к смешению или ошибкам.

При    определении   размера    возмещаемого   ущерба  во   внимание принимается  прежде  всего   реально понесенный управомоченной стороной ущерб,  состоящий,  например,  в утрате клиентуры, уменьшении прибыли, наличии    утраченной   прибыли.  В  тех   случаях,  когда  возникший  в результате  недобросовестной  конкуренции   ущерб трудно или невозможно оценить, суд может присудить возмещение моральных убытков, позволяющих скорее  признать   неправомерным  то или иное действие, составившее акт недобросовестной   конкуренции.  В  этом случае требование о возмещении убытков носит предупреждающий или дисциплинарный характер.

Рассмотрение    отдельных  видов  недобросовестной   конкуренции  и способов  защиты  от   подобных  нарушений во Франции позволяет сделать некоторые  выводы. Данная категория неправомерных действий появилась в период   упрочения  рыночных  отношений  в конце ХIХ - начале ХХ века и представляет  собой один из видов действий, признаваемых незаконными и нарушающими  свободу рыночных отношений и правила ведения торговли. На международноправовом  уровне понятие недобросовестной конкуренции было разработано   и  закреплено  в  Парижской конвенции 1883 года об охране промышленной собственности. Во Франции в отличие от других стран (ФРГ, Греция,   Дания,  Австрия,  Швейцария  и  др.)   отсутствует специальное законодательство   о  недобросовестной  конкуренции  и защита от такого рода  актов   осуществляется  на  основе  правил   Гражданского  кодекса Франции о деликтной ответственности.

Отсутствие   закона  о  недобросовестной   конкуренции  во  Франции привело  к   тому,  что,  во-первых,  отсутствует закрепленный в законе перечень  действий,   признаваемых  недобросовестной   конкуренцией,  и, во-вторых,  исходя   из судебной практики происходит расширение понятия действий, признаваемых подобным правонарушением. Признание за французской   судебной  практикой  роли  источника   права  привело к тому, что именно   судебная  практика является тем ориентиром, по которому и сами коммерсанты  (юридические   и  физические  лица)  и   коммерческие  суды (составляющие в большинстве случаев именно ту судебную инстанцию, где разрешаются   подобные    споры)   следуют    установившимся   подходам, квалифицируют  как  недобросовестную   конкуренцию  вновь  появляющиеся способы   введения   клиентов   в    заблуждение,  осуществляют  защиту пострадавшей от такого способа ведения дел стороны.

В  отличие   от  установившейся  практики компенсаторного принципа возмещения  убытков, при котором пострадавшей стороне возмещается весь ущерб и она восстанавливается в положение, в котором она находилась до момента  нарушения,   присуждение  убытков  вследствие недобросовестной конкуренции  может   носить  также предупредительный или дисциплинарный характер    и     ограничиваться   присуждением    символической   суммы (номинальный    убыток   в   один  франк).   Возможно  также  возмещение морального ущерба, размер которого определяется судом.

Таким  образом,   недобросовестная  конкуренция  в   праве  Франции представляет    конкурентные  действия,  нарушающие   честные  обычаи  в торговле,  и   является  одним  из  инструментов регулирования рыночных отношений.  Причем   в  отличие  от  антитрестовского законодательства, урегулированного  во   Франции  законом  № 86-793 от 2 июля 1986 года и ордонансом  №  86-1243 от 1 декабря 1986 года "О свободе цен и свободе конкуренции",  где   предусмотрены не только конкретные нарушения, но и механизм  регулирования рыночных отношений через Совет по конкуренции, недобросовестная  конкуренция  не   подпадает  под какой-либо отдельный закон,   а на основе сложившейся судебной практики анализируется судами (чаще   всего   коммерческими)  и  получает  защиту   на  основе  правил Гражданского кодекса.

Заключение

В процессе написания дипломной работы были сделаны следующие выводы.

Недобросовестная конкуренция представляет из себя соперничество за что-либо ограниченное или лучшее, которое осуществляется не в соответствии с существующими этическими нормами, традициями и законами. Причины возникновения недобросовестной конкуренции как своеобразного метода конкуренции заложены в психических особенностях человека.

Недобросовестная конкуренция в хозяйственной практике находит свое проявление через следующие формы:

  • демпинг.
  • установление дискриминационных цен.
  • установление контроля над деятельностью конкурента с целью прекращения этой деятельности.
  • экономический или промышленный шпионаж.
  • тайный сговор на торгах и создание тайных картелей.
  • подделка продукции конкурентов.
  • ненадлежащая реклама.
  • махинации с деловой отчетностью.
  • ограничительная торговая практика.
  • деловая коррупция.

На практике, недобросовестная конкуренция имеет огромное количество форм проявления и все эти формы перечислить объективно невозможно из-за глубины и специфики данного понятия как детерминированного этическими нормами, которые также бесконечны в своем проявлении и которые также все перечислить невозможно.

Исследование практики недобросовестной конкуренции в мировой экономике позволяет сделать вывод о том, что каждая форма проявления недобросовестной конкуренции индивидуальна и ее трактовка как таковой довольно субъективна не только в отношении отдельных людей, но и культур, которые имеют свои моральные ценности и, следовательно, свое отношение к различным проявлениям недобросовестной конкуренции. Для конкурирующих компаний данная проблема приобретает все большую остроту с ростом глобализации экономики и переплетения национальных экономик, ведущее к необходимости для компаний работать на мировом рынке.

Регулирование недобросовестной конкуренции в условиях современного мирового рынка характеризуется стремлением государств выработать эффективные методы на основе деловой практики и этики бизнеса, существующей на внутреннем рынке и, одновременно, сформировать общую культуру конкуренции на мировом рынке посредством деятельности международных организаций и выработки ими комплексов двух- и многосторонних соглашений.

Наследие СССР наносит отпечаток на такие аспекты хозяйствования в Украине как взаимодействие власти и бизнеса и, соответственно, на особую роль деловой коррупции как средства конкурентной борьбы, максимизации прибыли, или же просто выживания на рынке. В свою очередь, отсутствие традиций рыночной конкуренции создает объективные трудности для создания соответствующей законодательной базы и условий для правильного толкования законов с целью эффективного, с экономической и культурной точки зрения, применения.

И так, противоречивость проблем недобросовестной конкуренции в России обусловлена наличием экономического и культурного наследия тоталитарного режима. С одной стороны, это в значительной степени способствует укоренению таких методов недобросовестной конкуренции как деловая коррупция и, методов, порождаемых значительной степенью монополизации. А с другой стороны, отсутствие культуры конкуренции снижает эффективность применения существующих законов в области недобросовестной конкуренции.

Также был сделан вывод, что на данный момент все методы регулирования недобросовестной конкуренции не дают комплексных и нужных результатах и нуждаются в совершенствовании.

Также был сделан вывод, что коррупция вызывает:

  • неэффективное распределение и расходование государственных средств и ресурсов;
  • неэффективность коррупционных финансовых потоков с точки зрения экономики страны;
  • потери налогов, когда налоговые органы присваивают себе часть налогов;
  • потери времени из-за чинимых препятствий, снижение эффективности работы государственного аппарата в целом;
  • разорение частных предпринимателей;
  • снижение инвестиций в производство, замедление экономического роста;
  • понижение качества общественного сервиса;
  • нецелевое использование международной помощи развивающимся странам, что резко снижает её эффективность;
  • неэффективное использование способностей индивидов: вместо производства материальных благ люди тратят время на непродуктивный поиск ренты;
  • рост социального неравенства;
  • усиление организованной преступности — банды превращаются в мафию;
  • ущерб политической легитимности власти;
  • снижение общественной морали[13].

В рейтинге конкурентоспособности стран мира Россия занимает 63-е место, потеряв 12 позиций. Наиболее слабые позиции наша страна занимает по качеству институтов, наличию техники и инноваций, уровню развития финансового рынка, коррупции, эффективности налогового регулирования, масштабу бюрократии. Так, по конкурентоспособности общественных институтов Россия находится на   118-м месте в мире, наличию современных технологий – на 122-м, эффективности рынка – 57-м, доступности финансовых услуг – 109-м местах. К числу относительно сильных сторон России эксперты ВЭФ относят объем внутреннего рынка и железнодорожную инфраструктуру. По конкурентоспособности бизнеса Россия продолжает снижать свои позиции, занимая 101-е место в мире. Самой высокой отраслевой конкурентоспособностью в нашей стране обладают сырьевые отрасли, прежде всего нефтяная, газовая и цветная металлургия. Низкая конкурентоспособность характерна для обрабатывающих производств и медицинской промышленности.

К направлениям государственной конкурентной политики следует отнести: первое - развитие и поддержка конкуренции на товарных и финансовых рынках; второе направление - пресечение монополистических действий, недобросовестной конкуренции и защита конкуренции. До настоящего времени в качестве основного инструмента политики использовались защитные механизмы. Инструменты, способствующие развитию, а не защите конкуренции, не всегда были направлены на развитие конкуренции или использовались не в полной мере. Поэтому в современных условиях необходимо больше уделять внимание инструментам, направленным на развитие и поддержку конкуренции.

 К таким инструментам относят - налоговую политику, таможенно-тарифное регулирование, планирование и программирование, государственные закупки и тарифное регулирование естественных монополий.

Таможенно-тарифное регулирование является действенным инструментом для поддержки российских предпринимателей на внутреннем и внешнем рынках. Налоговая политика - важный фактор регулирования деловой активности и формирования инвестиционно-привлекательной среды. Планирование и программирование повышает эффективность управления экономического развития  и, соответственно, конкуренции. Система государственных закупок способствует развитию конкуренции, благодаря своей прозрачности и открытости для участников. Стоимость услуг естественных монополий позволяет регулировать издержки производства. Сокращение административных барьеров позволит увеличить количество участников входа на рынок и снизит транзитивные издержки уже действующих на рынке предприятий.

Для развития и поддержки современной конкуренции с учетом выявленных особенностей необходимо принять следующие первоочередные меры:

- снижение административных барьеров (разграничение функций по контролю и надзору между федеральными органами власти, органами власти субъектов РФ и органами местного самоуправления, усиление антимонопольного контроля за действиями органов исполнительной власти и т.д.);

- развитие малого предпринимательства (принятие программ, направленных на поддержку инновационной предпринимательской деятельности, повышение доступности финансово-кредитных ресурсов);

- упрощение доступа к инфраструктуре естественных монополий    (упрощение процедуры доступа и уменьшение стоимости присоединения к объектам инфраструктуры);

- установление таможенных пошлин на ввозимые и вывозимые товары в соответствии с рыночной ситуацией.

Анализ зарубежного опыта показал, что с   точки    зрения   правового    регулирования   недобросовестной конкуренции  можно  выделить  три   группы  стран. К первой группе относятся страны, в которых преследование недобросовестной конкуренции осуществляется    на  основе  общих  положений   гражданского  права  об ответственности   за внедоговорное правонарушение, деликт. На основании этих  норм  судебной  практикой   разработано понятие и определены виды недобросовестной  конкуренции.  К  таким   странам  относятся  Франция, Италия,   Нидерланды,  а  также некоторые другие страны. Действующее во Франции   законодательство  о  конкуренции  (ордонанс   №  86-1243  от 1 декабря  1986  года   "О  свободе цен и свободе конкуренции" и декрет № 86-1309  от  26  декабря  1986   года  о порядке применения указанного ордонанса)  выделяет  антиконкурентную   практику,  ограничительную практику и экономическую  конкуренцию как действия, создающие угрозу рынку представляющие нарушение правил свободного предпринимательства.

Неправомерные   действия  в  виде  недобросовестной конкуренции не регламентируются  ордонансом   от  1 декабря 1986 года, а подпадают под понятие  внедоговорного  правонарушения   (деликта), ответственность за которое   наступает  по  правилам  ст. 1382 и 1383 Гражданского кодекса Франции.

Во     вторую    группу   входят    страны,   в   которых    принято законодательство  о   недобросовестной  конкуренции,   определяющее  как общее   понятие,    так   и   конкретные    составы   правонарушений  из недобросовестной  конкуренции.  К  ним относятся Германия (где Закон о недобросовестной    конкуренции  был  принят  в  1909   году),  Австрия, Испания, Швейцария, Греция, Япония, Канада и некоторые другие.

Третью группу    составляют     страны,   где   защита    против недобросовестной  конкуренции   осуществляется как на основе общих норм гражданского  законодательства  о   деликтах,  так  и  на  основе норм, содержащихся  в специальном законодательстве (в законах о конкуренции, в  частности).  К числу таких стран относятся Великобритания, Бельгия, США  и  ряд других стран. Например, в Англии может быть предъявлен иск из   гражданского правонарушения, основанный на требовании из нарушения доверия, клеветы, смешении, а также иск на основе Закона о конкуренции 1980 года, Закона о купле-продаже товаров 1979 года, Закона о товарных знаках 1887 года и т. п.

Таким образом, для борьбы с недобросовестной конкуренцией необходимо использовать как опыт зарубежных стран, так и современные российские реалии, которые необходимо учитывать.

Список используемой литературы

  1. Азоев Г.Л. Конкуренция: анализ стратегия и практика. – М.: Центр экономики и маркетинга, 1996.
  2. Артемьев И., Сушкевич А. Основания антимонопольной политики государства // Экономическая политика. – 2007 - № 4.
  3. Бахри Б., Мерримэн Дж. ОПЕК не прислушалась к призывам // Деловая газета «Ведомости». – 2008. - №7.
  4. Бродман Г., Риканатини Ф. Корни коррупции: важны ли рыночные институты? / Пер. с англ. // World Bank Policy Research Working Paper— 2000.
  5. Городов О.А. Недобросовестная конкуренция: теория и правоприменительная практика. - М.: Статут, 2008.
  6. Дозорцев В.А. Недобросовестная конкуренция или несправедливая? // Юридический мир. – 1997. - № 4. - С. 29.
  7. Коковихин Ю. В. Недобросовестная конкуренция. Нормативно-правовое регулирование и правоприменительная практика // Акционерное общество: вопросы корпоративного управления. - 2009. - № 6. - С.31-39. 
  8. Макконел К.Р., Брю С.Л. Аналитическая экономия: принципы, проблемы и политика. – Ч.2. Микроэкономика. – Львов: Просвещение, 2009.
  9. Нерсесянц В.С. Философия права. М., 2003.
  10. Новиков В.В. К вопросу об отмене антимонопольного законодательства // Экономическая политика. – 2008. - №9.
  11. Опыт конкуренции в России. Причины успехов и неудач / под ред. А.Ю. Юданова, М.: КноРус, 2007.
  12. Основы борьбы с коррупцией (системы общегосударственной этики поведения) / Под ред. С. В. Максимова — М.: 1999.
  13. Паращук С.А. Конкурентное право. М.: Наука, 2010.
  14. Портер М. Международная конкуренция / Пер. с англ.; Под редакцией и предисловие В.Д. Щетинина. – М.: Международные отношения, 2003.
  15. Рей А. Научные Записки №9. Критический экспорт и экспортный контроль в России (часть 1). ПИР-центр: центр политических исследований
  16. Трескен В. Письма Джона Шермана и происхождение антимонопольного законодательства //Экономическая политика. - 2007. - № 4
  17. Тотьев К.Ю. Конкурентное право (правовое регулирование конкуренции). - М.: Изд-во РДЛ, 2010.
  18. Тотьев К.Ю. Недобросовестная конкуренция во Франции и России: сравнительно-правовая характеристика // Законодательство и экономика. - - № 2.
  19. Хайек Ф.А. Познание, конкуренция и свобода. – СПб.: Пневма, 2009.
  20. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Классика российской цивилистики. Том II, с. 107.
  21. Шумпетер И. Теория экономического развития. М.: Прогресс. 1982.
  22. Юданов А.Ю. Конкуренция: теория и практика. - М.: Гном-пресс, 2001.
  23. Ades A., Di Tella R. The new economics of corruption: a survey and some new results // Political Studies. — 2007. — Vol. 45, No. 3. — P. 496.
  24. Вardhan P. Corruption and development // Journal of Economic Literature. — 1997. — Vol. 25. — P. 1320
  25. Brunetti A., Weder B. A free press is bad news for corruption // Journal of Public Economics. — 2003. — Vol. 87. — P. 1801.
  26. Jain A. K. Corruption: a review // Journal of Economic Surveys. — 2001. — Vol 15, No. 1. - P. 71.
  27. Lederman D, Loayza N. V., Soares R. R. Accountability and corruption: political institutions matter // Economics & Politics. — 2005. — Vol. 17, No. 1. — P. 1.
  28. Persson T., Tabellini G., Trebbi F. Electoral rules and corruption // Journal of European Economic Association. — 2003. — Vol. 1, No. 4. — P. 958.
  29. Stigler J. Imperfections in the Capital Market // Journal of Political Economy. 1967. Vol. 75. № 3. P. 147–148
  30. Tanzi, V. Corruption, Governmental Activities and Markets // IMF Working Paper 94/99. — International Monetary Fund, Washington, DC. — 1994.
  31. Tanzi V. Corruption around the world. // IMF Staff Papers. — 1998. — Vol. 45, No. 4. — P. 559.
  32. computerra.ru
  33. http://www.rian.ru/infografika/20101027/289524140.html
  34. The Global Competitiveness Report 2010-2011. World Economic Forum 2010. URL: weforum.org/documents/GCR0910/index.html
  35. http://www.economy.gov.ru

[1] Макконел К.Р., Брю С.Л. Аналитическая экономия: принципы, проблемы и политика. – Ч.2. Микроэкономика. – Львов: Просвещение, 2009.

[2] Шумпетер И. Теория экономического развития. М.: Прогресс. 1982.

[3] Хайек Ф.А. Познание, конкуренция и свобода. – СПб.: Пневма, 2009.

[4] Портер М. Международная конкуренция / Пер. с англ.; Под редакцией и предисловие В.Д. Щетинина. – М.: Международные отношения, 2003.

[5] Азоев Г.Л. Конкуренция: анализ стратегия и практика. – М.: Центр экономики и маркетинга, 1996.

[6] Опыт конкуренции в России. Причины успехов и неудач / под ред. А.Ю. Юданова, М.: КноРус, 2007.

[7] Цит. по Юданов А.Ю. Конкуренция: теория и практика. - М.: Гном-пресс, 2001.

[8] Дозорцев В.А. Недобросовестная конкуренция или несправедливая? // Юридический мир. – 1997. - № 4. - С. 29.

[9] Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Классика российской цивилистики. Том II, с. 107.

[10] Коковихин Ю. В. Недобросовестная конкуренция. Нормативно-правовое регулирование и правоприменительная практика // Акционерное общество: вопросы корпоративного управления. - 2009. - № 6. - С.31-39. 

[11] Паращук С.А. Конкурентное право. М.: Наука, 2010. - С. 193.

[12] Тотьев К.Ю. Конкурентное право (правовое регулирование конкуренции). - М.: Изд-во РДЛ, 2010. - С. 210.

[13]Цит. по Коковихин Ю. В. Недобросовестная конкуренция. Нормативно-правовое регулирование и правоприменительная практика.// Акционерное общество: вопросы корпоративного управления. – 2009. - № 6(61). - С. 37. 

[14] www.computerra.ru

[15] Бахри Б., Мерримэн Дж. ОПЕК не прислушалась к призывам // Деловая газета «Ведомости». – 2008. - №7.

[16] Рей А. Научные Записки №9. Критический экспорт и экспортный контроль в России (часть 1). ПИР-центр: центр политических исследований

[17] Тотьев К.Ю. Недобросовестная конкуренция во Франции и России: сравнительно-правовая характеристика // Законодательство и экономика. -  2007. - № 2.

[18] Тотьев К.Ю. Конкурентное право (правовое регулирование конкуренции). - М.: Изд-во РДЛ, 2010. - С. 207.

[19] Князева И.В. Антимонопольная политика России. Учеб. пособие для студентов вузов. - М.: Омега-Л, 2008. - с.345. 

[20] Еременко В.И. Правовое регулирование конкурентных отношений в России и за рубежом. Диссертация докт. юрид наук  МГУ им. М. В. Ломоносова. - 2001. - С. 151.

[21] Артемьев И., Сушкевич А. Основания антимонопольной политики государства // Экономическая политика. – 2007 - № 4. - С. 204.

[22] Трескен В. Письма Джона Шермана и происхождение антимонопольного законодательства //Экономическая политика. - 2007. - № 4. - С. 45.

[23] Артемьев И., Сушкевич А. Основания антимонопольной политики государства // Экономическая политика. - 2007. - № 4. - С. 206.

[24] Новиков В.В. К вопросу об отмене антимонопольного законодательства // Экономическая политика. – 2008. - №9. – С.6.

[25] Stigler J. Imperfections in the Capital Market // Journal of Political Economy. 1967. Vol. 75. № 3. P. 147–148

[26] Нерсесянц В.С. Философия права. М., 2003. С. 20. Того же мнения придерживается и осуждающий право К. Маркс: «По своей природе право может состоять лишь в применении равной меры» (Маркс К. Критика Готской программы // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 19. М.,1955).

[27] Городов О.А. Недобросовестная конкуренция: теория и правоприменительная практика. - М.: Статут, 2008. - С. 9.

[28] Bardhan P. Corruption and development // Journal of Economic Literature. — 1997. — Vol. 25. — P. 1320; Tanzi, V. Corruption, Governmental Activities and Markets // IMF Working Paper 94/99. — International Monetary Fund, Washington, DC. — 1994.

[29] Jain A. K. Corruption: a review // Journal of Economic Surveys. — 2001. — Vol 15, No. 1. - P. 71.

[30] Основы борьбы с коррупцией (системы общегосударственной этики поведения) / Под ред. С. В. Максимова — М.: 1999.

[31] Tanzi V. Corruption around the world. // IMF Staff Papers. — 1998. — Vol. 45, No. 4. — P. 559.

[32] Jain A. K. Corruption: a review // Journal of Economic Surveys. — 2001. — Vol 15, No. 1. - P. 71.

[33] Ades A., Di Tella R. The new economics of corruption: a survey and some new results // Political Studies. — 2007. — Vol. 45, No. 3. — P. 496.

[34] Brunetti A., Weder B. A free press is bad news for corruption // Journal of Public Economics. — 2003. — Vol. 87. — P. 1801.

[35] Бродман Г., Риканатини Ф. Корни коррупции: важны ли рыночные институты? / Пер. с англ. // World Bank Policy Research Working Paper 2368. — 2000.

[36] Lederman D, Loayza N. V., Soares R. R. Accountability and corruption: political institutions matter // Economics & Politics. — 2005. — Vol. 17, No. 1. — P. 1.

[37] Там же.

[38] Persson T., Tabellini G., Trebbi F. Electoral rules and corruption // Journal of European Economic Association. — 2003. — Vol. 1, No. 4. — P. 958.

[39] Головщинский К. И. Диагностика коррупциогенности законодательства. / Под ред. Г. А. Сатарова и М. А. Краснова.

[40] http://www.rian.ru/infografika/20101027/289524140.html

[41] Россияне сравнялись по уровню коррупции с папуасами и таджиками // "Лента.Ру" - 26.10.2010

[42] The Global Competitiveness Report 2010-2011. World Economic Forum 2010. URL: www.weforum.org/documents/GCR0910/index.html

[43] Концепция долгосрочного социально-экономического развития до 2020. Министерство экономического развития России. - Москва, 2009.

[44] Концепция Программы развития конкуренции в Российской Федерации //  http://www.economy.gov.ru