Дипломная работа
"Социально-экономическое развитие региона (на примере Мурманской области)"


Оглавление

 Введение

Глава 1. Теоретико-правовые основы исследования социально-экономического развития региона

1.1. Понятие и сущность социально-экономического развития региона

1.2. Показатели социально-экономического развития региона

1.3. Зарубежный опыт  социально-экономического развития региона

Глава 2. Оценка социально-экономического развития

Мурманской области

2.1. Характеристика региона

2.2. Анализ социально-экономических показателей развития

2.3. Проблемно-ориентированный анализ факторов развития Мурманской области

Глава 3. Совершенствование социально-экономического развития Мурманской области

3.1. Формирование и развитие кластеров

3.2. Сценарий социально-экономического развития Мурманской области

Заключение

Список использованных источников

 Введение

 Актуальность темы исследования обусловлена тем, что в современной экономике Российской Федерации происходят качественные  изменения  в социально-экономическом  развитии регионов. Начало  экономической  реформы  послужило  усилению  дифференциации  в  социально-экономическом  положении регионов, что привело к обострению социальных противоречий между  богатыми  и  бедными  регионами, стало причиной  для дальнейшего  развития  процессов  сегментации рыночного  пространства и развития отдельных регионов.

Существующие различия в экономических, социальных, политических,  природно-климатических  и  экологических  условиях  регионов  определяют  необходимость  поиска  оптимальных  путей  решения  данных  проблем  путем  повышения  социально-экономического развития в каждом субъекте Российской Федерации.

Социальные приоритеты социально-экономического развития Российской Федерации и ее регионов предопределяют целесообразность усиления роли объектов социальной инфраструктуры как материально-технической базы реализации процесса функционирования региональной экономики. В условиях дефицита ресурсов, кризисных явлений во всех сферах экономики нет достаточной взаимоувязки экономических, социальных и экологических интересов всех участников региональной экономической политики, вследствие чего и возникает потребность в упорядочении мероприятий, используемых средств, включая целевое и эффективное расходование бюджета на реализацию социальных приоритетов развития регионов, что, в свою очередь, невозможно без дальнейшего развития инфраструктуры региона как катализатора процессов и проводника реализации мероприятий экономического и социального оздоровления экономики. В связи с этим объекты социальной инфраструктуры, содержащие материально-техническую основу обеспечения социальных функций государства в сфере образования, медицины и культуры, представляют собой основу системы обеспечения жизнедеятельности населения регионов и способствуют повышению качества и количества получаемых ими социальных услуг.

Объектом выпускной квалификационной работы выступили социальные и экономические процессы Мурманской области.

Предметом – социально-экономическое развитие Мурманской области.

Целью выпускной квалификационной работы является проанализировать социально-экономическое развитие региона и   разработать мероприятия по его совершенствованию.

Задачи:

  1. Изучить теоретико-правовые основы исследования социально-экономического развития региона.
  2. Оценить зарубежный опыт социально-экономического развития регионов.
  3. Провести анализ социально-экономического развития региона.
  4. Обосновать формирование и развитие кластеров в развитии Мурманской области.
  5. Разработать сценарий социально-экономического развития Мурманской области.

Выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав и списка использованных источников.

 Глава 1. Теоретико-правовые основы исследования социально-экономического развития региона

1.1. Понятие и сущность социально-экономического развития региона

Термин «социально-экономическое развитие» часто употребляется в разных сочетаниях: экономическое развитие, социально-экономическое развитие, развитие экономики России (или другой страны), развитие региона, города.

Под социально-экономическим развитием, чаще всего, подразумевается любое прогрессивное изменение прежде всего в экономической сфере[1]. Если изменение количественное, говорят об экономическом росте. При качественном изменении речь может идти о структурных изменениях или об изменении содержания развития, или о приобретении экономической системой новых характеристик[2].

Наряду с чисто экономическими характеристиками нередко рассматривают социальные параметры развития. Более того, социальные характеристики давно уже стали полноправными показателями, оценивающими степень развития страны или региона.

Социально-экономическое развитие всегда имеет направленность, определяемую целью или системой целей. Если эта направленность положительна, то говорят о прогрессе, если отрицательна, то о регрессе, или о деградации. Иными словами, природа развития регионов всегда предполагает определенную цель или несколько целей.

В настоящее время основной целью экономического развития большинства стран мира и их регионов является улучшение качества жизни населения. Поэтому процесс социально-экономического развития включает в себя три важнейшие составляющие[3]:

  • повышение доходов, улучшение здоровья населения и повышение уровня его образования;
  • создание условий, способствующих росту самоуважения людей в результате формирования социальной, политической, экономической и институциональной систем, ориентированных на уважение человеческого достоинства;
  • увеличение степени свободы людей, в том числе их экономической свободы.

Последние две составляющие качества жизни не всегда учитываются при оценках степени социально-экономического развития стран и регионов, однако в последнее время в экономической науке и политической практике им придается все большее значение.

Специфика России, проявляющаяся в ее масштабности и региональной дифференциации, требует более активной по сравнению с типичной мировой практикой деятельности государства по устранению диспропорций в национальном экономическом пространстве, решению сложных региональных проблем, созданию условий для устойчивого развития всех регионов и страны в целом[4]. 

Регион, выступает не простой формой системной организации, а, как и государство, является сложной социально-экономической системой. Сложные социально-экономические связи и строение элементов данной системы определяют и понятие его развития. Понятие развития региона как системы, очевидно, должно подразумевать как и понятие развития вообще положительную динамику его параметров в целом[5]. 

Таким образом, государственное регулирование территориального развития можно представить как совокупность специально организуемых действий политического, правового, финансового, экономического характера, призванных[6]:

1) давать стимулы (в том числе ресурсные) развитию тех территорий, которые по объективным причинам не могут функционировать в режиме саморазвития; 

2) активизировать и ресурсно поддерживать социальную мобильность населения отдельных регионов (направленная миграция);

3) создавать условия для возникновения и функционирования государственно значимых потенциальных точек роста (например, СЭЗ, технопарков и т. п.); 

4) обеспечивать выполнение отдельными территориями общегосударственных функций (например, содержание на территории объектов республиканского назначения, финансирование закрытых административно-территориальных образований); 

5) формировать и поддерживать специфические организационно-правовые режимы на территориях особого политического и геополитического значения; 

6) оперативно реагировать на образование зон бедствий (стихийных, техногенных и др.). 

Приведенные выше аспекты государственного регулирования территориальных образований позволяют нам определить сущность государственного регулирования экономического развития в регионе как систему взаимосвязанных и взаимо-обусловливающих механизмов и форм прямого и косвенного административного воздействия на экономику субъекта федерации.

Социально-экономическое состояние регионов определяется как объективными (макроэкономические условия, положение региона в общественном разделении труда, отраслевая структура, географическое положение, природные ресурсы), так и субъективными факторами, и в первую очередь — методами регионального управления[7]. В последние годы экономических реформ показали, что регионы, которые применяют прогрессивные методы управления своим развитием, в меньшей степени подвержены кризисным тенденциям. В сложных условиях выхода из кризиса относительное преимущество имели прежде всего те регионы, которые использовали адекватные методы и инструменты управления своим развитием.

Социально-экономическое развитие региона — это центральная функция органов власти региона, которая становится особенно актуальной во время кризиса и постоянных структурных изменений[8].

Выход из этого состояния может оказаться весьма болезненным, если экономические процессы будут пущены на самотек; в то же время он может сопровождаться минимальными издержками, если администрация будет активно воздействовать на процессы экономического развития, используя имеющиеся местные преимущества и создавая новые.

Управление развитием региона может осуществляться с помощью широкого спектра конкретных действий, посредством которых местная администрация стимулирует развитие экономики региона, создает новые рабочие места, увеличивает налоговую базу, расширяет возможности для тех видов экономической активности, в которых заинтересовано местное сообщество. Важное значение имеет выявление факторов экономического развития регионов России.

Социально-экономическое развитие региона — многомерный и многоаспектный процесс, который обычно рассматривается с точки зрения совокупности различных социальных и экономических целей. Даже если речь идет только об экономическом развитии, оно обычно рассматривается совместно с развитием социальным[9]. Социально-экономическое развитие включает в себя такие аспекты, как:

  • рост производства и доходов;
  • перемены в институциональной, социальной и административной структурах общества;
  • перемены в общественном сознании;
  • перемены в традициях и привычках.

Таким образом, социально-экономическое развитие регионов - это не столько количественный рост, сколько качественные изменения регионов, основанные на повышении доходов, улучшении здоровья населения и повышении уровня его образования; создании условий, способствующих росту самоуважения людей в результате формирования социальной, политической, экономической и институциональной систем, ориентированных на уважение человеческого достоинства; увеличении степени свободы людей.

 1.2. Показатели социально-экономического развития региона

В качестве целей социально-экономического развития региона используются такие, как увеличение доходов, улучшение образования, питания и здравоохранения, снижение уровня нищеты, оздоровление окружающей среды, равенство возможностей, расширение личной свободы, обогащение культурной жизни.

Соответственно целям развития регионов строится система критериев (характеристик развития) и показателей, которые измеряют эти критерии. Несмотря на некоторые различия между странами и регионами в иерархии ценностей и в целях развития, международные организации оценивают степень развития стран и регионов по некоторым универсальным интегральным показателям. Одним из таких показателей является индекс развития человека, разработанный в рамках Программы развития ООН. Данный показатель ранжирует страны по восходящей от 0 до 1. При этом для расчета используются три показателя экономического развития:

  • ожидаемая продолжительность жизни при рождении;
  • интеллектуальный потенциал (грамотность взрослого населения и средняя продолжительность обучения);
  • величина душевого дохода с учетом покупательной способности валюты и снижения предельной полезности дохода.

В межрегиональном сравнении, точно так же, как и в международном анализе, можно использовать индекс развития человека и другие аналогичные показатели.

Наряду с интегральными показателями можно использовать и отдельные частные показатели развития региона. Среди них:

  • национальный доход на душу населения;
  • уровень потребления отдельных материальных благ;
  • степень дифференциации доходов;
  • продолжительность жизни;
  • уровень физического здоровья;
  • уровень образования;
  • степень счастья населения.

Целесообразно выделять долгосрочные и краткосрочные цели и соответствующие им критерии экономического развития страны. Среди долгосрочных целей — становление и развитие постиндустриального общества, создание рабочих мест высшей квалификации для будущих поколений, повышение уровня жизни всех граждан страны, включая уровень здравоохранения, образования и культуры. В качестве краткосрочных целей можно рассматривать преодоление кризиса и достижение конкретных величин прироста валового национального продукта в следующем году, квартале, месяце и пр. Долгосрочные и краткосрочные цели по своему содержанию достаточно сильно различаются, меры по их достижению также неодинаковы.

Критерии экономического развития не всегда играют роль целей или целевых ориентиров, и наоборот. Нередко в качестве тактических целей регионального развития выступают промежуточные задачи, играющие роль необходимых условии успешного развития. Среди таких тактических целей развития региона или города можно назвать:

  • привлечение новых видов бизнеса;
  • расширение существующего бизнеса;
  • развитие малого бизнеса;
  • развитие центра города;
  • развитие промышленности;
  • развитие сферы услуг;
  • повышение уровня занятости населения региона.

Особое значение в определении уровня экономического развития региона имеют традиционные показатели, оценивающие уровень производства и потребления благ и рост этого уровня в расчете на душу населения (валовой национальный доход (ВНП), валовой внутренний продукт (ВВП), реальный ВНП на душу населения, темпы роста этих показателей).

Для оценки динамики развития целесообразно использовать показатели, оценивающие темпы экономического роста в регионе: темпы роста душевого дохода, производительности труда, а также темпы структурной трансформации производства и общества. Воздействие на темпы экономического роста — жизненно важный вопрос для экономической политики как страны в целом, так и отдельного региона[10].

Чисто экономические показатели, какими являются ВВП, душевой доход, производительность труда и темпы их роста, не могут в полной мере оценить социально-экономическое развитие региона. Не менее важны показатели продолжительности жизни, уровня здоровья населения, степени его образования и квалификации, а также показатели структурных изменений в производстве и обществе.

Экономическое развитие многих стран и регионов сопровождается изменением структуры общественного производства, в частности, на смену индустриальному обществу постепенно приходит постиндустриальное. Все большая часть занятых работает в нематериальном секторе, все меньшая часть — непосредственно в промышленности и сельском хозяйстве.

Так называемые базовые отрасли перестают быть таковыми и никогда не станут базовыми опять. Потребление индивидуализируется, тиражность производства падает, происходит так называемая демассификация производства. Углубляется его интеллектуализация, основными факторами производства становятся информационные ресурсы. Добавленная стоимость создается главным образом в нематериальной сфере, при этом труд приобретает новые черты: в нем начинают преобладать творческие функции, превалирующим типом работника становится творческая личность, приверженная своему делу и стремящаяся привнести в свою работу новые элементы. Стираются различия между низко- и высокотехнологичными отраслями: все отрасли становятся наукоемкими, абсорбируя поток управленческих, финансовых и коммерческих инноваций. Навыки работников и наличие прогрессивной технологии становятся важнее низких затрат на рабочую силу и других обычных факторов конкурентоспособности. Традиционные преимущества стран и регионов начинают утрачивать былое значение. Все названные тенденции проявляются почти во всех странах мира в большей или меньшей мере.

Итак, на уровне региона можно рассматривать следующие критерии и соответствующие им показатели социально-экономического развития:

  • ВНП или ВВП (абсолютная величина и на душу населения) и темпы роста этих показателей;
  • средний уровень доходов населения и степень их дифференциации;
  • продолжительность жизни, уровень физического и психического здоровья людей;
  • уровень образования;
  • уровень потребления материальных благ и услуг (продуктов питания, жилья, телефонных услуг), обеспеченность домашних хозяйств товарами длительного пользования;
  • уровень здравоохранения (обеспеченность поликлиниками, аптеками, больницами, диагностическими центрами и услугами скорой помощи, качество предоставляемых медицинских услуг);
  • состояние окружающей среды;
  • равенство возможностей людей, развитие малого бизнеса;
  • обогащение культурной жизни людей.

Социально-экономическое развитие региона лишь тогда имеет положительную динамику, когда при прочих равных условиях расширяется личная свобода каждого, в том числе и в экономической области, что возможно при эффективной поддержке малого и среднего бизнеса, антимонопольных мерах, защите прав потребителей, обеспечении реальной свободы передвижений, которая обеспечивается развитым рынком жилья.

 1.3. Зарубежный опыт  социально-экономического развития региона

При анализе зарубежного опыта важно иметь в виду, что граница между региональной и отраслевой политикой в разных странах проводится по-разному. В целом ряде стран, например, в Финляндии, Швеции, Бельгии, Люксембурге, Великобритании такой традиционный элемент региональной экономической политики, как создание инфраструктуры (развитие транспорта, связи, образования и здравоохранения), официально региональной политикой не считается и относится скорее к общенациональной политике. Более того, некоторые исследователи считают, что о наличии в той или иной стране региональной экономической политики можно говорить лишь в том случае, если эта политика законодательно оформлена (т.е. существует соответствующий закон)[11].

Не учитывая подобные различия между странами, можно сделать некорректные выводы относительно наличия и масштабов региональной экономической политики в той или иной стране. 
Особенности управления региональным развитием территорий находятся в определенной зависимости от типа государственного устройства.

В федерациях власти регионов более активно привлекаются к реализации региональных задач с помощью софинансирования тех или иных расходов, проведения мероприятий, а также совместному (с федеральными органами власти) принятию решений в отношении вы- 
бора поддерживаемых территорий и используемых для этого инструментов.

Подобные различия хорошо видны на примере европейских государств. В Европе в странах с унитарным устройством (Греции, Ирландии, Португалии, Люксембурге) в региональной экономической политике степень централизации высока. В то же время в странах с элементами автономии регионов или в федерациях уровень децентрализации намного выше (в Испании, Великобритании, Нидерландах, Бельгии, Австрии, и конечно же, Германии)[12]. 

Рассматривая зарубежный опыт с позиций его полезности для России, необходимо иметь в виду, что децентрализации региональной экономической политики, базирование ее на концепции «развития снизу» (основанного не на внешних, а на внутренних источниках и предполагающего повышенную роль региональных властей в регулировании экономического развития территорий) возможны отнюдь не при любых условиях.

Известен опыт Греции (80-х годов), где была поставлена цель «развития снизу» и где региональные органы не справились с поддержкой реализуемых программ, т.к. не имели необходимого квалифицированного персонала, научно-технической и инфраструктурной базы[13]. 

Интересны различия, которые существуют между странами Восточной и Западной Европы. В Восточной Европе предпочтение отдается не безвозмездным субсидиям, а налоговым льготам (а также льготным кредитам и коммерческим субсидиям). Это объясняется, во-первых, недостатком финансовых ресурсов, во-вторых, отсутствием надежного контролирующего аппарата, в-третьих, торможением психологического перехода предпринимателей к рыночным отношениям при предоставлении безвозмездных субсидий[14].

В Западной Европе, где не столь дефицитны средства, есть опыт проведения региональной политики и тем более нет проблемы ускорения перехода к рыночным отношениям, более эффективными считаются субсидии, выдаваемые под конкретные проекты.

Одним из примеров проявления подобной закономерности является Западный Берлин, лишившийся льгот после объединения страны в связи с утратой своего «островного» положения и столкнувшийся из-за этого с закрытием целого ряда предприятий. 

Свои достоинства и недостатки имеет стимулирование разных по своим масштабам инвестиционных проектов - крупных, средних и мелких. Привлеченные в проблемные регионы крупные предприятия нередко со временем закрываются, поскольку подобные предприятия оказываются, как правило, неинтегрированными в хозяйство проблемных регионов. Крупные предприятия оказываются связанными главным образом не с местной экономикой, а со своими смежниками в более развитых регионах. Появился даже термин «соборы в пустыне», который стал применяться к Франции, Италии. Британские исследователи также стали говорить о том, что точечные инвестиции, как правило, не могут решить проблемы безработицы и неблагоприятной структуры промышленности в долгосрочной перспективе.

В этой связи привлечение небольших компаний представляется более эффективным, т.к. на них меньше тратится государственных средств, а их зависимость от местных рынков обычно выше, нежели у крупных фирм[15].

Однако и содействие местному мелкому бизнесу тоже не может быть решением проблемы отсталых регионов: мелким фирмам требуется венчурный капитал, доступ к информации, квалифицированная рабочая сила, потенциальные заказчики в лице крупных частных фирм - всего этого в отсталых регионах не хватает. Поэтому для развития малого бизнеса требуется огромная помощь государства, и то она может лишь ускорить ротацию компаний при нулевом эффекте в итоге для экономики района. 
Таким образом, задача государства - добиваться сбалансированного развития крупного, среднего и мелкого бизнеса в проблемных регионах.

Несмотря на противоречивость результатов использования различных инструментов региональной экономической политики, все же, по крайней мере, одну достаточно очевидную тенденцию 80 - 90-х годов выделить можно - это акцент на стимулирование развития высокотехнологичных производств, которое осуществляется за счет создания технико-внедренческих зон, развития образования (особенно высшего) и некоторых других мер[16]. 

Что касается результатов реализации отдельных элементов региональной экономической политики, то в мировом опыте можно найти как позитивные, так и негативные примеры, а подчас противоречивые. 
Одним из примеров позитивного опыта региональной экономической политики считается программа развития региона долины реки Теннесси, действовавшая в США с 1933 г. и включавшая территорию 12 штатов. К 1993 году, когда с момента образования корпорации Администрации долины реки Теннесси исполнилось 60 лет, этот регион превратился из сельскохозяйственного в индустриально развитый, душевой доход жителей региона вырос с 42 % от среднего по США до почти среднего по стране. 
Среди результатов программы - превращение энергосистемы региона в крупнейшую в США и десятую в мире, улучшение условий судоходства, модернизация сельского хозяйства. 

Примером региональной экономической политики, давшей негативный результат, можно считать опыт Швеции в освоении Севера. В Швеции, так же как и в России, освоение Севера стимулировалось на протяжении длительного времени (в Швеции - с конца 19 века и до 40-х годов 20 века), что было связано с существовавшими в те времена проблемами нехватки земель для ведения сельского хозяйства и обеспечения обороноспособности страны. В 20 - 30-е годы на Севере Швеции стимулировалось даже создание «территорий на болотах» - специальных сельскохозяйственных колоний. Неэффективность этой программы стала очевидной уже в те годы - основная часть колонистов приехала из Южной Швеции и не была готова вести сельское хозяйство в новых условиях. В результате на протяжении послевоенных десятилетий шведская региональная политика вынуждена была преодолевать чрезмерное развитие аграрного сектора на Севере страны. 

Интересным примером регионального развития, принесшим противоречивые результаты, является опыт Китая в создании свободных экономических зон. С одной стороны, создание СЭЗ привело к ускорению темпов экономического роста в стране в целом, с другой стороны, усилились диспропорции в уровне экономического развития регионов. С 1978 г. регулирование территориального развития в Китае стало тесно связано с постепенным открытием страны для внешнеэкономических связей, преимущественно за счет постепенного развития системы «открытых территорий».

Выводы

Социально-экономическое развитие регионов - это не столько количественный рост, сколько качественные изменения регионов, основанные на повышении доходов, улучшении здоровья населения и повышении уровня его образования; создании условий, способствующих росту самоуважения людей в результате формирования социальной, политической, экономической и институциональной систем, ориентированных на уважение человеческого достоинства; увеличении степени свободы людей.

Зарубежный опыт показал, что нет единого подхода к планированию социально-экономического развития регионов, т.к. каждая территория уникальна и необходимо, прежде всего, учитывать ее специфику.

 Глава 2. Оценка социально-экономического развития Мурманской области

2.1. Характеристика региона

Мурманская область – субъект Российской Федерации, образованный 28 мая 1938 года и расположенный на Северо-Западе Европейской части России. Входит в состав Северо-Западного федерального округа. Площадь Мурманской области составляет 144,9 тыс. кв. км (0,86% площади России), численность населения на 1 января 2013 года – 780,4 тыс. чел., плотность населения - 5,4 чел. на кв. км. Мурманская область относится к высокоурбанизированным регионам России (доля городского населения – 92,7 %). Здесь проживают коренные малочисленные народы Севера, среди которых самые многочисленные – саамы (по данным Всероссийской переписи населения 2010 года - 1,6 тыс. чел.).

Мурманская область располагается на Кольском полуострове, омывается водами Баренцева и Белого морей (протяженность береговой линии – около 2 тыс. км). Она отличается исключительным богатством и разнообразием природно-ресурсной базы: от рудных полезных ископаемых и водных биологических ресурсов, имеющих стратегическое значение для развития Российской Федерации, до водных ресурсов, роль которых неуклонно повышается в условиях прогнозируемого глобального дефицита пресной воды. В недрах Кольского полуострова открыто более 60 крупных месторождений различных видов минерального сырья, наибольшее значение для развития национальной экономики и экспортную привлекательность из которых имеют медно-никелевые, железные, апатит-нефелиновые руды, руды редких и редкоземельных металлов. Существенны запасы слюды, сырья для строительных материалов и керамических изделий, облицовочного камня, полудрагоценных и поделочных камней.

Значителен вклад Мурманской области в экономику России - регион производит 100% апатитового, нефелинового и бадделеитового концентратов,  45% никеля, 11% железорудного концентрата, 7% рафинированной меди. На континентальном шельфе прилегающего к Мурманской области Баренцева моря разведаны нефтегазовые ресурсы, среди которых уникальное Штокмановское газоконденсатное месторождение, имеющее стратегическое значение не только в региональном, но и в национальном масштабах. Акватории морей, омывающих Мурманскую область, богаты водными биоресурсами, регион производит около 15 % рыбопродукции, обеспечивает 16% общероссийского вылова гидробионтов, промысловые и рыбоводческие предприятия области лидируют в Российской Федерации по отгрузке товаров собственного производства, выполнению работ и услуг собственными силами (доля Мурманской области в стране по этому показателю составляет почти 22%), здесь созданы все условия для активного развития аква- и марикультуры. В реках Кольского полуострова и прилегающих к ним акваториях Баренцева и Белого морей находятся зоны прохода и нерестовой миграции ценных видов водных биоресурсов.

Кольский полуостров отличается уникальными ландшафтами, что предопределяет возможность развития регионального туристско-рекреационного комплекса.

Мурманская область относится к числу наиболее энерговооруженных территорий России. Производимая электроэнергия в полном объеме обеспечивает спрос внутри области, более четверти выработанной электроэнергии поступает в объединенную энергосистему России, а также на экспорт в Финляндию и Норвегию.

Мурманский морской порт – единственная незамерзающая глубоководная и имеющая прямой и удобный доступ к океанским магистралям обустроенная гавань в Европейской части России. Здесь берет начало стратегическая морская транспортная артерия – Северный морской путь, обеспечивающий доступ к природным ресурсам Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока, а также развитие транзита из Атлантики в Тихий океан. В порту базируется атомный ледокольный флот, обеспечивающий функционирование маршрута. На территории области размещаются важнейшие стратегические объекты: база Северного флота (ЗАТО г. Североморск) и Кольская АЭС (г. Полярные Зори) (рис. 2.1).

Рис.2.1. Мурманская область

На территории Мурманской области развернута широкая сеть образовательных организаций, здесь расположены институты и учреждения[17] Кольского научного центра Российской академии наук (КНЦ РАН), которые обеспечивают высокий уровень фундаментальных и прикладных научных исследований по накоплению знаний и созданию современных научных и геоинформационных основ управления арктическими территориями.

Регион глубоко интегрирован в международные и трансрегиональные взаимодействия, регламентируемые международными соглашениями Российской Федерации с зарубежными странами. Мурманская область граничит на западе с Республикой Финляндия  и, следовательно, с Европейским союзом, на северо-западе – с Королевством Норвегия, входит в состав Баренцева Евро-Арктического региона (БЕАР), активно вовлечена в программы международного приграничного сотрудничества. На территории региона реализуются международные проекты, способствующие сохранению окружающей природной среды в Арктике, повышению ядерной и радиационной безопасности, активизации экономического, научно-технического и культурного взаимодействия, а также укреплению добрососедских отношений России с приарктическими государствами.

Мурманская область состоит из 12 городских округов и 5 муниципальных районов. Статус закрытых административно-территориальных образований (ЗАТО) имеют 5 городских округов.

 2.2. Анализ социально-экономических показателей развития

В Мурманской области итоги 2014 года характеризуются снижением значений большинства ключевых показателей относительно уровня 2013 года, что, обусловлено, негативным влиянием как внешних, в том числе политических факторов (эскалация санкций, ухудшение рыночной конъюнктуры), так и ухудшением внутренних условий развития российской экономики (ослабление курса рубля, снижение доступности кредитных ресурсов и потребительского спроса).

Вместе с этим удалось преодолеть тенденцию снижения объема работ и услуг, выполненных собственными силами по виду деятельности «Строительство».

В регионе сохранилась позитивная динамика, при некотором замедлении по сравнению с предыдущим годом, темпов роста оплаты труда работников организаций, оборота розничной торговли, доходов консолидированного бюджета.

Ситуация на рынке труда на начало 2015 года оставалась стабильной, сохранилась тенденция сокращения численности безработных при незначительном снижении потребности в работниках, заявленной предприятиями и организациями, по причине реализации реорганизационных мероприятий на крупнейших предприятиях региона, входящих в состав финансово-промышленных групп и холдингов, расположенных за пределами области.

По итогам 2014 года индекс промышленного производства составил 97,8 % относительно 2013 года. Снижение производства отмечено по всем основным видам деятельности: в добыче полезных ископаемых – на 0,8 %, в обрабатывающих производствах – на 3,4 %, в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды – на 1,9 %.

В структуре отгруженной промышленной продукции на долю добычи полезных ископаемых приходится 32,1 %, обрабатывающих производств – 45,1 %, производства и распределения электроэнергии, газа и воды – 22,8 %.

  • 2014 году в добывающей промышленности отгружено товаров собственного производства на сумму 78,2 млрд. рублей (84,7 % к 2013 году в действующих ценах). Снижение показателя обусловлено падением цен на апатитовый (на 5,7 %) и железорудный (на 13,1 %) концентраты, сокращением отгрузки концентратов.

Индекс производства составил 99,2 % к 2013 году.

  • 2014 году произведено 10,1 млн. тонн железорудного концентрата, что на 2,2 % ниже результатов 2013 года. Основная причина снижения - ухудшение рыночной конъюнктуры, а также качественных характеристик добываемого сырья.
  • отчетном периоде увеличилось производство лопаритового концентрата (103,9 %), нерудных строительных материалов (115,1 %). В то же время снизился выпуск нефелинового концентрата (96 %).
  • 2014 году в обрабатывающих производствах отгружено продукции на сумму 109,7 млрд. рублей (124,5 % к 2013 году в действующих ценах). Рост значения показателя обусловлен увеличением отгруженной продукции в сфере металлургического производства на 23,7 % и пищевой промышленности на 27,2 % в результате ценового фактора.

Индекс производства в «обработке» составил 96,6 % к 2013 году. Наибольшую долю в структуре отгрузки обрабатывающей промышленности занимают производство пищевых продуктов, включая напитки (43,3 %), металлургическое производство и производство готовых металлических изделий (41 %).

Уровень производства пищевых продуктов, включая напитки, по сравнению с 2013 годом снизился на 3 %. Сократился выпуск рыбы мороженой (кроме сельди) (на 2,5 %), сельди всех видов обработки (на 8,8 %), рыбы соленой (кроме сельди) (на 38,4 %), консервов рыбных (на 4,2 %), мяса и субпродуктов (на 35,6 %), колбасных изделий (на 5,5 %), мясных полуфабрикатов (на 13,2 %), цельномолочной продукции (на 6,1 %), хлеба и хлебобулочных изделий (на 5,1 %), муки (в 2,3 раза), пива (на 1,9 %), комбикормов (в 5,5 раза).

  • тоже время увеличились объемы производства филе рыбного мороженого (106,3 %), морепродуктов (109,3 %).

Индекс  металлургического  производства  в  отчетном  периоде  составил 95,3 %.

  • остальных сферах обрабатывающей промышленности рост объемов производства в 2014 году наблюдался в целлюлозно-бумажном производстве, издательской и полиграфической деятельности (112,1 %), производстве прочих неметаллических минеральных продуктов (120,7 %), машин и оборудования (105,6 %), прочих производствах (в 2 раза).

Снижение производства по сравнению с 2013 годом отмечено в текстильном и швейном производстве (на 9,2 %), обработке древесины и производстве изделий из дерева (на 7,8 %), химическом производстве (на 8,9 %), производстве резиновых и пластмассовых изделий (на 10,7 %), электрооборудования, электронного и оптического оборудования (на 26,2 %), транспортных средств и оборудования (на 4,9 %).

  • сфере производства и распределения электроэнергии, газа и воды объем отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами в отчетном периоде увеличился на 1,1 % к 2013 году в действующих ценах и составил 55,6 млрд. рублей. Индекс производства – 98,1 %.

Мурманская область относится к числу наиболее энерговооруженных территорий России. Производимая электроэнергия в полном объеме обеспечивает спрос внутри области, более четверти выработанной электроэнергии поступает в объединенную энергосистему России, а также на экспорт в Финляндию и Норвегию. При этом в энергосистеме недоиспользуется 400-600 МВт мощности с возможной среднегодовой выработкой в 3,5 - 4,0 млрд. кВт.ч.

  • структуре выработки электроэнергии по видам генерации в 2014 году доля электроэнергии, произведенной атомной электростанцией, составила 63,1 %, гидроэлектростанциями – 33,9 %, теплоэлектростанциями – 3 %.
  • отчетном году выработка электроэнергии сократилась на 2,8 %, потребление электроэнергии - на 0,6 % к 2013 году, что обусловлено снижением металлургического производства, а также проведением мероприятий по энергосбережению и повышению энергоэффективности. Кроме того, отпуск электроэнергии в Карельскую энергосистему сократился на 6,5 %, на экспорт – на 23,4 %.

Производство тепла снизилось на 0,9 % к 2013 году.

Объем инвестиций в основной капитал за январь-декабрь 2014 года, по оценке, составил 71,3 млрд. рублей, или 96,8 % к уровню 2013 года.

Сокращение физического объема инвестиций в основной капитал в 2014 году связано с уменьшением инвестиционной активности крупных предприятий таких секторов экономики как добыча полезных ископаемых, рыболовство и рыбоводство, обрабатывающие производства и производство и распределение электроэнергии, газа и воды.

Основными источниками финансирования инвестиций в основной капитал за 2014 год явились собственные средства организаций (57,9 %), доля привлеченных средств составила 42,1 % (за соответствующий период прошлого года - 58 % и 42 %).

Объем работ и услуг, выполненных собственными силами по виду экономической деятельности «Строительство», в 2014 году составил 30 млрд. рублей, превысив показатель 2013 года в сопоставимых ценах на 34,7 %, что обусловлено ростом объема работ строительного характера на объектах горнопромышленного комплекса, торговли и транспортной инфраструктуры региона.

В  2014  году  за  счет  всех  источников  финансирования  введено  в эксплуатацию 16,5 тыс. кв. метров жилья (66,4 % к 2013 году), в том числе:

- 12 индивидуальных жилых домов в г.п. Умба, г. Апатиты, с.п. Варзуга, г.п. Зеленоборский, г.п. Мурмаши (общей площадью 2,0 тыс. кв. метров);

  • 10 малоэтажных  домов  для  расселения   граждан  из   аварийного жилищного фонда в г.п. Кандалакша, г.п. Умба, г. Мурманск, г.п. Зеленоборский, г. Мончегорск (общей площадью 12,5 тыс. кв. метров);

- один 4-х этажный 36-квартирный жилой дом в г. Гаджиево (общей площадью 2,1 тыс. кв. метров).

В последние годы практически все жилищное строительство в области ориентировано только на социальный заказ и строится за счет бюджетных средств, не считая индивидуального жилищного строительства, объемы которого за ряд лет не превышают 4 тыс. кв. метров.

Несмотря на то, что общий объем вводимого в Мурманской области жилья по сравнению с другими регионами остается низким, обеспеченность населения региона жильем по предварительным данным составляет 24,7 кв. метров на 1 жителя (в 2013 году – 24,5 кв. метров).

В 2014 году на потребительском рынке как Мурманской области, так и страны в целом, наблюдалось усиление потребительской инфляции, что было вызвано ускоренным ростом цен на продукты питания и промышленные товары по сравнению с предыдущим годом на фоне санкционного давления и ослабления курса рубля.

По данным Мурманскстата в декабре 2014 года инфляция сложилась на уровне 110,3 % к декабрю 2013 года (в 2013 году – 106,5 %).

Продукты питания за год в среднем подорожали на 16,0 %. Основными причинами такого роста явились: ослабление курса рубля (особенно в конце года), рост мировых цен на продовольствие в первой половине года и замещение отдельных продуктов питания, попавших под эмбарго, более дорогими товарами из других стран.

Цены на промышленные товары увеличились на 9,2 %, платные услуги населению – на 6,0 % (в декабре 2013 года - на 6,0 % и 6,5 %, соответственно).

Среди платных услуг населению в большей степени возросли цены на услуги страхования (на 24 %), санаторно-оздоровительные услуги (на 22 %), услуги зарубежного туризма (на 16 %), экскурсионные услуги и услуги фотоателье (на 14 %), услуги химчистки (на 12 %), среднего образования, бань и душевых (на 11 %), услуги пассажирского транспорта, культуры, банков, телевещания и парикмахерских (на 10 %).

Снижение цен по сравнению с декабрем 2013 года отмечено на ритуальные услуги, услуги гостиниц и прочих мест проживания (на 5 %).

На фоне снижения в 2014 году физических объемов продаж продуктов питания на 0,6 % и роста продаж промышленных товаров (на 2,8 %) оборот розничной торговли в сопоставимых ценах на 1 % превысил уровень предыдущего года. Замедление темпов роста розничного оборота по сравнению с предыдущим годом (2013 год - 105 %) обусловлено усилением инфляции и сдержанными темпами роста заработной платы. В структуре оборота розничной торговли, по-прежнему, преобладает доля пищевых продуктов, включая напитки, и табачные изделия – 54,9 %.

Розничная торговля приобретает все более «стационарный» характер. В 2014 году удельный вес объема продаж товаров на вещевых, смешанных и продовольственных рынках в общем объеме оборота розничной торговли уменьшился на 2,1 п.п. и составил 3,5 %.

Индекс  физического  объема  оборота  общественного  питания  составил 101,6 % к уровню 2013 года.

По предварительным данным Мурманскстата населению области оказано платных услуг на сумму 53,3 млрд. рублей. Индекс физического объема платных услуг населению составил 100,7 % к уровню 2013 года. Физические объемы туристских услуг превысили уровень предыдущего года на 14,8 %, бытовых – на 5,3 %, санаторно-оздоровительных – на 3,3 %, транспортных – на 3,2 %. При этом отмечено сокращение физических объемов услуг организаций культуры (на 11,1 %), физической культуры и спорта (на 9,8 %), правового характера и системы образования (на 3,1 %).

В структуре объема платных услуг населению продолжают преобладать жилищно-коммунальные, бытовые и услуги связи (68,4 % в общем объеме).

По данным Северо-Западного таможенного управления ФТС России в 2014 году внешнеторговый оборот Мурманской области снизился на 11,7 % по сравнению с 2013 годом и составил 2631,8 млн. долларов США.

Мурманская область по-прежнему являлась экспортно-ориентированным регионом, сальдо внешней торговли положительное. В общем объеме товарооборота на долю экспорта пришлось 83,6 %, импорта – 16,4 %.

Экспорт товаров составил 2199,6 млн. долларов (98,9 % к уровню 2013 года).

Основными партнерами по экспортным операциям являлись - Нидерланды (доля в экспорте – 53,4 %), Китай (14 %), Бельгия (5,5 %), Норвегия (4,6 %), Германия (4,5 %), Литва (4,3 %), Япония (2,5 %), Великобритания (2 %), Испания (2 %) и США (1,8 %).

Товарная структура экспорта имела сырьевую направленность. Основными экспортируемыми товарами являлись металлы и изделия из них, их доля составила 43,3 % от общего объема экспорта (в 2013 году – 48,8 %). Значительное место в структуре экспорта занимали минеральные продукты – 33,2 % (34,9 %), продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье – 17,2 % (11,3 %).

Экспорт металлов и изделий из них снизился на 12,1 %. Физические объемы вывоза цветных металлов сократились в целом на 13,7 % при росте экспортных цен на никель необработанный - на 3,3 %, алюминий необработанный - на 1 %. В то же время в отчетном периоде медь рафинированная подешевела на 14,6 %. Объемы поставок черных металлов увеличились в 1,3 раза при снижении средних контрактных цен на 1,8 %.

Стоимость экспорта минеральных продуктов в 2014 году снизилась по сравнению с 2013 годом на 6,1 %. Поставки апатитового концентрата выросли на 5,5 %, железорудного – снизились на 1,3 % при одновременном падении экспортных цен на 20,1 % и 4,5 % соответственно.

Рост экспорта продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья в 1,5 раза произошел на фоне увеличения физических объемов поставок рыбопродукции на 26,6 % и экспортных цен на нее в среднем на 19,4 %.

Импорт товаров в 2014 году составил 432,2 млн. долларов (57 % от уровня 2013 года).

Основными партнерами по импортным операциям являлись - Финляндия (доля в импорте – 19,5 %), Норвегия (16,6 %), Южная Африка (12,7 %), Германия (10,1 %), Ирландия (8,2 %), Швеция (7,3 %), Япония (3,9 %), Китай (3,4 %), США (3,1 %) и Польша (2,3 %).

В структуре импорта увеличилась доля машин, оборудования и транспортных средств (29,4 % против 25 % в 2013 году), химической промышленности и каучука (20,3 % против 11,9 %), минеральных продуктов (14,2 % против 7,7 %), продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья (13,9 % против 11,2 %). В то же время снизился удельный вес металлов и изделий из них (19,3 % против 42,4 %).

По всем основным товарным группам наблюдалось снижение объемов импорта по сравнению с 2013 годом, за исключением импорта минеральных продуктов, рост которого на 5,7 % к уровню 2013 года обеспечен увеличением поставок на 9 % никелевого концентрата из Южной Африки.

Снижение импорта металлов и изделий из них в 3,9 раза обусловлено прекращением действия контрактов с компанией Fortaleza (Бразилия) на поставки толлингового металлургического сырья, а также сокращением поставок медного кека из Финляндии.

Импорт машин, оборудования и транспортных средств сократился на треть по сравнению с 2013 годом. Снизились поставки (по стоимости) механического оборудования (на 22,4 %), электрического оборудования (в 4,2 раза), средств наземного транспорта (в 2,2 раза), судов, лодок и плавучих конструкций (на 25,1 %). Вместе с тем наблюдалось расширение закупок инструментов и приборов оптических (в 1,4 раза).

Введение запрета на ввоз в Россию отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия из стран, которые ввели санкции в отношении России, привело к снижению импорта продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья на 29,4 % к уровню 2013 года. Сократились поставки свинины (в 14,5 раза), рыбы свежей или охлажденной (в 5,7 раза), рыбы мороженой (в 2,5 раза), живой рыбы (смолта) (на 17,3 %), кормов для рыбы (на 2,7 %).

По данным Мурманскстата экспорт рыбы и рыбопродукции, проданной рыбодобывающими компаниями Мурманской области вне зоны действия таможенного контроля, в 2014 году вырос по сравнению с 2013 годом в 1,3 раза и составил 506,4 млн. долларов, что обусловлено главным образом благоприятной ценовой конъюнктурой.

Подорожали основные виды мороженой рыбопродукции (треска – на 10,4 %, ставрида и пикша – в 1,3 раза, скумбрия – на 7,8 %) при снижении физических объемов поставок рыбы мороженой на 4 %. Поставки филе рыбного выросли в 1,7 раза при росте цен в 1,3 раза.

В географической структуре экспорта рыбы и рыбопродукции преобладали поставки в Европу – 63,8 % экспорта, в том числе в страны ЕС – 60,7 %.

По состоянию на 01.01.2015 года консолидированный бюджет Мурманской области исполнен по доходам (без внутренних оборотов) в сумме около 57,7 млрд. рублей (99,1 % от бюджетных назначений), по расходам - 67,5 млрд. рублей (96,0 %). Результат исполнения – дефицит в сумме 9,8 млрд. рублей, превысивший уровень 2013 года в 1,4 раза. По  отношению  к  2013  году объем  доходов увеличился на 2,6 % (на 1,5 млрд. рублей). Из него налоговые и неналоговые доходы, составившие 49,8  млрд.  рублей, возросли на 1,8 % (858  млн. рублей), безвозмездные поступления,  полученные в общей  сумме  7,8  млрд. рублей,  - на 8,7 % (625,2 млн. рублей). Рост  собственных доходов консолидированного бюджета произошел в основном за счет прироста налога на прибыль организаций на 4,2 %, налога на доходы физических лиц  - на 2,3 %, налогов на совокупный доход - на 13,3 %, государственной пошлины – на 19,0 %, транспортного налога - на 3,6 % и неналоговых доходов в целом - на 1,3 %.

Снижение поступлений к уровню 2013 года наблюдается по следующим видам налоговых и неналоговых доходов:

- акцизам – на 11,6 % (173,5 млн. рублей) в целом, что связано со снижением объемов реализации дизельного топлива и моторных масел, ускоренным переходом на производство и реализацию нефтепродуктов высокого класса, облагающихся меньшими ставками по акцизам, а также возвратом сумм доходов от уплаты акцизов за топливо печное бытовое;

  • налогу на добычу полезных ископаемых - на 11,3 % (138,7 млн. рублей).

- в результате проведения горнодобывающими предприятиями мероприятий по снижению себестоимости добытого сырья путем оптимизации расходов;

  • налогу на имущество организаций – на 3,5 % (137,6 млн. рублей) в связи со снижением поступлений по основным ведущим предприятиям области вследствие замены движимого имущества и вывода его из под налогообложения в соответствии с положениями Налогового кодекса Российской Федерации, проведения реорганизационных мероприятий по выведению из состава предприятий непрофильных активов и продаже основных средств, а также предоставления налоговой льготы двум организациям, реализующим стратегические инвестиционные проекты Мурманской области;
  • земельному налогу - на 9,9 % (48,1 млн. рублей) и арендной плате за землю – на 5,9 % (93,3 млн. рублей) по причине снижения налогооблагаемой базы в результате проведения отдельными предприятиями независимой оценки земель и установления в судебном порядке кадастровой стоимости равной рыночной.

Рост безвозмездных поступлений в консолидированный бюджет области по отношению к 2013 году объясняется увеличением всех видов поступлений, за исключением субсидий из федерального бюджета (снижение на 36,2 % в основном в связи с отменой на федеральном уровне в 2014 году субсидий на модернизацию региональных систем общего образования и на ежемесячное денежное вознаграждение за классное руководство, а также снижением в отчетном периоде объема субсидий на реализацию программы в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности в 4,1 раза, на оказание высокотехнологичной медицинской помощи гражданам Российской Федерации  –  в  1,8  раза,  на поддержку  и  развитие сельского хозяйства  и регулирование   рынков сельскохозяйственной продукции, сырья   и продовольствия – на 21,6 %) и доходов от возврата остатков субсидий и субвенций прошлых лет (снижение на 16,3 %).

Из общей суммы безвозмездных поступлений поступления из федерального бюджета составили 95,3 % (в 2013 году 98,4 %), увеличившись к 2013 году на 5,3 %. Из них дотации возросли в 1,3 раза, субвенции – на 15,8 %, иные межбюджетные трансферты – на 10,8 %.

Расходы консолидированного бюджета области возросли по отношению к 2013 году на 7,0 % (4,4 млрд. рублей) и по всем разделам, за исключением разделов: «Жилищно – коммунальное хозяйство» (снижение на 3,7 % в основном за счет снижения объема ассигнований на взносы в уставный капитал коммерческих организаций) и «Физическая культура и спорт» (снижение на 4,2 % за счет сокращения расходов на строительство объектов спортивной инфраструктуры). В   отчетном периоде на инвестиционные   цели   (капитальное строительство    и приобретение оборудования)    израсходовано    около 3,0 млрд. рублей, или 4,4 % от общего объема бюджетных ассигнований (в 2013 году – 3,4 млрд. рублей, или 5,3 %).

Исполнение консолидированного бюджета в части расходов по социальному обеспечению за 2014 год составило 7,7 млрд. рублей (11,4 % в общем объеме расходов), или 107,5% к 2013 году.

Расходы консолидированного бюджета на оплату труда и начисления на нее (включая расходы в рамках предоставления субсидий на финансовое обеспечение выполнения государственного (муниципального) задания) за 2014 год составили 26,5 млрд. рублей (39,2 % в общем объеме расходов), или 105,1 % к 2013 году. Консолидированный бюджет Мурманской области сохранил социальную направленность, 46,1 млрд. рублей, или 68,3 % от общего объема расходов бюджета направлены на социальную политику, образование, здравоохранение, физическую культуру и спорт, культуру и кинематографию. Государственный внутренний долг Мурманской области на 01.01.2015 составил 20,3 млрд. рублей, муниципальный долг – 2,9 млрд. рублей. Объем государственного долга Мурманской области по отношению к налоговым и неналоговым доходам областного бюджета в 2014 году составил 55,5 %. Коммерческая часть долга составила 15,5 млрд. рублей, или 42,3 % по отношению к налоговым и неналоговым доходам областного бюджета, что характеризуется как безопасный уровень долга.

В структуре государственного долга Мурманской области 76,4 %, или 15,5 млрд. рублей приходится на задолженность по кредитным ресурсам, привлеченным в кредитных организациях, 21,1 % - на задолженность по бюджетным кредитам и 2,5 % - на государственные гарантии. Просроченная кредиторская задолженность по социально значимым расходным обязательствам по состоянию на 01.01.2015 отсутствует.

Объем продукции сельского хозяйства в 2014 году составил 2 682,2 млн. рублей, индекс сельскохозяйственного производства – 82,5 %.

Падение производства по сравнению с январем-декабрем 2013 года обусловлено снижением выпуска основных видов продукции сельскохозяйственными организациями:

  • яиц в 2,6 раза, вследствие полного прекращения производства одного из основных производителей ввиду отсутствия собственных средств (не смогло закупить цыплят для родительского стада, что повлекло прекращение выпуска инкубационных яиц);
  • скота и птицы на убой (в живом весе) – в 1,4 раза, что связано с падением производства на двух аграрных предприятиях области вследствие снижения цен реализации на продукцию в 2013 году в связи с вхождением России в ВТО, что в свою очередь повлияло на финансовое положение предприятий и привело к их банкротству;

- молока – на 18,4 % за счет снижения продуктивности коров молочного стада и уменьшения его поголовья, что обусловлено отсутствием финансовых средств сельхозпредприятий для обеспечения необходимого высококачественного кормления животных, а также технологическим процессом, связанным с выбраковкой низкопродуктивного стада.

В 2014 году субсидирование сельхозтоваропроизводителей осуществлялось в рамках федеральной и региональной государственных программ «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия», его размер составил 476,2 млн. рублей, что на 16,5 % ниже уровня 2013 года. Финансирование из федерального бюджета снизилось в 1,9 раза (направлено 90,6 млн. рублей), что связано с уменьшением субсидии на возмещение части затрат на уплату процентов по привлеченным кредитам (уменьшилось количество предприятий, отвечающих требованиям предоставления субсидии: обеспечение своевременных платежей по кредитам и уплаты процентов, в случае несоблюдения данного условия, субсидия переходит на будущий период).

Из областного бюджета в 2014 году направлено 385,6 млн. рублей, или 95,8 % от уровня 2013 года. Основное снижение коснулось субсидии на компенсацию 45 % железнодорожного тарифа на завоз зерна для промышленной переработки (снизилась потребность сельхозтоваро-производителей), а также субсидии на возмещение части затрат на уплату процентов по привлеченным кредитам.

По предварительным данным Мурманскстата в 2014 году среднедушевые денежные доходы населения составили 34,1 тыс. рублей в месяц против 32,9 тыс. рублей в 2013 году, рост составил 103,5 %.

В регионе сохранялась позитивная динамика темпов роста оплаты труда работников организаций. Среднемесячная заработная плата по полному кругу организаций в январе-ноябре 2014 года сложилась в размере 41566 рублей, по сравнению с уровнем предыдущего года увеличилась на 7,2 %. Вместе с тем, на фоне усиления инфляционного давления реальное выражение заработной платы сложилось на уровне предыдущего года. Среднемесячная заработная плата работников бюджетной сферы за январь-ноябрь 2014 года составила 40848 рублей. Рост по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года (на 8,2 %) обусловлен проведением индексаций оплаты труда работников бюджетной сферы в январе 2014 года, а также принятием мер по повышению уровня оплаты труда отдельных категорий работников в целях реализации Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики».

Наиболее значительно увеличилась оплата труда в бюджетных организациях, осуществляющих деятельность по организации отдыха и развлечений, культуры и спорта (на 17 %), в сфере здравоохранения и предоставления социальных услуг (на 13 %), в сфере образования (на 8 %). организациях внебюджетного сектора экономики наиболее значительные темпы роста заработной платы отмечены по следующим видам деятельности: рыболовство – на 27 %, оптовая торговля – на 11 %, строительство и добыча полезных ископаемых – на 8 %, обрабатывающие производства – на 7 %.

  • связи с более высокими темпами роста величины прожиточного минимума на душу населения по сравнению со среднедушевыми денежными доходами населения доля «бедного» населения в январе-сентябре 2014 года увеличилась на 1,4 процентного пункта по сравнению с аналогичным периодом 2013 года и составила 14,9 % от общей численности населения (без учета сглаживания по сезонному фактору).

По состоянию на конец 2014 года на рынке труда региона сложилась стабильная ситуация. Сохранилась тенденция сокращения численности безработных, на конец 2014 года по сравнению с 2013 годом на 1,4 % (численность безработных - 6,8 тыс. человек). Уровень зарегистрированной безработицы сложился на уровне 2013 года, составив 1,5 % экономически активного населения.

Однако отмечено снижение (по сравнению с 2013 годом) потребности в работниках, заявленной предприятиями и организациями (на 17,5 %), что связано с реорганизационными мероприятиями на крупнейших предприятиях региона. Нагрузка на одну вакансию сложилась на уровне 1 человека на одно вакантное место. Сохраняется дифференциация территорий по уровню безработицы (к трудоспособному населению): в Терском районе - 10,3 %, в Ловозерском районе - 5,7 %, в Ковдорском районе - 3,5 % при среднеобластном уровне безработицы 1,3 %.

Представим СВОТ-анализ социально-экономического развития Мурманской области в табл. 2.1.

Таблица 2.1

 SWOT-анализ Мурманской области

 

Сильные стороны (S)

Слабые стороны (W)

 

  1. Выгодное географическое положение, наличие глубоководного незамерзающего морского порта, имеющего выход в Атлантику и Тихий океан, высокий транспортно-транзитный потенциал
    2. Богатство, уникальность и разнообразие природно-ресурсной базы, водных биоресурсов 
    3. Высокий уровень индустриального развития 
    4.Энергоизбыточность региона, обусловленная наличием резервов мощности на Кольской АЭС
    5. Экспортная ориентация региональной экономики, снижающая возможные негативные последствия вступления России в ВТО
    6. Уникальный туристско-рекреационный потенциал, богатое культурно-историческое наследие саамов и кольских поморов 
    7. Высокие качественные характеристики человеческого капитала, в т.ч. кадрового потенциала, значительный научно-технический потенциал
    8. Имеющиеся заделы в области высоких технологий, относящиеся к ключевым драйверам становления нового технологического уклада 
  2. «Арктическая» специфика хозяйственной деятельности и дискомфортность условий проживания за Полярным кругом
    2. Моноструктурный характер производственных отношений в целом и моноспециализация экономики отдельных районов; недостаточная развитость сферы услуг и элементов сервисной экономики
    3. Сырьевая экпортно ориентированная модель развития; незначительная доля продукции с высокой валовой добавленной стоимостью; недостаточная развитость энергетической, транспортной, сервисной инфраструктур 
    4.Высокая доля мазута в структуре топливно-энергетического баланса
    5. Нестабильность демографических процессов; несбалансированность рынка труда, отток высококвалифицированных кадров 
    6. Наличие экологических проблем
    7. Доминирование ведомственного подхода над комплексным подходом к социально-экономическому развитию 
    8. Милитаризованность территории
 

Возможности (О)

Угрозы (Т)

  1. Диверсификация промышленного, научного, инновационного потенциала; расширение сырьевой базы, ассортимента выпускаемой продукции и услуг; рационализация и интенсификация эксплуатации природных ресурсов 
    2. Позиционирование Мурманской области в качестве Стратегического центра развития АЗРФ 
    3. Внедрение перспективных форм пространственного развития 
    4. Полноценная реализация транспортно-транзитного потенциала; опережающее развитие сервисной экономики мореплавания и наукоемкого морского сервиса
    5. Превращение сектора социальных услуг в новый драйвер устойчивого роста региональной экономики
    6.Реализация международных проектов в экономической, экологической и гуманитарной сферах 

1.Кризисные явления в мировой экономике, неблагоприятные изменения рыночной конъюнктуры (снижение в кратко- и среднесрочной перспективе мировых цен и спроса на производимую в регионе продукцию)
2. Высокая зависимость ведущих предприятий горнопромышленного комплекса от политики холдингов, расположенных за пределами региона, в состав которых они входят
3. Усиление международно-правовых, технологических и других ограничений устойчивого развития, ужесточение экологических стандартов; недоучет вероятных негативных последствий глобальных изменений климата
4. Риски, связанные с вступлением России в ВТО
5. Риски, способные проявиться при реализации региональной кластерной политики

 

Наиболее полное использование сильных сторон и открывающихся возможностей, а также преодоление слабых сторон и нейтрализация угроз может быть обеспечена за счет отказа от ведомственного подхода и перехода к комплексному социально ориентированному развитию Мурманской области с особым акцентом на внедрение в региональную экономику и социальную сферу перспективных технологических, организационных и институциональных инноваций. В соответствии с мировой практикой оптимальной формой для реализации подобной целеустановки выступает кластерная политика.

Таким образом, необходимо подробно выяснить все сильные и слабые стороны развития Мурманской области и разработать мероприятия по совершенствованию возможностей и снижению угроз.

 2.3. Проблемно-ориентированный анализ факторов развития Мурманской области

 Анализ динамики статистических показателей развития Мурманской области позволяет определить основные проблемы в развитии региона. С начала 1990-х годов положение Мурманской области существенно изменилось по основным социальным и экономическим показателям. В экономической сфере противостояние последствиям экономических кризисов в этот период показало меньшую гибкость экономики региона на фоне Северо-Западного федерального округа и России в целом. Несмотря на превышение до 2011 года значения ВРП на душу населения Мурманской области над аналогичным показателем федерального округа и России в целом, динамика индекса физического объема ВРП заметно отстает от среднероссийской.

В первую очередь это объясняется преобладанием в структуре ВРП Мурманской области промышленного производства, а в нем – отраслей тяжелой промышленности, основанных на добыче природного сырья.

Однако именно промышленный сектор, его горнодобывающая и металлургическая составляющие обеспечили относительную устойчивость в период системного кризиса 1990-х годов, когда оборонная функция, судоремонт, рыбная отрасль и научная деятельность переживали глубокий упадок.

Одна из ключевых макроэкономических проблем развития Мурманской области заключается в моноструктурном характере производственных отношений, ориентированных во многом на эксплуатацию природных ресурсов. Наблюдается  преобладание элементов экстенсивного развития, превышение потребления ресурсной базы над ее воспроизводством (истощительный характер природопользования). Как результат, происходит усиление диспропорций в региональной экономике. Во-первых, увеличение пространственной асимметрии в социально-экономическом развитии отдельных территорий. Во-вторых, усугубляющийся структурный дисбаланс по степени и приоритетам развития видов хозяйственной деятельности внутри отдельных районов и между ними на фоне недостаточного развития сферы услуг. Прямым следствием этой тенденции становится социальное расслоение занятых различными видами экономической деятельности и по уровню доходов. В-третьих, сегментная несбалансированность присутствия в региональной экономике крупного бизнеса, с одной стороны, среднего и малого – с другой. В целом в обслуживающих, сервисных производствах малый и средний бизнес, обеспечивающий рабочими местами определенную часть активного населения, свой потенциал роста не исчерпал.

Кроме того, ориентация на индустриальное развитие региона в XX веке, а также стратегическое военно-политическое положение области предопределили моноспециализацию хозяйства в рамках отдельных районов Мурманской области. Значительная часть населения «привязана» к ключевым промышленным, прежде всего горнодобывающим, предприятиям и объектам Вооруженных Сил Российской Федерации.

По данным на 2014 год, не менее 36% населения Мурманской области проживает в моногородах и закрытых административно-территориальных образованиях, при этом первая группа населения целиком зависит от благополучия и рыночной конъюнктуры соответствующих отраслей, предприятий и контролирующих их корпораций, а вторая – от государственной политики по развитию Вооруженных Сил.

Рис. 2.2. Рыбохозяйственный комплекс Мурманской области

До сих пор нестабильны (с тенденцией падения в последние 2 года) улов и добыча других морепродуктов, а также связанный с ними объём производства основных видов товарной продукции в рыбохозяйственном комплексе Мурманской области, определяемые неустойчивостью сырьевой базы рыболовства (рис. 2.2). В структуре экспорта преобладает продукция первичной переработки (более 60% в 2014 году), однако увеличивается и объем продукции более глубокой переработки (объем экспорта филе рыб за последние 2 года возрос более чем в 2 раза). При этом в области активно развивается аквакультура – объем выращивания товарной рыбы увеличился более чем в 30 раз (с 440 тонн в 2007 году до 16,3 тыс. тонн в 2014 году).

Изменения объема инвестиций в основной капитал носят волнообразный характер в связи со значительной долей в структуре показателя вложений вертикально интегрированных компаний, а также высокой степенью зависимости от регулярности инвестирования средств федерального бюджета в расположенные на территории региона объекты федеральной собственности.

В социальной сфере последствия экономических трансформаций сказались в первую очередь на основных демографических трендах. За последние годы область потеряла более трети постоянного населения, при этом наиболее тяжелыми стали 1990-е, характеризующиеся существенным оттоком населения, ростом смертности населения и падением рождаемости. Только в последнее время наметились первые признаки стабилизации в процессах естественного движения населения - в 2011 году сложились одинаковые коэффициенты рождаемости и смертности, а в 2012 году зафиксирован естественный прирост населения (рис. 2.3).

Продолжается отток молодого трудоспособного населения в другие регионы Российской Федерации, обусловленный в том числе снижением разницы между размером средней заработной платы в северных регионах и остальной частью страны, что на фоне суровых климатических условий существенно снизило мотивацию людей к работе в Заполярье. При этом приток квалифицированной рабочей силы в область остается крайне незначительным. Начиная с 2009 года, динамика миграционной убыли населения в области показывает ухудшение показателей (10,1 чел. на 1000 жителей в 2014 году против 6 чел. в 2009 году).

 

           1990    2000    2007    2008    2009    2010    2011    2012    2013    2014

Рис. 2.3. Основные демографические характеристики

К числу положительных демографических тенденций следует отнести сокращение уровня младенческой смертности, который в настоящее время ниже средних по России показателей.

Начиная с 2000 года, численность занятого населения Мурманской области имеет незначительнее колебания, при этом характерно снижение численности безработных (за исключением небольшого роста в 2008-2010 годах). Для уровня общей безработицы (по методологии МОТ) также характерно сокращение, хотя до настоящего времени ее значения остаются выше средних по Северо-Западному федеральному округу и России в целом (рис. 2.4).

  1990    2000    2007    2008    2009    2010   2011  2012    2013  2014

Рис. 2.4 – Положение на рынке труда Мурманской области

С 2003 года также наметилось снижение доли численности населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, однако до сих пор она остается выше среднероссийского уровня.

Происходит имущественное расслоение общества, продолжается дифференциация доходов населения в территориальном разрезе и по видам экономической деятельности. За последние годы коэффициент фондов (децильный коэффициент) увеличился с 11,0 в 2002 году до 13,6 в 2014 году, и, хотя его абсолютные значения продолжают оставаться ниже среднероссийских (14,0 и 16,4 соответственно), темп его роста по региону опережает общестрановой уровень, область занимает лидирующие позиции в СЗФО по величине этого показателя.

В социальной сфере Мурманской области в результате миграционного оттока населения образовался избыток объектов социальной инфраструктуры. В результате актуализируется проблема выстраивания максимально эффективной сети объектов социальной сферы в увязке с параметрами численности населения, миграционными процессами, доступностью услуг и их оказанием с максимальным учётом ожиданий и потребностей населения. Она может быть решена в рамках модернизации социальной сферы и перехода к созданию сферы социальных услуг как нового сектора региональной экономики, в том числе с привлечением некоммерческих и коммерческих организаций. Вместе с тем в условиях Арктики социальная инфраструктура должна исполнять компенсаторную функцию, удельные показатели обеспеченности услугами должны превышать среднестатистические по стране, а в отдаленных районах – быть выше, чем в пределах плотно заселенных территорий.

Так, по охвату детей дошкольными образовательными учреждениями область существенно превосходит средние показатели по Северо-Западному федеральному округу и России в целом. Однако регион отстает по обеспеченности домами-интернатами и нестационарными формами социального обслуживания для престарелых и лиц с ограниченными возможностями (взрослых и детей), существует дефицит мест в стационарных учреждениях психоневрологического профиля.

Обеспеченность населения Мурманской области мощностями и кадрами больничных и врачебных амбулаторно-поликлинических учреждений в целом находятся в тренде среднероссийских показателей. Однако существует проблема укомплектованности медицинских организаций врачами, что также отчасти обусловлено и направлениями политики Российской Федерации по организации последипломного образования врачей. Меры социальной поддержки для специалистов, приезжающих из других регионов, недостаточны для решения кадровой проблемы системы здравоохранения.

Отмечаются определенные ограничения в развитии культуры, которая обеспечивает реализацию творческого потенциала населения. Среди проблем особо выделяются:

- недостаточный уровень материально-технической базы учреждений культуры и искусства, ее несоответствие современным требованиям к качеству и доступности предоставления услуг культуры;

- проблемы кадрового обеспечения культурных процессов, включая слабый приток молодых специалистов в отрасль, старение кадров.

Накопленный образовательный потенциал обеспечивает сохранение высокой доли студентов в общей численности населения. При этом необходимо отметить поступательную динамику последних 4 лет по увеличению доли обучающихся в учреждениях начального и среднего профессионального образования, что указывает на формирующийся в сознании молодого поколения интерес к рабочим профессиям.

Сопоставление итогов Всероссийской переписи населения 2010 года с аналогичными данными за 2002 год свидетельствует о росте уровня образования населения Мурманской области: доля специалистов с высшим профессиональным образованием увеличилась на 7,1%, со средним профессиональным – на 4,6%. В ВУЗах и ССУЗах Мурманской области, в том числе при содействии зарубежных партнеров, внедряются новые образовательные программы, направления специализации и специальности, осуществляется подготовка специалистов в области освоения ресурсов углеводородов на континентальном шельфе, отвечающих самым современным мировым образовательным стандартам.

Однако на фоне сохранения высокого образовательного уровня населения, его уникальных качественных характеристик происходит усугубление кризиса системы подготовки кадров для региональной экономики, выражающееся в дисбалансе между спросом и предложением рабочей силы в территориальном и профессиональном разрезах (дефицит рабочих и инженерных специальностей, переизбыток невостребованных специалистов в банковском секторе, операциях с недвижимым имуществом и т.д.). В качестве причин этого могут рассматриваться моноспециализация региональной экономики, узость локальных рынков труда, низкая мобильность населения, недостаточный уровень развития малого и среднего бизнеса, а также сферы услуг, включая туристско-рекреационный комплекс, и элементов сервисной экономики.

В научной сфере в связи с утратой в 1990-е годы лидерства в вопросах изучения Арктики (по фундаментальным разработкам и по внедрению современных технологических инноваций в производство и инфраструктурные проекты) и недофинансированием фундаментальной науки в последние два десятилетия возникла угроза отставания от передовых стран Европы и Америки в освоении Арктики. Несмотря на наличие на территории Мурманской области целого ряда научно-исследовательских организаций, темпы и динамика исследовательских проектов по сравнению с соседними странами продолжают снижаться.  Кроме того, в связи с реформой Российской академии наук существует угроза потери ее регионального подразделения – Кольского научного центра как комплексной организационной структуры, ядра научно-инновационного потенциала региона.

В региональном научно-инновационном комплексе не развиты институциональные механизмы использования и защиты прав интеллектуальной собственности, на этапе становления находится общерегиональная инновационная инфраструктура, практически отсутствует поддержка спроса на инновационную продукцию (равно как и практика ее продвижения на региональных и международных рынках, венчурного инвестирования и финансирования «стартапов») со стороны как государства, так и корпоративного сектора. Кроме того, не в полной мере используются резервы международного сотрудничества в сфере науки и инноваций, а также открывающиеся возможности его диверсификации.

В международной сфере интенсификация широкомасштабного двустороннего и многостороннего сотрудничества в Арктике с участием Российской Федерации и Мурманской области должна реализовываться также с учетом активной политики Королевства Норвегия в отношении установления рыбоохранной зоны вокруг архипелага Шпицберген.

Во внутриполитической сфере государственного управления и регулирования социально-экономического развития отмечается доминирование ведомственного подхода к социально-экономическому развитию над комплексным, что ведет к росту межведомственной и межрегиональной конфликтности и соперничества за пространства и ресурсы (понимаемые в самом широком смысле, начиная от финансовых и заканчивая интеллектуальными). Анализ приоритетов долгосрочного развития рыбопромышленного и топливно-энергетического комплексов позволяет прогнозировать назревающий конфликт между двумя видами деятельности – промышленным рыболовством и освоением нефтегазовых месторождений на арктическом континентальном шельфе – за одни и те же акватории. Практически все намеченные недропользователями в их стратегических решениях инвестиционные площадки и проекты акваториально почти полностью совпадают с районами нерестовой миграции и нагула водных биоресурсов, особенно ценных промысловых видов гидробионтов. При этом опыт пространственного развития подтверждает, что моноспециализация хозяйства с ориентацией только на нефтедобычу, даже конъюнктурно выгодная, по своей эффективности на порядки уступает дивидендам, получаемым при максимальной диверсификации экономического потенциала региона. Усугубляется конфликт между развитием морского туристско-рекреационного комплекса, с одной стороны, и морепромышленного производства в целом – с другой. Проявляется конфликтность в использовании территорий и акваторий в хозяйственных и военно-стратегических, оборонных целях.

Несмотря на благоприятные тенденции в отдельных секторах, транспортный комплекс области не в полной мере отвечает существующим потребностям и перспективам развития региона, что проявляется в следующем:

- состояние транспортной сети не соответствует существующим и перспективным грузо- и пассажиропотокам (например, дальнейшему росту грузооборота порта Мурманск препятствует недостаточная пропускная способность Октябрьской железной дороги, а также ограниченность тыловой территории и физически устаревшее перегрузочное оборудование);

- развитие дорожной сети не соответствует темпам роста автомобилизации;

- транспортные технологии не отвечают современным требованиям эффективного функционирования транспорта в условиях рынка, препятствуют снижению себестоимости перевозок, оптимальному использованию существующей транспортной инфраструктуры;

- основные фонды всех видов транспорта обновляются недостаточными темпами.

Кольская энергосистема может быть охарактеризована как относительно изолированная. Состояние сформировавшегося энергетического сектора уже сейчас накладывает ограничение на развитие экономики некоторых районов Мурманской области (главным образом, г. Мурманска и северной части Кольского полуострова) по причине морального и физического износа основного оборудования, исчерпания пропускной способности линий электропередач и недостаточности их резервирования, а также создает угрозы энергетической безопасности, требующие принятия неотложных мер по существенному повышению надежности функционирования электрических сетей различных напряжений. Имеются значительные барьеры по технологическому присоединению к сетям электроснабжения.

Особую проблему представляет собой мазутозависимость Мурманской области. Собственных источников топлива регион не имеет, более 80 % отпускаемой тепловой энергии вырабатывается котельными, работающими на привозном мазуте. Значительная удаленность основных мест производства мазута и угля от Мурманской области, рыночная система ценообразования на эти продукты, её привязка главным образом к уровню экспортных цен приводят к образованию значительной диспропорции между фактической стоимостью доставляемого в Мурманскую область топлива и его стоимостью, включаемой в тариф поставки тепла для населения. Это привело к убыточности деятельности большинства теплоснабжающих организаций области. В связи с тем, что теплоснабжающие организации осуществляют регулируемую деятельность в районах Крайнего Севера, где продолжительность отопительного периода составляет 250-280 дней в году, Правительство Мурманской области вынуждено предоставлять субсидии указанным организациям на компенсацию недополученных доходов (рис.2.5).

Рис. 2.5. Структура топливно-энергетического баланса Мурманской области

В целом произошедшая в 1990-х – 2000-х годах повсеместная деградация основных фондов, в особенности промышленной, энергетической, транспортной, сервисной инфраструктур,  объективно снижает и качество жизни населения, и основные экономические показатели региона. Это сказывается и на инвестиционном климате области, и на ее привлекательности для внутренней и внешней миграции трудовых ресурсов, препятствуя развитию целого ряда отраслей регионального хозяйства. При этом инфраструктурные инвестиции требуют большого объема средств и не дают быстрого возврата вложенного капитала. Нарастание темпов старения обеспечивающих и обслуживающих видов хозяйственной деятельности (гидрометеорология, навигационно-гидрографическое обеспечение мореплавания), шлейфовых и смежных производств, разобщенность систем контроля и обеспечения обуславливают неразвитость соответствующих элементов сервисной экономики и сферы услуг в целом.

Таким образом, следствием «арктической» специфики ведения хозяйственной деятельности, дискомфортности условий проживания, обусловленных сочетанием природно-климатических факторов и недостаточной развитостью всех видов инфраструктуры, становятся   высокие издержки и специфические факторы «северного удорожания». Условия жизни в регионе диктуют особый подход и к кадровой политике (привлечение и удержание квалифицированных трудовых ресурсов), и к экономической политике области. Географическое положение Мурманской области делает ее зависимой от ввоза большинства продуктов питания и многих товаров народного потребления из других регионов, что удерживает потребительские цены на большую часть товаров и услуг выше среднероссийского уровня.

Также существует целый ряд факторов, создающих определенные риски для социально-экономического развития Мурманской области.

1.Возникновение финансовых ограничений и более жестких условий для принятия инвестиционных решений компаниями сырьевого сектора вследствие нестабильности мировой экономики и волатильности мировых цен на минеральные ресурсы и промышленную продукцию. В связи с этим были существенно скорректированы решения о сроках реализации инвестиционных проектов, имеющих ключевое значение для Мурманской области, в первую очередь это освоение Штокмановского газоконденсатного месторождения. Коррекция произошла как из-за изменения финансового положения основных участников, так и по ряду экологических причин.

Растет роль добычи сланцевого газа, что также выступает риском для развития экономики как Арктической зоны Российской Федерации (АЗРФ), так и Мурманской области.

  1. Планируемые переоснащение и модернизация производства также означают для региона определенные риски. Промышленный сектор перестает быть основным фундаментом регионального рынка труда: модернизированные предприятия сокращают потребности в персонале, повышая производительность труда, находящуюся сегодня на довольно низком уровне, а также требования к персоналу. После перехода на электронный документооборот многие предприятия начинают осваивать мировую практику перевода ряда работ административно-технического характера на аутсорсинг, привлекая рабочую силу из других регионов, не требующую особых расходов в виде «северных надбавок», оплаты транспорта и социальных выплат. Исходя из динамики этой тенденции в западных компаниях, а также в российских добывающих корпорациях Западной и Восточной Сибири, использование кадрового аутсорсинга на промышленных предприятиях и в управляющих компаниях Мурманской области уже к 2020 году может составить 5-7%.

Кроме того, встроенность предприятий горнопромышленного комплекса  в глобальные цепочки производства добавленной стоимости обуславливает их зависимость от деятельности материнских компаний, расположенных за пределами Мурманской области[18].

  1. Особым риском для развития региона следует назвать экологическую ситуацию. Возрастание техногенной и антропогенной нагрузки на окружающую среду со стороны отдельных видов промышленного производства, интенсивное несбалансированное природопользование на протяжении ряда десятилетий привело к накоплению комплекса экологических проблем, которые вследствие повышенной уязвимости экосистем Арктики, обусловленной низким потенциалом самоочищения и малыми скоростями биохимических реакций в условиях низких температур, имеют устойчивую тенденцию к обострению.

Совершенно особую проблему представляет наличие импактных районов в устьях арктических морей и впадающих в них рек (Кольский залив, Мотовский залив, Кандалакшский залив).

Еще одна проблема – сброс в залив неочищенных сточных вод промышленных предприятий и предприятий ЖКХ городов Мурманск и Североморск. В отдельных районах залива устойчиво прослеживаются повышенные концентрации биогенных элементов, взвешенных и органических веществ. Постоянным явлением на акватории остаются нефтяные загрязнения воды, продолжается несанкционированный сброс льяльных и нефтезагрязненных вод с кораблей и судов.

Таким образом, высокий уровень загрязнения окружающей среды в ряде районов Мурманской области, в том числе водоемов питьевого водоснабжения сточными водами, в совокупности с ростом внимания международного инвестиционного сообщества к проблемам экологии создает риски для иностранных инвесторов и крупнейших российских корпораций, требуя от них крупных финансовых вливаний не только в устранение неблагоприятных экологических последствий индустриализации XX века, но и в экологические программы предприятий и модернизацию технологического процесса с ориентацией на экологически чистое производство.

  1. Риски, возникающие для Мурманской области в свете присоединения России к Всемирной торговой организации (ВТО).

Необходима продуманная государственная промышленная и аграрная политика с учетом норм ВТО. В срок, выделенный при вступлении России в эту международную организацию для адаптации региональной экономики, потребуется принятие специальных адресных мер на федеральном и региональном уровнях в интересах государственной поддержки секторов региональной экономики, относящихся к проблемным.

  1. Риски, способные проявиться при реализации региональной кластерной политики, связаны в основном с недостаточной развитостью нормативных правовых основ формирования кластеров, недостатком опыта в вопросах реализации кластерных инициатив, низким уровнем активности бизнеса в кластерных проектах, а также нескоординированными действиями федеральных и региональных органов исполнительной власти.
  2. Транспортно-транзитный потенциал региона: относительная развитость транспортной сети, наличие крупного многофункционального транспортного узла, включающего незамерзающий, а значит круглогодично функционирующий, международный морской порт, способный обслуживать крупнотоннажные суда. На трассах Северного морского пути начинают формироваться постоянные грузопотоки; функционирует крупнейшая судоходная компания в АЗРФ, выполняющая до 80% грузоперевозок под российским флагом по Севморпути – ОАО «Мурманское морское пароходство»; базируется атомный ледокольный флот.

Но, среди конкурентных преимуществ, открывающих возможность принципиального улучшения качества жизни населения и перевода региональной экономики на траекторию устойчивого роста, выделяется комплекс благоприятных факторов и сильных сторон Мурманской области.

Железнодорожный и автомобильный транспорт соединяют Кольский полуостров с  другими регионами Европейской части России. Приграничное положение региона создает условия для более тесного взаимодействия непосредственно на субрегиональном уровне с европейским экономическим пространством.

  1. Природно-ресурсный и промышленный потенциал региона характеризуется наличием на территории Мурманской области крупнейших, стратегически важных и сравнительно доступных в эксплуатации месторождений уникальных полезных ископаемых, развитого горнопромышленного комплекса, а также близостью к перспективным месторождениям углеводородного сырья на арктическом шельфе.

Кроме того, возможность открытого доступа к богатым водным биологическим ресурсам предопределяет наличие развитого рыбопромышленного  комплекса, а благоприятные природно-климатические условия  способствуют  развитию аква- и марикультуры.

  1. Энергоизбыточность региона, обусловленная наличием резервов мощности на Кольской АЭС. Уникальное сочетание генерирующих мощностей в Мурманской области (около 40% установленной мощности составляет гидрогенерация, около 60% – атомная генерация) позволяет обеспечивать конкурентоспособную стоимость электроэнергии для потребителей. Высокая энерговооруженность региона может способствовать реализации шельфовых и других энергоемких проектов. Однако с целью сохранения существующего энергетического потенциала региона необходимо проработать вопрос продолжения эксплуатации энергоблоков 1 и 2 Кольской АЭС после 2018 и 2019 годов на период до ввода замещающих мощностей на Кольской АЭС-2 (в связи с окончанием продленных сроков эксплуатации данных энергоблоков).

В Мурманской области функционирует первая и единственная приливная электростанция России – Кислогубская ПЭС. Уникальный опыт ее эксплуатации с 1968 года в совокупности с общими природно-климатическими факторами, благоприятствующими развитию возобновляемой энергетики, предопределяют объективные преимущества региона при позиционировании Кольского полуострова в качестве полигона для отработки технико-технологических решений в этой сфере. Кроме того, регион обладает одним из самых мощных в АЗРФ и СЗФО потенциалов развития перспективных направлений гидроэнергетики.

  1. Высокое качество научного и образовательного потенциала. Наиболее развитая во всей АЗРФ сеть образовательных учреждений, уровень образования населения по ряду показателей близок к общероссийскому или превосходит его.

У региональных предприятий, институтов КНЦ РАН, научных и образовательных учреждений и организаций имеются заделы в области высоких технологий, которые относятся к ключевым драйверам становления новейшего технологического уклада в глобальном масштабе. В КНЦ РАН имеются перспективные наработки, связанные с использованием нанотехнологий и высокотехнологичных материалов. До промышленного использования доведены биотехнологии безотходной переработки водных биоресурсов и генетических ресурсов, растениеводства и животноводства в условиях Крайнего Севера, использования возобновляемых источников энергии.

  1. Уникальный туристско-рекреационный потенциал, наличие обладающих высокой степенью аттрактивности объектов показа (петроглифы Канозера, сейды, редкие ландшафты, природные и историко-художественные памятники и др).

Кроме того, к числу уникальных туристских ресурсов Мурманской области относится историко-этнографическое наследие, связанное с культурой поморов и саамов, ведущих на территории региона практически неизменный традиционный образ жизни. Этнографический туризм является не только перспективным направлением увеличения турпотока, но  и одним из важнейших средств сохранения самобытности коренных малочисленных народов Севера.

Выводы

Оценка социально-экономического развития показала, что в Мурманской области следствием дискомфортности условий проживания, обусловленных сочетанием природно-климатических факторов и недостаточной развитостью всех видов инфраструктуры, становятся   высокие издержки и специфические факторы «северного удорожания».

Условия жизни в регионе способствуют оттоку населения, особенно в трудоспособном возрасте. Географическое положение Мурманской области делает ее зависимой от ввоза большинства продуктов питания и многих товаров народного потребления из других регионов, что удерживает потребительские цены на большую часть товаров и услуг выше среднероссийского уровня.

Выявлен ряд факторов, создающих определенные риски для социально-экономического развития Мурманской области: возникновение финансовых ограничений и более жестких условий для принятия инвестиционных решений компаниями сырьевого сектора вследствие нестабильности мировой экономики и волатильности мировых цен на минеральные ресурсы и промышленную продукцию; промышленный сектор перестает быть основным фундаментом регионального рынка труда: модернизированные предприятия сокращают потребности в персонале, повышая производительность труда, находящуюся сегодня на довольно низком уровне; особым риском для развития региона является экологическая ситуация, т.к. интенсивное несбалансированное природопользование на протяжении ряда десятилетий привело к накоплению комплекса экологических проблем, которые вследствие повышенной уязвимости экосистем Арктики, обусловленной низким потенциалом самоочищения и малыми скоростями биохимических реакций в условиях низких температур, имеют устойчивую тенденцию к обострению.

Определен комплекс благоприятных факторов и сильных сторон Мурманской области: транспортно-транзитный потенциал региона: относительная развитость транспортной сети, наличие крупного многофункционального транспортного узла, включающего незамерзающий, а значит круглогодично функционирующий, международный морской порт, способный обслуживать крупнотоннажные суда; природно-ресурсный и промышленный потенциал региона характеризуется наличием на территории Мурманской области крупнейших, стратегически важных и сравнительно доступных в эксплуатации месторождений уникальных полезных ископаемых, развитого горнопромышленного комплекса, а также близостью к перспективным месторождениям углеводородного сырья на арктическом шельфе; энергоизбыточность региона, обусловленная наличием резервов мощности на Кольской АЭС (в Мурманской области функционирует первая и единственная приливная электростанция России – Кислогубская ПЭС); высокое качество научного и образовательного потенциала; уникальный туристско-рекреационный потенциал.

 Глава 3. Совершенствование социально-экономического развития Мурманской области

 3.1. Формирование и развитие кластеров

На текущем этапе перед Мурманской областью открывается возможность внедрить комплексный подход к социально-экономическому развитию путем эффективной реализации региональной кластерной политики. Формирование и развитие кластеров выступает эффективным механизмом привлечения прямых иностранных инвестиций и активизации экономической интеграции. Значение кластеров для Мурманской области состоит в их способности придать наукоемкий характер традиционному ресурсному освоению территорий, способствовать диверсификации монопрофильной экономики, содействовать динамичному развитию транспортной, энергетической, коммуникационной, социальной и социокультурной инфраструктуры, росту малого и среднего бизнеса.

При формировании и реализации кластерной политики в Мурманской области государство должно создавать институциональные условия активизации инвестиционного процесса; обеспечивать общественные интересы в регионе, включая защиту интересов национального бизнеса; формировать и поддерживать инфраструктурный каркас развития территории; обеспечивать софинансирование или государственные гарантии для значимых производственных и научных проектов; содействовать правовой защите российских и зарубежных инвесторов, безопасности и общественному порядку; улучшать условия для совместного с частным бизнесом устранения социальных и экологических проблем, ставших результатом ошибок, допущенных в предыдущий период при освоении пространств и ресурсов. В свою очередь деловые круги будут ориентированы на содействие экономическому благополучию территории; обеспечение высоких социальных стандартов работников предприятий, сохранение на них рабочих мест, развитие дополнительного социального, медицинского и пенсионного страхования; участие, в том числе на условиях софинансирования, в социально- и государственно значимых инвестиционных проектах; формирование условий для развития малого и среднего предпринимательства за счет вертикальной диверсификации собственной деятельности; внедрение энергосберегающих и экологически совместимых технологий.

Специфика и типология кластеров на Кольском полуострове обусловлена специализацией и профилем региональной экономики, которые, как правило, формируются вокруг эксплуатации природных ресурсов или обширных неосвоенных пространств. Именно здесь создаются главные конкурентоспособные секторы экономики, в прямой зависимости от которых различаются типы кластеров. Для того чтобы в полной мере использовать высокотехнологичный потенциал стратегических проектов, масштабировать импульс развития, задаваемый ими, на территории Мурманской области в ближайшие годы предполагается начало формирования инновационной инфраструктуры: технологического кластера обеспечения шельфовой добычи в Арктике, производственного и транспортно-логистического, горно-химического и металлургического, 
рыбохозяйственного, туристско-рекреационного кластеров. 

Особенность создания технологического кластера обеспечения шельфовой добычи в Арктике заключается в том, что он ориентирован на инвестиционный спрос, в первую очередь внутрироссийский, рождаемый за счет разработки месторождений углеводородов на континентальном шельфе России в Арктике. После 2020 г. кластер должен стать основным поставщиком услуг и кадров для освоения Арктики в Баренц-регионе, добившись тем самым глобальной конкурентоспособности.

Рынок транспортных перевозок по Северному морскому пути только формируется, а рынок транспортных услуг и специализированных обеспечивающих, обслуживающих сервисов и шлейфовых производств находится на начальном этапе своего становления. Страны и регионы, которые успеют первыми вступить на этот рынок, и, соответственно, будут участвовать в его формировании, приобретут дополнительные возможности повышения своей конкурентоспособности во всех экспортных и транзитных направлениях по Севморпути, как западных, так и восточных.

Перевалка грузов на суда ледового класса, ледокольное сопровождение судоходства и обслуживание ледокольного флота, поддержка транзита фидерными маршрутами, судоремонт, сервисные наукоемкие функции: обеспечение безопасности, информационное, навигационно-гидрографическое и гидрометеорологическое обеспечение мореплавания.

Наряду с ядром кластера (ОАО «НК «Роснефть», ООО «Газпром добыча шельф») он будет включать целый ряд компаний - поставщиков специализированного оборудования, услуг и технологий добычи на шельфе. Значительная часть заказов (морская техника, ее обслуживание и монтаж) будет размещаться на судоремонтных предприятиях Мурманской области.

В рамках кластера предполагается укрепить позиции геолого-геофизических и поисково-разведочных предприятий региона. Необходимо использовать объем знаний об Арктике, накопленный за несколько десятилетий работы Кольским научным центром РАН и другими научными организациями. Во взаимодействии с поставщиками технологий добычи газа на шельфе и специализированного оборудования необходимо провести анализ потребностей, а также разработать и внедрить новые учебные планы по подготовке специалистов, требуемых для разворачиваемого кластера, в образовательных учреждениях региона, включая Мурманский государственный технический университет.

Центром «кристаллизации» кластера может стать учрежденная Правительством Мурманской области Ассоциация «Мурманшельф», которая объединяет более 200 предприятий промышленности, строительства, транспорта, сервисных, логистических, финансовых и образовательных организаций. Уже сейчас она в значительной степени выполняет функции координационного центра по подготовке предприятий и трудовых ресурсов к выполнению крупных инвестиционных проектов по шельфовой добыче в Арктике и выступает площадкой для трансфера шельфовых технологий.

Технологический кластер обеспечения шельфовой добычи в Арктике представляет собой пространственно распределенный кластер с ядром в Мурманске, конфигурация которого во многом будет зависеть от принятия решений по локализации объектов обеспечения шельфовой добычи в Арктике.

Особенности формирования производственного и транспортно-логистического кластера заключаются в создании на основе Мурманского транспортного узла сервисного ядра по обеспечению мореплавания по трассам Северного морского пути и привлечении средств на основе принципа государственно-частного партнерства. 

По сути, проект комплексного развития Мурманского транспортного узла представляет собой кластер, включающий действующие и вновь создаваемые логистические и транспортные компании, предприятия-поставщики оборудования и комплектующих, судоремонтные, производственные и стивидорные компании, владельцев грузов. Научно-образовательный модуль будет формироваться вокруг Института экономических проблем КНЦ РАН и Мурманского государственного технического университета.

Ядром производственного и транспортно-логистического кластера выступят территории побережья Кольского залива, при дальнейшем его развитии возможно развитие пространственно-распределенной сети, включающей в себя как уже существующие, так и планируемые портовые мощности и транспортно-транзитный потенциал Кандалакшского и Печенгского (в первую очередь в рамках интенсификации российско-норвежского сотрудничества) муниципальных районов.

Дальнейшее углубление сервисной составляющей созданного кластера, включая судоремонт, в среднесрочной перспективе открывает возможность выделения из него самостоятельного специализированного регионального морехозяйственного сервисного кластера, локализованного на приморских территориях и прибрежных акваториях Кольского залива и включающего в себя обеспечивающие и обслуживающие компании, базирующиеся в Мурманской области. При этом предприятия судоремонта выступают значимыми потребителями ресурсной базы (энергоресурсы, мазут, металлы и пр.), поставщиками рабочих мест и услуг для производственного, транспортно-логистического, шельфового, рыбохозяйственного кластеров региона.

Развитие горно-химического и металлургического кластера тесно связано с формированием редкометалльной и редкоземельной отраслей на основе местной сырьевой базы. В рамках кластера предполагается создание производства диоксида титана, редких и редкоземельных металлов и ториевого концентрата из перовскитового концентрата Африкандского месторождения. Планируется реализация проектов, направленных на развитие минерально-сырьевой базы для постоянного восполнения выбывающих мощностей и поддержания достигнутых показателей добычи. Деятельность обладающего высокой конкурентоспособностью кластера ориентирована на рынки Европы, Северной Америки и стран АТР. При формировании кластера обеспечивается создание производств, малых предприятий, нацеленных на выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью, с использованием продуктов и полупродуктов, получаемых на предприятиях региона.

Ядро горно-химического и металлургического кластера и основные производственные мощности будут сконцентрированы в пределах городских округов г. Апатиты, г. Кировск, Ковдорский район, г. Мончегорск, г. Оленегорск. Пространственная структура кластера будет расширена за счет включения южных территорий Ловозерского района («Федорова Тундра»). Основу кластера составляет сеть предприятий горнопромышленного комплекса Мурманской области. 

С целью поддержки развития кластера необходимо создание технолого-сервисных парков в Апатитах и Кандалакше, а также индустриального парка в Мончегорске. При формировании кластера с учетом усложнения условий добычи отдельных полезных ископаемых (переход к добыче подземным способом) и повышения наукоемкости горного дела в Апатитах на основе НП «Технопарк-Апатиты» должен развиваться научно-образовательный модуль как на базе существующих организаций (КНЦ РАН, Кольский филиал Петрозаводского государственного университета, Апатитский филиал МГТУ), так и путем привлечения новых (Национальный минерально-сырьевой университет «Горный»). В рамках кластера будут найдены решения экологических проблем, связанных с горнодобывающей деятельностью: рекультивация земель и решение проблемы с существующими отвалами пустых пород и хвостохранилищами, внедрение принципа безотходных производств.

При развитии рыбохозяйственного кластера помимо осуществления модернизации рыболовецкого флота для океанического и прибрежного рыболовства предполагается строительство перерабатывающих цехов и инфраструктуры хранения, создание брендов и маркетинг готовой продукции на внутреннем российском и внешних рынках, в первую очередь АТР, Европы и США. Предполагается развитие комплекса мер по стимулированию инвестиций в аква- и марикультуру. 

Основополагающим фактором повышения эффективности регионального рыбопромышленного комплекса становится обеспечение механизмов его инновационного перевооружения. Практической реализации инновационного потенциала Мурманской области будет способствовать создание технопарка морских технологий глубокой и безотходной переработки водных биоресурсов.

Рыбохозяйственный кластер имеет пространственно-распределенную структуру, включающую отчетливые ядра локализации в Мурманске (научно-инновационная и промышленная основа), Кольском и Печенгском (развитие аква- и марикультуры), Терском (марикультура, обеспечение спортивного и товарного лова) районах. Его ядро формируется вокруг Координационного совета ассоциаций, объединений и предприятий рыбной промышленности Северного бассейна, рыбодобывающих, рыбоперерабатывающих, сбытовых компаний, предприятий аква- и марикультуры с привлечением научных (ПИНРО, ММБИ КНЦ РАН) и образовательных организаций (МГТУ, в том числе Мурманский морской рыбопромышленный колледж имени И.И. Месяцева) и использованием потенциала Мурманского территориального рыбохозяйственного совета и ФГБУ «Мурманское бассейновое управление по рыболовству и сохранению водных биологических ресурсов».

Общегосударственным стратегическим приоритетам в полной мере отвечает выделение в среднесрочной или долгосрочной перспективе из рыбохозяйственного кластера отдельного экспортно ориентированного продовольственного кластера с мощностями по производству, переработке и вывозу экологически чистой продукции. Имеющийся ресурсный потенциал региона в формировании индустрии продуктов питания сконцентрирован в двух важнейших традиционных видах деятельности - рыболовстве и оленеводстве. Именно они могут выступить действенными точками роста региональной экономики, появления новых производств глубокой переработки биологической продукции и производства конкурентоспособной пищевой (класса «премиум», а также недорогой, но биологически полноценной продукции) и фармакологической продукции с высокой добавленной стоимостью, проведения технологических инноваций, а также развития сопутствующей транспортно-логистической инфраструктуры.

Эффективность предлагаемых мероприятий напрямую зависит от формирования единой маркетинговой стратегии, обустройства эффективных каналов сбыта, формирования узнаваемого бренда продукции под маркой «премиум». 

В Мурманской области формируется туристско-рекреационный кластер, который будет состоять из нескольких направлений: горнолыжный туризм, экологический туризм, рекреационное рыболовство, активный туризм (сплав и подъем по рекам, снегоходный, пеший и велосипедный туризм), этнокультурный туризм, круизный и деловой туризм в Мурманске. Региональный туристско-рекреационный комплекс будет ориентирован, в первую очередь, на активно формирующийся в России средний класс, а также зарубежных рекреантов. Вместе с тем на пути становления новых, высокодоходных видов услуг существует ряд принципиальных проблем, требующих безотлагательного решения, в том числе недостаточная развитость инфраструктуры (в первую очередь транспортной) и системы коммуникаций, венчурность этих видов деятельности, не позволяющая осуществлять надежное планирование. Кроме того, в перспективе при активном развитии туристско-рекреационного бизнеса в Мурманской области может возникнуть проблема недостатка высококвалифицированных специалистов в области менеджмента и маркетинга. 

Туристско-рекреационный кластер имеет пространственно-распределенную структуру с ярко выраженными функциональными ядрами, отвечающими за прием и распределение туристского потока: основные локализованы в Мурманске (деловой и конгресс-туризм, туризм одного дня с последующей организацией туров по Мурманской области, стартовая точка круизного туризма) и в Кировско-Апатитском районе (активные виды туризма, в том числе горнолыжный туризм, в более долгосрочной перспективе - центр приема туристов для организации туров в Ловозерский район), вспомогательные в перспективе возникнут в Терском, Ловозерском и Печенгском районах. 

Основные территории, которые обладают наиболее высоким аттрактивным потенциалом, расположены в Кировско-Апатитском (Хибинский горный массив), Ловозерском (места проживания саамов, сейды и сакральные места лопарей, почти нетронутая природа района обуславливают перспективность развития здесь этнографического, историко-археологического, познавательного, событийного, экологического и спортивного видов туризма), Печенгском (религиозный туризм на территорию Трифонов Печенгского монастыря, природный и приграничный туризм), Терском и Кандалакшском муниципальных районах (Кандалакшский заповедник, в том числе архипелаг Семь Островов, первые поселения поморов на Кольском полуострове, петроглифы Канозера). Реки с крупной и стабильной популяцией лососевых, живописная природа имеют потенциал для развития здесь широкого спектра туристических продуктов (морские прогулки, морские фото-сафари и экскурсии для наблюдения за морскими животными и птицами, «знакомство с бытом поморов» с плаванием на традиционных поморских судах, организация 3-5-дневных морских экскурсий «Кандалакша - Соловки» с заходом в поморские села Терского берега, рыболовные туры по принципу «поймал-отпусти», пешие маршруты, сплавы по рекам, рафтинг и их комбинации). Организационно-методический и координационный центры кластера предполагается создать на основе существующих специализированных ассоциаций туриндустрии Мурмана.

Научно-образовательный модуль кластера должен обеспечиваться Институтом экономических проблем КНЦ РАН, МГТУ, Мурманским государственным гуманитарным университетом, Мурманской академией экономики и управления, Международным институтом бизнес-образования и другими научными и образовательными организациями.

Интенсивное развитие регионального туристско-рекреационного комплекса в свою очередь будет способствовать созданию в среднесрочной перспективе (на втором этапе реализации Стратегии) кластера северного дизайна и традиционных ремесел, деятельность которого будет ориентирована как на внутрироссийское потребление, так и на внешние рынки.

При своей ярко выраженной пространственно-распределенной структуре, обусловленной развитием индивидуального, ручного производства продукции традиционных ремесел, а также стилизованных или новых творчески смоделированных и уникальных видов продукции, формируемый кластер имеет ярко выраженный колорит и узнаваемость. Он будет локализован в местах компактного проживания саамов и старожильческого населения, в первую очередь в Ловозерском и Терском районах.

Кольский полуостров обладает благоприятными природными условиями для развития возобновляемой энергетики. Регион может позиционироваться как полигон для отработки технико-технологических решений в этой сфере, причем не только тех, которые к сегодняшнему дню выходят на стадию промышленной эксплуатации, но и существующих пока в виде моделей и экспериментальных установок, тем более что многие из последних разработаны региональными предприятиями, а также институтами КНЦ РАН. Развитие сети ветропарков, строительство Северной ПЭС в губе Долгая Баренцева моря, модернизация Кислогубской ПЭС и другие инвестиционные проекты обуславливают создание в Мурманской области в среднесрочной перспективе (на втором этапе реализации Стратегии) кластера новой энергетики (деятельность которого будет ориентирована в том числе и на частичное замещение невозобновляемых составляющих регионального топливно-энергетического баланса). 

В Мурманскую область ежегодно завозятся значительные объемы горюче-смазочных материалов и угля. В связи с высоким транспортным плечом, повышенными издержками и расходами на топливо и его завоз тратятся значительные бюджетные средства. Особенности географического положения региона, сравнительно невысокая плотность населения, «точечная» система расселения, недостаточная инфраструктурная оснащенность обуславливают необходимость использования возобновляемых источников энергии. Их активное использование будет стимулировать реструктуризацию и повышение конкурентоспособности экономики Мурманской области, внедрение экологически чистых видов производства энергии. Деятельность кластера будет ориентирована на внутренний спрос, а также потенциальные рынки сбыта в Норвегии и Финляндии. Партнером Мурманской области в использовании в региональном масштабе ветровой, малой гидроэнергетики и энергии приливов может выступать ОАО «РусГидро». Для привлечения внебюджетных инвестиций к реализации проектов кластера целесообразно вовлечение средств международных институтов развития и финансовых организаций (например, северной экологической финансовой корпорации НЕФКО), включая использование Фонда поддержки проектов Арктического совета. Пространственно распределенная структура кластера новой энергетики будет обусловлена размещением производственных мощностей, при этом управляющую компанию кластера целесообразно разместить в Мурманске для реализации основных маркетинговых, финансовых и деловых функций. 

Тенденции на глобальном рынке высоких технологий и значительный наукоемкий потенциал, накопленный в Мурманской области, обуславливают целесообразность создания здесь в среднесрочной перспективе инновационного кластера арктических технологий, ориентированного на адаптацию существующих и разрабатываемых технологий к условиям Арктики и доведение их до стадии коммерческой привлекательности и промышленной эксплуатации. В его рамках могут быть созданы и размещены международный образовательный и научно-координационный центр междисциплинарных арктических исследований; технопарк арктических технологий с поддержкой стартапов для разработки технологических решений, адаптированных к условиям арктических широт, с ориентацией на распространение природосберегающих и экологически совместимых технологий; фронт-офис экспортно ориентированного продовольственного кластера; создание технопарка технологий глубокой и безотходной переработки водных биоресурсов (включая недоиспользуемые и нетрадиционные виды гидробионтов, а также продукцию, получаемую вследствие развития марикультуры), морских генетических ресурсов (в том числе водорослей) и продукции традиционного оленеводства, ориентированного на выпуск товарной пищевой продукции, биоактивных веществ и добавок, ферментативных белковых гидролизатов, лечебно-профилактических средств и других товаров класса «премиум». 

В составе технопарка арктических технологий на принципах «посевного» финансирования предполагается разместить реальные и виртуальные офисы компаний разного масштаба, обеспечивающих разработку передовой техники и технологий в северном исполнении. Проводимые технопарком ежегодные конкурсы на разработку технологических решений по наиболее актуальным направлениям развития АЗРФ позволят сформировать опережающий технологический задел России в области инновационного освоения пространств и ресурсов Арктики, а также уникальный информационный банк инновационно-технологических проектов. Создание в его рамках постоянно действующих площадок и экспозиций, наглядно демонстрирующих образцы техники и технологий, которые были разработаны и (или) апробированы в технопарке, позволит увеличить заинтересованность отечественных и зарубежных партнеров, а также будет способствовать развитию в регионе конгресс- и бизнес-туризма. 

В рамках инновационного кластера арктических технологий целесообразно также формирование на базе АНО «Мурманский областной демонстрационно-образовательный центр энергосбережения и энергоэффективности» фронт-офиса инновационно-энергетического комплекса, а также создание пилотной демонстрационной зоны высокой энергетической эффективности, в которой предполагается внедрение энергоэффективных и высокотехнологичных разработок и технологий в существующую инфраструктуру населенных пунктов. Ее практическая значимость заключается в возможности дальнейшего использования накопленной научно-практической базы для тиражирования передового опыта внедрения энергоэффективных и энергосберегающих разработок и технологий не только в Мурманской области, но и в других арктических и приарктических субъектах Российской Федерации. В целом деятельность кластера будет ориентирована на внутреннее потребление и европейские рынки высоких технологий.

Развитая образовательная сфера Мурманской области положительно влияет на инвестиционную привлекательность региона, создает базу для его технологического прорыва, стабильность и независимость социальной и социокультурной политики, обеспечивает переход от сырьевых источников дохода к воспроизводимым интеллектуальным ресурсам. В ближайшем будущем технологии high-tech будут уступать место технологиям high-hume, то есть технологиям управления предпочтениями, социальными стандартами, восприятием нововведений, формированием ожиданий. Перечисленными факторами объясняется необходимость создания государством адекватных институциональных условий, способствующих повышению социальной и пространственной мобильности, поиску демпферов снижения социальных позиций и общественного статуса, организации специализированных фондов, способных увеличить финансирование наиболее нуждающихся реципиентов социальной помощи, поддержание новых адресных социальных программ и социокультурных проектов, имеющих значительные мультипликативные эффекты и количественно измеримые результаты.

Государство должно сконцентрироваться не на перераспределении финансовых потоков в интересах материальной помощи населению, а на формировании условий самореализации личности. Любой личности необходимо самоопределение, которое возможно только тогда, когда человек встроен в социальную систему, оценен и востребован людьми, его окружающими, что дает веру в себя и поднимает самооценку, а значит, предопределяет мотивацию действовать эффективно, что иногда важнее сугубо материальных стимулов. В этой связи в среднесрочной перспективе (на втором этапе реализации Стратегии) целесообразно создание в Мурманской области образовательного кластера, направленного на получение дополнительного образования и переквалификацию населения. Его деятельность в первую очередь будет ориентирована на внутренний рынок образовательных технологий.

Пространственно-распределенные образовательный кластер и инновационный кластер арктических технологий будут иметь схожую структуру локализации в основных научных и образовательных центрах области - Мурманске и Апатитах. Их ядро образуют институты КНЦ РАН, ПИНРО, МГТУ, многофункциональные центры прикладных квалификаций. Развитие инновационного кластера арктических технологий будет происходить в тесной координации с деятельностью государственных корпораций и институтов развития. 

С целью координации региональных кластерных инициатив целесообразно создание в Мурманской области Центра кластерного развития (ЦКР). Такие центры создаются при поддержке Министерства экономического развития Российской Федерации в рамках оказания государственной поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства. Основная цель деятельности ЦКР - создание условий для эффективного взаимодействия предприятий-участников территориальных кластеров, учреждений образования и науки, некоммерческих и общественных организаций, органов государственной власти и местного самоуправления, инвесторов в интересах развития территориального кластера, обеспечение реализации совместных кластерных проектов. 

В целом формирование пространственно распределенных кластеров будет способствовать рациональному формированию системы расселения, развитию ее опорных центров и инфраструктуры.

В силу особого значения приморских территорий и прибрежных акваторий для развития Мурманской области, специфики социально-экономических взаимодействий, связанной с приморским и приграничным положением, а также усиливающихся конфликтов между отдельными видами морской деятельности и отраслями регионального морехозяйственного комплекса, возможно выделение отдельного морехозяйственного макрорайона, состоящего из побережья Мурманской области. Его по праву можно назвать полифункциональным и крайне перспективным с точки зрения развития практически всех видов морской деятельности, а также разработки нефтегазовых месторождений континентального шельфа. Координация действий, направленных на устойчивый рост различных видов морепользования и создание соответствующей обеспечивающей береговой инфраструктуры позволит преодолеть фрагментарность стратегического планирования социально-экономического развития приморских территорий, и послужит мощным толчком к повышению конкурентоспособности региона в целом.

 3.2. Сценарий социально-экономического развития Мурманской области

Сценарий развития основан на сдержанно-оптимистичных прогнозах относительно восстановления глобальной экономики после ослабления курса рубля и введения санкций. Предполагается тесное сотрудничество полярных стран с участием Мурманской области по широкому спектру направлений, в том числе в совместном освоении крупных месторождений континентального шельфа. 

Темпы роста по отдельным показателям, характеризующим развитие технологий, в Мурманской области будут выше среднероссийских за счет реализации нескольких крупных промышленных и транспортных проектов. Предполагается начало освоения Штокмановского газоконденсатного месторождения, наращивание грузооборота на трассах Северного морского пути за счет транспортировки с новых месторождений и интенсификации транзитных потоков из Европы в страны АТР, строительство нефтеперерабатывающего завода и завода по сжижению природного газа.

Реализация сценария развития предполагает мощный приток инвестиций посредством привлечения ресурсов отечественных и иностранных корпоративных инвесторов, а также институтов развития, создание благоприятной институциональной среды, опережающее развитие элементов сервисной экономики, транспортной, информационно-телекоммуникационной, энергетической инфраструктур, производств глубокой переработки природных ресурсов, нацеленных на получение продукции с высокой добавленной стоимостью, активное внедрение технологических, организационных и институциональных инноваций. Мурманская область в максимальной степени реализует накопленный инновационный потенциал. 

К 2025 году произойдет изменение отраслевой структуры валового выпуска, особенно по темпам роста вклада в ВРП отдельных элементов сервисной экономики и обеспечивающих производств. Существенно возрастет роль промышленного рыболовства, аква- и марикультуры, биотехнологий. 

Кроме того, лидирующие позиции займут имеющие значительный потенциал и интенсивно развивающиеся туристско-рекреационный бизнес и другие элементы сервисной экономики (их доля в структуре занятости может превысить 50%). Ожидается также резкое усиление роли инфраструктурных отраслей. Быстрыми темпами будет расти вклад морских перевозок за счет эффективного использования транспортно-транзитного потенциала Мурманской области. 

Для транспортировки грузов на экспорт, в том числе продукции нефтеперерабатывающего завода и завода по сжижению природного газа, будет в основном использован морской транспорт. Предусматривается активное формирование открытого для международных обменов пространства, полноценное использование транзитного потенциала Северного морского пути, чему будет способствовать обновление атомного ледокольного флота.

Увеличится экономическая отдача военно-морской деятельности в результате военно-гражданской интеграции и внедрения перспективной формы новейших институциональных структур, в которой объединяются элементы финансово-экономического и оборонного характера, - российских военно-морских промышленных консорциумов, способствующих диффузии инноваций и конвертации накопленных технологий двойного применения в продукцию и услуги гражданского назначения. Комплексные научные исследования обеспечат генерирование перспективных технологий по основным направлениям научно-технического прогресса, выступая катализатором перехода Мурманской области на инновационную траекторию развития.

Сценарий опережающего развития реализуется по линии концентрации инвестиционных возможностей на внедрении нововведений без заметного наращивания статистических объемов соответствующих мощностей, то есть в направлении замещения традиционных производств на новые, инновационно активные предприятия. Предполагается сформировать стимулы создания на местной ресурсной базе современной высокотехнологичной фармацевтической промышленности, новых высокотехнологичных и наукоемких видов деятельности. В целях модернизации экономики и социальной сферы на инновационной основе будут оптимизированы инфраструктурный комплекс и пространственная структура экономики, включая сеть региональных финансовых и государственных нефинансовых институтов развития.

Основные показатели социально-экономического развития - численность занятых, реальные денежные доходы населения, темп роста ВРП будут иметь более позитивную динамику (рис. 3.1).

Рис. 3.1. Сценарии развития: отдельные макропоказатели

Развитие региона будет проходить в 3 этапа, различающиеся по условиям, факторам и рискам социально-экономического развития, а также приоритетам государственной политики.

На первом этапе (до 2016 годы) наивысший приоритет отдается устранению инфраструктурных и институциональных ограничений, созданию условий для комплексного устойчивого социально-экономического развития Мурманской области.

На втором этапе (2017-2020 годы) осуществляется переход на инновационную траекторию устойчивого комплексного социально-экономического развития Мурманской области с учетом социально-экономических приоритетов регионального развития: рационализации и диверсификации использования арктических пространств и ресурсов посредством реализации межведомственных, межрегиональных и международных проектов.

На третьем этапе (2021-2025 годы) Мурманская область становится стратегическим центром Арктической зоны Российской Федерации. Будет достигнут высокий уровень конкурентоспособности региона в интересах его эффективного позиционирования в мировой системе разделения труда за счет перехода экономики на новую технологическую базу, улучшения качества человеческого потенциала и социальной среды, структурной диверсификации экономики и интенсификации международного сотрудничества. 

На основе результатов анализа и выбранного сценария социально-экономического развития региона сформировано «дерево целей», включающее стратегическую цель, стратегические направления, а также задачи, направленные на достижение стратегической цели.

С учетом преемственности стратегий главная (стратегическая) цель социально-экономического развития Мурманской области - обеспечение высокого качества жизни населения региона. 

Понятие «качество жизни» интегрирует в себе основные характеристики уровня и образа жизни граждан. Качество жизни определяется уровнем развития экономики, состоянием среды проживания населения, включая экологическую ситуацию, качеством и доступностью услуг учреждений образования, здравоохранения, культуры и социального обслуживания, параметрами общественной безопасности, эффективностью государственного и муниципального управления, позволяющего реализовывать законные права и интересы населения. Поэтому качество жизни населения складывается как из параметров материального благополучия отдельных семей, так и из общих условий для гармоничного развития человека и качества среды его обитания. 

Основой для реализации стратегической цели послужит устойчивый как в темпах динамики ВРП, так и в части рачительного характера природопользования и освоения территории экономический рост с новым качеством, т.е. рост, связанный с расширенным использованием человеческого капитала, талантов жителей и вновь прибывающих в регион людей, с созданием в новом качестве разнообразной и более сбалансированной структуры экономики, включающей в себя высокотехнологичные и так называемые инновационные сектора. В значительной степени его динамика и направленность будут связаны с успехами в создании привлекательных условий для жизни и работы, модернизации городов, социальной и инженерной инфраструктуры региона, развитии «небазовых» секторов экономики, расширяющих спектр возможностей самореализации для молодых поколений.

Таким образом, достижение стратегической цели будет характеризоваться следующими целевыми показателями:

- обобщающий показатель уровня жизни - валовой региональный продукт на душу населения - увеличится до 2,0 млн. рублей - в 2025 году, при этом производительность труда возрастет в 3,5 раза;

- региональный децильный коэффициент сократится с 13,6 раз до 6,5 раз к 2025 году; 

- реальные располагаемые денежные доходы населения будут демонстрировать уверенную динамику роста - за период 2015-2016 годов среднегодовые темпы составят 4,0 %, 2021 - 2025 годов - 10,3 %;

- уровень общей безработицы снизится с 7,7 % к экономически активному населению до 4,5 % в - 2025 году;

- доля семей, имеющих возможность приобрести жилье, соответствующее стандартам обеспечения жилыми помещениями, с помощью собственных и заемных средств, увеличится до 50 % в 2025 году.

К 2020 году численность населения должна стабилизироваться на уровне не ниже 734,8 тыс. человек и увеличиться к 2025 году до 736,9 тыс.человек.

Таким образом, при выполнении сценарного плана развития возможно серьезное повышение показателей социально-экономического развития Мурманской области.

Выводы

В результате разработки направлений социально-экономического развития Мурманской области предлагается внедрить региональную кластерную политику. Формирование и развитие кластеров выступает эффективным механизмом привлечения прямых иностранных инвестиций и активизации экономической интеграции. Специфика и типология кластеров на Кольском полуострове обусловлена специализацией и профилем региональной экономики, которые, как правило, формируются вокруг эксплуатации природных ресурсов или обширных неосвоенных пространств. Именно здесь создаются главные конкурентоспособные секторы экономики, в прямой зависимости от которых различаются типы кластеров. Для того чтобы в полной мере использовать высокотехнологичный потенциал стратегических проектов, масштабировать импульс развития, задаваемый ими, на территории Мурманской области в ближайшие годы предполагается начало формирования инновационной инфраструктуры: технологического кластера, производственного и транспортно-логистического, горно-химического и металлургического, 
рыбохозяйственного, туристско-рекреационного кластеров. 

Развитие региона предполагается в 3 этапа. На первом этапе (до 2016 годы) наивысший приоритет отдается устранению инфраструктурных и институциональных ограничений, созданию условий для комплексного устойчивого социально-экономического развития Мурманской области. На втором этапе (2017-2020 годы) осуществляется переход на инновационную траекторию устойчивого комплексного социально-экономического развития Мурманской области с учетом социально-экономических приоритетов регионального развития: рационализации и диверсификации использования арктических пространств и ресурсов посредством реализации межведомственных, межрегиональных и международных проектов. На третьем этапе (2021-2025 годы) Мурманская область становится стратегическим центром Арктической зоны Российской Федерации.

Применение разработанных направлений характеризуется следующими показателями социально-экономической эффективности: предполагается, что ВВП увеличится до 2,0 млн. рублей, при этом производительность труда возрастет в 3,5 раза; региональный децильный коэффициент сократится с 13,6 раз до 6,5 раз; реальные располагаемые денежные доходы населения будут демонстрировать уверенную динамику роста - среднегодовые темпы составят 10,3 %; уровень общей безработицы снизится с 7,7 % к экономически активному населению до 4,5 %; доля семей, имеющих возможность приобрести жилье, соответствующее стандартам обеспечения жилыми помещениями, с помощью собственных и заемных средств, увеличится до 50 %; к 2020 году численность населения должна увеличиться до 736,9 тыс.человек.

 Заключение

В результате исследования было выяснено, что социально-экономическое развитие регионов - это не столько количественный рост, сколько качественные изменения регионов, основанные на повышении доходов, улучшении здоровья населения и повышении уровня его образования; создании условий, способствующих росту самоуважения людей в результате формирования социальной, политической, экономической и институциональной систем, ориентированных на уважение человеческого достоинства; увеличении степени свободы людей.

Зарубежный опыт показал, что нет единого подхода к планированию социально-экономического развития регионов, т.к. каждая территория уникальна и необходимо, прежде всего, учитывать ее специфику.

На основании анализа возможностей и угроз развития Мурманской области был сделан вывод, что наиболее полное использование сильных сторон и открывающихся возможностей, а также преодоление слабых сторон и нейтрализация угроз может быть обеспечена за счет отказа от ведомственного подхода и перехода к комплексному социально ориентированному развитию Мурманской области с особым акцентом на внедрение в региональную экономику и социальную сферу перспективных технологических, организационных и институциональных инноваций. В соответствии с мировой практикой оптимальной формой для реализации подобной целеустановки выступает кластерная политика.

В рамках исследования определено, что на текущем этапе перед Мурманской областью открывается возможность внедрить комплексный подход к социально-экономическому развитию путем эффективной реализации региональной кластерной политики. Формирование и развитие кластеров выступает эффективным механизмом привлечения прямых иностранных инвестиций и активизации экономической интеграции. Значение кластеров для Мурманской области состоит в их способности придать наукоемкий характер традиционному ресурсному освоению территорий, способствовать диверсификации монопрофильной экономики, содействовать динамичному развитию транспортной, энергетической, коммуникационной, социальной и социокультурной инфраструктуры, росту малого и среднего бизнеса.

При формировании и реализации кластерной политики в Мурманской области государство должно создавать институциональные условия активизации инвестиционного процесса; обеспечивать общественные интересы в регионе, включая защиту интересов национального бизнеса; формировать и поддерживать инфраструктурный каркас развития территории; обеспечивать софинансирование или государственные гарантии для значимых производственных и научных проектов; содействовать правовой защите российских и зарубежных инвесторов, безопасности и общественному порядку; улучшать условия для совместного с частным бизнесом устранения социальных и экологических проблем, ставших результатом ошибок, допущенных в предыдущий период при освоении пространств и ресурсов. В свою очередь деловые круги будут ориентированы на содействие экономическому благополучию территории; обеспечение высоких социальных стандартов работников предприятий, сохранение на них рабочих мест, развитие дополнительного социального, медицинского и пенсионного страхования; участие, в том числе на условиях софинансирования, в социально- и государственно значимых инвестиционных проектах; формирование условий для развития малого и среднего предпринимательства за счет вертикальной диверсификации собственной деятельности; внедрение энергосберегающих и экологически совместимых технологий.

Специфика и типология кластеров на Кольском полуострове обусловлена специализацией и профилем региональной экономики, которые, как правило, формируются вокруг эксплуатации природных ресурсов или обширных неосвоенных пространств. Именно здесь создаются главные конкурентоспособные секторы экономики, в прямой зависимости от которых различаются типы кластеров.

Для того чтобы в полной мере использовать высокотехнологичный потенциал стратегических проектов, масштабировать импульс развития, задаваемый ими, на территории Мурманской области в ближайшие годы предлагается начало формирования инновационной инфраструктуры: технологического кластера обеспечения шельфовой добычи в Арктике, производственного и транспортно-логистического, горно-химического и металлургического, рыбохозяйственного, туристско-рекреационного кластеров. 

Применение разработанных направлений характеризуется следующими показателями социально-экономической эффективности: предполагается, что ВВП увеличится до 2,0 млн. рублей, при этом производительность труда возрастет в 3,5 раза; региональный децильный коэффициент сократится с 13,6 раз до 6,5 раз; реальные располагаемые денежные доходы населения будут демонстрировать уверенную динамику роста - среднегодовые темпы составят 10,3 %; уровень общей безработицы снизится с 7,7 % к экономически активному населению до 4,5 %; доля семей, имеющих возможность приобрести жилье, соответствующее стандартам обеспечения жилыми помещениями, с помощью собственных и заемных средств, увеличится до 50 %; к 2020 году численность населения должна увеличиться до 736,9 тыс.человек.

 Список использованных источников

  1. Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ  (ред. от 30.03.2015) «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // СПС «Гарант»
  2. Приказ МЭР Мурманской области от 31.12.2014 года № ОД-205 «О мерах по реализации постановления Правительства Мурманской области от 10.07.2014 № 348-ПП "Об утверждении Порядка осуществления главными распорядителями (распорядителями) средств областного бюджета, главными администраторами (администраторами) доходов областного бюджета, главными администраторами (администраторами) источников финансирования дефицита областного бюджета внутреннего финансового контроля и внутреннего финансового аудита» // СПС «ГАРАНТ»
  3. Приказ МЭР Мурманской области от 26.12.2014 №ОД-192 «Об утверждении формы отчёта об итогах оценки соответствия качества оказываемых (выполняемых) государственных услуг (работ)утверждённым областным стандартам качества оказания (выполнения) государственных услуг (работ)» // СПС «ГАРАНТ»
  4. Приказ от 16.12.2014 №134/ОД-187 «Об утверждении плана подготовки документов стратегического планирования Мурманской области»// СПС «ГАРАНТ»
  5. Приказ от 12.12.2014 № ОД-185 «О внесении изменений в Методические указания по разработке, реализации и оценке эффективности государственных программ Мурманской области»
    // СПС «ГАРАНТ»
  6. Приказ Министерства экономического развития Мурманской области от 08.12.2014 № ОД-183 «Об утверждении Типового порядка проведения независимой оценки качества оказания услуг на территории Мурманской области организациями в сфере культуры, социального обслуживания, охраны здоровья и образования»// СПС «ГАРАНТ»
  7. Приказ от 01.12.2014 № ОД-179 «Об утверждении формы Соглашения о предоставлении гранта в форме иных межбюджетных трансфертов»// СПС «ГАРАНТ»
  8. Приказ от 12.11.2014 №111/№ОД-176 «Об утверждении Порядка оценки результативности и эффективности деятельности исполнительных органов государственной власти Мурманской области»// СПС «ГАРАНТ»
  9. Приказ от 12.09.2014 № ОД-140 «Об утверждении формы соглашения о предоставлении в 2014 году субсидии из областного бюджета бюджету муниципального образования г. Мурманск на выпуск печатной, сувенирной, тематической презентационной и аудиовизуальной продукции, посвященной 100-летию основания г. Мурманска» // СПС «ГАРАНТ»
  10. Приказ от 12.09.2014 № ОД-143 «О внесении изменений в Методические указания по разработке, реализации и оценке эффективности государственных программ Мурманской области»// СПС «ГАРАНТ»
  11. Приказ от 04.04.2014 № 35/№ ОД-48 «Об утверждении Порядка оценки результативности и эффективности деятельности исполнительных органов государственной власти Мурманской области»// СПС «ГАРАНТ»
  12. Постановление Губернатора Мурманской области от 21.03.2014 № 36-ПГ «Об Экономическом совете при Губернаторе Мурманской области» // СПС «ГАРАНТ»
  13. Приказ от 22.04.2014 № ОД-61 «О создании рабочей группы по вопросам кадрового обеспечения организаций сферы потребительского рынка, банковского сектора и туризма Мурманской области» // СПС «ГАРАНТ»
  14. Приказ от 24.01.2014 № ОД-8 «О внесении изменений в Положение о контрактной службе в Министерстве экономического развития Мурманской области» // СПС «ГАРАНТ»
  15. Приказ Министерства экономического развития Мурманской области от 15.04.2014 № ОД-57 «Об утверждении Положения об Общественном совете при Министерстве экономического развития Мурманской области» // СПС «ГАРАНТ»
  16. Приказ Министерства экономического развития Мурманской области от 18.04.2014 № ОД-60 «О мерах по формированию Общественного совета при Министерстве экономического развития Мурманской области» // СПС «ГАРАНТ»
  17. Абрамова И. А. Обоснование критерия оценки эффективности антикризисного менеджмента социально-экономического развития региона // Актуальные вопросы экономических наук: материалы II междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2013 г.).  — Уфа: Лето, 2013. — С. 96-98.
  18. Безуглая Е. В. Значение социальной инфраструктуры для социально-экономического развития региона // Молодой ученый. — 2013. — №10. — С. 272-274.
  19. Галкина Т. А. Региональные проблемы в современной Италии// Регионы и регионализм в странах Запада и России. - М.: ИВИ РАН, 2011.– С.96.
  20. Герасимчук З. В. Усовершенствование и конкретизация функций управления социально-экономическим развитием региона как элемент совершенствования регионального антикризисного менеджмента социально-экономического развития региона // Молодой ученый. — 2013. — №4. — С. 196-199.
  21. Зотов В. Б. Система муниципального управления: учебник для студентов вузов. – СПб. – М. – Н. Новгород - Воронеж : Питер, 2014. - 611 с.
  22. Иванов В. В. Муниципальное управление : справочное пособие. – М.: ИНФРА-М, 2013. - 717 с.
  23. Иванов В. В.Государственное и муниципальное управление с использованием информационных технологий. – М.: ИНФРА-М, 2010. - 382 с.
  24. Игнатов В. Г. Государственное и муниципальное управление в России: теория и организация: учебное пособие. – Ростов н/Д.: МарТ: Феникс, 2010. - 382 с.
  25. Кабашов С. Ю. Местное самоуправление в Российской Федерации: учебное пособие. – М.: Наука, 2013. - 351 с.
  26. Кайль Я. Я. Система государственного и муниципального управления: учебное пособие для студентов всех форм обучения. – Ростов н/Д. - Волгоград: Феникс: Издательство ВолГУ, 2011. - 362 с.
  27. Коварда В. В. Ресурсное обеспечение регионального развития (на примере центрального федерального округа) // Интеллект. Инновации. Инвестиции. - № 4(2) - 2011. — С. 50–55.
  28. Коварда В. В. Роль и значение транспортной инфраструктуры для социально-экономического развития Курской области // Известия Юго-Западного государственного университета. — 2012. — № 2 (Ч. 1). — С.110–113.
  29. Ларина Н.И. Региональные проблемы и опыт региональной политики Греции // Регион: экономика и социология. – 2011. - № 2. – 112-134.
  30. Лопатин А. М. Сущность административного регулирования экономики региона // Вопросы региональной экономики. - 2014. - № 3. – С. 60-69.
  31. Минакова И. В. Ресурсное обеспечение устойчивого развития России // Интеллект. Инновации. Инвестиции. № 1. - 2012. — С. 88–97.
  32. Минакова И. В. Проблемы ресурсного обеспечения экономического роста в регионах ЦФО // Вестник ИНЖЭКОНА. Серия: Экономика. Т. 37. — № 2. - 2010. — 57–61.
  33. Мишина А. В. Механизм государственного регулирования экономики и направления повышения его эффективности в России: дис... канд. экон. н. Воронеж, 2009.– 524с.
  34. Митин А. Н. Системные основы государственного и муниципального управления: учебное пособие. - Екатеринбург : УрГЮА, 2013. - 274 с.
  35. Мищеряков Ю. Н. Муниципальная реформа и муниципальное управление // Муниципальное право. – 2011. - N 3 (55). - С. 77-84.
  36. Моисеев А. Д. Муниципальное управление : учебное пособие для студентов высших учебных заведений. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2010. - 159 с.
  37. Мухачев И. В. Местное самоуправление и муниципальное управление: учебник. – М. : ЮНИТИ : Закон и право, 2009. - 399 с.
  38. Наумов С. Ю. Основы организации муниципального управления. – М. : Форум, 2011. - 351 с.
  39. Наумов С. Ю. Теория государственного и муниципального управления. – М. : ФОРУМ, 2011. - 319 с.
  40. Орешин В. П. Система государственного и муниципального управления: учебное пособие. – М. : ИНФРА-М, 2014. - 320 с.
  41. Парахина В. Н. Муниципальное управление: учебное пособие. – М.: Кнорус, 2013. - 493 с.
  42. Правовое обеспечение государственного и муниципального управления: учебно-методический комплекс. – М.: Издательство РАГС, 2013. - 77 с.
  43. Праскова С. В. Единая местная администрация для поселения и муниципального района : шаг вперед и два назад? // Муниципальное право. - 2011. - N 3 (55). - С. 6-19.
  44. Пролубников А. В. Социально-экономическое прогнозирование развития региона: прикладные аспекты // Экономика и промышленная политика: теория и инструментарий / под ред. д-ра экон. наук, проф. А. В. Бабкина. СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2014.– 614 с.
  45. Радченко А. И. Основы государственного и муниципального управления: системный подход: учебник. –Ростов н/Д: МарТ, 2012. - 605 с.
  46. Храпунов В. В. Теория государственного регулирования экономико-территориальных отношений и территориального развития. СПб., 2013. – 644с.
  47. Юилл Д. Основные характеристики региональной политики: опыт европейских стран// Регион: экономика и социология. – 2009. - №12. – С.22-32.
  48. Юмаев Е. А. Рейтинговая оценка социально-экономического развития муниципальных образований региона // Молодой ученый. — 2015. — №9. — С. 763-765.
  49. http://minec.gov-murman.ru/
  50. http://gov-murman.ru/

 [1] Герасимчук З. В. Усовершенствование и конкретизация функций управления социально-экономическим развитием региона как элемент совершенствования регионального антикризисного менеджмента социально-экономического развития региона // Молодой ученый. — 2013. — №4. — С. 196-199.

[2] Абрамова И. А. Обоснование критерия оценки эффективности антикризисного менеджмента социально-экономического развития региона  // Актуальные вопросы экономических наук: материалы II междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2013 г.).  — Уфа: Лето, 2013. — С. 96-98.

[3] Безуглая Е. В. Значение социальной инфраструктуры для социально-экономического развития региона // Молодой ученый. — 2013. — №10. — С. 272-274.

[4] Лопатин А. М. Сущность административного регулирования экономики региона // Вопросы региональной экономики. - 2014. - № 3. – С.63. 

[5] Мишина А. В. Механизм государственного регулирования экономики и направления повышения его эффективности в России: дис... канд. экон. н. Воронеж, 2009. – С.93.

[6] Храпунов В. В. Теория государственного регулирования экономико-территориальных отношений и территориального развития. СПб., 2013. – С.56. 

[7] Герасимчук З. В. Усовершенствование и конкретизация функций управления социально-экономическим развитием региона как элемент совершенствования регионального антикризисного менеджмента социально-экономического развития региона // Молодой ученый. — 2013. — №4. — С. 196-199.

[8] Пролубников А. В. Социально-экономическое прогнозирование развития региона: прикладные аспекты // Экономика и промышленная политика: теория и инструментарий / под ред. д-ра экон. наук, проф. А. В. Бабкина. СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2014. – С.24.

[9] Юмаев Е. А. Рейтинговая оценка социально-экономического развития муниципальных образований региона // Молодой ученый. — 2015. — №9. — С. 763-765.

[10] Безуглая Е. В. Значение социальной инфраструктуры для социально-экономического развития региона // Молодой ученый. — 2013. — №10. — С. 272.

[11] Юилл Д. Основные характеристики региональной политики: опыт европейских стран// Регион: экономика и социология. – 2009. - №12. – С.28. 

[12] Юилл Д. Основные характеристики региональной политики: опыт европейских стран// Регион: экономика и социология. – 2009. - №12. – С.29.

[13] Ларина Н.И. Региональные проблемы и опыт региональной политики Греции // Регион: экономика и социология. – 2011. - № 2. – С.122. 

[14] Юилл Д. Основные характеристики региональной политики: опыт европейских стран// Регион: экономика и социология. – 2009. - №12. – С.34.

[15] Галкина Т. А. Региональные проблемы в современной Италии// Регионы и регионализм в странах Запада и России. - М.: ИВИ РАН, 2011. – С.96.

[16] Ларина Н.И. Региональные проблемы и опыт региональной политики Греции // Регион: экономика и социология. – 2011. - № 2. – С.125.

[17] Геологический институт,  Горный институт, Институт химии и технологии редких элементов и минерального сырья им. И.В. Тананаева, Полярный геофизический институт, Мурманский морской биологический институт, Полярно-альпийский ботанический сад-институт, Институт проблем промышленной экологии Севера, Институт экономических проблем им. Г. П. Лузина, Институт информатики и математического моделирования технологических процессов, а также учреждения при КНЦ РАН: Центр физико-технических проблем энергетики Севера, Центр гуманитарных проблем Баренц-региона, отдел исследований природных и синтетических нано- и микропористых веществ (Центр наноматериаловедения ), Научный отдел медико-биологических проблем адаптации человека в Арктике.  

[18] ОАО «Кольская ГМК» входит в состав ОАО «ГМК «Норильский никель», ОАО «Апатит» – в Группу «ФосАгро», ОАО «Ковдорский ГОК» – в ОАО «МХК ЕвроХим», филиал ОАО «СУАЛ» «КАЗ-СУАЛ» – в ОК «РУСАЛ», ОАО «Олкон» - в дивизион «Северсталь-Ресурс».