Таможенно-тарифные инструменты в системе правового регулирования внешнеторговой деятельности


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Теоретические аспекты таможенно-тарифного регулирования в таможенном союзе ЕврАзЭс

1.1. Таможенно-тарифное регулирование

1.2. Государственное регулирование внешнеторговой деятельности

Глава 2. Таможенно-тарифные инструменты

2.1. Понятие и установление таможенно-тарифного режима

2.2. Правовые основы установления Единого таможенного тарифа в таможенном союзе ЕврАзЭс

Заключение

Список использованной литературы

Приложения

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования.

Образование Таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества (далее – ТС ЕврАзЭс) и вступление[1] Российской Федерации во Всемирную торговую организацию (далее – ВТО), с одной стороны  показывает насколько разнообразным становится мир, насколько многовариантны формы взаимодействия государств между собой, а с другой   - на взаимосвязанность и взаимозависимость экономик различных государств друг от друга. Самым главным вопросом, стоящим сегодня перед государствами в этой связи становится поиск наиболее оптимальных форм взаимодействия, с учетом соблюдения выработанных форм международного общения и уважения взаимных интересов.

Сотрудничество государств в торговой, научно-технической и культурной областях имеет глубокие исторические корни. На современном этапе развития цивилизации нормальное сосуществование государств немыслимо без международных обменов в сфере торговли, культуры, науки и техники. Глобализация в разных сферах жизни человечества ведет к усложнению таких обменов. Как следствие государства заключают по различным видам международных обменов многочисленные двусторонние, региональные и универсальные договоры. В сфере этих отношений функционируют десятки международных организаций.

Давид Р. говоря об унификации международного права обращает внимание на необходимость определенности в международно-правовых отношениях. Он также подчеркивает, что при осуществлении международной унификации права речь не идет о замене различных национальных правовых систем единообразным наднациональным правом, принятом законодателем в мировом масштабе.

Требование определенности - важнейший конститутивный признак норм права как системы социальных норм. Как отмечается в юридической литературе, правовые нормы обладают наибольшей степенью формальной определенности, четкости закрепления прав и обязанностей по сравнению с моралью и обычаем[2]. Формальная определенность права - его важнейший признак, без которого права в принципе быть не может[3].

Вопросы таможенно-тарифной политики в России всегда были предметом исследования учеными не только с позиции экономики, но и юриспруденции. Это представляется логичным потому что очевидна значимость таможенно-тарифной политики для России с ее интеграционными процессами в мировое хозяйство. Экономка России всегда зависела от содержания таможенного тарифа, который отчасти определял и ее место в международном разделении труда, а также указывал на зрелость внешнеторговой политики страны. Общественное внимание было привлечено к проблемам таможенно-тарифной политики, на которую возлагали надежы по оптимальному балансу между государственным регулированием экономики и частной инициативы. Одним из первых систематических исследований истории таможенной политики России была работа К.Н. Лодыженского, начиная с первого таможенного тарифа - Новоторгового устава 1667 года.

О значении фискальной сути таможенно-тарифного регулирования в России можно судить по данным Федерального закона от 7 октября 2011 N 272-ФЗ «Об исполнении федерального бюджета за 2010 год»[4]. Так вывозные пошлины составили 2 508 млн. руб., ввозные пошлины 345 млн. руб., акциз по подакцизным товарам (продукции), ввозимым на территорию Российской Федерации составил 30 054 тыс. руб. и НДС (на товары, ввозимые на территорию Российской Федерации) – 1 170 млн. руб. Для сравнения можно привести данные Федерального закона от 2 октября 2012  N 151-ФЗ «Об исполнении федерального бюджета за 2011 год»[5]. Итак поступления от таможенных пошлин в 2011 году составили всего 3 712 млн. руб. Из них вывозные таможенные пошлины составили 3 710 млн. руб., ввозные таможенные пошлины составили 2 млн руб. В законе появилась отдельная графа «Таможенные пошлины, налоги, уплачиваемые физическими лицами по единым ставкам таможенных пошлин, налогов или в виде совокупного таможенного платежа», которая составила 32 млн. руб. При этом сумма ввозных таможенных пошлин (иные пошлины, налоги и сборы, имеющие эквивалентное действие), уплаченных в соответствии с Соглашением между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан от 20 мая 2010 года «Об установлении и применении в таможенном союзе порядка зачисления и распределения ввозных таможенных пошлин (иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное значение)»[6]  равна 715 млн. руб. Данное соглашение вступило в силу для Российской Федерации с 1 сентября 2010 года. 

Международные отношения в период глобализирующихся связей в международном сообществе немыслимы без таких global players, которые, по меткому выражению Ю. Хабермаса, «однажды начнут играть действенную роль в политике, чтобы способствовать транснациональной интеграции и брать на себя ответственность за все более плотное сплетение международных организаций, конференций, практик»[7]. Как отмечал еще в начале XX столетия А. Ященко, «история человечества представляет собой величественную картину постепенного объединения людей, неустанного роста политической организованности»[8]. Термин «международные организации» употребляется, как правило, применительно и к межгосударственным (межправительственным), и к неправительственным организациям. Под международной межправительственной организацией понимается объединение суверенных государств, учрежденное межгосударственным договором на постоянной основе, имеющее постоянные органы, наделенные международной правосубъектностью и действующее для достижения общих целей в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права. При этом по характеру полномочий выделяют межгосударственные и наднациональные (надгосударственные организации). К первой группе организаций относятся подавляюще  большинство ныне действующих организаций, решения которых имеют рекомендательную или обязательную силу для государств. Целью создания таких организций является регулирование сотрудничества государств. Наднациональные (надгосударстенные) организации наделяются правом принимать решения, непосредственно обязывющиие физических и юридических лиц государств-членов. Такие решения действуют наряду с национальными законами. Основные договоры и соглашения (включая учредительные договоры и Договор о Таможенном кодексе Таможенного союза[9]) утверждаются органом стратегического управления, принимающим наиболее важные решения, относящиеся к созданию и функционированию Таможенного союза. До 2012 года это был Межгосударственный Совет, с 2012 года - Высший Евразийский экономический совет[10]. В качестве примера региональной международной организации, не являющейся отдельным государством и не обладающей наднациональными полномочиями можно привести - СНГ[11]. При этом как отмечает В.А. Бублик создание и деятельность СНГ практически не связаны с экономическими интересами, это, скорее, политическое образование[12].

Для выполнения своих функций международные организации наделяются договорной правоспособностью, то есть праве заключать самые разнообразные соглашения в рамках своей компетенции. Как устанавливает ст. 6 Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями «Правоспособность международной организации заключать договоры регулируется правилами этой организации»[13].

Реальное развитие международной торговли все более отчетливо проявляет, что глобализация и интернационализация мировых экономических процессов одним из своих последствий имеет постепенное размывание грани между пограничным и внутренним регулированием международного экономического обмена. Одновременно развивается своеобразная унификация правил и норм регулирования международного обмена товарами и услугами. На этой основе формируется современная международная торговая система, организующим центром которой постепенно становится ВТО.   

Как справедливо отмечает один из влиятельных военных историков и политолог Мартин ван Кревельд «государство, бывшее с середины XVII в. самым значимым и характерным институтом в современном мире, переживает упадок. Повсеместно - от Западной Европы до Африки - многие существующие государства вольно или невольно либо объединяются в более крупные союзы, либо распадаются. Независимо от того, распадаются они или объединяются, уже сейчас многие их функции перехватываются различными организациями, которые, какой бы ни была их природа, определенно не являются государствами»[14]

Объект диссертационного исследования - как общественные отношения, связанные с установлением определенного режима перемещения, так и отношения по установлению конкретного таможенно-тарифного режима.

Предметом диссертационного исследования выступают нормы, определяющие основы установления внешнеторгового режима во взаимосвязи с  инструментами таможенно-тарифного регулирования.

Цель исследования - комплексная разработка теоретических и практических проблем, возникающих в процессе установления таможенно-тарифного режима во внешней торговле. При этом имеется в виду достижение как собственно научной цели путем выведения на уровень теоретического анализа основных вопросов действующего правопорядка в этой области отношений, так и решение задач практически-прикладного характера. Учитывая поставленные цели, основными задачами в рамках диссертационного исследования являются:

  • исследование понятия таможенно-тарифного регулирования как метода государственного регулирования внешнеторговой деятельности;
  • определение значения государственного регулирования внешнеторговой деятельности в связи с образованием таможенного союза ЕврАзЭс;
  • изучение режимов внешнеторговой деятельности;
  • исследование понятия различных таможенно-тарифных инструментов;
  • определение понятия таможенно-тарифного режима;
  • установление взаимной связи между режимами внешнеторговой деятельности и установлением таможенно-тарифного режима.

Методологическая основа - основу составляют нормы, принципы, категории на которые опирался автор в процессе познания и отражения правовых отношений, складывающихся в данной области. В качестве других слагаемых методологии данного исследования применялись присущие правоведению конкретные приемы научного анализа: формально-юридический анализ, обобщение юридической практики, сравнительно-правовой анализ.

Теоретическая основой послужили произведения ученых в области теории права: С.С. Алексеева, Л.В. Малько, Н.И. Матузова, В.А. Четвернина,    Общенаучной базой для анализа, относящихся к теме исследования правовых проблем служили труды таких ученых как: Борисов К. Г., Козырин А. Н., Сандровский К.К., Слюсарь Н.Б., Старцева М.С., Трошкина Т. Н., Шахмаметьев А. А., Шепенко Р.А. Исследования указанных авторов внесли бесценный вклад в развитие финансового права и помогли автору в разработке критериев для анализа массивного правового материала по тематике данного диссертационного исследования.

В работе уделяется достаточно много внимания вопросам внешнеторговой деятельности. Исследования в данной области касаются в основном экономических аспектов, однако некоторыми авторами освещаются и правовые вопросы указанного вида государственной деятельности. Среди них особо можно отметить таких ученых как: Дюмулен И.И., Кулишер И.М., Оболенский В.П., Тарарышкина Л.И., Тюрина Н.Е., Шумилов В.М., Щур-Труханович Л.В. и многие другие ученые.

Нормативную базу диссертационного исследования составили положения Таможенного кодекса Таможенного союза (далее – ТК ТС), международные договоры государств-членов ТС ЕврАзЭС, правовые акты органов ТС ЕврАзЭС, нормативные правовые акты государств-участников ТС ЕврАзЭС (Российской Федерации, Республики Казахстан и Республики Беларусь) и международные принципы и договоры, регулирующие вопросы установления и регулирования таможенно-тарифных инструментов.

Научная новизна исследования определяется целями, задачами и комплексным подходом к исследованию инструментов таможенно-тарифного регулирования. Настоящая работа является одной из первых научных работ, посвященной как теоретическому анализу основных вопросов действующего правопорядка в этой области отношений, так и решение задач практически-прикладного характера.

В результате исследования рассмотрены и выносятся на защиту следующие доводы автора:

  • Установления конкретного списка инструментов таможенно-тарифного регулирования необходимо давать через функцию таможенной пошлины.
  • Передача части национальных полномочий в сфере регулирования внешней торговли и управления единым таможенным пространством наднациональному органу не означает, что члены ТС лишаются суверенитета как первичные субъекты международного права.
  • Правовой режим внешнеторговой деятельности отличается комплексным характером регулирования, которое включает международно-правовые и национально-правовые источники.
  • Выделение определенного набора правовых инструментов в качестве мер установления таможенно-тарифного режима содействует принципу «определенности» при установлении обязанности по уплате таможенных пошлин участников внешнеэкономической деятельности.

Практическая значимость диссертационного исследования объясняется неординарным подходом к изучению теоретических и практических проблем, возникающих при установлении инструментов таможенно-тарифного регулирования. Учитывая присоединение Российской Федерации к ВТО количество вопросов, связанных с проведением единой торговой политики в отношении третьих стран будет только нарастать. Автор надеется, что выбранный подход и изложение материала вносит некоторую ясность касательно тематики данной работы и сделанные выводы позволят проводить дальнейшие исследования в данном направлении.   

Апробация результатов диссертационного исследования была осуществлена через участие в конкурсе научно-исследовательских работ студентов по направлению «юриспруденция» в 2012 году.

Глава 1. Теоретические аспекты таможенно–тарифного регулирования в таможенном союзе ЕврАзЭс

1.1. Таможенно–тарифное регулирование

Государства, с помощью международных договоров [15] и предусмотренных национальным законодательством экономических и административных мер [16] осуществляет регулирование общественных отношений в области внешнеторговых связей, обеспечивает интересы бизнеса и общенациональные интересы.

«Регулировать (в социальной жизни) — значит определять поведение людей и их коллективов, давать ему направление функционирования и развития, вводить его в определенные рамки, целеустремленно его упорядочивать» [17], - определил данное явление С.С. Алексеев. Н.И. Химичева, Е.В. Покачалова относят регулирование к ведущей функции управленческого процесса. Оно заключается в упорядочении, налаживании, направлений движения и развития, в подчинении определенному порядку, в установлении правильного взаимодействия, в создании условий нормальной работы. Регулирование осуществляется путем  1) установления на нормативном уровне для всех субъектов и объектов управленческих отношений наиболее общих правил–программ; 2) внесения в них изменений и дополнений в соответствии с изменившимися обстоятельствами в сфере управления; 3) контроля за исполнением управленческих решений и применением мер по устранению выявленных нарушений [18]. «Однако  социальное управление относится к тому аспекту общества как системы, который состоит в активной организующей деятельности определенных управляющих органов (в том числе в деятельности органов государства, политических партий) ...», - справедливо отмечает С.С.Алексеев[19]. Поэтому регулирование является более широким понятием, чем управление и не сводится к его функции. 

В.А. Четвернин считает, что регулирование есть подчинение правилу. Правовое регулирование: подчинение поведения нормам права. Более того в механизме правового регулирования автор выделяет:

– институционально-функциональный аспект: государственно- , системное единство правоустановительной, правообеспечительной и юрисдикционной деятельности государства;

– нормологический аспект: системное взаимодействие правовых норм, обеспечивающее выполнение юридических обязанностей[20].

Государство осуществляет политику, основываясь на сочетании принципов защиты национального рынка и либерализации. Принцип защиты национального рынка предусматривает право государства на защиту внутренней экономики, рынка, производителей и обязанность осуществлять эту защиту только теми способами и в тех пределах, которые установлены ГАТТ и последующими соглашениями участников ВТО[21]. Либерализация предполагает снижение тарифов, устранение препятствий, дискриминационного режима. Данные установления определяют соответствующие обязанности субъекта международных торговых отношений и право требовать выполнения аналогичных действий от других участников. Как правило, реализуется некий сбалансированный вариант сочетания этих принципов, содержащий элементы как протекционизма, так и либерализации. В юридической и экономической литературе выделяются административные и экономические методы регулирования. К первым – методам прямого (административного) государственного воздействия – относятся: определение стратегических целей развития экономики, их выражение в индикативных и других планах; размещение государственных заказов и контрактов на поставку отдельных видов продукции; установление нормативных требований к качеству и сертификации технологии и продукции; введение правовых и административных ограничений и запретов на выпуск конкретных видов продукции [22]. Ко вторым – методам косвенного (экономического) регулирования экономических процессов – причисляют: систему налогообложения, установление уровня обложения и налоговых льгот; взимание платежей за ресурсы, определение ставок за кредиты и кредитных льгот [23].       

А.Н. Козырин определяет понятие институт таможенно–тарифного механизма, который представляет «совокупность взаимодействующих инструментов таможенно–тарифной политики, предметом правового регулирования в рамках которого являются:

  • инструментальная составляющая, представляющая собой набор конкретных средств воздействия государства на внешнеэкономические связи через стоимостные рычаги (тарифный инструментарий);
  • функциональная составляющая, отражающая особенности тарифного регулирования в зависимости от выбранного декларантом таможенного режима» [24].

Определяя место таможенно–тарифного механизма в системе государственного управления внешнеэкономическими связями, А.Н. Козырин отмечает, что среди инструментов регулирования внешней торговли традиционно выделяют административные (непосредственное вмешательство в процесс внешнеторгового обмена) и финансовые (воздействуют на объект косвенно, через стоимостной фактор)[25]. Как справедливо отмечает И.И. Дюмулен, стоимостные (тарифные) инструменты воздействуют на цену товара и через цену – на объем экспорта и импорта [26].

В основу таможенно-тарифного регулирования  внешнеторговой деятельности может быть положено решение публично значимых задач и стремление к достижению баланса интересов личности, общества и государства. Процедуры и способы его достижения многообразны, однако важнейшее место в этом ряду занимают правовые средства / инструменты [27].

В целях осуществления государственного регулирования внешнеторговой деятельности используется богатый арсенал инструментов, под которыми понимаются различные типы государственных мероприятий во внешнеторговой сфере. Т.Н. Трошкина отмечает, что иногда они именуются средствами государственного регулирования или рычагами. При этом автор подчеркивает, что название «рычаги» отражает тот факт, что они используются в качестве средства изменения экономического состояния объекта, осуществления некоего поворота в сфере экономики.

В теории права под правовыми средствами понимают институционные явления правовой действительности, воплощающие регулятивную силу права, его энергию, которым принадлежит роль ее активных центров [28]. Л.В. Малько под правовыми средствами понимает правовые явления, выражающиеся в инструментах (установлениях) и деяниях (технологии), с помощью которых удовлетворяются интересы субъектов права, обеспечивается достижение социально полезных целей[29]. К ним автор относит нормы права, правоприменительные акты, договоры, юридические факты, субъективные права, юридические обязанности, запреты, льготы, поощрения, наказания и т.п. Кроме этого цели могут быть различны, но, в конечном счете, они сводятся к справедливой упорядоченности общественных отношений. Правовые средства наделены обязательными признаками, без которых любое из них средством не будет являться. К признакам правовых средств относится следующее:

1) правовые средства выражают собой всеобобщающие юридические способы обеспечения интересов субъектов права, достижения поставленных целей (в чем проявляется социальная ценность данных образований и в целом права);

2) отражают информационно-энергетические качества и ресурсы права, что придает им особую юридическую силу, направленную на преодоление препятствий, стоящих на пути удовлетворения интересов участников правоотношений;

3) сочетаясь определенным образом, выступают основными работающими частями (элементами) действия права, механизма правового регулирования, правовых режимов (т.е. функциональной стороны права);

4) приводят к юридическим последствиям, конкретным результатам, той или иной степени эффективности правового регулирования и обеспечиваются государством [30].

В юридической литературе словосочетания «правовые средства» или «юридические средства» встречаются довольно часто и употребляются в различной интерпретации[31]. Предлагается рассматривать данные словосочетания как равнозначные. Проблема правовых средств, их качественного совершенствования, в правотворческом и правореализационном процессах все больше и больше становится актуальной, научно и практически значимой.

С.С. Алексеев замечает, что возникший вопрос о правовых средствах не

столько вопрос «обособления в особое подразделение тех или иных фрагментов правовой действительности, сколько вопрос их особого видения в строго определенном ракурсе их функционального предназначения и роли как инструментов оптимального решения социальных задач. Во всех случаях перед нами фрагменты правовой действительности, рассматриваемые под углом зрения их функций, их роли как инструментов юридического воздействия» [32]. 

Таможенно–тарифное регулирование исторически стало первой формой государственного регулирования внешней торговли. К.К. Сандровский замечает, что в общем массиве правовых норм, регулирующих таможенные отношения между государствами заметную роль играют торговые договоры, договоры о торговле и мореплавании и т.п., в которых значительное внимание уделяется и таможенным вопросам (например, Конвенция между Россией и вольным городом Любеком от 15 инюня 1713 года, по которой Россия предоставляла любекским купцам такой же уровень таможенного обложения, как и англичанам и голландцам) [33].

Вопросы внешней торговли, внешнеэкономических связей, в том числе и связанная с этим таможенная политика давно уже переросли в вопросы межгосударственных отношений, во многом определяющие уровень развития каждой страны. «Таможенные тарифы, торговые договоры ..., протекционизм, свободная торговля – все это вопросы столь первостепенного и широкого значения для хозяйственной жизни страны, что ни одна проблема внутренней торговли с ними сравниться не может. А договоры, связывающие страну на продолжительный срок, еще усиливают значение этих мер, значение того или иного принятого направления как решающего судьбу собственного земледелия и индустрии», - отмечал И.М. Кулишер  [34].   

Согласно ст. 19 Федерального Закона от 8 декабря 2003 года N 164–ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» (далее - ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности») [35], «в целях регулирования внешней торговли товарами, в том числе для защиты внутреннего рынка Российской Федерации и стимулирования прогрессивных структурных изменений в экономике, в соответствии с международными договорами государств – членов Таможенного союза и (или) законодательством Российской Федерации устанавливаются ввозные и вывозные таможенные пошлины». Так, например, таможенно–тарифное регулирование базируется на государственном регулировании торговли мясомолочной продукцией путем установления, введения, изменения и прекращения действий таможенных пошлин на товары, перемещаемые через границу той или иной страны [36].

Таможенно–тарифное регулирование, предполагающее применение ввозных и вывозных таможенных пошлин, занимает центральное место в механизме государственного регулирования внешнеторговых связей. Таможенно–тарифное регулирование – экономический по своей природе метод государственного регулирования.

При этом как отмечает А.Н. Козырин: «действие таможенно–тарифного регулирования распростряняется не на все виды таможенных отношений, а только на часть из них – таможенно-тарифные...объектом таможенно-тарифного правоотношения является порядок, складывающийся в связи с обложением таможенными пошлинами предметов тарифного регулирования»[37]. Предметом таможенно–тарифного регулирования фактически являются только товары [38]. Согласно определению, данному в пп. 35 п.1 ст. 4 ТК ТС, «товар – это любое движимое имущество, перемещаемое через таможенную границу, в том числе носители информации, валюта государств – членов таможенного союза, ценные бумаги и (или) валютные ценности, дорожные чеки, электрическая и иные виды энергии, а также иные перемещаемые вещи, приравненные к недвижимому имуществу».

Основным средством таможенного-тарифного регулирования является таможенная пошлина. Как ввозная, так и вывозная пошлины выполняют определенные функции: регулирующую и фискальную. Напомним, что таможенная пошлина в СССР выполняла в основном полицейскую функцию, а таможня саркастически именовалась «чемоданной». Предметом данного исследования не является выявление правовой природы таможенных пошлин и их роли в системе доходных источников бюджетов.

Остановимся на функциях таможенной пошлины с целью выделения инструментов таможенно-тарифного регулирования внешнеторговой деятельности, применяемых наравне с основными инструментами для установления соответствующего таможенно-тарифного режима. Более подробное обоснование применения категории таможенно-тарифного режима будет освещено в следующей главе данной работы.

Р.А. Шепенко отмечает, что «таможенные пошлины в ЕС, как и в отдельных государствах, выполняют фискальную функцию. Это не исключает и регулирующую функцию таможенного тарифа. Она образована из:

  • тарифных квот;
  • приостановлений;
  • льгот и преференций;
  • интеграционных требований»[39].

Следуя данной логике, можно сделать вывод, что для установления конкретного списка инструментов таможенно-тарифного регулирования будет целесообразно давать их описание через функцию таможенной пошлины. При этом следует отметить, что речь не идет об установлении единого, общепризнанного набора инструментов, опосредующих таможенно-тарифный режим.

Среди инструментов таможенно-тарифного регулирования, помимо таможенных пошлин, выделяют таможенную товарную номенклатуру, порядок определения страны происхождения и расчета (установления) таможенной стоимости, систему таможенно-тарифных льгот и преференций и другие. Такой подход к определению инструментов вполне оправдан и согласуется с изменениями в области таможенно-тарифного регулирования внешнеторговой деятельности, вступившими в силу в связи с образованием ТС ЕврАзЭс.

В следующей части параграфа остановимся на рассмотрении особенностей правового регулирования отдельных инструментов таможенно-тарифного регулирования внешнеторговой деятельности. Автор не ставит перед собой задачу приведения исчерпывающего перечня всех возможных инструментов таможенно-тарифного регулирования. Конкретный набор зависит от многих условий, в том числе связанных с режимом внешнеторговой деятельности и определенным таможенно-тарифным режимом.

«Целями заключения многих внешнеторговых соглашений, предусматривающих предоставление льгот, являются: расширение и стимулирование взаимных торгово-экономических отношений, направленных на ускорение экономического развития государств...», - отмечает В.В. Хрешкова[40]. «Таможенно-тарифные льготы являются одним из институтов таможенного права и входят в сложную систему таможенных льгот.

Законодательное определение таможенных льгот отсутствует. Большинство специалистов по таможенному и финансовому праву (например, А.Н. Козырин, С.В. Халипов, Н.В. Миляков, Е.В. Романова, Т.Н. Трошкина, И.В. Тимошенко) относят к таможенным льготам любые преимущества (исключения), касающиеся правил, установленных таможенным законодательством, в частности, в сфере таможенных платежей, таможенного оформления и контроля товаров» [41].

Важно отметить, что тарифные льготы, предоставляемые в отношении товаров, ввозимых на таможенные территории или на единую таможенную территорию государств - участников ТС ЕврАзЭс, применяются независимо от страны происхождения товаров [42].

Тарифные льготы в отношении товаров, ввозимых в Российскую Федерацию, предоставляются в соответствии с ТК ТС, международными договорами государств - членов ТС ЕврАзЭс (п. 1 ст. 34 Закона Российской Федерации от 21 мая 1993 года № 5003-1 «О таможенном тарифе») (далее - Закон РФ «О таможенном тарифе» [43]). Следует отметить, что в Российской Федерации применяются также таможенные льготы в отношении вывозимых товаров, которые установлены ст. 35 Закона РФ «О таможенном тарифе». Порядок предоставления указанных тарифных льгот, определяется Правительством Российской Федерации (абз. 4 ст. 34 Закона РФ «О таможенном тарифе»). Так, тарифные льготы в отношении в отношении нефти и нефтепродуктов установлены Постановлением Правительства РФ от 19.05.1994 N 497 «О тарифных льготах в отношении вывозимых из Российской Федерации нефти и нефтепродуктов собственного производства предприятий с иностранными инвестициями» [44].

Согласно  абз. 2 п. 3 ст. 121 Кодекса Республики Казахстан от 30 июня 2010 года № 296-IV «О таможенном деле в Республике Казахстан» (далее - Кодекс РК «О таможенном деле в Республике Казахстан»)[45], «виды тарифных льгот, порядок и случаи их предоставления определяются в соответствии с таможенным законодательством таможенного союза» [46]. Случаи предоставления тарифных льгот в Республике Беларусь определены таможеным законодательством ТС ЕврАзЭс.

По общему правилу, при ввозе товаров на единую таможенную территорию ТС ЕврАзЭС могут применяться тарифные льготы в виде освобождения от уплаты ввозной таможенной пошлины или снижения ставки ввозной таможенной пошлины (ст. 5 ТК ТС).

Виды тарифных льгот, порядок и случаи их предоставления определяются в соответствии с ТК ТС и (или) международными договорами государств - членов таможенного союза (абз. 2 п.2 ст. 74 ТК ТС). Положения, которые непосредственно касаются видов, порядка и случаев предоставления  таможенно-тарифных льгот на территории стран-участниц ТС ЕврАзЭС содержатся в:

  • Соглашении между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25 января 2008 года «О едином таможенно-тарифном регулировании» [47](далее - Соглашение о едином таможенно-тарифном регулировании от 25 января 2008 года);
  • Решении Комиссии Таможенного союза от 27 ноября 2009 года N 130 «О едином таможенно-тарифном регулировании таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации» [48] (далее - Соглашение о едином таможенно-тарифном регулировании № 130 от 27 ноября 2009 года);
  • Решении N 18 от 27 ноября 2009 года Межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества «О едином таможенно-тарифном регулировании Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации»[49] (далее - Решение о едином таможенно-тарифном регулировании №18 от 27 ноября 2009 года);
  • Решении Комиссии Таможенного союза от 15 июля 2011 года N 728 «О порядке применения освобождения от уплаты таможенных пошлин при ввозе отдельных категорий товаров на единую таможенную территорию Таможенного союза» [50];
  • Решение Комиссии ТС от 27 января 2010 года N 169 «О предоставлении тарифных льгот по уплате ввозных таможенных пошлин хозяйствующим субъектам, осуществляющим производство моторных транспортных средств» [51];
  • Протокол от 12 декабря 2008 года «О предоставлении тарифных льгот» [52].

Таким образом сегодня можно говорить о едином подходе к применению тарифных льгот в отношении ввозимых товаров на единую территорию ТС ЕврАзЭс. 

Следует отметить, что продолжают предоставляться льготы по уплате таможенных пошлин, установленные международными договорами государств - участников ТС ЕврАзЭс, подписанными до 1 января 2010 года, до унификации и/или прекращения действия этих международных договоров в соответствии с их заключительными положениями [53].

«Отличие тарифных льгот от преференций прежде всего состоит в том, что их предоставление осуществляется в разных формах. Также предоставление тарифных преференций прежде всего зависит от страны происхождения товара. Для решения вопроса о возможности использования тарифных льгот необходимо определить иные критерии, такие, например, как: временно ли и под каким режимом ввозится товар, в каких целях ввозится товар и т.д. То есть тарифные льготы и тарифные преференции также отличаются и по основаниям предоставления»[54].

По общему правилу ставки ввозных таможенных пошлин ЕТТ ТС ЕврАзЭс применяются в отношении товаров, ввозимых на единую таможенную территорию ТС ЕврАзЭс и происходящих из любых стран (в том числе происхождение которых не установлено), за исключением случаев предоставления тарифных преференций в рамках единой системы тарифных преференций Таможенного союза, а также случаев применения режима свободной торговли[55] (Приложение 1.). Тарифные преференции представляются в соответствии с законодательством и (или) международными договорами государств-членовТС ЕврАзЭс.

Единая система тарифных преференций таможенного союза применяется в целях содействия экономическому развитию развивающихся и наименее развитых стран [56]. Согласно ст. 123 Кодекса РК «О таможенном деле в Республике Казахстан» под тарифными преференциями понимаются специальные преимущества в области внешнеэкономической деятельности, предоставляемые государствам в форме освобождения либо снижения ставок таможенных пошлин или установления квот на преференциальный ввоз (вывоз) товаров. Согласно п. 1.19 Закона Республики Беларусь от 25 ноября 2004 года № 347-З «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» (далее - Закон РБ « О государственном регулировании внешнеторговой деятельности») - «режим внешней торговли – национальный режим, режим предоставления тарифных преференций, иные режимы, устанавливаемые при осуществлении внешней торговли в соответствии с законодательством и нормами международного права»[57]. При этом норма ст. 23 Таможенного кодекса Республики Беларусь от 04 января 2007 года № 204-З (далее - ТК РБ) устанавлвает, что «... Республика Беларусь предоставляет тарифные преференции в соответствии с международными договорами Республики Беларусь, законами и (или) актами Президента Республики Беларусь»[58]. В соответствии со статьей 36 Закона РФ «О таможенном тарифе» под тарифной преференцией понимается освобождение от уплаты ввозных таможенных пошлин в отношении товаров, происходящих из стран, образующих вместе с Российской Федерацией зону свободной торговли либо подписавших соглашения, имеющие целью создание такой зоны, или снижение ставок ввозных таможенных пошлин в отношении товаров, происходящих из развивающихся или наименее развитых стран, пользующихся единой системой тарифных преференций Таможенного союза.

На сегодня решением Межгоссовета и решением КТС, утвержден следующий порядок применения ставок таможенного тарифа [59] :

  • определены перечни стран - пользователей единой системы тарифных преференций ТС и перечень товаров, происходящих из развивающихся и наименее развитых стран, в отношении которых при ввозе на единую таможенную территорию государств - членов ТС предоставляются тарифные преференции;
  • в отношении товаров, происходящих из развивающихся стран - пользователей единой системы тарифных преференций ТС и ввозимых на единую таможенную территорию государств - членов ТС, включенных в перечень товаров, применяются ставки ввозных таможенных пошлин в размере 75% от ставок ввозных таможенных пошлин ЕТТ ТС;
  • в отношении товаров, происходящих из наименее развитых стран - пользователей единой системы тарифных преференций и ввозимых на единую таможенную территорию, включенных в перечень товаров, применяются нулевые ставки ввозных таможенных пошлин.

 В удостоверение происхождения товара из развивающейся или наименее развитой страны, на которую распространяется тарифный преференциальный режим, лицо, перемещающее товары, представляет декларацию-сертификат о происхождении товара по форме А, принятую в рамках общей системы преференций. В отношении товаров, происходящих из стран, имеющих договор о свободной торговле (стран СНГ), участниками которого являются все государства - члены ТС ЕврАзЭс, применяются правила определения страны происхождения товаров, установленные Соглашением Правительств государств - участников стран СНГ от 20 ноября 2009 года «О Правилах определения страны происхождения товаров в Содружестве Независимых Государств» (далее - Соглашение «О Правилах определения страны происхождения товаров в Содружестве Независимых Государств» [60]).

Для подтверждения страны происхождения товара в конкретном государстве - участнике Соглашения «О Правилах определения страны происхождения товаров в Содружестве Независимых Государств» в целях предоставления режима свободной торговли необходимо предоставление оригинала сертификата формы СТ-1 или декларации о происхождении товара.

Итак, для применения ставок таможенных пошлин в рамках общей системы преференций ТС ЕврАзЭс, а также в торговле со странами, образующими зоны свободной торговли важным вопросом является  установление происхождения товаров. Концепция происхождения товаров была впервые сформулирована в праве Европейского сообщества в Регламенте Совета (Европейского Экономического Сообщества) N 802/68 от 27 июня 1968 года об общей концепции определения места происхождения товаров. Эта концепция также была крайне важна для того, чтобы предотвратить подделку, вызываемую неправильным указанием страны производства.  Основными целями определения страны происхождения товара являются применение тарифных и нетарифных мер регулирования импорта на территории Таможенного союза, а также применение тех же мер регулирования экспорта из стран - членов ТС[61].  Следует отметить, что на данный момент все государства - члены ТС ЕврАзЭс присоединились к Киотской конвенции[62].

В Респеблике Беларусь правила определения страны происхождения товаров определяются в соответствии с главой 4 ТК РБ, положения которого  применяются в части не противоречащей ТК ТС. Пункт 3 статьи 91 Кодекса РК «О таможенном деле в Республике Казахстан» отсылает к нормам международных договоров Республики Казахстан, устанавливающим правила определения страны происхождения товаров, прежде всего, к Киотской конвенции. Федеральный закон «О таможенном регулировании в Российской Федерации» от 27 ноября 2010 года N 311-ФЗ (далее - ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации») [63], в первую очередь отсылает к правилам определения страны происхождения, закрепленным в главе 7 ТК ТС. Согласно ч. 2 п. 3 ст. 58 ТК ТС определение страны происхождения товаров, происходящих с территории государства - члена Таможенного союза, осуществляется в соответствии с законодательством такого государства - члена Таможенного союза, если иное не установлено международными договорами.

 Частью 2 ст. 109 ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» предусмотрено, что при необходимости определения страны происхождения товаров, происходящих из государств - членов Таможенного союза, применяются правила определения страны происхождения товаров, установленные в соответствии с международными договорами Российской Федерации, заключенными в рамках зоны свободной торговли Содружества Независимых Государств, если иное не установлено международными договорами государств - членов Таможенного союза.

Так, договоры [64], предусматривающие режим свободной торговли заключены между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан и Российской Федерацией с Республикой Сербией. В рамках данных режимов не применяется ввозная таможенная пошлина в отношении товаров, происходящих из Республики Сербии и ввозимых на территории стран-участниц ТС ЕарАзЭс. При этом страны-участницы устанавливают изъятия из режима свободной торговли. Например, в Российской Федерации предусмотрены изъятия из режима свободной торговли, установленные приказом ФТС России от 31 октября 2011 года N 2223 «О применении режима свободной торговли в отношении товаров, происходящих и ввозимых из Республики Сербии»[65], в отношении некоторых видов товаров (например, сахар белый, автомобили легковые и прочие моторные транспортные средства, предназначенные главным образом для перевозки людей и другие), а также товаров в отношении которых предусмотрена вывозная таможенная пошлин и подлежащих одновременно лицензированию и квотированию в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности на день регистрации таможенной декларации.

Тарифные квоты являются инструментом, который связан с регулирующей функцией таможенной пошлины. 12 апреля вступило в силу Решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 20 ноября 2012 года N 229 «О Перечне товаров, в отношении которых на 2013 год устанавливаются тарифные квоты, а также объемы тарифных квот для ввоза этих товаров на территории государств - членов Таможенного союза и Единого экономического пространства» [66]. Данным Решением утверждены перечень товаров, в отношении которых с 1 января 2013 года устанавливаются тарифные квоты, а также объемы таких квот для ввоза этих товаров в страны ТС ЕврАзЭс. Тарифная квота представляет собой меру регулирования ввоза на единую таможенную территорию отдельных видов сельскохозяйственных товаров, происходящих из третьих стран. Такая мера предусматривает применение в течение определенного периода более низкой ставки ввозной таможенной пошлины при ввозе определенного количества товара (в натуральном или стоимостном выражении) по сравнению со ставкой ввозной таможенной пошлины, применяемой в соответствии с ЕТТ ТС. Согласно решению тарифные квоты применяются в отношении ввозимых на территорию ТС ЕврАзЭс товаров, помещаемых под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления. Исключение составляют товары, происходящие и ввозимые из государств - участников СНГ. Кроме этого правовое регулирование в отношении тарифных квот осуществляется Соглашением между Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан, Правительством Российской Федерации от 12 декабря 2008 года «Об условиях и механизме применения тарифных квот»[67]. «Тарифные квоты являются исключением из нормальной конъюнктуры, так как они разрешают во время срока действия меры для ограниченного количества товара полный (полная приостановка) или частичный (частичная приостановка) отказ от нормальных пошлин, применимых к импортированным товарам (за исключением антидемпинговых пошлин)»[68]. К товарам, вывозимым из Российской Федерации свыше установленного количества (квоты), применяется ставка вывозной таможенной пошлины, установленная Правительством Российской Федерации. Тарифные квоты на вывоз товаров устанавливаются Правительством Российской Федерации.

В ст. 64 ТК ТС установлен порядок определения таможенной стоимости товаров в связи с их перемещением через таможенную границу ТС ЕврАзЭС. Под таможенной стоимостью товара понимается реально уплаченная (или подлежащая уплате) цена за ввезенный товар на основе заключенной внешнеторговой сделки в условиях свободной конкуренции, имеющей коммерческую основу и стоимостную оценку[69]. Таможенная стоимость как стоимостная оценка товара необходимма для расчета таможенной пошлины по адвалорным и комбинированным ставкам. При регулировании вопросов определения и декларирования таможенной стоимости на территориях стран-участниц / единой таможенной территории ТС ЕврАзЭс применяется соответствующее национальное внутреннее законодательство, а также единое наднациональное. Единые правила определения таможенной стоимости товаров в целях применения Единого таможенного тарифа таможенного союза[70] были установлены Соглашением от 25 января 2008 года "Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза"[71], вступившим в силу одновременно с вступлением в силу Договора о Таможенном кодексе таможенного союза от 27 ноября 2009 года.

Согласно ч. 2 ст. VII ГАТТ 1994 "оценка ввезенного товара для таможенных целей должна быть основана на действительной стоимости ввезенного товара, который облагается пошлиной, или аналогичного товара и не должна основываться на стоимости товара отечественного происхождения или на произвольных или фиктивных оценках".

Таким образом в связи с созданием в 2010 году Таможенного союза ЕврАзЭС сформировалась сложная законодательная система таможенного регулирования, включающая два уровня: таможенное законодательство Таможенного союза и национальное законодательство о таможенном деле государства - члена Таможенного союза. Таможенное законодательство Таможенного союза представляет собой свод общеобязательных для всех государств - членов Таможенного союза правовых норм, регулирующих отношения, укладывающиеся в понятие таможенного регулирования. Пространственными пределами действия таможенного законодательства является единая таможенная территория Таможенного союза, которую согласно ст. 2 ТК ТС составляют территории Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации, а также находящиеся за пределами территорий государств - членов Таможенного союза искусственные острова, установки, сооружения и иные объекты, в отношении которых государства - члены Таможенного союза обладают исключительной юрисдикцией. Понятие таможенного регулирования в Таможенном союзе учитывает факт распределения отдельных аспектов таможенного дела между наднациональным уровнем регулирования (уровень Таможенного союза ЕврАзЭС) и национальным уровнем (уровень таможенного регулирования государства - члена Таможенного союза). Таможенное законодательство ТС ЕврАзЭс обладает по отношению к национальному законодательству о таможенном деле приоритетной юридической силой и распространяет свое действие на всю единую таможенную территорию ТС ТС ЕврАзЭс [72].

В соответствии со ст. 1 Соглашения о едином таможенно-тарифном регулировании от 25 января 2008 года, на единой таможенной территории трех государств стороны применяют Единый таможенный тариф (далее - ЕТТ ТС), который является инструментом торговой политики ТС ЕврАзЭс.

Кроме этого была учреждена Евразийская экономическая комиссия (далее - ЕЭК) как единый постоянно действующий регулирующий орган ТС ЕврАзЭс и Единого экономического пространства (далее - ЕЭП) с определенными наднациональными полномочиями. ЕЭК пользуется правами юридического лица и может быть наделена Высшим Евразийским экономическим советом правом подписывать международные договоры по вопросам ее компетенции.

К сферам деятельности ЕЭК относятся, в частности, вопросы, касающиеся таможенно-тарифного и нетарифного регулирования, зачисления и распределения ввозных таможенных пошлин, установления торговых режимов в отношении третьих стран и многие другие вопросы (список не является исчерпывающим). Решения ЕЭК в пределах ее полномочий имеют обязательный характер для сторон, рекомендации ЕЭК не носят обязательного характера (ст. 5 Договора о Евразийской экономической комиссии от 18 ноября 2011 года [73]) (далее - Договор о ЕЭК) . Решения ЕЭК входят в договорно-правовую базу ТС ЕврАзЭс и ЕЭП и подлежат непосредственному применению на территориях сторон. Рабочим языком ЕЭК является русский язык, местом пребывания - город Москва. Несмотря на то, что ЕЭК была создана совсем недавно, однако уже успела отличиться самой крупной сделкой в сегменте аренды офисных площадей[74].  С даты вступления в силу Договора о ЕЭК Комиссия ТС ЕврАзЭс (далее - КТС) упраздняется, ее полномочия передаются ЕЭК, которая начнет функционировать в полной мере.

Итак, к сфере непосредственного влияния, то есть вопросы по которым  ЕЭК правомочна принимать решения относится изменение ставок ввозных таможенных пошлин[75], ведение ТН ВЭД ТС, установление тарифных льгот и введение квот, определение системы тарифных преференций. В состав ЕЭК входят вице-премьеры правительств трех стран, поочередно выполняющие функции ее председателя.

Особое значение имеет вопрос о выполнении нормативных правовых актов, принимаемых в рамках ЕврАзЭС. Это относится как к международным договорам, заключаемым государствами-участниками ЕврАзЭС, так и к решениям органов Евразийского экономического сообщества. При этом важно иметь в виду механизм принятия решений международной организацией или ее органами. Здесь могут иметь место различные подходы, например принятие решения большинством голосов или по принципу консенсуса. Распределение голосов в международной организации также имеет важное значение для их имплементации государствами-членами, в том числе с организационно-правовой стороны. Таким образом, можно заметить, что ЕЭК наделяется наднациональными полномочиями. В связи с этим приобретает особое значение вопрос о взаимодействии этого международного органа с органами публичной власти государства, в частности Российской Федерации. Ст. 79 Конституции Российской Федерации предусматривает, что Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации. При этом следует отметить, что решения ЕЭК не являются международными договорами, а соответственно, не входят в российскую правовую систему и не обладают приоритетом применения в случае коллизии с законами Российской Федерации. Однако Договор ЕЭК есть международный договор и посредством этого договора решения ЕЭК становятся частью национального правопорядка.

Как показывает практика, большая часть норм международного права реализуется на внутригосударственном уровне. В данном случае, как справедливо подчеркивает Т.Я. Хабриева, «существует проблема координации взаимодействия законодательной и исполнительной ветвей власти, направленная на повышение удельного веса имплементированных в национальное законодательство международно-правовых норм и стандартов, разрабатываемых и принимаемых различными международными организациями с учетом формирования специальной имплементационной политики внедрения международно-правовых норм» [76]. В этом плане не будут являться исключением и решения ЕЭК, в связи с чем потребуется координация и взаимодействие ЕЭК с национальными органами публичной власти, выработка организационно-правовых мер реализации ее решений.

Перед тем как перейти к анализу положений, касающихся порядка принятия решений ЕЭК, хотелось бы обратиться к этапам и формам принятия решений в международных организациях и провести некоторые параллели. Так, практика принятия решений международными организациями (по мнению автора ТС ЕврАзЭс на является международной организацией) свидетельствует о важности основных этапов, включая обсуждение и голосование. Как правило, в большинстве органов международных организаций каждая делегация имеет один голос, но иногда (например, в финансовых организациях ООН) количество голосов может быть пропорционально взносу[77]. Для принятия решений в процедурных правилах органов международных организаций устанавливаются  кворумы, необходимые для принятия решений, который чаще всего составляют простое большинство членов органа (50 + 1 голос). В отличии от простого большинства квалифицированное большинство (2/3 или 3/4) может быть как абсолютным, так и относительным. Абсолютное большинство требует учета всего количества членов органа, относительное большинство - только присутствующих и голосующих «за» или «против». Таким образом решения органов международных организаций могут приниматься единогласно, простым или квалифицированным большинством. Причем в XIX столетии такие решения принимались в основном на основе принципа абсолютного единогласия[78]. Однако практика показывала, что такая форма могла полностью сорвать голосование и международные организации начали осуществлять переход от единогласной формы голосования к относительному единогласию, простому и квалифицированному большинству. Принятие решений на основе консенсуса означает прийти к единогласному мнению (находит все большее распространение). В настоящее время действует Совет ЕЭК принимает решения консенсусом. Если не будет достигнут консенсус, то вопрос передается на рассмотрение Высшему Евразийскому экономическому совету по предложению любого члена Совета ЕЭК (ст. 12 Договора о ЕЭК). При этом наднациональный законодатель ввел в обиход понятие квалифицированного большинства только в отношении решений Коллегии ЕЭК (п. 59 Регламента работы Евразийской экономической комиссии от 18 ноября 2011 года [79]) (далее - Регламент ЕЭК), но не пояснил какого именно - абсолютного или относительного. Однако, «вес» голоса теперь у всех членов  ЕЭК является равным и составляет в:

а) Совете ЕЭК - один голос члена Совета ЕЭК является одним голосом;

б) в Коллегии ЕЭК (исполнительный орган) - один голос члена Коллегии ЕЭК является одним голосом (ст. 7 Договора о ЕЭК). Напомним, что ранее Россия имела в КТС 57% голосов, Белоруссия и Казахстан – по 21.5% (ст. 7 Договора о комиссии таможенного союза от 6 октября 2007 года[80]). Получалось, что преимущественное право голоса было у России. В Комиссии Таможенного союза России принадлежало 57% голосов, Казахстану и Белоруссии – по 21,5%. Получалось, что если Казахстан или Белоруссия хотели внести какие-либо изменения, они имели право сделать это только с одобрения России. Из сказанного выше можно сделать вывод, что по сравнению с ранее действующим порядком принятия решений, теперь все члены ЕЭК получили равные права. Следовательно, Беларуси и Казахстану было трудно отстаивать собственные экономические интересы. Более того, в рамках КТС Россия могла заблокировать принятие того или иного решения, если считала его невыгодным для себя. В рамках Евразийской экономической комиссии такая возможность у нашей страны отсутствует [81].

Решения ЕЭК в пределах ее полномочий имеют обязательный характер для формирующих ЕЭП государств и должны непосредственно применяться на территориях этих государств. Они подлежат опубликованию на официальном сайте[82] ЕЭК в сети Интернет, за исключением решений ЕЭК, предусмотренных Регламентом ЕЭК, и направляются странам-участницам ТС ЕврАзЭс не позднее трех календарных дней со дня принятия решения. Дата публикации решения ЕЭК на официальном сайте ЕЭК в сети Интернет признается датой официального опубликования данного решения. В случае если иное не предусмотрено международными договорами, решения ЕЭК вступают в силу не ранее чем по истечении 30 календарных дней с даты их официального опубликования. И с этого момента решения ЕЭК становятся обязательными для исполнения на территории трех стран. Решения ЕЭК, принимаемые в исключительных случаях, требующих оперативного реагирования, могут предусматривать иной срок вступления в силу, но не менее 10 календарных дней с даты их официального опубликования (п.3 ст.5 Договора о ЕЭК).

Таким образом, вступив в ТС, его участники не могут, как это было ранее, самостоятельно и независимо друг от друга использовать меры тарифного и нетарифного регулирования внешней торговли товарами. Теперь они должны согласовывать их применение между собой. Передача части национальных полномочий в сфере регулирования внешней торговли и управления единым таможенным пространством наднациональному органу не означает, что члены ТС лишаются суверенитета как первичные субъекты международного права.

На основе Договора о ЕЭК последняя учреждена как единый постоянно действующий регулирующий орган ТС ЕврАзЭс и ЕЭП. Как было отмечено  решения ЕЭК входят в договорно-правовую базу ТС ЕврАзЭс и ЕЭП. Такие решения на территориях стран-участниц ТС ЕВрАзЭс применяются непосредственно. Следует обратить внимание на то, что в Декларации о Евразийской экономической интеграции от 19 декабря 2011 года [83]основой функционирования ЕЭП указаны «принципы соблюдения общепризнанных норм международного права». «Это не соответствует научной доктрине и Конституции РФ, в ст. 15 которой говорится об общепризнанных принципах и нормах международного права, являющихся вместе с международными договорами Российской Федерации составной частью ее правовой системы», - отмечает О.И. Тиунов [84]. Автор также отмечает, что наука международного права и договорная практика исходят из того, что какого-либо ряда особых принципов соблюдения общепризнанных норм не существует. В отношении общепризнанных принципов и норм международного права действует единый императивный принцип - добросовестного соблюдения международных обязательств (применительно к международным договорам он именуется принципом pacta sunt servanda).

Усиление международной интеграции по линии «Таможенный союз–Единое экономическое пространство» и ускорение процесса вступления в ВТО отдельные отечественные специалисты рассматривают, как «способ стимулировать конкуренцию и товаропроизводителей, и юрисдикций» [85]. Создание российских норм внешнеторгового и общеэкономического законодательства и превращение их в постоянный и предсказуемый механизм, основной функцией которого станет развитие внешней торговли и конкурентной среды. Членство в ТС и ВТО уменьшает возможности  для России самостоятельно влиять на масштабы и направления внешней торговли товарами с помощью таможенно-тарифных инструментов торговой политики и будет определяться обязательствами страны в рамках вышеуказанных организаций[86]. Например, в ситуации  с возможной отменой пошлин на ввоз самолетов вместимостью до 72 мест, пока Россия не наладит собственное их производство – представляется необходимым проведение процедуры согласования данного вопроса со всеми странами - участницами ТС ЕврАзЭс [87]. В противном случае Белоруссия и Казахстан могут недополучить часть пошлин от импорта самолетов. Согласно Соглашению между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан от 20.05.2010 «Об установлении и применении в таможенном союзе порядка зачисления и распределения ввозных таможенных пошлин (иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие)»[88] нормативы распределения сумм ввозных таможенных пошлин для каждой Стороны устанавливаются в следующих размерах: Республика Беларусь - 4,70%; Республика Казахстан - 7,33%; Российская Федерация - 87,97%. При этом во взаимоотношениях между Российской Федерацией и Республикой Казахстан установлены следующие нормативы распределения сумм ввозных таможенных пошлин для каждой страны: Республика Казахстан - 7,69%; Российская Федерация - 92,31% [89].

1.2. Государственное регулирование внешнеторговой деятельности

Регулирование внешней торговли является важнейшим фактором развития государства. Прекрасно понимая современные реалии развития межгосударственного взаимодействия, автор не вводит отдельно в качестве субъектов - нации, народы, которые могут обладать суверенитетом и соответственно выступать как субъекты международной торговли. Публичная составляющая международной торговли прослеживается во всех структурных компонентах торговых правоотношений (субъекты, объекты и содержание), основанных на международном договоре. Стороны договоров, заключаемых субъектами международного публичного права, являются субъектами соответствующих правоотношений. Как отмечает Н.Е. Тюрина: «участниками современных международных отношений в торгово-экономической сфере наряду с государствами и международными организациями традиционного типа нередко выступают производные от государств образования, которые обычно не выделяются в качестве отдельных субъектов международного публичного права К такого рода образованиям, вступающим в соглашения с государствами и участвующим в многосторонних договорах наравне с государствами, относятся региональные интеграционные объединения - таможенные, экономические, валютные союзы» [90].

Каждое государство определяет степень государственного регулирования внешнеторговой деятельности страны самостоятельно, устанавливая либеральные меры воздействия либо, тяготея к более «закрытому» характеру экономики. Однако независимо от выбранного направления - фритредерство или протекционизм государства (объединения государств) применяют в качестве основного инструмента таможенно-тарифного регулирования - таможенный тариф. Таможенный тариф представляет собой результат систематизации ставок таможенных пошлин в зависимости от вида товара (его товарной номенклатуры), перемещаемого через таможенную границу.

Если тариф содержит низкие ставки таможенных пошлин, это означает, что национальный рынок более доступен для иностранных контрагентов. В случае если, если таможенный тариф содержит высокие ставки пошлин, государство выбирает путь достаточно «жесткой» защиты национального рынка[91]. Можно отметить, что государственное регулирование внешнеторговой деятельности находится на стыке экономической и внешнеполитической (международной) функций государства.

Курс на либерализацию внешнеторговых отношений, который провозгласила Россия в 1990-х годов в связи с проведением рыночных реформ, ни в коем случае не означает абсолютного, неконтролируемого господства стихии свободной торговли. Практически во всем мире внешнеторговая деятельность является объектом пристального внимания со стороны государства и предметом правового регулирования. Все многообразие инструментов, с помощью которых государство осуществляет регулирование внешнеторговой сферы, могут быть объединены в две группы - тарифные и нетарифные. В то же время законодатель закрепляет приоритет экономических мер (к ним относятся и таможенно - тарифные инструменты) как в большей степени соответствующих политике экономического либерализма. Использование основных инструментов таможенно - тарифной политики (ставок таможенных пошлин, порядка определения страны происхождения товара и расчета таможенной стоимости и т.д.), во-первых, предполагает вмешательство в сферу частного предпринимательства, частно - экономических интересов, а во-вторых, согласование национальной внешнеторговой политики с интересами государств - контрагентов и основными параметрами международной торговой политики[92]. Следовательно, отношения, возникающие в таможенно - тарифной сфере, нуждаются в четкой правовой регламентации.

Отличительной чертой правового регулирования международной торговли в XX - XXI вв. является то, что его основой стали многосторонние договоры (международные товарные соглашения; договоры о создании интеграционных объединений: зон свободной торговли, таможенных и экономических союзов; соглашения, составляющие в совокупности с другими документами право Всемирной торговой организации - право ВТО; договоры, унифицирующие нормы международного частного права). Появляются также соглашения между государствами и некоторыми интеграционными образованиями (региональными экономическими организациями). При этом не утрачивают значения двусторонние соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между государствами[93].

Кроме того, в любых соглашениях о сотрудничестве в широком смысле постоянно встречаются положения торгово-экономического содержания. Показательно Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны, заключенное 24 июня 1994 года[94], в котором при множественности поставленных задач преобладают статьи указанного содержания.

Любой международный договор по вопросам торговли независимо от содержания является юридическим фактом, порождающим публичное правоотношение между сторонами (субъектами) данного договора - государствами, государствами и международными организациями. В установленных таким образом отношениях решаются важнейшие вопросы государственного регулирования внешнеторговой деятельности и экспортно-импортных сделок, что дает основание рассматривать их как неотъемлемый элемент установления режима международной торговли. 

Современная система мер и инструментов регулирования внешней торговли сформировалась в значительной степени с учетом принятых в рамках ВТО соглашений. Несмотря на достаточно последовательную реализацию в рамках ВТО принципа либерализации международной торговли по все расширяющемуся кругу направлений, формирование глобального торгового режима протекает весьма сложно и противоречиво. Это отражает объективно существующие различия в национальных экономических интересах стран и новые противоречия, возникающие уже в ходе самого процесса глобализации. Проявлением противоречий в позициях стран - участниц ВТО по либерализации современной международной торговли является так называемый «новый» протекционизм и стремление некоторых стран-участниц ориентироваться в большей степени на двусторонние и региональные соглашения вопреки базовым соглашениям в рамках ВТО [95].

Основной, базовой тенденцией регулирования внешнеэкономической деятельности в мире является то, что «мировая экономика становится все более цельной, единой, связной, взаимозависимой, - медленно, но верно идет формирование единого правового, культурно-информационного и экономического пространства, где свободно распространяются идеи и передвигаются их носители, перемещаются капиталы, товары и услуги, создаются возможности для оперативного управления огромными финансово-промышленными империями, части которых разбросаны по всему миру»[96].

И.М. Кулишер отмечал, что «внешняя торговля заключается в привозе товаров из-за границы, в вывозе их туда или привозе через границу из одного государства в другое. Она состоит, следовательно, в том, что товары производятся или приобретаются в одной стране, а сбываются в другой. Эти два момента отделены друг от друга переходом товара через границу государства; торговец или производитель товара одной ногой как бы стоит у себя дома, а другой - в иностранном государстве. Коль скоро товар уже переправлен через границу и продан там, дальнейшие сделки, перепродажа его в той же стране, куда он вывезен, уже относится снова к внутренней торговле..., внешняя же сводится к тем операциям, которые разбиты на две части лежащей между нами чертой государства» [97].

Перед тем как перейти к вопросам государственно-правового регулирования внешнеторговой деятельности стран-участниц ТС ЕврАзЭс, хотелось бы привести определение глобализации экономики (от англ. global - глобальный, т.е. всемирный). Глобализация является «высшей стадией развития интернационализации хозяйственной жизни, которая представляет собой процесс распространения экономической деятельности за рамки национальных хозяйств и развития отношений междй ними в формах мировой торговли, трансграничной миграции капитала и рабочей силы, международно-расчетных отношений и др.»[98]. Также следует отметить и упрочнение роли международных экономических и финансовых организаций, наряду с процессом международной экономической интеграции, затронувшей все важнейшие регионы мирового хозяйства, среди которых - НАФТА, МЕРКОСУР, АСЕАН, АТЭС, ЕврАзЭс, СНГ и др. Однако, несмотря на ускорение мирового экономического развития, и научно-технического прогресса сложившейся модели мировой экономики присущи многие противоречия и недостатки. Так, одним из негативных последствий глобализации экономики принято считать ослабление экономического суверенитета стран мира, в отношении национальных систем государственного регулирования экономики посредством традиционного инструментария (учетной ставки, импортных барьеров, экспортных субсидий, курса национальной валюты и т.д.).

На сегодняшний день сформированные в рамках интеграционных процессов – ТС ЕврАзЭс и СНГ являются самыми яркими примерами межгосударственных объединений на постсоветском пространстве. СНГ (учреждено в декабре 1991 года 11 бывшими советскими республиками) создавалось как союз политический. Несмотря на подписанные более 1600 совместных документов, реальное значение имеют немногие. В сфере товарообмена можно отметить лишь прединтеграционное образование зоны преференциальной торговли, в рамках которой преференции согласовывались в двусторонних, а не «коммунитарных» (то есть принятых всеми государствами-участниками СНГ) документах. Несмотря на переход России, Беларуси и Казахстан к практической реализации формирования единого экономического пространства продолжает существовать целая серия международных договоров с другими государствами о построении преимущественно общего экономического пространства (в частности, двусторонние договоры России с теми же государствами, а также другими государствами постсоветского пространства - Договор об основах межгосударственных отношений, дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан от 30 мая 1992 года [99], Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан от 25 мая 1993 года [100], др.). Кроме этого торговые отношения между странами СНГ регулируются десятками двухсторонних международных соглашений [101], заключенных между этими странами преимущественно в начале девяностых годов прошлого столетия, и протоколами к ним.

Сегодня можно говорить о существовании де-юре зоны свободной торговли в связи с подписанием в городе Санкт-Петербурге 18 октября 2011 года Договора о зоне свободной торговли [102]. Данный документ вступил в силу для Российской Федерации с 20 сентября 2012 года.

Согласно Договору о создании единой таможенной территории и формировании таможенного союза от 6 октября 2007 года таможенный союз является формой торгово-экономической интеграции, предусматривающей единую таможенную территорию, в пределах которой во взаимной торговле товарами, происходящими с единой таможенной территории или из третьих стран и выпущенными в свободное обращение на этой таможенной территории, не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического характера, за исключением специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер.

Данный подход в целом соответствует международным стандартам, сформулированным в Генеральном соглашении по тарифам и торговле (п.8 ст. XXIV «Территориальное применение - Приграничная торговля - таможенные союзы и зоны свободной торговли». Так, под таможенным союзом должна пониматься замена двух или нескольких таможенных территорий одной таможенной территорией, таким образом, чтобы: 

  • пошлины и другие ограничительные меры регулирования торговли (за исключением, в случае необходимости, некоторых разрешаемых мер) были бы отменены в отношении практически всей торговли между составляющими территориями союза, или, по крайней мере в отношении практически всей торговли товарами, происходящими из этих территорий, и
  • по существу одни и те же пошлины и другие меры по регулированию торговли применялись бы каждым из членов союза по отношению к торговле с территориями, не входящими в союз.

В отношении зоны свободной торговли должна пониматься группа из двух или более таможенных территорий, в которых отменены пошлины и другие ограничительные правила регулирования торговли (за исключением, в случае необходимости, некоторых разрешаемых мероприятий) практически для всей торговли между составными территориями зоны в отношении товаров, происходящих из этих территорий.

Вопросы, которые являются дискуссионными и будут рассмотрены в рамках данного параграфа касаются, во-первых, определения понятия государственного регулирования внешнеторговой деятельности и вопросов установления унифицированного режима торговли с третьими странами. Во-вторых, будет проведен анализ факторов, влияющих на установление режима таможенно - тарифного обложения (зависимость ставок таможенных пошлин) во внешнеторговой деятельности. В-третьих, представляется интересным вопрос об интеграционных процессах на постсоветском пространстве, связанных с необходимостью вступления в мировую экономику и международную торговую систему, применение гармонизированных правовых норм, созданию единой инфраструктуры и проведению согласованной налоговой, денежно - кредитной, валютно - финансовой, торговой и таможенной политики, обеспечивающей свободное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы.

Интеграционные процессы, которые привели к образованию ТС ЕврАзЭс были заложены следующими международными договорами:

  • Соглашение о Таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь от 6 января 1995 года [103];
  • Соглашение о Таможенном союзе от 20 января 1995 года [104];
  • Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 года[105];
  • Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10 октября 2000 года [106].

В целях обеспечения свободного перемещения товаров во взаимной торговле и благоприятных условий торговли Таможенного союза с третьими странами, а также развития экономической интеграции, страны приняли  Договор о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза от 6 октября 2007 года[107].

Данный договор также определяет, что унифицированное законодательство государств-членов ТС ЕврАзЭс о регулировании внешнеторговой деятельности и координированном принятии решений по одновременному введению изменений и дополнений в такое регулирование будет включать в себя следующие вопросы:

  • таможенно-тарифное регулирование;
  • нетарифные меры в отношении торговли с третьими странами;
  • унифицированное таможенное регулирование и таможенные процедуры;
  • установление унифицированного режима торговли с третьими странами.

Говоря о принципе «единства системы государственного регулирования внешнеторговой деятельности» А.Н. Козырин подчеркивает, что он обусловлен рядом факторов, среди которых прежде всего следует упомянуть:

  • единство цели внешнеторгового регулирования: обеспечение благоприятных условий для внешнеторговой деятельности, защита экономических и политических интересов Российской Федерации;
  • единство торговой политики Российской Федерации;
  • отнесение к ведению Российской Федерации следующих сфер деятельности: установление правовых основ единого рынка; финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики; федеральные экономические службы, включая федеральные банки, и т.д. (ст. 71 Конституции РФ);
  • единство таможенной территории Российской Федерации [108].

Представляется, что необходимыми условиями проведения единой торговой политики в отношении третьих стран являются:

  • установление и применение единого таможенного тарифа и иных единых мер регулирования внешней торговли с третьими странами;
  • установления и применения в отношениях с третьими странами единого торгового режима;
  • установление и применение порядка зачисления и распределения таможенных пошлин, иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие;
  • установление и применение единых правил определения страны происхождения товаров;
  • установление и применение единых правил определения таможенной стоимости товаров;
  • установление и применение единой методологии статистики внешней и взаимной торговли;
  • установление и применение унифицированного порядка таможенного регулирования, включая единые правила декларирования товаров и уплаты таможенных платежей и единые таможенные режимы;
  • учреждение и функционирование органов таможенного союза, осуществляющих свою деятельность в пределах полномочий, наделенных странами-участницами.

В результате создания ТС ЕврАзЭс национальное таможенное законодательство стран - участниц, регламентирующие порядок регулирования внешнеторговой деятельности, во многом теряют свое значение, по существу «девальвируются»[109]. Приоритет отдается положениям, закрепленным в международных договорах / соглашениях ТС ЕврАзЭс.

В Российской Федерации государственное регулирование внешнеторговой деятельности основывается на Конституции РФ и осуществляется в соответствии с настоящим ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности», другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации (ст. 3 ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности»).

В Республике Беларусь согласно п.1 ст.2 Закона Республики Беларусь от 25 ноября 2004 года №347-З «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности»[110] указано, что «... закон применяется к отношениям в области государственного регулирования внешнеторговой деятельности, а также к отношениям, непосредственно связанным с такой деятельностью». Законодателями Беларуси делаются некоторые изъятия из указанного закона, в частности «... изъятия из сферы действия настоящего закона, изменения его правил могут устанавливаться в соответствии с Конституцией Республики Беларусь Президентом Республики Беларусь, законами о внесении изменений и дополнений в настоящий Закон и нормами международных договоров, действующими для Республики Беларусь». При этом «если нормами международных договоров, действующими для Республики Беларусь, установлены иные нормы, чем те, которые предусмотрены законом, то применяются нормы международных договоров, если иное не определено нормами международного права» (ст.3 Закона РБ «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности»).

В Республике Казахстан согласно ст.2 Закон Республики Казахстан от 12 апреля 2004 года №544-II «О регулировании торговой деятельности»[111] - «законодательство Республики Казахстан о регулировании торговой деятельности основывается на Конституции Республики Казахстан, состоит из настоящего закона и иных нормативных правовых актов Республики Казахстан. Если международным договором, ратифицированным Республикой Казахстан, установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены законом, то применяются правила международного договора».

Следует отметить, что все три страны участницы ТС в рамках ЕврАзЭс провозгласили в национальных профилирующих законах обязательность проведения «собственной» единой государственной внешнеторговой (торговой) политики.

Для сравнения внешняя политика Европейского Союза (далее - ЕС) - это политика, которую союз проводит в отношении государств, не входящих в его состав (третьих стран). Старейшей и наиболее эффективной сферой международной деятельности союза служит внешнеторговая политика, которая официально именуется «общая торговая политика» (раздел IX части третьей Договора учреждающего Европейское сообщество от 25 марта 1957 года[112]). В частности, в статье 133 Договора, учреждающего Европейское экономического сообщество (ст. 207 Договора о функционировании Европейского союза[113]) указано, что «Общая торговая политика основывается на единых принципах, особенно в том, что касается изменений тарифных ставок, заключения тарифных и торговых соглашений, унификации мер по либерализации экспортной политики, а также мер по защите торговли, в частности, таких, которые применяются в случаях демпинга или субсидирования». Основы, регламентирующие торговлю с третьими странами были заложены в Таможенном кодексе сообщества, который вступил в силу с 1 января 1994 года. Данный кодекс объединил около 75 регламентов, принятых с 1968 по 1992 годы, и был направлен на достижение ясности и единообразия в толковании положений права Европейского сообщества, касавшихся торговли с третьими странами. Он состоит из трех частей, в частности, одной из их являются основы таможенного законодательства (таможенная территория Европейского Союза, таможенный тариф, таможенная стоимость, происхождение товаров)[114].

Р.А. Шепенко отмечатет что, «никакой участник ЕС не может односторонне выбрать или договориться о тарифных вопросах; все изменения в общем таможенном тарифе решаются Советом после переговоров (в случае необходимости) и предложения Комиссией. Все двусторонние (между ЕС и третьими странами) и многосторонние (в рамках ВТО) переговоры проводятся Комиссией»[115].

Итак, в связи с образованием ТС ЕврАзЭс Россия, Белоруссия и Казахстан пришли к соглашению по ряду вопросов. В частности, страны – участницы ТС  ЕврАзЭс должны руководствоваться не только единым таможенным тарифом, гармонизированными мерами нетарифного регулирования, но и, что принципиально важно, проводить единую во всех отношениях торговую политику[116].

При этом передача части национальных полномочий в сфере регулирования внешней торговли и управления единым таможенным пространством наднациональному органу не означает, что члены ТС ЕврАзЭс лишаются суверенитета как первичные субъекты международного права. «Суверенитет государства, – подчеркивают отечественные правоведы, – есть качественное состояние, и он не ограничивается при добровольной передаче всеми государствами части своих полномочий при образовании межгосударственного объединения»[117]. Однако в вопросе о соотношении «наднациональности» и суверенитета государства единого мнения пока нет. Все зависит от трактовки понятия «суверенитета». Так, Моисеев А.А. говорит только об ограничении государственной власти, а не суверенитета[118]. С позиции О.М. Мещеряковой ситуация, которая сейчас складывается в Европейском союзе, свидетельствует о том, что институты союза, созданные самими же государствами на основе договоров, всячески оспаривают у государств их суверенную компетенцию. Автор обращает внимание, что реальное развитие содержания договоров может происходить путем использования подразумеваемой компетенции (имманентной компетенции), а также, как это происходит в случае с Европейским союзом, путем расширительного толкования содержания договоров, что ведет к расширению полномочий органов его институтов помимо учредительных договоров[119]. В частности, в Европейском союзе органом, который имеет полномочие толковать учредительные договоры, является Суд ЕС, который, как заметил М.Л. Энтин: «как гусеница, медленно, но неуклонно «объедает» компетенцию государств–членов в самых разных областях деятельности ЕС»[120].

Итак, переходя к вопросу государственного регулирования внешнеторговой деятельности стран-участниц ТС ЕврАзЭс, обратимся к рассмотрению таких ее составляющих, как «государственное регулирование» и «внешнеторговая деятельность».

С.С. Алексеев дает определение механизму правового регулирования, который «может быть определен как взятая в единстве система правовых средств, при помощи которой обеспечивается результативное правовое воздействие на общественные отношения»[121], а «структура (построение) правового регулирования характеризуется прежде всего методами и способами регулирования»[122]. В юридической литературе существует множество дефиниций государственного регулирования. Профессор Ю.А. Тихомиров раскрывает понятие государственного регулирования как установление и обеспечение государством общих правил поведения субъектов общественных отношений и корректировки их в зависимости от изменяющихся условий[123]. И.Н. Герчикова определяет государственное регулирование как систему мер органов государственного управления законодательного, исполнительного и контролирующего характера, направленных на достижение намеченных целей, осуществляемых органами государственного управления[124]. Иные источники трактуют государственное регулирование как способ государственного воздействия на состояние и поведение объекта управления преимущественно методами создания субъектами возможности самостоятельно ориентироваться в сфере их деятельности[125]. Ю.М. Козлов определял содержание государственного регулирования в двух смыслах: широком и узком. В широком смысле государственное регулирование - это:

  • установление нормами административного права определенного, отвечающего интересам общественного развития режима различного рода деятельности в сфере государственного управления;
  • обеспечение его строгого соблюдения административно-правовыми средствами;
  • защита прав и интересов участников регулируемых общественных отношений;
  • использование преимущественно экономических рычагов управляющего воздействия при отсутствии вмешательства в оперативную деятельность регулируемых объектов. В узком смысле регулирование чаще всего проявляется в качестве средства управляющего воздействия на объекты, организационно не подчиненные регулирующему исполнительному органу[126].

Итак,  можно резюмировать, что государственно-правовой характер регулирования внешнеторговых отношений заключается в осуществлении уполномоченными органами нормативно-организационного воздействия на общественные отношения с целью их упорядочения, охраны, развития в соответствии с общественными потребностями, при помощи системы правовых средств.

Внешняя торговля, как и любая другая разновидность экономической деятельности, представляет собой организованный процесс. Она представляет собой также категорию юриспруденции, поскольку нашла свое законодательное закрепление в ст. 2 ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» и входит в предмет изучения административного, предпринимательского, таможенного и иных отраслей юридической науки[127]. Внешнеторговая деятельность - деятельность по осуществлению сделок в области внешней торговли товарами, услугами, информацией и интеллектуальной собственностью. К внешней торговле товарами относится импорт и (или) экспорт товаров (ст. 2 ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности»).

Необходимо отметить, что согласно действующему законодательству внешнеторговая деятельность является составной частью взаимодействия, обменного процесса между странами. Под внешнеторговой деятельностью понимается, в частности, «внешнеторговая, инвестиционная и иная деятельность, включая производственную кооперацию, в области международного обмена товарами, информацией, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности (правами на них)» (п. 1 ст. 1 Федерального закона от 18 июля 1999 года N 183-ФЗ «Об экспортном контроле» [128]).

Понятие «внешнеэкономическая деятельность» является более широким и включает в себя понятие «внешнеторговая деятельность». Реальное развитие международной торговли все более отчетливо проявляет, что глобализация и интернационализация мировых экономических процессов одним из своих последствий имеет постепенное размывание грани между пограничным и внутренним регулированием международного экономического обмена. Одновременно развивается своеобразная унификация правил и норм регулирования международного обмена товарами и услугами. На этой основе формируется современная международная торговая система, организующим центром которой постепенно становится ВТО.   

ЕврАзЭс создавалось для эффективного продвижения процесса формирования странами-участницами Таможенного союза и Единого экономического пространства (ст. 2 Договора об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10 декабря 2000 года [129]). Впоследствии только Белоруссия, Казахстан и Россия вступили в ТС ЕврАзЭс, что было юридически закреплено в ТК ТС, Едином таможенном тарифе и комплексе других международно-правовых актов.

В результате складывается сложная структура правового регулирования вопросов, связанных с внешнеторговой деятельностью стран-участниц ТС ЕврАзЭс. Так, можно констатировать сохранение национального регулирования и приоритета международных норм и принципов международного права в области регулирования внешней торговли каждой страны-участницы ТС ЕврАзЭс. При этом вопросы таможенно-тарифного регулирования в странах-участницах ТС ЕврАзЭс предусматривают наличие сразу двух уровней регулирования - таможенного законодательства Таможенного союза и национального законодательства о таможенном деле государств - участников Таможенного союза.

Таким образом, правовой режим внешнеторговой деятельности отличается комплексным характером регулирования, которое включает международно-правовые и национально-правовые источники.

Внешнеторговая деятельность является предметом регулирования публичного права каждого государства и представляет собой одну из самых регулируемых областей хозяйственной деятельности[130].

Осуществляя регулирование внешнеторговой деятельности, государство определяет, кто может выступать в качестве субъектов внешнеторговых контрактов, при этом оно может ограничивать субъектный состав внешнеторговых сделок в конкретных областях или допускать к совершению сделок в отношении конкретной группы товаров только субъектов, отвечающих установленным им требованиям. Так, Федеральным законом от 19 июля 1998 года N 114-ФЗ «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами»[131] установлен четкий перечень организаций, которым разрешается осуществлять внешнеторговую деятельность в отношении продукции военного назначения. К специальным законам в области внешнеторгового регулирования также относится ФЗ «Об экспортном контроле». Основные принципы государственного регулирования внешнеторговой деятельности, полномочия федеральных органов государственной власти, в том числе Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в области внешнеторговой деятельности, методы государственного регулирования внешнеторговой деятельности определены ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности». Функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере торговли переданы Министерству промышленности и торговли Российской Федерации (п. 8 Указа Президента Российской Федерации от 12 мая 2008 года N 724 «Вопросы системы и структуры федеральных органов исполнительной власти»[132]).

В соответствии с Положением о Министерстве промышленности и торговли Российской Федерации[133], утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 5 июня 2008 года N 438 [134], Минпромторг России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внешней торговли, государственному регулированию внешнеторговой деятельности, за исключением вопросов таможенно-тарифного регулирования и вопросов, связанных с присоединением Российской Федерации к ВТО.

В связи с созданием Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации государственное регулирование внешней торговли с 1 января 2010 года начинает реализовываться в новых условиях, при которых существенная часть полномочий была делегирована на наднациональный уровень – ЕЭК.

В соответствии с Договором о ЕЭК как единый постоянно действующий регулирующий орган ТС ЕврАзЭс и ЕЭП со статусом наднационального органа управления. В итоге все полномочия КТС переданы в ЕЭК. Со 2 февраля 2012 года ЕЭК приступила к работе и осуществляет свою деятельность в числе прочих в сфере установления торговых режимов в отношении третьих стран.

Используя сложившиеся в процессе развития мировой торговли разнообразные методы экспортно-импортного регулирования, государство устанавливает режим пересечения товарами его таможенных границ, предусматривает для экспорта и (или) импорта определенных товаров обязательное лицензирование, устанавливает особые требования к подтверждению качества товара, при необходимости ограничивает количество экспорта или импорта товара[135]. Основной правовой формой сотрудничества в области внешней торговли являются международные договоры. Это могут быть многосторонние договоры, устанавливающие основные принципы и направления взаимодействия государств в названных сферах. Примером могут служить Соглашение о сотрудничестве в области внешнеэкономической деятельности государств - членов СНГ от 15 мая 1992 года [136], Соглашение о формировании Единого экономического пространства, подписанное государствами - членами СНГ 19 сентября 2003 года [137].

На многосторонней основе может также осуществляться сотрудничество в какой-либо конкретной области. Например, Договор к Энергетической хартии от 17 декабря 1994 года устанавливает многосторонние правовые рамки для трансграничного сотрудничества в области энергетики и является единственным многосторонним международным договором в энергетическом секторе. Он охватывает торговлю, инвестиции и транзит. При этом Россия до вступления в ВТО была намерена не становиться участником данного договора[138] (Распоряжение Правительства РФ от 30.07.2009 N 1055-р). Присоединилась к договору Республика Казахстан, а Республика Беларусь применяет договор на временной основе [139]. При этом отмечается, что страны, «которые пока не являются членами ВТО, приняли на себя имеющее силу «мягкого закона» обязательство не поднимать свои импортные и экспортные пошлины сверх применяемых уровней [140].

Кроме многосторонних, заключаются двусторонние договоры, которые направлены на урегулирование двусторонних отношений по конкретным вопросам. Такие договоры имеют существенное значение для экономического и иного сотрудничества, поскольку в них не только устанавливаются права и обязанности договаривающихся сторон, но и определяются конкретные аспекты взаимного сотрудничества и проблемы, подлежащие урегулированию. Например, Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Турецкой Республики о поставках российского природного газа в Турецкую Республику через акваторию Черного моря от 15 декабря 1997 года[141] предусматривало объемы и сроки поставки российского природного газа в Турецкую Республику на период с 2000 по 2015 год. Договор между Российской Федерацией и Республикой Польша о торговле и экономическом сотрудничестве от 25 августа 1993 года [142] был заключен в целях взаимного содействия повышению уровня национальных экономик. Также можно упомянуть Соглашение между Правительством СССР и Правительством Турецкой Республики о приграничной и прибрежной торговле от 6 июля 1989 года[143], предусматривающее осуществление приграничной и прибрежной торговли на сбалансированной основе с тем, чтобы стоимость товаров, поставляемых из одной страны в течение определенного периода, соответствовала стоимости товаров, поставляемых из другой страны.

Двусторонние договоры, прежде всего торговые, направлены, кроме того, на установление льготного режима для хозяйствующих субъектов, занятых во внешней торговле. В договорах предусматривается установление национального режима, режима наибольшего благоприятствования либо специального режима[144] (Приложение 2.). Взаимность в отношениях, регулируемых международным правом, предопределена принципом суверенного равенства государств.

Национальный режим подразумевает, что каждая из договаривающихся сторон предоставляет гражданам и юридическим лицам другой договаривающейся стороны такой же режим, что и собственным гражданам и юридическим лицам, осуществляющим внешнеэкономическую деятельность.

Режим наибольшего благоприятствования означает, что физическим и юридическим лицам договаривающихся государств будут предоставлены такие же права, что и физическим и юридическим лицам третьих государств. Так, в ст. 2 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Ливанской Республики о торговле и экономическом сотрудничестве от 31 марта 1995 года [145]  устанавливается: «Договаривающиеся Стороны предоставляют друг другу режим наиболее благоприятствуемой нации во всех вопросах, относящихся к торговле товарами и экономическому сотрудничеству, в частности в том, что касается:

а) таможенных пошлин и сборов любого вида, применяемых в отношении импорта и экспорта, включая способы взимания таких пошлин и сборов;

б) таможенного оформления, транзита, складирования и перегрузки;

в) прямых или косвенных налогов и других внутренних сборов любого вида, взимаемых с импортируемых товаров;

г) продажи, закупки, распределения и использования импортируемых товаров на внутреннем рынке;

д) способов платежей, международного перевода платежей».

Государства могут предусматривать в заключаемых ими договорах специальный режим. Так, страны - члены СНГ заключают двусторонние договоры, направленные на создание режима свободной торговли. Суть этого режима заключается в том, что договаривающиеся государства не применяют таможенные пошлины, налоги и сборы в отношении товаров, произведенных на их территориях. К разновидностям специального режима можно отнести режим приграничной торговли. В соответствии с этим режимом хозяйствующим субъектам, расположенным в приграничной зоне и осуществляющим там же свою деятельность, предоставляются особо благоприятные условия для ведения внешнеторговой деятельности. Установление определенных правил для лиц, ведущих внешнеэкономическую предпринимательскую деятельность, возможно и на односторонней основе. Так установлен особый режим осуществления внешнеэкономической предпринимательской деятельности на территории особых экономических зон. Свободная (специальная, особая) экономическая зона представляет собой часть территории государства - члена таможенного союза в пределах, установленных законодательством государства - члена таможенного союза, на которой действует особый (специальный правовой) режим осуществления предпринимательской и иной деятельности, а также может применяться таможенная процедура свободной таможенной зоны (пп. 1 п. 1 ст. 1 Соглашения по вопросам свободных (специальных, особых) экономических зон на таможенной территории таможенного союза и таможенной процедуры свободной таможенной зоны от 18 июня 2010 года[146]).

В одностороннем порядке устанавливается преференциальный режим. Устанавливая этот режим, развитые государства предоставляют физическим и юридическим лицам развивающихся государств определенные льготы и преимущества без взаимности. В основном это касается тарифного регулирования и заключается в освобождении от уплаты таможенных пошлин или в снижении их размера. Установление того или иного режима непосредственно отражается на деятельности хозяйствующих субъектов. В

зависимости от содержания предоставленного режима хозяйствующие субъекты при осуществлении внешнеэкономической предпринимательской деятельности могут рассчитывать на получение льгот или же в отношении их деятельности могут устанавливаться определенные ограничения.

Однако правовые реалии складываются таким образом, что сегодня финансовая деятельность Российской Федерации осуществляется в условиях экономического сотрудничества со странами СНГ, а также международных и внешнеэкономических связей с другими государствами. Россия исходит при этом из задач укрепления и развития равноправных и взаимовыгодных экономических отношений. Внешнеэкономические связи осуществляют также субъекты РФ в пределах полномочий, предоставленных им Конституцией РФ и федеральным законодательством. Внешнеторговая деятельность органов местного самоуправления осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации (ст. 8.1 ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности»). Общий порядок координации этих связей установлен специальным федеральным законом от 04.01.1999 N 4-ФЗ «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации»[147]. Результаты международных и внешнеэкономических связей находят отражение в доходах и расходах государственных денежных фондов Федерации, ее субъектов и муниципальных образований[148].

Глава 2. Таможенно-тарифные инструменты

2.1. Понятие и установление таможенно-тарифного режима

Углубление интеграционных процессов на территории постоветского пространства являются неотъемлемой чертой современного экономического развития государств - участников СНГ. Промежуточным этапом одного из таких процессов является Таможенный союз в рамках ЕврАзЭс, который начал функционировать с 1 июля 2010 года. В условиях единой таможенной территории Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации проводится единая внешнеторговая политика в отношении третьих стран посредством таможенно-тарифного регулирования, являющегося главным рычагом управления внешнеэкономической деятельностью.

Таможенно-правовое регулирование исходит из принципа единства таможенной территории[149]. Внешняя таможенная граница разделяет таможенные территории смежных государств и, как правило, совпадает с государственной границей (за исключением случаев таможенных союзов, анклавов, эксклавов и некоторых других), что закрепляется непосредственно в текстах таможенных законов и международных соглашений. Внутренние таможенные границы проходят в глубине таможенной территории и возникают в связи с использованием отдельных таможенных процедур (свободного склада, свободной таможенной зоны).

Известно[150], что в финансах проявляется одна из сторон экономических отношений общества, их существование обусловлено товарно-денежными отношениями и деятельностью государства, которое использует механизм финансов для выполнения своих задач. Государство не может реализовать свою внутреннюю и внешнюю политику, обеспечить выполнение социально-экономических программ, функций обороны и безопасности страны, если не располагает для этого необходимыми финансовыми ресурсами. Посредством использования финансового механизма государство имеет возможность активного воздействия на все эти явления. Собственно, таможенно - тарифный механизм характеризует таможенную систему с функциональной стороны и позволяет показать динамику таможенно-тарифных правоотношений. Совокупность институтов (органов), участвующих в формировании и реализации таможенно - тарифной политики, а также набор форм и методов ее осуществления, порядок использования компетентными государственными органами инструментов таможенно - тарифного регулирования образуют понятие механизма таможенно - тарифного регулирования [151].

Можно утверждать, что финансовые механизмы в договорно-правовой базе ТС ЕврАзЭс занимают значимую роль. При этом финансовые механизмы применяются как на «внешнем контуре таможенной границы Таможенного союза, так и на внутри его (во взаимной торговле)» [152]. Так, Л.И. Тарарышкина отмечает: «На внешнем контуре таможенной границы Таможенного союза финансовые механизмы используются при взимании органами таможенных платежей, а также зачислении и распределении таможенных пошлин». Р.А. Марченко [153] вводит понятие «административно-правовой режим обеспечения таможенного дела». По мнению автора, такого рода подход позволит комплексно подойти к проблеме таможенного регулирования внешнеторговой деятельности в государстве, с учетом его узкой направленности на обеспечение таможенно-правового регулирования внешней торговли и защиту национальной экономики государства.  Напомним, что административно-правовой режим это урегулированный нормами административного права особый порядок функционирования его субъектов, направленный на упорядочение общественных отношений в государстве или в соответствующей сфере государственного управления[154]. Ю.А. Тихомиров считает, что административно-правовой режим есть специфический порядок деятельности субъектов права в различных сферах государственной жизни. Он устанавливается в законах и подзаконных актах и направлен на их строго целевую и функциональную деятельность на тех участках, где нужны дополнительные средства для поддержания требуемого государственного состояния[155]. Л.А. Морозова видела в правовом режиме «результат регулятивного воздействия на общественные отношения системы юридических средств, присущих конкретной отрасли права и обеспечивающих нормальное функционирование данного комплекса общественных отношений»[156]. Исаков В.Б. указывал, что правовым режимом необходимо считать социальный режим, нашедший закрепление в правовых нормах и обеспеченный совокупностью юридических средств[157]. На сегодняшний день в юридической литературе широкое распространение и признание получило толкование понятия «правовой режим», предложенное известным ученым С.С. Алексеевым как порядок регулирования, который выражен в комплексе правовых средств, характеризующих особое сочетание взаимодействующих между собой дозволений, запретов, а также позитивных обязываний, создающих особую направленность правового регулирования[158]. Р.А. Марченко отмечает, что «предметом правового регулирования административно-правового режима обеспечения таможенного дела выступают общественные отношения, возникающие в сфере таможенного дела как в связи с установлением определенного порядка перемещения предметов таможенного контроля через таможенную границу Российской Федерации, так и в связи с соответствующей регламентацией поведения лиц в сфере общественных отношений, урегулированных таможенно-правовыми нормами». Н.С. Иващенко предложил определять термин «правовой режим» как порядок правового регулирования, который представлен специфическим комплексом правовых средств и выступает не столько как результат воздействия на общественные отношения, сколько как условия воздействия на общественные отношения при помощи различных правовых средств, различных сочетаний правовых средств[159]. Применив некоторое обобщение, можно предложить его определение: таможенно - тарифный режим - это закрепленный в виде системы финансово-правовых норм, определяющих особое сочетание и взаимосвязь отдельных правовых средств и методов (юридико-организационных инструментов и мер) регулирования внешнеторговой деятельности.       

Резюмируя сказанное необходимо отметить, что предметом данного исследования является, изучение элемента (части) таможенно-правового режима, а именно связанного с тем комплексом правовых средств, которые применяются в таможенно-тарифной сфере и составляющими соответствующий таможенно-тарифный режим.

Так, Т.Н. Трошкина отмечает, что «для установления конкретного таможенно - тарифного режима используется богатый арсенал таможенно - тарифных инструментов, под которыми понимаются типы государственных мероприятий по таможенно - тарифному регулированию. К их числу следует отнести ставки таможенных пошлин, таможенную товарную номенклатуру, порядок определения страны происхождения товара и расчета (установления) таможенной стоимости, систему льгот и преференций по таможенному налогообложению и др.» Профессор А.Н. Козырин отмечает: «тарифное регулирование осуществляется с помощью инструментов, воздействующих, прежде всего на издержки производства и торговую прибыль..., и регламентируется финансово - правовыми нормами» [160]. В целях таможенно-тарифного регулирования используется богатый арсенал инструментов - ставки таможенных пошлин, таможенная товарная номенклатура, порядок определения страны происхождения товара и расчета (установления) таможенной стоимости, система льгот и преференций по таможенному обложению …»[161].

Таможенные пошлины выступают в качестве стоимостного ограничителя импортных (экспортных) операций: их ставки дифференцированно удорожают ввозимые (вывозимые) товары в зависимости от целей и ориентиров экономической и торговой политики государства[162].

Правовой режим можно рассматривать как своего рода укрупненный блок в общем арсенале правового инструментария, соединяющий в единую конструкцию определенный комплекс правовых средств. И с этой точки зрения эффективное использование правовых средств при решении тех или иных специальных задач в значительной степени состоит в том, чтобы выбрать оптимальный для решения соответствующей задачи правовой режим, искусно отработать его сообразно специфике этой задачи и содержанию регулируемых отношений. Вместе с тем нужно иметь в виду, что каждый правовой режим есть именно режим; следует принимать во внимание основные смысловые оттенки этого слова, в том числе и то, что правовой режим выражает степень жесткости юридического регулирования, наличие известных ограничений или льгот, допустимый уровень активности субъектов, пределы их правовой самостоятельности.

Так, А.А. Шахмаметьев[163] обращает внимание на то, что применение таможенных режимов позволяет структурировать использование основных таможенных инструментов в правовом механизме регулирования внешнеторговой деятельности (процедуры таможенного оформления и таможенного контроля, тарифное регулирование, применение административных инструментов и т.п.). Кроме этого автор считает, что, во-первых, таможенный режим является самостоятельным институтом, обладающим рядом специфических характеристик, и имеет, по сути, «самодостаточное» внутреннее содержание. Во-вторых, фактически таможенный режим, учитывая его комплексный характер (как в юридическом, так и в экономическом смысле), сегодня выступает как объективный системообразующий фактор в таможенно-правовом механизме, и в первую очередь по отношению к самим отдельным элементам данного механизма - таможенным средствам и инструментам регулирования.

Таким образом, подтверждается теоретическая обоснованность выделения таможенно-тарифного режима, как укрупненного блока в общем арсенале правового инструментария, соединяющего в конструкцию определенный комплекс правовых средств, что в свою очередь позволяет учитывать интересы хозяйствующих субъектов - участников внешнеэкономической деятельности. Кроме того, это дает возможность на заранее определенных условиях осуществлять поиск «альтернативного» решения между таможней и будущим бенефициаром таможенного-тарифного режима в зависимости от условий конкретной ситуации.

Основными таможенно-тарифным инструментами в ТС ЕврАзЭс  являются ввозные и вывозные таможенные пошлины. Так, в целях регулирования внешней торговли товарами, в том числе для защиты внутреннего рынка Российской Федерации и стимулирования прогрессивных структурных изменений в экономике, в соответствии с международными договорами государств - членов ТС ЕврАзЭс и (или) законодательством РФ устанавливаются ввозные и вывозные таможенные пошлины (ст. 19 ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности»).

Л.И. Тарарышкина считает, что к элементам формирования базы таможенного обложения относится ТН ВЭД ТС, страна происхождения и таможенная стоимость товара.

Однако данное представление не совсем вписывается в общепринятую концепцию установления элементов базы таможенного обложения. Напомним, что еще в 2008 году Т.Н. Трошкиной было доказано, что таможенная пошлина представляет собой инструмент механизма таможенно-тарифного регулирования, основными элементами которого являются:

  • ставка таможенной пошлины; товарная номенклатура;
  • порядок установления страны происхождения товара;
  • порядок определения таможенной стоимости;
  • зависимость величины ставки от торгово-политического режима, применяемого Российской Федерацией к стране происхождения товара.

С учетом интеграционных преобразований, происходящих в Беларуси, Казахстане, России и других странах СНГ  на уровне таможенно - тарифного регулирования, актуальность данного подхода не вызывает нареканий. 

Как было отмечено ранее, основным таможенно - тарифным инструментарием регулирования внешнеторговой деятельности является - таможенный тариф. В истории таможенного тарифа выделяется несколько функций данного инструмента во внешнеторговой деятельности России. Так, можно выделить фискальную и регулирующую (протекционистскую). Конечной целью фискальной функции  является пополнение доходной части государственного бюджета. Профессор А.Н. Козырин отмечает, что «выполняя и фискальную, и регулирующую функцию, таможенная пошлина выступает как инструмент перераспределения общественного продукта»[164]. Р.А. Шепенко отмечает, что «таможенные пошлины в ЕС, как и в отдельных государствах, выполняют фискальную функцию. Это не исключает и регулирующую функцию таможенного тарифа [165]. При этом считается, что регулирующая функция таможенного тарифа образована из нескольких составляющих, в частности тарифных квот, льгот и преференций. В своем сочинении С. Никольский задавался вопросом: «Какие средства употребляют правительства для покровительства народной промышленности и для получения известного дохода?». «Для достижения этих целей правительство имеет особое учреждение, известное под именем таможен, и издает тарифы», - отвечал С. Никольский [166]. Таким образом, наличие регулирующей и финансовой функций у таможенного тарифа под сомнение не ставится. Более того через функции таможенного тарифа возможно определение конкректных инструментов таможенно - тарифного регулирования внешнеторговой деятельности.

Некоторые авторы[167] оперирует понятием таможенный тариф в качестве отдельного механизма, и выделяет таможенный контроль таможенной стоимости в качестве составляющей такого механизма. В данной работе вводится понятие «таможенно-тарифный режим», и перечисляются правовые инструменты, непосредственно влияющие на его установление. При этом понятия «таможенно-правовой режим» является более широким и включает в себя «таможенно-тарифный режим». Ключевым отличием является не включение в отношения по установлению таможенно-тарифного режима отношений по таможенному контролю за таможенной стоимостью и иными объектами указанного контроля.   

Создание Таможенного союза Белоруссии, Казахстана и России  и  присоединение России к ВТО открывают новый этап в реализации торговой политики стран участниц данного интеграционного объединения. В.П. Оболенский отмечает[168], что участие в обеих организациях сопряжено с выполнением обязательств, устанавливающих достаточно жесткие рамки для обеспечения наших национальных интересов. При этом автор ставит ряд вопросов, среди которых, например, какие же ограничения на торговую политику России накладывает членство в ТС и ВТО? Как скажется участие России в этих организациях не регулирование внешней торговли? Какие инструменты регулирования и поддержки она сможет использовать, не нарушая своих международных обязательств?

Некоторые авторы[169] занимает пессимистическую позицию, обращая внимание на то, что Российская Федерация сможет применять ограниченный комплекс таможенно-тарифных мер, в связи с образование ТС ЕврАзЭС.

Так В.П. Оболенский считает, что членство в ТС ЕврАзЭС и ВТО оставляет за Россией возможность самостоятельно влиять на масштабы и направления внешней торговли товарами лишь с помощью узкого круга инструментов, включая и таможенный тариф как основной инструмент регулирования импорта[170]. К их числу можно отнести: экономическую дипломатию высшего уровня, многостороннюю дипломатию в органах ТС ЕврАзЭс и ВТО, поддержку экспорта разрешенными ВТО способами, а также внутреннее налогообложение экспортных и импортных товаров и регулирование валютного курса рубля. Возможность использования всех остальных тарифных и нетарифных мер торговой политики будет определяться обязательствами страны в рамках ТС ЕврАзЭс и ВТО.

Для защиты национальных отраслей и поддержания их конкурентоспособности в мире используется широкий арсенал средств – тарифное регулирование, антидемпинговые, специальные и компенсационные пошлины, нетарифные ограничения, включая квотирование и лицензирование, так называемые технические барьеры в торговле.

Необходимо отметить, что в юридической науке уже плотно укоренилось представление о том, что экономические и тарифные меры не являются идентичными. В рамках данного исследования важно отметить, что «пограничные налоги и сборы относятся к экономическим мерам»[171], но не входят в таможенно-тарифный инструментарий.

В отличие от инструментов нетарифного регулирования, позволяющих государству осуществлять непосредственное вмешательство в процесс внешнеторгового обмена, таможенно-тарифные инструменты воздействуют на объект таможенной политики косвенно, через ценовой фактор.

Итак, на сегодня существуют как минимум две классификации деления инструментов государственного регулирования внешнеторговой деятельности: первая включает экономические и административные, и вторая основывается на «разделении» тарифных и нетарифных инструментов. При этом отмечается, что второй вариант классификации (предложен Секретариатом ГАТТ в конце 1960-х гг.) имеет более широкое применение, как в международном праве, так и в национальном законодательстве[172].

В качестве основного вывода, можно отметить, что выделение определенного набора правовых инструментов в качестве мер установления таможенно-тарифного режима содействует принципу «определенности» при установлении обязанности по уплате таможенных пошлин участников внешнеэкономической деятельности.   

Далее предлагается рассмотреть вопросы, связанные с установлением таможенно-тарифного режима стран-участниц ТС ЕврАзЭс. Исследуя отношения, связанные с правовым регулированием таможенно-тарифных инструментов государств-участников ТС ЕврАзЭс необходимо отметить, что в настоящее время установлена двухуровневая система нормативных правовых актов. С вступлением в силу ТК ТС регулирование таможенных-тарифных отношений было передано на уровень компетентных органов ТС ЕврАзЭс. В то время как государственные органы стран - участниц ТС ЕврАзЭс наделяются «регулятивными и нормативными полномочиями в таможенно-тарифной сфере по «остаточному», то есть в соответствии с нормами союзного таможенного законодательства и в объеме, предусмотренном Таможенным кодексом ТС»[173].          Вопрос о международном регулировании таможенно-тарифных отношений пока остается неопределенным, учитывая то обстоятельство, что ТС ЕврАзЭс по своей сущности является интеграционным образованием (в частности не является самостоятельной международной межправительственной организацией, а существует в рамках Евразийского экономического сообщества[174]). В этой связи, страны участницы ТС ЕврАзЭс самостоятельно могут заключать международные договоры, присоединяться к тем или иным международным организациям (например, ВТО, ВТаО, ЮНКТАД, Энергетическая Хартия и другие). Тем самым необходимо подчеркнуть, что обязательства из таких актов возникают именно у стран, заключивших соответствующие международные договоры. Однако присоединение России к ВТО влечет ряд обязанностей и для стран-участниц ТС ЕврАзЭс. Первоочередными вопросами в этой связи является установление того, обладают ли нормы ВТО совокупностью признаков прямого действия: интегрированы ли они во внутренние правовые системы государств-членов, какие из норм ВТО являются самоисполнимыми, т.е. пригодными для непосредственного применения судами; как иерархически нормы ВТО соотносятся с нормами национального права?

Протокол о присоединении к ВТО[175], а также целый ряд положений «Доклада Рабочей группы по присоединению Российской Федерации к Всемирной торговой организации» (далее – Доклад Рабочей группы) [176] содержат упоминания о том, что с момента вступления России в ВТО виду Марракешского соглашения об учреждении Всемирной торговой организации от 15.04.1994 (далее – Соглашение ВТО), а также дополнительные обязательства России, принятые по Протоколу о присоединении к ВТО, станут составной частью ее правовой системы и будут иметь приоритет над нормами российского законодательства.

Воспроизводя положения Конституции РФ, а также Федерального закона 15 июля 1995 года N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации», параграф 151 Доклада Рабочей группы подтверждает, что международные договоры являются составной частью российской правовой системы и имеют приоритет над внутренним законодательством, за исключением норм Конституции РФ и федеральных конституционных законов.

Учитывая, что большое количество полномочий Российской Федерации по регулированию внешней торговли передано на уровень ТС ЕврАзЭС, параграф 163 Доклада Рабочей группы упоминает, что в соответствии с Договором о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы от 19 мая 2011 года[177] «положения Соглашения ВТО... становятся неотъемлемой частью договорно-правовой базы Таможенного союза». В этой связи «поскольку данный Договор (далее - Договор о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы) является частью правовой системы Таможенного союза, нарушение государством - членом Таможенного союза либо органом Таможенного союза прав и обязанностей по данному договору в той степени, в которой они являются частью правовой системы Таможенного союза, может быть оспорено в Суде ЕврАзЭС государством - членом Таможенного союза либо Комиссией Таможенного союза в соответствии со Статутом Суда. Кроме того, хозяйствующие субъекты могут обращаться в Суд ЕврАзЭС с заявлениями о нарушении условий вышеупомянутого договора».

Далее параграф 165 Доклада Рабочей группы устанавливает, что согласно Договору об обращении в Суд ЕврАзЭС хозяйствующих субъектов по спорам в рамках Таможенного союза и особенностях судопроизводства по ним [178]  «хозяйствующие субъекты государств - членов Таможенного союза и третьих стран имеют право на обращение в Суд ЕврАзЭС в целях оспаривания актов Комиссии Таможенного союза... и оспаривания действий (бездействия) Комиссии Таможенного союза». При этом упоминается, что «основанием для оспаривания актов Комиссии Таможенного союза либо отдельных их положений, действий (бездействия) Комиссии Таможенного союза является их несоответствие международным договорам, заключенным в рамках Таможенного союза», т.е. в том числе Договору о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы, который, как показано выше, имплементировал Соглашение ВТО, к которому присоединяется Россия.

В этой связи специалисты не исключает возможности подачи хозяйствующими субъектами исков в суды Российской Федерации и/или в Суд ЕврАзЭС на основании Соглашения ВТО, что создает простор для дискуссии о возможном прямом действии Соглашения ВТО в рамках российской правовой системы, а также договорно-правовой базы ТС ЕврАзЭс[179]. В настоящее время правовые основы таможенного-тарифного режима государств-членов ТС ЕврАзЭс образуют положения ТК ТС, соглашения в рамках ТС ЕврАзЭс, решения ЕЭК ТС ЕврАзЭс (ранее КТС ТС ЕврАзЭс), а также акты органов государств-участников ТС (в части не урегулированной таможенным законодательством ТС ЕврАзЭс). В Российской Федерации  основополагающим актом национального регулирования по установлению таможенно-тарифного режима является Федеральный закон от 27 ноября 2010 года N 311-ФЗ «О таможенном регулировании Российской Федерации»[180]. При этом статья 357.10 Таможенного кодекса Российской Федерации и положения Закона Российской Федерации от 21 мая 1993 года N 5003-1 «О таможенном тарифе» (далее – Закон РФ «О таможенном тарифе») по прежнему действуют в части, не противоречащей ТК ТС  и указанному Федеральному закону.

В Республике Беларусь таким актом является Таможенный кодекс Республики Беларусь от 4 января 2007 года N 204-З, с последующими изменениями и дополнениями (применяется в части, не противоречащей Таможенному кодексу Таможенного союза); Указ Президента Республики Беларусь от 31 декабря 2007 года N 699 «Об установлении ставок ввозных таможенных пошлин», с последующими изменениями и дополнениями (действует в части пункта 2).

В Республике Казахстан таким актом является Кодекс Республики Казахстан от 30 июня 2010 года № 296-IV «О таможенном деле в Республике Казахстан»[181].

В Договоре о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза от 6 октября 2007 года [182] Республика Беларусь, Республика Казахстан и Российская Федерация определили таможенный союз как форму торгово-экономической интеграции государств-членов, предусматривающую единую таможенную территорию, в пределах которой во взаимной торговле товарами, происходящими с единой таможенной территории, а также происходящими из третьих стран и выпущенными в свободное обращение на этой таможенной территории, не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического характера, за исключением специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер при применении государствами-членами Единого таможенного тарифа и других единых мер регулирования торговли товарами с третьими странами.

Согласно решению Совета Евразийской экономической комиссии от 16 июля 2012 г. N 54 «Об утверждении единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Таможенного союза и Единого таможенного тарифа Таможенного союза» [183] таможенные пошлины с товаров, ввозимых на единую таможенную территорию Таможенного союза из третьих стран, систематизированных в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Таможенного союза (ТН ВЭД ТС), взимаются в соответствии с Единым таможенным тарифом Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации (ЕТТ ТС).

При этом следует отметить, что в отношении товаров, происходящих из стран, торгово-политические отношения с которыми не предусматривают режим наиболее благоприятствуемой нации, применяются ставки ввозных таможенных пошлин ЕТТ ТС, увеличенные вдвое, за исключением случаев предоставления тарифных преференций на основании положений международных договоров государств - членов ТС ЕврАзЭс, международных договоров Российской Федерации. В отношении товаров, страна происхождения которых не установлена, применяются ставки ввозных таможенных пошлин ЕТТ ТС, за исключением случаев, предусмотренных международными договорами государств - членов Таможенного союза, международными договорами Российской Федерации.

Однако как указала ФНС России: «положения пункта 2 статьи 3 Закона РФ «О таможенном тарифе» в отношении товаров, происходящих из стран, торгово-политические отношения с которыми не предусматривают режим наиболее благоприятствуемой нации, не применяются»[184]. 

При этом в параграфе 30 Доклада Рабочей группы ФТС России  не уполномочена изменять ставки ввозных таможенных пошлин, либо устанавливать специфические методы их расчета иными способами (такими как рекомендации, письма, «письма-инструкции», телеграммы либо телетайповые сообщения), кроме предусмотренных ТК ТС, Соглашением Таможенного союза о таможенной оценке, Соглашением Таможенного союза «О единых правилах определения страны происхождения товаров», соответствующими решениями Комиссии Таможенного союза, а также международными соглашениями, участником которых является Российская Федерация, и нормативными правовыми актами Российской Федерации по таможенным и тарифным вопросам.

Для введения конкретного таможенно-тарифного режима используется богатый арсенал инструментов. К их числу следует отнести ставки таможенных пошлин, таможенную товарную номенклатуру, порядок определения страны происхождения и расчета (установления) таможенной стоимости, систему таможенно-тарифных льгот и преференций и др.

Соответствие между товарной номенклатурой и ставками таможенных пошлин устанавливается в таможенном тарифе. Процедура определения кода товара по ТН ВЭД или таможенное приравнивание имеет важное экономическое и правовое значение[185], так как от места нахождения товара в таможенном тарифе, то есть конечной товарной позиции, зависит величина ставки таможенной пошлины, а, следовательно, и размер таможенного обложения товара, таможенной нагрузки на импорт/экспорт в экономическом смысле.

В Европейском таможенном союзе (далее – ЕТС) при декларировании таможне товары должны быть классифицированы согласно комбинированной номенклатуре. Импортированные и экспортируемые товары должны быть декларированы с указанием подзаголовка номенклатуры, под который они подпадают. Она определяет, какая ставка таможенной пошлины применяется и как товары рассматриваются в статистических целях[186].

22 сентября 1987 года Европейское сообщество ратифицировало Международную конвенцию о гармонизированной системе описания и кодирования товаров (ГС). Новая номенклатура была сформулирована Советом таможенного сотрудничества (Customs Cooperation Council) и заменила практически во всем мире прежнюю брюссельскую номенклатуру, став основой как для тарифных, так и статистических номенклатур Сообщества и его торговых партнеров. Она вступила в силу на территории Сообщества с 1 января 1988 г. в форме совмещенной номенклатуры (Combined Nomenclature) и действует до сих пор. Совмещенная номенклатура (СН) включает в себя:

1) номенклатуру ГС;

2) субпозиции к этой номенклатуре, созданные Сообществом и называющиеся «субпозиции СН» (CN Subheadings);

3) предварительные положения, т.е. дополнительные секции, примечания к главам и подстрочные примечания к субпозициям СН.

Совмещенная номенклатура полностью удовлетворяет как тарифным, так и статистическим требованиям Европейского сообществаи используется не только Сообществом, но и его основными торговыми партнерами[187].

ЕТТ ТС основан на Гармонизированной системе описания и кодирования товаров (ГС) 2007 года ВТаО. Система первоначально была введена в Российской Федерации 1 января 2007 года постановлением Правительства Российской Федерации N 718 "О Таможенном тарифе Российской Федерации и Товарной номенклатуре, применяемой при осуществлении внешнеэкономической деятельности"[188] в целях замены системы ГС 2002, используемой ранее. В 2007-2009 годах в Товарную номенклатуру Российской Федерации были внесены дополнительные изменения выше шестизначного уровня ГС 2007. Действующая в настоящее время система кодов номенклатуры ЕТТ ТС отличается от системы Российской Федерации, введенной с 1 января 2007 года

Статья 50 ТК ТС [189] регламентирует функциональное назначение ТН ВЭД ТС как инструмента осуществления мер таможенно-тарифного и нетарифного регулирования внешнеторговой и иных видов внешнеэкономической деятельности, а также инструмента ведения таможенной статистики в рамках ТС ЕврАзЭс.

ТК ТС не дает легального определения понятия ТН ВЭД ТС. Таможенно-статистическая номенклатура представляет собой систематизированный список товаров и соответствующих им кодов товарных групп, позиций, субпозиций и подсубпозиций, примечаний к ним, а также содержит базовые и частные правила классификации, то есть установления кода товара по товарной номенклатуре, при обязательном условии, которое отличает таможенную товарную номенклатуру от любой другой - таможенная номенклатура всегда лежит в основе таможенного тарифа.

На ТН ВЭД ТС основан ЕТТ ТС Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации [190].

В теории таможенный тариф представляет собой результат систематизации ставок таможенных пошлин в зависимости от вида товара, перемещаемого через таможенную границу. Однако в силу сравнительно недавнего функционирования единого таможенного тарифа на таможенной территории  стран-участниц ТС ЕврАзЭс, данный инструмент содержит только ввозные таможенные пошлины.

Для примера в ЕЭС, образованном согласно Договору об учреждении ЕЭС (Рим, 25 марта 1957 год) ликвидация таможенных тарифов участников была завершена к 1 июля 1968 года[191].

По действующему порядку в соответствии с п. 3 ст. 3 Закона РФ «О таможенном тарифе» ставки вывозных таможенных пошлин и перечень товаров, в отношении которых они применяются, устанавливаются Правительством РФ.

В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 июля 2012 г. N 756 «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, вывозимые из Российской Федерации за пределы государств - участников соглашений о Таможенном союзе, и о признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации» [192] ставки вывозных таможенных пошлин применяются к товарам, вывозимым из Российской Федерации за пределы государств - участников соглашений о Таможенном союзе.

В соответствии с п. 3 ст. 126 Кодекса РК «О таможенном деле в Республике Казахстан» для целей исчисления вывозных таможенных пошлин применяются ставки, установленные Правительством Республики Казахстан в отношении товаров, включенных в сводный перечень товаров, формируемый Комиссией таможенного союза в соответствии с международными договорами Республики Казахстан, регулирующими вопросы применения вывозных таможенных пошлин в отношении третьих стран. Реализуя соответствующее полномочие, Правительство Республики Казахстан приняло Постановление от 7 июня 2010 года N 520 «О ставках таможенных пошлин Республики Казахстан»[193]. Ставки вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты установлены Постановлением Правительства Республики Казахстан от 15 октября 2005 года N 1036 «О взимании таможенных пошлин при вывозе с таможенной территории Республики Казахстан товаров, выработанных из нефти»[194], в которое периодически вносятся изменения и дополнения.

В Республике Беларусь ставки вывозных таможенных пошлин устанавливаются Президентом Республики Беларусь и (или) законами, если иное не установлено Президентом Республики Беларусь (ст. 3 Закона Республики Беларусь от 3 февраля 1993 года N 2151-XII «О Таможенном тарифе») [195]. В этих целях, например, приняты Указы Президента Республики Беларусь от 31 декабря 2010 года N 716 «О ставках вывозных таможенных пошлин»[196], от 1 февраля 2011 года N 40 «Об установлении ставок вывозных таможенных пошлин на кожевенное сырье» [197].

Следует отметить, что экспортная пошлина применяется странами, вывозящими в основном сырьевые товары для двух целей: увеличение доходной части бюджета и защита внутреннего производителя. При этом практика переговоров о присоединении стран к ВТО свидетельствует о попытках ряда стран-участниц «несырьевой» направленности трактовать применение экспортных пошлин как меру по ограничению экспорта и требовать ее отмены[198].

При этом страны-участницы приняли соглашение [199], направленное на унификацию в рамках ТС ЕврАзЭС перечня товаров, к которым применяются вывозные таможенные пошлины.

2. 2. Правовые основы установления Единого таможенного тарифа в таможенном союзе ЕврАзЭс

Слово «тариф» берет свое происхождение от названия небольшого города Тарифы, расположенного близ Гибралтарского пролива. Во время своего владычества над проливом арабы взимали в Тарифе сбор со всех судов, проходивших через пролив. Величина такого сбора рассчитывалась по особой таблице в соответствии с качеством и количеством груза. Впоследствии, как отмечается в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, таблицы для взимания разного рода сборов, в том числе и таможенных, стали применяться и в других странах, и слово «тариф» вошло во всеобщее употребление[200]. Еще в начале ХХ века в ряде стран существовали таможенные системы, обходившиеся без таможенных тарифов. Так, в Китае все товары, ввозимые и вывозимые через морские китайские таможни, облагались единой ставкой в 5%, в Индии такая ставка составляла 3,5%, а в Египте - 8% и т.д. Однако с развитием экономики, диверсификацией товарной структуры внешней торговли, обострением конкурентной борьбы на мировых рынках происходит детализация и усложнение таможенных тарифов. Ставки таможенных пошлин ставятся в зависимость от вида товара, его позиции в товарной номенклатуре, используемой в таможенных целях.

Переходя к дальнейшему анализу одного из основных инструментов таможенно-тарифного регулирования внешнеторговой деятельности обратимся к семантическому значению некоторых слов. Итак, слово «единый» означает «один», «одинаковый», «целостный» [201]. Считается, что приобретение объектами признака «единство» возможно не только в результате замещения всех структурных элементов указанных объектов одним-единственным, но и в результате придания таким элементам одинаковой, единообразной формы, объема или содержания[202]. Понятия «общий» и «единый» используются в качестве синонимов для раскрытия их содержания в современном русском языке - слово «общий» используется для постижения значения слова «единый» и наоборот[203]. Представляется, что в юриспруденции и в рамках разных правовых систем при отборе  понятийного аппарата большое значение для обозначения юридических категорий имеют смысловые оттенки и наполнение слов. Так, Л.В. Щур-Турханович, проводя параллели между понятиями «единое экономическое пространство» и «общее экономическое пространство» пришел к некоторым выводам, которые по мнению автора данной работы могут быть применены и к разделению категорий «единый таможенный тариф и общий таможенный тариф». В общем виде идеи автора можно выразить следующим. «Единство» образуется в результате объединения «нескольких индивидуальных экономических пространств», а «общность» базируется на одном «для всех находящихся на данном пространстве коллективном экономическом процессе».

В этой связи можно привести в пример Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 года[204] и Соглашение о формировании Единого экономическое пространства от 19 сентября 2003 года [205]. В первом речь идет «о регулировании экономики», тогда как во втором о «механизмах регулирования экономик». Применительно к тематике данного раздела это означает, что законодатели стран-участниц ЕврАзЭс удачно подобрали термин «Единый» к таможенному тарифу, так как пока все же экономики Беларуси, Казахстана и России не обобщаются и стороны признают автономность экономических процессов на каждой территории.

Понятие «общий таможенный тариф» встречается в Соглашение об Общем таможенном тарифе государств-участников Таможенного союза от 17 февраля 2000 года[206]. Так, в соглашении указано, что «общий таможенный тариф государств-участников Таможенного союза  согласованный и утвержденный в установленном порядке перечень единых ставок ввозных таможенных пошлин, применяемых к товарам, ввозимым на таможенные территории государств-участников из третьих стран, и систематизированный в соответствии с Единой товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Содружества Независимых Государств».

В ЕС основы общего рынка были заложены с образованием Европейского экономического сообщества - ЕЭС (позже: Европейское сообщество) и Европейского сообщества по атомной энергии - Евратом. Благодаря этим сообществам, прежде всего ЕЭС, процесс интеграции (общий рынок) был распространен на всю экономическую сферу.

Одной из наиболее важных составляющих ЕТС является общий таможенный тариф. Именно он позволил ЕЭС ввести независимую таможенную и общую торговую политики, а с 1975 года доходы от общего таможенного тарифа поступали не государствам-членам, а напрямую Европейскому сообществу, являясь одним из важных источников бюджета.

Как отмечает Р.А. Шепенко: «Через тариф реализуется принцип, по которому отечественные производители должны быть в состоянии конкурировать справедливо и одинаково на внутреннем рынке с изготовителями, экспортирующими из других стран» [207].

Общий таможенный тариф был введен ст. 18-29 Договора о ЕЭС[208] в 1958 г. и стал целиком применяться с завершением переходного периода (т.е. с 1968 г.). Общий таможенный тариф был закреплен на уровне среднего арифметического пошлин, которые были в силе на 1 января 1957 г.[209]

C 1 января 2010 года в Республике Беларусь, Республике Казахстан и Российской Федерации применяются ТН ВЭД ТС и ЕТТ ТС (ставки ввозных таможенных пошлин), утвержденные Решением Межгоссовета ЕврАзЭС от 27 ноября 2009 года N 18 и Решением Комиссии таможенного союза от 27 ноября 2009 года N 130.

В отношении ТН ВЭД ТС и ЕТТ ТС регулирующими органами постоянно вносятся изменения соответствующими решениями. Одной из причин является «устарелость» прежних номенклатур, действующих в странах-участницах ТС ЕврАзЭс и необходимость внесения постоянных уточнений, касающихся классификации товаров.

Причины данного порядка заключаются в постоянном изменении и непостоянстве национальных законодательств о таможенном деле государств-участников ТС ЕврАзЭс, связанных с интеграционными процессами и выделении наднационального уровня регулирования таможенно-тарифных отношений. Напомним, что впервые система, устанавливающая таможенные тарифы на экспорт и импорт товаров в рамках внешнеэкономической деятельности, на базе товарной номенклатуры была применена в 1990 году. С распадом СССР в 1995 году Правительства государств – членов СНГ стремились к унификации форм таможенной статистики и упрощению таможенных процедур, договорились о принятии ТН ВЭД СНГ. За основу действующего сегодня ЕТТ ТС был взят Единый таможенный тариф, установленный в Российской Федерации.  Говоря о товарной номенклатуре в качестве одной из составляющих тарифного инструмента реализации внешнеторговой политики, следует обратить внимание на его двойственную природу. Имеется в виду, что товарная номенклатура может выполнять и фискальную функцию и регулирующую. В качестве примера выполнения регулирующей составляющее можно привести пример с производством турбогенераторов на территории ТС ЕврАзЭс. Так, в соответствии с ЕТТ ТС ставка таможенного тарифа на ввоз на территорию Таможенного союза компонентов паровой турбины (код ТН ВЭД ТС 8406 90) установлена в размере 10% и на турбины в полной комплектации (код ТН ВЭД ТС 8406) - 15%, а ставка таможенного тарифа на импорт турбогенераторов (код ТН ВЭД ТС 8502 39 2000) установлена в размере 0%. При этом турбогенератор представляет собой устройство, состоящее из турбины, генератора и рамки. Если учесть, что значительное количество компонентов для паровых турбин не производятся на территории ТС ЕврАзЭс, и для производства турбогенераторов производители вынуждены ввозить комплектующие и затем на производстве осуществлять сборку турбогенераторов – себестоимость по определению не может быть ниже, чем себестоимость готовых турбогенераторов, ввозимых иностранными контрагентами по ставке 0%.

Важно отметить, что ЕЭК в пределах своих полномочий принимает решения, имеющие обязательный характер для сторон, и рекомендации, не носящие обязательного характера (ст. 5 Договора о ЕЭК). Решения ЕЭК входят в договорно-правовую базу ТС ЕврАзЭс и ЕЭП и подлежат непосредственному применению на территориях сторон. ЕЭК переданы полномочия по ведению  ЕТТ ТС / установлению ставок ввозных таможенных пошлин (включая ввозные сезонные пошлины). Так, для оперативного регулирования ввоза товаров на единую таможенную территорию государств-членов ТС ЕврАзЭс при необходимости могут устанавливаться сезонные таможенные пошлины, срок действия которых не может превышать 6 месяцев в году, применяемые вместо ввозных таможенных пошлин (ст.7 Соглашения о едином таможенно-тарифном регулировании от 25 января 2008 года). Сезонные пошлины по-прежнему могут устанавливаться национальным регулятором, но только в отношении вывозных таможенных пошлин (ст. 6 Закона РФ «О таможенном тарифе»). Следует отметить, что Решения КТС, действующие на 1 января 2012 года, сохраняют свою юридическую силу  (ст. 38 Договора о ЕЭК). Начиная с 1 января 2010 года, государства-члены ТС ЕврАзЭс не вправе изменять ставки ввозных таможенных пошлин в одностороннем порядке. 

Однако ТК ТС (п.2 ст.77) и Соглашением о едином таможенно-тарифном регулировании от 25 января 2008 года  такая возможность предусмотрена. Во исполнение этой нормы был принят Протокол от 12 декабря 2008 года «Об условиях и порядке применения в исключительных случаях ставок ввозных таможенных пошлин, отличных от ставок Единого таможенного тарифа» [210]. Протокол действует в течение пяти лет с даты вступления в силу и не подлежит продлению (ст. 6 Протокола).

Аналогично, никакой участник ЕС не может односторонне выбрать или договориться о тарифных вопросах; все изменения в общем таможенном тарифе решаются Советом после переговоров (в случае необходимости) и предложения Комиссией. Все двусторонние (между ЕС и третьими странами) и многосторонние (в рамках ВТО) переговоры проводятся Комиссией. Для участников ЕС общий таможенный тариф означает как потерю выбора в проведении независимой таможенной или торговой политики, так и потерю таможенного дохода[211].

Единый таможенный тариф представляет свод ставок таможенных пошлин, применяемых к товарам, ввозимым на единую таможенную территорию из третьих стран, систематизированный в соответствии с Единой товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности.

Механизм правового регулирования установления ставок ЕТТ ТС представляется достаточно сложным, так как прежде всего включает в себя два уровня - национальный и наднациональный. В рамках данного исследования будут рассмотрены особенности принятия решений в отношении ставок ЕТТ ТС в Российской Федерации. Итак, в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2009 г. N 1166 "О Правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции"[212] и Распоряжением Правительства РФ от 19 января 2010 г. N 20-р “О составах подкомиссий Правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции”[213] вопросы таможенно - тарифного регулирования внешнеэкономической деятельности в части таможенно-тарифного и нетарифного регулирования ввоза товаров на таможенную территорию РФ и вывоза товаров с этой территории в Российской Федерации отнесены к ведению Правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции, возглавляемой первым заместителем Председателя Правительства Российской Федерации - И.И. Шуваловым. К полномочиям подкомиссии по таможенно-тарифному регулированию и нетарифному регулированию, защитным мерам во внешней торговле Правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции (далее - подкомиссия) относятся, в частности, прием заявлений и других необходимых документов, направленных на обоснование необходимости изменения ставок таможенного тарифа; анализ представленных документов с точки зрения учета экономических интересов хозяйствующих субъектов всех стран - участниц ТС ЕврАзЭс; вынесение решения о возможности корректировки ставки таможенного тарифа/принятие решения об отказе в изменении ставки таможенного тарифа; принятие решений о распределении тарифных квот; принятие решений о корректировке экспортных ставок таможенного тарифа; подготовка конкретных предложений по корректировке ставок пошлин для ЕЭК. Таким образом, результаты работы подкомиссии являются основанием для внесения соответствующих предложений в ЕЭК.

«По умолчанию» ЕТТ ТС применяется в отношении товаров, ввозимых на единую таможенную территорию Таможенного союза и происходящих из любых стран (в том числе происхождение которых не установлено), за исключением случаев предоставления тарифных преференций в рамках единой системы тарифных преференций Таможенного союза, а также случаев применения режима свободной торговли (ст.2 Соглашения о едином таможенно-тарифном регулировании № 130 от 27 ноября 2009 года[214]).

В процессе формирования ТС ЕврАзЭс обозначилась потребность в более полном учете как социально значимых нужд населения, так и потребностей развития национальных экономик государств-членов, зависящих от традиционного импорта отдельных наименований товаров из третьих стран. По этой причине КТС решением от 27 ноября 2009 г. N 130 был утвержден Перечень товаров и ставок, в отношении которых в течение переходного периода Республикой Казахстан применяются ставки ввозных таможенных пошлин, отличные от ставок, установленных Единым таможенным тарифом Таможенного союза [215] (далее - Перечень товаров переходного периода).

Перечень товаров переходного периода постепенно сокращается и включает:

  • фармацевтическую продукция - 45 наименований товаров;
  • железнодорожные локомотивы, подвижной состав и их части - 10 наименований товаров;
  • медицинские инструменты и оборудование - 13 наименований товаров;
  • сборные строительные конструкции (теплицы) - 2 наименования товара.

В 2011 году в Казахстане из-за пределов ТС ЕврАзЭс было ввезено товаров по указанному перечню переходного периода на общую сумму 1,65 млрд. долларов США, что на 32,6% превысило аналогичный показатель 2010 году[216].

В соответствии с решением КТС от 19 мая 2011 года N 644[217] Правительством Республики Казахстан был осуществлен комплекс мер, направленных на обеспечение администрирования товаров переходного периода, а именно:

  • ввоз на территорию Республики Казахстан конструкций сборных теплиц из черных металлов осуществляется на основании лицензий, выдаваемых Министерством индустрии и новых технологий Республики Казахстан, при представлении документов, подтверждающих их целевое использование; полимеров этилена и алюминиевой фольги - при наличии в контракте нормы о целевом использовании ввозимого товара;
  • в отношении лекарственных средств в Республике Казахстан введены требования о нанесении дополнительной информации на лицевой стороне упаковки лекарственного средства о его предназначении исключительно для реализации на территории Казахстана;
  • в целях обеспечения контроля в отношении железнодорожных вагонов на этапе их перерегистрации внесены дополнения в Правила регистрации железнодорожного подвижного состава в Республике Казахстан, согласно которым в Государственный реестр должны вноситься дополнительные сведения об уплате таможенных пошлин в отношении железнодорожного подвижного состава, касательно которого Республика Казахстан применяет ставки ввозных пошлин, отличные от ставок, установленных Единым таможенным тарифом Таможенного союза (далее - ЕТТ ТС).

Контроль целевого использования на территории Республики Казахстан товаров переходного периода возложен на ряд казахстанских министерств и ведомств и по этой причине не рассматривается Комитетом таможенного контроля Министерства финансов Республики Казахстан в качестве одного из основных направлений посттаможенного контроля.

Необходимо отметить, что в целях минимизации рисков ввоза на территорию Российской Федерации с территорий Республики Беларусь и Республики Казахстан отдельных наименований товаров и транспортных средств происхождения третьих стран, в отношении которых в Белоруссии и Казахстане на 1 июля 2010 года (дату вступления в силу ТК ТС) применялись более льготные, чем в России, порядок уплаты и ставки ввозных таможенных пошлин, налогов, руководителями государств - членов ТС ЕврАзЭс 5 июля 2010 года был подписан Протокол об отдельных временных изъятиях из режима функционирования единой таможенной территории Таможенного союза[218] (далее – Протокол об изъятиях), которым из правила о беспрепятственном перемещении в пределах единой таможенной территории был изъят ряд товаров, в том числе:

  • автомобили легковые и прочие моторные транспортные средства для личного пользования, классифицируемые в товарной позиции 8703 ТН ВЭД ТС, в отношении которых таможенные пошлины, налоги уплачены по ставкам, отличающимся от установленных Соглашением о порядке перемещения физическими лицами товаров для личного пользования через таможенную границу Таможенного союза от 18 июня 2010 года[219];
  • товары, в отношении которых в соответствии с национальным законодательством государства - члена Таможенного союза, на территорию которого ввозятся эти товары, применяются специальные защитные, антидемпинговые, компенсационные и ответные меры или в отношении которых государства - члены Таможенного союза применяют различающиеся ставки таможенных пошлин в зависимости от страны происхождения товаров и условий ввоза вследствие неунификации торговых режимов с третьими странами;
  • товары, в отношении которых Республика Казахстан применяет ставки таможенных пошлин, отличные от ставок ЕТТ ТС, то есть товары переходного периода.

В отношении вышеперечисленных товаров и транспортных средств, изъятых из режима функционирования единой таможенной территории, при перемещении в рамках взаимной торговли между государствами - членами ТС ЕврАзЭс было предписано осуществлять таможенный контроль и таможенное декларирование с взиманием ввозных пошлин в соответствии с законодательством государства ввоза с учетом положений Протокола об изъятиях.

Кроме этого были в Российской Федерации были установлены «Дополнительные случаи декларирования товаров» (ч. 6 ст. 217  ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации»). Так Правительство Российской Федерации вправе устанавливать случаи декларирования таможенным органом отдельных категорий товаров, ввозимых в Россию с территории государства – члена ТС ЕврАзЭс, а именно:

1) если при выпуске для внутреннего потребления этих товаров на территории государства - члена Таможенного союза ввозные таможенные пошлины были уплачены по ставкам, размеры которых ниже, чем те, которые применяются в Российской Федерации;

2) если на территории государства - члена Таможенного союза при ввозе товаров из государств, не являющихся членами Таможенного союза, были предоставлены льготы по уплате ввозных таможенных пошлин, а также при ввозе товаров, изготовленных из этих товаров, за исключением случаев, когда таможенным законодательством Таможенного союза прямо установлено, что такие товары могут перемещаться по таможенной территории Таможенного союза без уплаты ввозных таможенных пошлин;

3) если ввозятся товары, происходящие из государств, не являющихся членами Таможенного союза, к которым применяются ограничения, введенные Российской Федерацией в одностороннем порядке, включая специальные защитные, антидемпинговые и компенсационные меры, даже если эти товары приобрели статус товаров Таможенного союза в соответствии с Таможенным законодательством Таможенного союза.

Проведенный анализ показывает, что изложенный в вышеуказанном Федеральном законе перечень случаев таможенного декларирования товаров, ввозимых на территорию Российской Федерации с территорий Республики Беларусь и Республики Казахстан, охватывает более широкую номенклатуру товаров и транспортных средств, чем Протокол об изъятиях и тем более Перечень товаров переходного периода.

То есть предложенной юридической конструкцией системы изъятий из режима функционирования единой таможенной территории российский законодатель попытался не только охватить уже известные, причем как согласованные, так и инициативно применяемые в одностороннем порядкев государствами - членами ТС ЕврАзЭс механизмы обеспечения национальных экономических интересов, но и предвосхитить появление в будущем новых форм государственной поддержки импортеров на единой территории ТС ЕврАзЭс.

Следует отметить, что возможность применения государствами - членами ТС ЕврАзЭс в одностороннем порядке во взаимной торговле специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер, а также запретов и ограничений импорта или экспорта, необходимых для защиты общественной морали, жизни или здоровья человека, животных и растений, охраны окружающей природной среды и защиты культурных ценностей, заложена основополагающим Договором о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза от 6 октября 2007 года (ст. 3). При этом определено, что введение таких запретов и ограничений не может использоваться в качестве средства неоправданной дискриминации или скрытого ограничения торговли.

В  настоящее  время большинство   тарифных   линий  облагаются   адвалорной   пошлиной. Примерами  тарифных  позиций,  по  отношению  к  которым  применяются  специфические  ставки являются яблоки, шоколад, пиво и крепкие алкогольные напитки. В последнее время в научных кругах поднимается вопрос о последствиях вступления России в ВТО, связанных с принятием международно-правовых обязательтсв по установлению максимального уровня импортного тарифа (ставки ввозной пошлины) по каждой позиции товара.

В связи с этим возникает вопрос о потенциальной коллизии обязательств, принятых Российской Федерацией в рамках Таможенного союза и в рамках многосторонней договорной системой ВТО. Так, В.Ю. Вобликов[220] ставит под сомнение возможность Российской Федерации обеспечить исполнение своих обязательств как государства, присоединяющегося к ВТО, и обязательств по вопросам установления ставок ЕТТ ТС, отнесенного к компетенции органов ТС ЕврАзЭС.

Статьей 5 Соглашения о едином таможенно-тарифном регулировании от 25 января 2008 года допускается возможность снижения или освобождения от уплаты ввозной таможенной пошлины в отношении товаров, ввозимых в качестве взноса в уставный капитал в рамках инвестирования / льготного режима в соответствии с национальным законодательством. Так, например, в Республике Беларусь в малых и средних городах[221] и сельских населенных пунктах предусмотрено освобождение от обложения таможенными пошлинами и НДС при ввозе технологического оборудования в качестве вклада в уставный фонд создаваемой коммерческой организации (Декрет Президента Республики Беларусь от 28 января 2008 года N 1 "О стимулировании производства и реализации товаров (работ, услуг)").

С даты введения в действие ЕТТ ТС и предоставления полномочий по его ведению ЕЭК более высокая или более низкая ставка ввозной таможенной пошлины по сравнению со ставкой ЕТТ ТС может применяться одной из стран-участниц ТС ЕврАзЭс в отношении товара, происходящего из третьих стран, в исключительных случаях на основании решения Совета ЕЭК (ст. 2 Протокола от 12 декабря 2008 года «Об условиях и порядке применения в исключительных случаях ставок ввозных таможенных пошлин, отличных от ставок Единого таможенного тарифа»[222]).

Применение одной из стран-участниц ТС ЕврАзЭс более высокой ставки может быть инициировано если такая мера является необходимым условием для развития отрасли экономики государства этой страны. Применение одной из стран-участниц ТС ЕврАзЭс более низкой ставки может быть предложено в случае острого дефицита товара, если такая мера является необходимым условием для удовлетворения социально значимых потребностей населения или потребностей развития производства, которое зависит в значительной степени от традиционного импорта из третьих стран и не может быть осуществлено за счет производства этого или аналогичного товара в ТС ЕврАзЭс. Решение о применении одной из стран-участниц ТС ЕврАзЭс более высокой или более низкой ставки принимается Советом Комиссии на основе консенсуса.

Кроме этого необходимо отметить, что товары, ввозимые для использования в производственных процессах, указанных в соглашениях о разделе продукции (далее – СРП), освобождаются от уплаты ввозной пошлины в соответствии с пунктом 9 статьи 346.35 Налогового кодекса Российской Федерации, которая продолжает действовать до издания ЕЭК решения, регулирующего импорт товаров в рамках СРП.

В таможенном союзе ЕврАзЭс установлена трехуровневая структура таможенного законодательства (ст. 3 ТК ТС):

1) ТК ТС;

2) международные договоры государств - членов ТС ЕврАзЭс;

3) решения наднационального органа ТС ЕврАзЭс.

Первые два уровня источников таможенного законодательства призваны закреплять основы регулирования установления ЕТТ ТС в таможенном союзе ЕврАзЭС и заложить законодательные основы финансово-правовых институтов. Данные основы целесообразно принимать в форме международно-правовых договоров путем выполнения нормотворческих полномочий единого постоянно действующего регулирующего органа таможенного союза ЕврАзЭс и Единого экономического пространства. При этом следует различать международные договоры государств - членов ТС ЕврАзЭс и международные договоры государства - члена ТС ЕврАзЭс, регулирующих таможенные отношения. “В первом случае речь идет о тех договорах, которые были приняты в связи с функционированием Таможенного союза ЕврАзЭС всеми государствами - его членами. Такие международные договоры могут быть только многосторонними и являются актами таможенного законодательства Таможенного союза. Во втором случае речь может идти как о двусторонних, так и о многосторонних международных договорах, одной из сторон которых является государство - член Таможенного союза. По своему содержанию такие международно-правовые договоры не являются принятыми в связи с функционированием Таможенного союза ЕврАзЭС, и они не входят в систему таможенного законодательства Таможенного союза. При этом они могут являться источником национального таможенного права и регулировать таможенные отношения применительно к одному из государств - членов Таможенного союза», - отмечает А.Н. Козырин[223].

Вместе с тем обязательства, которые примет на себя Россия, в связи с вступлением в ВТО накладывают вполне конкретные ограничения на торговую политику страны в той ее части, которая относится к установлению таможенных пошлин. Для каждой страны, вступающей в ВТО, итоги переговорного процесса отражаются в документах о присоединении, которые включают Протокол о присоединении к ВТО и соответствующие приложения [224]. Кроме этого, итогами таких переговоров связаны иные государства – члены интеграционных экономических образований. Так, для Российской Федерации одно из приложений к докладу о присоединении Российской Федерации к ВТО  содержит ее международно–правовые обязательства по установлению максимального уровня импортного тарифа (ставки ввозной пошлины) по каждой позиции товара. В этом документе также фиксируется начальный уровень таможенного тарифа, конечный уровень, на котором ставка таможенного тарифа по каждой линии таможенного тарифа связывается. При этом устанавливаются конкретные сроки, по истечении которых будет происходить снижение ставок таможенного тарифа. В этой связи возникает закономерный вопрос: смогут ли Белоруссия и Казахстан сохранить тот же уровень тарифной защиты, что и Россия? Фактически на территории ТС действует общий таможенный тариф ТС. Причем у Таможенного союза нет ни перед кем никаких обязательств по либерализации единого тарифа. В этой связи России понадобиться согласие Белоруссии и Казахстана на снижение ставок единого тарифа по российскому лекалу. Согласие на российский вариант модификации законодательства для Белоруссии и Казахстана будет означать необходимость добиваться в своих переговорах с ВТО точно таких же условий тарифной либерализации, о которых договорилась Россия.

Так, некоторые специалисты [225] считают, что в связи с этим возникает вопрос о потенциальной коллизии обязательств, принятых Российской Федерацией в рамках Таможенного союза и в рамках многосторонней договорной системой ВТО, а также ставят под сомнение возможность Российской Федерации обеспечить исполнение своих обязательств как государства, присоединяющегося к ВТО, и обязательства по вопросам установления ставок ЕТТ, отнесенного к компетенции органов Таможенного союза ЕврАзЭС. Следует также учесть и положения Договора о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы. Данный договор призван обеспечить полноценное функционирование Таможенного союза в случае присоединения одного или нескольких его членов к ВТО. Со дня присоединения любой из стран – участниц (в данный момент - Россия, Казахстан, Белоруссия) к ВТО положения Марракешского соглашения об учреждении Всемирной торговой организации[226] становятся частью правовой системы ТС. С момента присоединения страны – участницы к ВТО ставки ЕТТ ТС не могут превышать ставки импортного тарифа, предусмотренные Перечнем уступок и обязательств по доступу на рынок товаров (предусмотрены исключения [227]). Кроме этого любая страна – член ВТО должна представлять в установленные сроки Генеральному совету ВТО нотификации обо всех изменениях в своем внешнеторговом режиме. В этой связи «также непонятно, о каких изменениях во внешнеторговом режиме наша страна будет сообщать ВТО, если собственного режима у нее уже нет»[228].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В связи сообразованием ТС ЕврАзЭс и вступлением Российской Федерации в ВТО происходит «строительство» таможенного законодательства указанного таможенного союза. Не остаются в стороне и национальные законодательства стран-членов ТС ЕврАзЭс, которые постоянно находятся в процессе логического сокращения своей роли в рамках создаваемого союза и Единого экономического пространства.   Страны-участницы ТС ЕврАзЭс, следуя примеру развитых интеграционных образований (ЕС, НАФТА, МЕРКОСУР и др.) стремятся к проведению единой торговой политики в отношении третьих стран посредством:

  • установления и применения единого таможенного тарифа и иных единых мер регулирования внешней торговли с третьими странами;
  • установления и применения в отношениях с третьими странами единого торгового режима;
  • установления и применения порядка зачисления и распределения таможенных пошлин, иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие;
  • установления и применения единых правил определения страны происхождения товаров;
  • установления и применения единых правил определения таможенной стоимости товаров;
  • установления и применения единой методологии статистики внешней и взаимной торговли;
  • установления и применения унифицированного порядка таможенного регулирования, включая единые правила декларирования товаров и уплаты таможенных платежей и единые таможенные режимы;
  • учреждения и функционирования органов таможенного союза, осуществляющих свою деятельность в пределах полномочий, наделенных странами-участницами.

Внешнеторговая деятельность - деятельность по осуществлению сделок в области внешней торговли товарами, услугами, информацией и интеллектуальной собственностью. К внешней торговле товарами относится импорт и (или) экспорт товаров. Регулирование внешней торговли является важнейшим фактором развития государства. Публичная составляющая международной торговли прослеживается во всех структурных компонентах торговых правоотношений (субъекты, объекты и содержание), основанных на международном договоре. Каждое государство определяет степень государственного регулирования внешнеторговой деятельности страны самостоятельно, устанавливая либеральные меры воздействия либо, тяготея к более «закрытому» характеру экономики. Однако независимо от выбранного направления - фритредерство или протекционизм государства (объединения государств) применяют в качестве основного инструмента таможенно-тарифного регулирования - таможенный тариф. Таможенный тариф представляет собой результат систематизации ставок таможенных пошлин в зависимости от вида товара (его товарной номенклатуры), перемещаемого через таможенную границу.

Курс на либерализацию внешнеторговых отношений, который провозгласила Россия в 1990-х годов в связи с проведением рыночных реформ, ни в коем случае не означает абсолютного, неконтролируемого господства стихии свободной торговли. Практически во всем мире внешнеторговая деятельность является объектом пристального внимания со стороны государства и предметом правового регулирования. Отличительной чертой правового регулирования международной торговли в XX - XXI вв. является то, что его основой стали многосторонние договоры (международные товарные соглашения; договоры о создании интеграционных объединений: зон свободной торговли, таможенных и экономических союзов; соглашения, составляющие в совокупности с другими документами право Всемирной торговой организации - право ВТО; договоры, унифицирующие нормы международного частного права). Любой международный договор по вопросам торговли независимо от содержания является юридическим фактом, порождающим публичное правоотношение между сторонами (субъектами) данного договора - государствами, государствами и международными организациями. В установленных таким образом отношениях решаются важнейшие вопросы государственного регулирования внешнеторговой деятельности и экспортно-импортных сделок, что дает основание рассматривать их как неотъемлемый элемент установления режима международной торговли. 

В связи с созданием Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации государственное регулирование внешней торговли с 2010 года начинает реализовываться в новых условиях, при которых существенная часть полномочий была делегирована на наднациональный уровень – ЕЭК. Исходя из этого в работе подробно рассмотрены вопросы передачи части функций государств в централизованное управление наднационального органа. Автор приходит к выводу, что такая передача части национальных полномочий в сфере регулирования внешней торговли и управления единым таможенным пространством наднациональному органу не означает, что члены ТС ЕврАзЭс лишаются суверенитета как первичные субъекты международного права.

Используя сложившиеся в процессе развития мировой торговли разнообразные методы экспортно-импортного регулирования, государство устанавливает режим пересечения товарами его таможенных границ, предусматривает для экспорта и (или) импорта определенных товаров обязательное лицензирование, устанавливает особые требования к подтверждению качества товара, при необходимости ограничивает количество экспорта или импорта товара. Основной правовой формой сотрудничества в области внешней торговли являются международные договоры. Представляется, что на сегодня коммерческий оборот товаров между странами, напрямую зависит от режима внешней торговли и таможенно-тарифного режима. Применив некоторое обобщение, автор приходит к выводу, что «таможенно - тарифный режим» - это закрепленный в виде системы финансово-правовых норм, определяющих особое сочетание и взаимосвязь отдельных правовых средств и методов (юридико-организационных инструментов и мер) регулирования внешнеторговой деятельности.

При установлении конкретного таможенно - тарифного режима используется богатый арсенал таможенно - тарифных инструментов. В качестве основного вывода, можно отметить, что выделение определенного набора правовых инструментов в качестве мер установления таможенно-тарифного режима содействует принципу «определенности» при установлении обязанности по уплате таможенных пошлин участников внешнеэкономической деятельности. Среди инструментов таможенно-тарифного регулирования, помимо таможенных пошлин, автор выделяет таможенную товарную номенклатуру, порядок определения страны происхождения и расчета (установления) таможенной стоимости, систему таможенно-тарифных льгот и преференций и другие. В целях установления конкретного списка инструментов таможенно-тарифного регулирования будет целесообразно давать их описание через функцию таможенной пошлины. При этом следует отметить, что речь не идет об установлении единого, общепризнанного набора инструментов, опосредующих таможенно-тарифный режим.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ НОРМАТИВНЫХ АКТОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Список нормативных актов:

  1. Договор между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан и Российской Федерацией «О Таможенном кодексе Таможенного союза» от 27 нояб. 2009 г. (в ред. Протокола от 16 апр. 2010 г. «О внесении изменений и дополнений в Договор о Таможенном кодексе Таможенного союза от 27 нояб. 2009 года») // Официальный интернет-сайт Комиссии Таможенного союза tsouz.ru.
  2. Договор о Евразийской экономической комиссии от 18 ноября 2011 года // Собрание законодательства РФ, 12.03.2012, N 11, ст. 1275.
  3. Договор о создании единой таможенной территории и формировании таможенного союза от 6 октября 2007 года // Собрание законодательства РФ, 21.03.2011, N 12, ст. 1552.
  4. Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 года // Собрание законодательства РФ, 15.10.2001, N 42, ст. 3983.
  5. Договор о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы от 19 мая 2011 г. N 87 // В соответствии с Решением Высшего Евразийского экономического совета от 19.12.2011 N 11 данный документ вступает в силу с даты присоединения Российской Федерации к Всемирной торговой организации.
  6. Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10 октября 2000 года // Собрание законодательства РФ, 18.02.2002, N 7, ст. 632.
  7. Договор, учреждающий Европейское сообщество от от 25 марта 1957 года // Изменения и дополнения, внесенные Ниццким договором от 26.02.2001, вступили в силу 01.02.2003. Россия не участвует. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  8. Доклада Рабочей группы по присоединению Российской Федерации к Всемирной торговой организации // Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант плюс».
  9. Закон Республики Беларусь от 25 ноября 2004 года №347-З «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 15 декабря 2004 г., № 193, 2/1096.
  10. Закон Республики Казахстан от 12.04.2004 года №544-II «О регулировании торговой деятельности» // Казахстанская правда от 20 апреля 2004 г. № 81 (24391).
  11. Закон Российской Федерации от 21 мая 1993 года № 5003-1 «О таможенном тарифе» // Российская газета, N 107, 05.06.1993.
  12. Кодекс Республики Казахстан от 30 июня 2010 года № 296-IV «О таможенном деле в Республике Казахстан»// Казахстанская правда от 2 июля 2010 г. № 169-170 (26230-26231).
  13. Кодекс Республики Казахстан от 30 июня 2010 года № 296-IV «О таможенном деле в Республике Казахстан» // Ведомости Парламента Республики Казахстан, 2010 год, июнь, № 14 (2567), ст. 70.
  14. Конституция Российской Федерации 1993 года // Собрание законодательства РФ, 26.01.2009, N 4, ст. 445.
  15. Постановление Правительства Российской Федерации от 21 июля 2012 года N 756 «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, вывозимые из Российской Федерации за пределы государств - участников соглашений о Таможенном союзе, и о признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 06.08.2012, N 32, ст. 4550.
  16. Постановление Правительства РФ от 04 мая 2012 года N 432 «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на медь рафинированную, вывозимую из Российской Федерации за пределы государств - участников соглашений о Таможенном союзе» // Российская газета, N 100, 05.05.2012.
  17. Постановление Правительства РФ от 21 июля 2012 года N 756 «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, вывозимые из Российской Федерации за пределы государств - участников соглашений о Таможенном союзе, и о признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации» // Российская газета, N 177, 03.08.2012.
  18. Постановление Правительства РФ от 27.11.2006 N 718 "О Таможенном тарифе Российской Федерации и Товарной номенклатуре, применяемой при осуществлении внешнеэкономической деятельности" // Российская газета, N 271/1, 01.12.2006.
  19. Постановление Правительства РФ от 30 июля 2012 года N 779 «О тарифных квотах на отдельные виды лесоматериалов хвойных пород, вывозимых за пределы территории Российской Федерации и территории государств - участников соглашений о Таможенном союзе» // Российская газета, N 180, 08.08.2012.
  20. Приказ ФТС России от 02.08.2012 N 1560 "О применении ставок ввозных таможенных пошлин Единого таможенного тарифа Таможенного союза" от 02 августа 2012 г. № 1560. Таможенные ведомости, N 10, октябрь, 2012 (извлечение).
  21. Приказ ФТС России от 31 октября 2011 года N 2223 «О применении режима свободной торговли в отношении товаров, происходящих и ввозимых из Республики Сербии» // Таможенные ведомости», N 12, декабрь, 2011 (извлечение).
  22. Протокол от 12 декабря 2008 года «О предоставлении тарифных льгот» // Собрание законодательства РФ, 14.06.2010, N 24, ст. 2939.
  23. Протокол от 12 декабря 2008 года «Об условиях и порядке применения в исключительных случаях ставок ввозных таможенных пошлин, отличных от ставок Единого таможенного тарифа» // Собрание законодательства РФ, 14.06.2010, N 24, ст. 2936.
  24. Протокол от 16 декабря 2011 года «О присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15.04.1994 г.» // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 23.07.2012. Ратифицирован Федеральным законом от 21.07.2012 N 126-ФЗ и вступает в силу 22 августа 2012 года.
  25. Регламент совета (ЕЭС) N 2913/92, учреждающий Таможенный кодекс Сообщества // Official Journal L 302 , 19/10/1992 P. 0001 - 0050.
  26. Регламент Совета (ЕЭС) N 802/68 от 27 июня 1968 г. об общей концепции определения места происхождения товаров // Official Journal L 148, 28.6.1968, p. 1–5 (DE, FR, IT, NL).
  27. Решение N 18 от 27 ноября 2009 года Межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества «О едином таможенно-тарифном регулировании Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации» // Российская газета, N 227, 30.11.2009
  28. Решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 16 апреля 2013 года N 83 «Об официальном сайте Евразийской экономической комиссии в сети Интернет» (вместе с «Порядком формирования и ведения официального сайта Евразийской экономической комиссии в сети Интернет») // Официальный сайт Евразийской экономической комиссии http://www.tsouz.ru/, 19.04.2013.
  29. Решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 20 ноября 2012 N 229 «О Перечне товаров, в отношении которых на 2013 год устанавливаются тарифные квоты, а также объемы тарифных квот для ввоза этих товаров на территории государств - членов Таможенного союза и Единого экономического пространства» // Официальный сайт Евразийской экономической комиссии http://www.tsouz.ru/, 21.11.2012.
  30. Решение Комиссии Таможенного союза от 15 июля 2011 года N 728 «О порядке применения освобождения от уплаты таможенных пошлин при ввозе отдельных категорий товаров на единую таможенную территорию Таможенного союза» // Официальный сайт Комиссии Таможенного союза http://www.tsouz.ru/, 18.08.2011.
  31. Решение Комиссии Таможенного союза от 18 июня 2010 года N 308 «О Регламенте внесения предложений по мерам регулирования внешней торговли в Комиссию таможенного союза» // Официальный сайт Комиссии Таможенного союза http://www.tsouz.ru/, 23.07.2010.
  32. Решение Комиссии Таможенного союза от 27 ноября 2009 года N 130 «О едином таможенно-тарифном регулировании таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации» // Российская газета», N 227, 30.11.2009.
  33. Решение Комиссии ТС от 27 января 2010 года N 169 «О предоставлении тарифных льгот по уплате ввозных таможенных пошлин хозяйствующим субъектам, осуществляющим производство моторных транспортных средств» // Официальный сайт Комиссии Таможенного союза http://www.tsouz.ru/, 29.01.2010.
  34. Решение об Основных направлениях создания и функционирования рынка мясомолочной продукции государств - участников СНГ от 19 ноября 2010 года // Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант плюс».
  35. Решение Совета Евразийской экономической комиссии от 16.07.2012 N 54 "Об утверждении единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Таможенного союза и Единого таможенного тарифа Таможенного союза" // Размещен на официальном сайте Евразийской экономической комиссии http://www.tsouz.ru/, 23.07.2012.
  36. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Союзным Правительством Союзной Республики Югославии о свободной торговле между Российской Федерацией и Союзной Республикой Югославией от 28 августа 2000 года (с Протоколом между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Сербии об изъятиях из режима свободной торговли и Правилах определения страны происхождения товаров к Соглашению между Правительством Российской Федерации и Союзным Правительством Союзной Республики Югославии о свободной торговле между Российской Федерацией и Союзной Республикой Югославией от 28 августа 2000 года) // Бюллетень международных договоров, 2009, N 11, с. 22 - 28 (Бюллетень междунароных договоров.,2012, N 2, ст. 68 - 88).
  37. Соглашение между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25 января 2008 года «О вывозных таможенных пошлинах в отношении третьих стран» // Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант плюс».
  38. Соглашение между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 18 июня 2010 года «о порядке перемещения физическими лицами товаров для личного пользования через таможенную границу таможенного союза и совершения таможенных операций, связанных с их выпуском, которым устанавливались более высокие ставки таможенных платежей» (вместе с «Порядком определения момента выпуска и объема двигателя авто-, мототранспортного средства») // Собрание законодательства РФ, 03.09.2012, N 36, ст. 4866.
  39. Соглашение между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25 января 2008 года «О едином таможенно-тарифном регулировании» // Собрание законодательства РФ, 14.06.2010, N 24, ст. 2935.
  40. Соглашение между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан от 20 мая 2010 года «Об установлении и применении в таможенном союзе порядка зачисления и распределения ввозных таможенных пошлин (иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие)» // Собрание законодательства РФ", 04.10.2010, N 40, ст. 4990.
  41. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны от 24 июня 1994 года // Собрание законодательства РФ, 20.04.1998, N 16, ст. 1802.
  42. Соглашение о свободной торговле между Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Сербия от 31 марта 2009 года // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 23.04.2009, N 3/2250.
  43. Соглашение о свободной торговле между Правительством Республики Казахстан и Правительством Республики Сербия от 7 октября 2010 года // Бюллетень международных договоров Республики Казахстан, 2012, № 2, ст. 24.
  44. Соглашение о Таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь от 6 января 1995 года // Собрание законодательства РФ, N 45, ст. 5057, 04.11.1996.
  45. Соглашение о Таможенном союзе от 20 января 1995 года // Собрание законодательства РФ, 15.10.2007, N 42, ст. 4938.
  46. Соглашение об установлении и применении в Таможенном союзе порядка зачисления и распределения ввозных таможенных пошлин (иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие) от 20 мая 2010 года // Собрание законодательства РФ, 04.10.2010, N 40, ст. 4990.
  47. Соглашение об установлении и применении в Таможенном союзе порядка зачисления и распределения ввозных таможенных пошлин (иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие) от 20 мая 2010 года // Собрание законодательства РФ, 04.10.2010, N 40, ст. 4990.
  48. Соглашением между Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан, Правительством Российской Федерации от 12 декабря 2008 года «Об условиях и механизме применения тарифных квот» // Собрание законодательства РФ, 14.06.2010, N 24, ст. 2937.
  49. Соглашением Правительств государств - участников стран СНГ от 20 ноября 2009 года «О Правилах определения страны происхождения товаров в Содружестве Независимых Государств» // Собрание законодательства РФ, 22.08.2011, N 34, ст. 4950.
  50. Таможенный кодекс Республики Беларусь от 04 января 2007 года № 204-З // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 24 января 2007 г., № 17, 2/1301.
  51. Таможенный кодекс Таможенного союза от 27 ноября 2009 года // Собрание законодательства РФ, 13.12.2010, N 50, ст. 6615.
  52. Указ Президента РФ от 15 ноября 1991 г. N 213 «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР» // Российская газета, 19.11.1991.
  53. Федеральный закон 15 июля 1995 года N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ, 17.07.1995, N 29, ст. 2757.
  54. Федеральный закон от 07 октября 2011 года N 272-ФЗ «Об исполнении федерального бюджета за 2010 год» // Собрание законодательства РФ, 10.10.2011, N 41 (ч. 1), ст. 5637; Собрание законодательства РФ, 10.10.2011, N 41 (ч. 2), ст. 5637.
  55. Федеральный закон от 08 декабря 2003 года N 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» // Собрание законодательства РФ», 15.12.2003, N 50, ст. 4850.
  56. Федеральный закон от 18 июля 1999 года N 183-ФЗ «Об экспортном контроле» // Собрание законодательства РФ, 26.07.1999, N 30, ст. 3774.
  57. Федеральный закон от 27 ноября 2010 года N 311-ФЗ «О таможенном регулировании Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 29.11.2010, N 48, ст. 6252.
  58. Федеральный законо от 19 июля 1998 года N 114-ФЗ «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами» // Собрание законодательства РФ, 27.07.1998, N 30, ст. 3610.

 

Монографии, диссертационные исследования и научно-практические издания:

 

  1. Алексеев С.С. Теория права. М., 1995.
  2. Артемов Н.М., Ячменев Г.Г.. Финансово-правовое регулирование внешнеэкономической деятельности : учебник для студентов высших учебных заведений. М., 2009.
  3. Бекяшев К.А., Ходаков А.Г. Международное публичное право. Сборник документов. Т. 1. М., 1996.
  4. Белых В.С. Предпринимательское право России: Учеб. М., 2009.
  5. Бергманн В. (Сост.) Общ. науч. ред.: Яковлева Т. Правовые вопросы Евразийского таможенного союза. М., 2012.
  6. Богуславский М.М. Международное экономическое право. М., 1996.
  7. Борисов К.Г. Международное таможенное право. М., 1997.
  8. Герчикова И.Н. Регулирование предпринимательской деятельности: государственное и межфирменное. М., 2002.
  9. Долгов С.И. Глобализация экономики. Новое слово или новое явление. М., 2009.
  10. Доронина Н.Г., Лукьянова В.Ю., Семилютина Н.Г., Тиунов О.И. Международно-правовые аспекты реализации интересов Российской Федерации в связи с формированием Единого экономического пространства: научное издание. М., Доступ из СПС “Гарант”.
  11. Запольский С.В. Финансовое право: учебник. 2-е изд., испр. и доп. М., 2011.
  12. Иващенко Н.С. Понятие правового режима в налоговом праве // Электронная версия. Справочная правовая система «КонсультантПлюс».
  13. Исаков В.Б. Проблемы теории государства и права. М.:, 1987.
  14. Карро Д., Жюйар П. Международное экономическое право : учебник / пер. с фр. В. П. Серебренникова, В. М. Шумилова. М.:, 2001.
  15. Кашкин С.Ю., Четвериков А.О., Калиниченко П.А. и др. Право Европейского Союза: учебное пособие. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2011. Доступ из СПС “Гарант”.
  16. Козлов Ю.М. Попов Л.Л. Административное право. М., 2009.
  17. Козырин А.Н. Правовое регулирование таможенно-тарифного механизма (сравнительно-правовое исследование): Дис. ... докт. юрид. наук. М., 1994.
  18. Козырин А.Н. Публичные финансы и финансовое право: сборник научных трудов к 10–летию кафедры финансового права Высшей школы экономики. М., 2012.
  19. Колосов Ю.М., Кривчикова Э.С. Международное право: Учебник. М.:, 2001.
  20. Кревельд М. ван. Расцвет и упадок государства. Пер. с англ. М., 2006.
  21. Кулишер И.М. Основные вопросы международной торговой политики. Л., 1929.
  22. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.:, 2005.
  23. Мовчан И.И. Таможенные вопросы в деятельности российских предпринимателей: Практ. пособие. В 2 т. Т. 1. М., 1995.
  24. Моисеев А.А. Соотношение суверенитета и надгосударственности в современном международном праве (в контексте глобализации): Автореф. дис. ... д.ю.н. М., 2007.
  25. Морозова Л.А. Конституционное регулирование в СССР. М., 1985.
  26. Ноздрачев А.Ф. Таможенное право: Учебник. М., 2007.
  27. Осокин Е.: Внутренние таможенные пошлины в России. Казань 1850 г. Толстой Д. гр.: История финансовых учреждений в России. Спб. 1848 г. Осокин Е. Несколько спорных вопросов (Юридич. сборник Д.и. Мейера 1855.) Беляев: разбор книги Осокина (Москвитян. 1850. ноябрь).
  28. Пансков В.Г. Таможенное регулирование внешнеторговой деятельности в России: учеб.-метод. пособие. М., 2008.
  29. Паньков В.С. Что есть что в мировой экономике: словарь-справочник. М., 2012.
  30. Пиголкина А.С. Теория государства и права: Учеб. для юридических вузов. М., 2003.
  31. Покровская В.В. Организация и регулирование внешнеэкономической деятельности: Учебник. М., 1999.
  32. Попов А.С. Тарифная политика современных государств. М., 2011.
  33. Рубинская Э.Т. Управление внешнеэкономической деятельностью. М., 1998.
  34. Сандровский К.К. Международное таможенное право. Учебник. 3-е изд. Киев:, 2002.
  35. Семенов А. Изучение историч. сведений о Российской внешней торговле с половины XVII века по 1838 год. Чулков: история российской коммерции Т.1 кн. 1, стр. 189, 192, 194. Соловьев С.: История России, Т.7.
  36. Словарь административного права. М., 1999.
  37. Слюсарь Н.Б. Институциональные основы Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС // Таможенное дело. 2011. N 1.
  38. Степанюк В.В. Административно-процессуальное право: Словарь терминов и понятий. О., 2010 г.
  39. Тимошенко И.В. Таможенное право России: Курс лекций. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2003.
  40. Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса. М., 2008.
  41. Трошкина Т.Н. Таможенная пошлина в механизме таможенно-тарифного регулирования внешнеторговой деятельности (правовые аспекты). Дис. ...канд. юрид. наук. М., 2000.
  42. Хабермас Ю. Расколотый Запад. М., 2008.
  43. Халипов С.В. Таможенное право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Зерцало-М, 2003. С. 79.
  44. Химичева Н.И. Финансовое право. М., 2005.
  45. Четвернин В.А. Проблемы теории права и государства. Краткий курс лекций. М., 2007 г.
  46. Экономическая энциклопедия. Политическая экономя. Том 3. М.,
  47. Энтин М.Л. Суд европейских сообществ. Правовые формы обеспечения западноевропейской интеграции. М., 1987.
  48. Янжул И.И. Основные начала финансовой науки. Учение о государственных доходах. Изд-е 3-е. Спб., 1899.
  49. Ященко А. Международный федерализм. Идея юридической организации человечества в политических учениях до конца XVIII века. М., 1909.

 Научные стати в журналах и периодических изданиях:

  1. Алексеев С.С. Правовые средства: постановка проблемы, понятие, классификация // Сов. государство и право. 1987. № 6.
  2. Алексеева Д.Г., Андреева Л.В., Андреев В.К. [и др.] Российское предпринимательское право. М., 2010. Доступ из СПС «Гарант».
  3. Бардина М.П. Государственное регулирование внешнеторговой деятельности и внешнеторговые контракты // Международное публичное и частное право, 2005, N 6.
  4. Бондарь Н.С. Права человека и гражданина как фактор конституционной безопасности // Права человека и конституционная безопасность: матер. межвуз. науч.-практ. конф. Ростов-на-Дону, 2002.
  5. Вобликов В.Ю. Особенности правового регулирования установления ставок Единого таможенного тарифа Таможенного союза ЕврАзЭС в многосторонней договорной системе ВТО // Юрист. 2012. N 18. С. 21 - 26.
  6. Внешняя торговля стран Содружества Независимых Государств в 2008 году. М., Межгосударственный статистический комитет СНГ, 2009.
  7. Генеральное соглашение по тарифам и торговле ГАТТ. Спб., 1994.
  8. Гудков И., Мизулин Н. Правила ВТО: проблемы прямого действия и эффективности мер ответственности за нарушения // Право ВТО", 2012, N 1.
  9. Дюмулен И.И. Торгово-политический механизм в Российской Федерации // Внешняя торговля. 1993. №6.
  10. Егоров М.Ю. Функции таможенного тарифа в Российской империи в XIX в. // Экономический журнал 2010. Т. 18. №2.
  11. Иванов И.Д. Импорт и импортзамещение в России // Мировая экономика и международные отношения, 2012, №1.
  12. Козырин А.Н. Организационно-правовые основы таможенного регулирования в Таможенном союзе ЕврАзЭс // Реформы и право. 2012. N 1.
  13. Комендантов С. Международно-правовые последствия создания Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС // Российский внешнеэкономический вестник. 2010. №1.
  14. Комментарий (постатейный) к Закону Российской Федерации «О таможенном тарифе» (постатейный) (Козырин А.Н.) // Подготовлен для системы КонсультантПлюс.
  15. Корф Д.В. Единая товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности Таможенного союза и классификация товаров в таможенных целях: научно-практический комментарий главы 6 Таможенного кодекса Таможенного союза ЕврАзЭС // Реформы и право. 2012. N 4.
  16. Корф Д.В. Единая товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности Таможенного союза и классификация товаров в таможенных целях: научно-практический комментарий главы 6 Таможенного кодекса Таможенного союза ЕврАзЭС // Реформы и право. 2012. N 4.
  17. Краснов Л.В. Проблемы развития внешней торговли России на современном этапе // Проблемы прогнозирования. 2009. N 6.
  18. Малько А.В. Правовые средства: вопросы теории и практики / А.В. Малько // Журнал российского права. — 1998. — № 8.
  19. Марри Гиббс. Торговая политика. Нью-Йорк, июнь 2007 года. ДЭСВ Организации Объединенных Наций // http://esa.un.org/techcoop/russian/PN_TradePolicyNote-RU.pdf
  20. Марченко Р.А. Понятие административно-правового режима обеспечения таможенного дела в Российской Федерации // Административное право и процесс. 2007. N 2.
  21. Мау В. Экономическая политика 2010 года: в поисках инноваций // Вопросы экономики. 2011. “№2.
  22. Никольский С. О внешних таможенных пошлинах. М., 1865 г.
  23. Оболенский В.П. Россия в таможенном союзе и ВТО: новое в торговой политике. Мировая экономика и международные отношения. 2011. N 12.
  24. Оболенский В.П. Перспективы расширения конкурентных преимуществ и изменения структуры внешней торговли России // Проблемы прогнозирования. 2004. № 6.
  25. Общедоступные источники информации и судебные решения:
  26. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.03.2012 N 8-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина И.Д. Ушакова»
  27. Сайт Русского гуманитарного интернет-университета, Международное публичное право, Шумилов В.М., URL: http://www.i-u.ru/biblio/archive/shumilov_meg/.
  28. Словарь по экономике и финансам - Глоссарий.ру
  29. Старцева М.С. Таможенная стоимость как один из важнейших инструментов таможенно-тарифного регулирования внешней торговли // Новый университет. Серия: Экономика и право. 2012. № 6.
  30. Тарарышкина Л.И. Особенности налогообложения внешнеторговых операций в условиях единой таможенной территории Таможенного союза ЕврАзЭС // Белорусский экономический журнал № 4, 2011 г.
  31. Тиунов О.И. Роль международно-правовых стандартов в регулировании взаимодействия международного и национального права // Журнал российского права. 2012. N 12. С. 69 - 83.
  32. Тотьева А.Ю. Правовые средства обеспечения качества аудита / А.Ю. Тотьева // Финансовое право. — 2005.
  33. Трошкина Т.Н. Современный механизм государственного регулирования внешнеторговой деятельности в Российской Федерации // Право и политика. - М.: Nota Bene, 2006, № 2.
  34. Трошкина Т.Н. Таможенно-тарифные инструменты государственного регулирования внешнеторговой деятельности // Налоги и налогообложение, 2005, №10.
  35. Тюрина Н.Е. Международная правосубъектность таможенной территории // Основные тенденции развития современного международного права. Казань, 2010.
  36. Фомина Н.А. Государственное управление внешнеторговой деятельностью // Международное публичное и частное право. - М.: Юрист, 2009, № 6 (51).
  37. Хабриева Т.Я., Тихомиров Ю.А. Основы взаимодействия международного и национального права // Влияние международного права на национальное законодательство (Материалы заседания Международной школы-практикума молодых ученых-юристов. Москва, 24 - 26 мая 2007 г.). М., 2007.
  38. Шепенко Р.А. Общий таможенный тариф Евросоюза // Административное и муниципальное право. 2009. N 8.
  39. Шумилов В.М. Всемирная торговая организация. Право и система: Учеб. пособие. М., 2006.
  40. Щур-Труханович Л.В. Единое экономическое пространство России, Беларуси и Казахстана как форма, тип, этап международной экономической интеграции и объект международных договоров // Доступ из СПС «КонсультантПлюс». 2012.
  41. Яшина О.Н. Внешнеторговая политика как инструмент модернизации экономики// Всероссийский научно-аналитический журнал «Вестник Уральского института экономики, управления и права». 2010.

[1] 22 августа 2012 г. вступил в силу Протокол от 16.12.2011 «О присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15 апреля 1994 г.» (далее - Протокол о присоединении к ВТО), ратифицированный Федеральным законом от 21.07.2012 N 126-ФЗ. С этого дня Россия станет полноправным членом Всемирной торговой организации.

[2] Пиголкина А.С. Теория государства и права: Учеб. для юридических вузов. М., 2003. Доступ из СПС “Консультант плюс”.

[3] Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учеб. М., 2004. С. 25.

[4] Российская газета. 12.10.2011. N 228.

[5] Российская газета. 05.10.2012. N 230.

[6] СЗ РФ. 2010. №40. Ст. 4990.

[7] Хабермас Ю. Расколотый Запад. М., 2008. С. 26.

[8] Ященко А. Международный федерализм. Идея юридической организации человечества в политических учениях до конца XVIII века. М., 1909. С. 350.

[9] СЗ РФ. 2010. N 50. Ст. 6615.

[10] Козырин А.Н. Организационно-правовые основы таможенного регулирования в Таможенном союзе ЕврАзЭс // Реформы и право. 2012. N 1. С. 3 - 15.

[11] Колосов Ю.М., Кривчикова Э.С. Международное право: Учебник. М.:, 2001. С. 274.

[12] Бублик В.А. Таможенный союз - первый шаг к глобальной Евразии // Рос. право: образование, практика, наука. 2010. N 2. С. 12.

[13] Международное публичное право. Сборник документов. Т. 1.- М.: БЕК, 1996. С. 87 - 113.

[14] Кревельд М. ван. Расцвет и упадок государства. Пер. с англ. М., 2006. С. 9.

[15] Правительство Российской Федерации принимает меры по созданию благоприятных условий для доступа российских лиц на рынки иностранных государств и вступает в этих целях в двусторонние и многосторонние переговоры, заключает международные договоры Российской Федерации, а также участвует в создании и деятельности международных организаций и межправительственных комиссий, призванных содействовать развитию внешнеэкономических связей Российской Федерации (ст. 49 ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности»).

[16] Первую составляют инструменты, воздействующие через стоимостные показатели на динамику, объем, структуру и географию внешнеторговых потоков. Сюда относятся таможенные пошлины и таможенные сборы, налогообложение экспортно-импортных операций, таможенная номенклатура, порядок определения таможенной стоимости, система тарифных льгот и т.п. Во вторую группу входят административные средства - квотирование, лицензирование, установление запретов на перемещение отдельных товаров, предписания санитарного и ветеринарного характера, технические стандарты и т.д.

[17] Алексеев С.С. Теория права. 1995. С. 31.

[18] Химичева Н.И. Финансовое право. М., 2005. С. 408.

[19] Алексеев С.С. Указ. соч. С.31.

[20] Четвернин В.А. Проблемы теории права и государства. Краткий курс лекций. М., 2007 г. C.288.

[21] Тюрина Н.Е. Публичные правоотношения в международной торговле // Российский юридический журнал. 2011. N 5. С. 55 - 63.

[22] Белых В.С. Предпринимательское право России: Учеб. М., 2009. С. 322.

[23] Белых В.С. Указ. соч. С. 323.

[24] Козырин А.Н. Правовое регулирование таможенно-тарифного механизма (сравнительно-правовое исследование): Дис. ... докт. юрид. наук. М., 1994. С.42-43.

[25] Козырин А.Н. Указ. соч. С.43.

[26] Дюмулен И.И. Торгово-политический механизм в Российской Федерации // Внешняя торговля. 1993. №6. С.3.

[27] Бондарь Н.С. Права человека и гражданина как фактор конституционной безопасности // Права человека и конституционная безопасность: матер. межвуз. науч.-практ. конф. Ростов-на-Дону, 2002. С. 9-10.

[28] Алексеев С.С. Правовые средства: постановка проблемы, понятие, классификация // Сов. государство и право. 1987. № 6. С. 14.

[29] Малько А.В. Правовые средства: вопросы теории и практики // Журнал российского права. 1998. № 8. С. 66-77.

[30] Матузов Н.И., А.В.Малько. Теория государства и права: учебник, 2-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 507-508.

[31] Тотьева А.Ю. Правовые средства обеспечения качества аудита // Финансовое право. 2005. № 11. 

[32] Алексеев С.С. Теория права. 2-е изд. М., 1995. С. 218-223.

[33] Сандровский К.К. Международное таможенное право: Учебник. 3-е изд. Киев, 2002.

[34] Кулишер И.М. Основные вопросы международной торговой политики. Л., 1929. С. 25.

[35] СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4850.

[36] Решение об Основных направлениях создания и функционирования рынка мясомолочной продукции государств - участников СНГ (Санкт-Петербург, 19 ноября 2010 г.)

[37] Козырин А.Н. Правовое регулирование таможенно-тарифного механизма (сравнительно-правовое исследование): Дис. ... докт. юрид. наук: 12.00.02. М., 1994. С. 46-50.

[38] Так как понятие «транспортные средства международной перевозки» (пп.40, п.1, ст.4 ТК ТС) определено через понятие «транспортные средства», которые в свою очередь являются категорией товаров (пп.39, п.1, ст.4 ТК ТС).

[39] Шепенко Р.А. Общий таможенный тариф Евросоюза // Административное и муниципальное право. 2009. N 8. С. 83 - 88.

[40] Козырин А.Н. Публичные финансы и финансовое право: сборник научных трудов к 10–летию кафедры финансового права Высшей школы экономики. М., 2012. С. 290.  

[41] Цит. по ст.: Хрешкова В.В. Институт таможенно-тарифных льгт в Российской Федерации // Внешнеторговое право, 2008, N 2.

[42] Ст. 1 Протокола «О предоставлении тарифных льгот» от 12.12.2008 // СЗ РФ. 2010. N 24. ст. 2939.

[43] Российская газета, N 107, 05.06.1993.

[44] Российская газета. N 103. 02.06.1994.

[45] Ведомости Парламента Республики Казахстан, 2010 год, июнь, № 14 (2567), ст. 70.

[46] Казахстанская правда от 02.06.2010 г. № 169-170 (26230-26231); от 03.06.2010 г. № 171-173 (26232-26234).

[47] СЗ РФ. 2010. N 24. Ст. 2935.

[48] Российская газета. N 227. 30.11.2009.

[49] Российская газета. 2009. 30 ноября.

[50] Официальный сайт Комиссии Таможенного союза http://www.tsouz.ru/, 18.08.2011.

[51] Официальный сайт Комиссии Таможенного союза http://www.tsouz.ru/, 29.01.2010.

[52] СЗ РФ. 2010. N 24. Ст. 2939

[53] В соответствии с п. 7.2 Решения Решение Комиссии Таможенного союза от 27.11.2009 N 130 «О едином таможенно-тарифном регулировании таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации».

[54] Хрешкова В.В. Институт таможенно-тарифных льгот в Российской Федерации // Внешнеторговое право, 2008, N 2.

[55] В соответствии с п. 2 Решения Комиссии Таможенного союза от 27.11.2009 N 130 «О едином таможенно-тарифном регулировании Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации».

[56] В соответствии со ст. 7 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «О едином таможенно-тарифном регулировании».

[57] НРПА РБ. 15 декабря 2004 г. № 193.2/1096.

[58] НРПА РБ. 24 января 2007 г. № 17. 2/1301.

[59] Решение Межгоссовета ЕврАзЭС (высшего органа Таможенного союза) на уровне глав государств от 27 ноября 2009 г. N 18 «О едином таможенно-тарифном регулировании Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации»; решение КТС от 27 ноября 2009 г. N 130 «О едином таможенно-тарифном регулировании Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации».

[60] СЗ РФ. 2011. N 34. Ст. 4950.

[61] Кашкин С.Ю., Четвериков А.О., Калиниченко П.А. и др. Право Европейского Союза: учебное пособие (отв. ред. С.Ю. Кашкин). - 3-е изд., перераб. и доп. - «Проспект», 2011.

[62] Закон Республики Беларусь от 16 ноября 2010 года N 194-З «О присоединении Республики Беларусь к Международной конвенции об упрощении и гармонизации таможенных процедур» (http:// www.pravo.by/ webnpa/ text.asp?RN=H11000194); Закон Республики Казахстан от 24 февраля 2009 года N 141-IV «О ратификации Международной конвенции об упрощении и гармонизации таможенных процедур» (Казахстанская правда. 26.02.2009. N 51 - 52); Федеральный закон от 3 ноября 2010 года N 279-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Международной конвенции об упрощении и гармонизации таможенных процедур от 18 мая 1973 года в редакции Протокола о внесении изменений в Международную конвенцию об упрощении и гармонизации таможенных процедур от 26 июня 1999 года» (СЗ РФ. 2010. N 45. Ст. 5744).

[63] СЗ РФ. 2010. N 48. Ст. 6252.

[64] Соглашение о свободной торговле между Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Сербия от 31.03.2009 // НРПА РБ 23 апреля 2009 г. N 3/2250; Соглашение о свободной торговле между Правительством Республики Казахстан и Правительством Республики Сербия от 07.10. 2010 // БМД РК. 2012. № 2. Ст. 24. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Союзным Правительством Союзной Республики Югославии о свободной торговле между Российской Федерацией и Союзной Республикой Югославией от 28.08.2000 (с Протоколом между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Сербии об изъятиях из режима свободной торговли и Правилах определения страны происхождения товаров к Соглашению между Правительством Российской Федерации и Союзным Правительством Союзной Республики Югославии о свободной торговле между Российской Федерацией и Союзной Республикой Югославией от 28.08.2000 // БМД. 2009. N 11. Ст. 22 - 28 (БМД. 2012. N 2. Ст. 68 - 88).

[65] Таможенные ведомости. 2011. N 12.

[66] Официальный сайт Евразийской экономической комиссии http://www.tsouz.ru/, 21.11.2012.

[67] СЗ РФ. 2010. N 24. Ст. 2937.

[68] Шепенко Р.А. Общий таможенный тариф Евросоюза // Административное и муниципальное право. 2009. N 8. С. 83 - 88.

[69] Паньков В.С. Что есть что в мировой экономике: словарь-справочник. М.: 2012. С. 70.

[70] Утвержден Решением Совета Евразийской экономической комиссии от 16.07.2012 N 54 "Об утверждении единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Таможенного союза и Единого таможенного тарифа Таможенного союза" // Официальный сайт Евразийской экономической комиссии http://www.tsouz.ru/, 23.07.2012.

[71] СЗ РФ. 2012. N 32. Ст. 4471.

[72] Козырин А.Н. Таможенное регулирование в Таможенном союзе ЕврАзЭС: международный, наднациональный и национальный уровни // Право и экономика. 2013. N 3. С. 51 - 58.

[73] СЗ РФ.2012. N 11. Ст. 1275.

[74] ЕЭК арендовала почти 24000 кв. м в московском бизнес-центре Vivaldi Plaza неподалеку от «Павелецкой». Источник: Фиатов А. Крыша для ЕЭК [Электронный ресурс]: А. Филатов // Сайт газеты “Ведомости”]. URL: http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/344311/krysha_dlya_eek#ixzz2NujHgc91 (дата обращения 15.11.2012).

[75] Указанные права ЕЭК предоставлены, в частности, Решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС от 27.11.2009 N 18 “Перечень чувствительных товаров, в отношении которых решение об изменении ставки ввозной таможенной пошлины принимается Советом Евразийской экономической комиссии». 

[76] Хабриева Т.Я., Тихомиров Ю.А. Основы взаимодействия международного и национального права // Влияние международного права на национальное законодательство (Материалы заседания Международной школы-практикума молодых ученых-юристов. Москва, 24 - 26 мая 2007 г.). М., 2007. С. 16.

[77] Колосов Ю.М., Кривчикова Э.С. Международное право: Учебник. М.:, 2001. С. 229.

[78] Там же.

[79] Официальный сайт Комиссии Таможенного союза http://www.tsouz.ru/

[80] СЗ РФ. 2011. N 12. Ст. 1553.

[81] Доронина Н.Г., Лукьянова В.Ю., Семилютина Н.Г., Тиунов О.И. Международно-правовые аспекты реализации интересов Российской Федерации в связи с формированием Единого экономического пространства: научное издание. М., 2012. Доступ из СПС Гарант.

[82] Решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 16 апреля 2013 года N 83 «Об официальном сайте Евразийской экономической комиссии в сети Интернет» (вместе с «Порядком формирования и ведения официального сайта Евразийской экономической комиссии в сети Интернет») // Официальный сайт Евразийской экономической комиссии http://www.tsouz.ru/, 19.04.2013.

[83] Документ опубликован не был.

[84] Тиунов О.И. Роль международно-правовых стандартов в регулировании взаимодействия международного и национального права // Журнал российского права. 2012. N 12. С. 69 - 83.

[85] Мау В. Экономическая политика 2010 года: в поисках инноваций // Вопросы экономики. 2011. “№2. С.15.

[86] За исключением взимания таможенных пошлин при вывозе зарубеж некоторых видов сырья и полуфабрикатов.

[87] Газета.ru от 02.07.2012 // http://www.gazeta.ru/business/news/2012/07/02/n_2417009.shtml

[88] СЗ РФ.2010. N 40. Ст. 4990.

[89] Ст. 3 Договор между Российской Федерацией и Республикой Казахстан от 28.05.2010 «О применении международных договоров в рамках формирования таможенного союза» // Российская газета. N 142. 01.07.2010.

[90] Тюрина Н.Е. Международная правосубъектность таможенной территории // Основные тенденции развития современного международного права. Казань, 2010. С. 398 - 407.

[91] Старцева М.С. Таможенная стоимость как один из важнейших инструментов таможенно-тарифного регулирования внешней торговли // Новый университет. Серия: Экономика и право. 2012. № 6. С. 31-35.

[92] Комментарий (постатейный) к Закону Российской Федерации «О таможенном тарифе» (постатейный) (Козырин А.Н.) // Подготовлен для системы КонсультантПлюс.

[93] Тюрина Н.Е. Публичные правоотношения в международной торговле // Российский юридический журнал. 2011. N 5. С. 55 - 63.

[94] СЗ РФ. 1998. N 16. Ст. 1802.

[95] Долгов С.И. Глобализация экономики. Новое слово или новое явление. М., 2009. С. 207 - 209.

[96] Краснов Л.В. Проблемы развития внешней торговли России на современном этапе // Проблемы прогнозирования. 2009. N 6. С. 25 - 28.

[97] Кулишер И.М. Основные вопросы международной торговой политики. Л., 1929. С. 22. 

[98] Паньков В.С. Указ. соч. С. 13.

[99] БМД. 1994. N 9. С. 19 - 25.

[100] БМД. 1993. N 8. С. 67 - 76.

[101] См., например: Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Украины о реализации режима свободной торговли от 08.02.1995, Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Российской Федерации о свободной торговле от 22.10.1992 или Соглашение о свободной торговле между Правительством Республики Армения и Правительством Российской Федерации от 30.09.1992.

[102] СЗ РФ. 2012. N 40. Ст. 5340.

[103] СЗ РФ. 1996. N 45. Ст. 5057.

[104] СЗ РФ.2007. N 42. Ст. 4938.

[105] СЗ РФ. 2001. N 42. Ст. 3983.

[106] СЗ РФ. 2002. N 7. Ст. 632.

[107] СЗ РФ.2011. N 12. Ст. 1552.

[108] Козырин А.Н. Постатейный комментарий к Федеральному закону «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности». СПС КонсультантПлюс. 2005.

[109] Оболенский В. П. Россия в таможенном союзе и ВТО: новое в торговой политике. Мировая экономика и международные отношения. - 2011. - N 12.

[110] НРПА РБ. 15 декабря 2004 г. № 193. 2/1096.

[111] «Казахстанская правда» от 20 апреля 2004 г. №81 (24391).

[112] Имеется в виду консолидированный текст с учетом Ниццких изменений от 26 февраля 2001 г.

[113] Первоначальное название - Договор об учреждении Европейского экономического сообщества (подписан в Риме 25 марта 1957 г.); с 1 ноября 1993 г. - Договор об учреждении Европейского сообщества. Современное наименование введено Лиссабонским договором 2007 г.

[114] Кашкин С.Ю., Четвериков А.О., Калиниченко П.А. и др. Право Европейского Союза: учебное пособие (отв. ред. С.Ю. Кашкин). - 3-е изд., перераб. и доп. - «Проспект», 2011.

[115] Шепенко Р.А. Общий таможенный тариф Евросоюза // Административное и муниципальное право. 2009. N 8. С. 83 - 88.

[116] Термин «единая торговая политика» встречается в статье 6 ТКТС

[117] Комендантов С. Международно-правовые последствия создания Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС. Российский внешнеэкономический вестник. 2010. №1. С.39.

[118]Моисеев А.А. Соотношение суверенитета и надгосударственности в современном международном праве (в контексте глобализации): Автореф. дис. ... д.ю.н. М., 2007. С. 19.

[119] Мещерякова О.М. Наднациональность в функционировании институтов Европейского союза в контексте Лиссабонского договора // Известия вузов. Правоведение. 2011. N 6. С. 131 - 139.

[120] Энтин М.Л. Суд европейских сообществ. Правовые формы обеспечения западноевропейской интеграции. Международные отношения. 1987. С. 19.

[121] Алексеев С.С. Теория права. М., 1995. С. 215.

[122] Алексеев С.С. Указ. соч. С. 223.

[123] Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса. М., 2008. С. 376.

[124] Герчикова И.Н. Регулирование предпринимательской деятельности: государственное и межфирменное. М., 2002. С. 69.

[125] Словарь административного права. М., 1999. С. 101.

[126] Козлов Ю.М., Попов Л.Л. Административное право. М., 2009. С. 527.

[127] Трошкина Т.Н. Современный механизм государственного регулирования внешнеторговой деятельности в Российской Федерации // Право и политика. - М.: Nota Bene, 2006, № 2. - С. 36-53.

[128] СЗ РФ. 1999. N 30. Ст. 3774.

[129] СЗ РФ. 2002. N 7. Ст. 632.

[130] Бардина М.П. Государственное регулирование внешнеторговой деятельности и внешнеторговые контракты // Международное публичное и частное право, 2005, N 6.

[131] СЗ РФ. 1998. N 30. Ст. 3610.

[132] Российская газета. N 100. 13.05.2008.

[133] СЗ РФ. 2008. N 24. Ст. 2868

[134] СЗ РФ. 2008. N 24. Ст. 2868.

[135] Бардина М.П. Указ. соч.

[136] БМД. 1994. N 6.

[137] Документ опубликован не был. Россия ратифицировала Соглашение (Федеральный закон от 22.04.2004 N 22-ФЗ). Соглашение вступило в силу для России 20.05.2004.

[138] Распоряжение Правительства РФ от 30.07.2009 N 1055-р.

[139] Официальный сайт Энергетической Хартии. URL: http://www.encharter.org/index.php?id=608&L=1

[140] Договор к Энергетической Хартии: путеводитель для читателя. С16. URL: http://www.encharter.org/index.php?id=28&L=1

[141] БМД. 1998. N 10. С. 52.

[142] СЗ РФ. 1995 г. N 8. Ст. 43-50.

[143]Собрание постановлений Правительства СССР. 1990. N 3. Ст. 6.

[144] Алексеева Д.Г., Андреева Л.В., Андреев В.К. [и др.] Российское предпринимательское право. М., 2010. Доступ из СПС «Гарант».

[145] СЗ РФ. 1997. N 25. Ст. 2551.

[146] БМД. 2012. N 7.

[147] СЗ РФ. N 2. 1999. Cт. 231.

[148] Одним из источников формирования государственного бюджета являются доходы государства от внешнеэкономической деятельности хозяйствующих субъектов. По данным Федеральной таможенной службы РФ, внешнеторговый оборот России (с учетом торговли с Белоруссией и Казахстаном) в 2012 году составил 840 551 млн. долл. Экспорт России за 2012 году 524 565 млн. долл., в том числе в страны дальнего зарубежья 446 212 млн. долл. США, в страны СНГ 78 353 млн. долл. США.  Импорт России в 2012 году составил 315 986 млн. долл., в том числе в страны дальнего зарубежья 272 478 млн. долл. США, в страны СНГ 43 508 млн. долл. США // URL: http://www.customs.ru

[149] Трошкина Т.Н. Статья: Таможенная территория и таможенная граница. «Налоговый вестник», 2003, N 5.

[150] Химичева Н.И. Финансовое право. М., 2005. С. 90.

[151] Трошкина Т.Н. Статья: Таможенно - тарифные инструменты в системе государственно - правового регулирования внешнеторговой деятельности. Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2001.

[152] Тарарышкина Л.И. Особенности налогообложения внешнеторговых операций в условиях единой

таможенной территории Таможенного союза ЕврАзЭС // Белорусский экономический журнал № 4, 2011 г. С. 15 – 23.   

[153] Марченко Р.А. Понятие административно-правового режима обеспечения таможенного дела в Российской Федерации. Статья: «Административное право и процесс», 2007, N 2.

[154] Степанюк В.В. Административно-процессуальное право: Словарь терминов и понятий. О., 2010 г. С.8.

[155] Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса. М., 1998. С. 402.

[156] Морозова Л.А. Конституционное регулирование в СССР. М., 1985. С. 123.

[157] Исаков В.Б. Проблемы теории государства и права. М.:, 1987. С. 259.

[158] Алексеев С.С. Теория права. М., 1993. С. 243.

[159] Иващенко Н.С. Понятие правового режима в налоговом праве // Электронная версия. Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

[160] Козырин А.Н. Государственно - правовой механизм таможенной политики зарубежных стран. М., 1994. С. 9.

[161] Козырин А.Н. Государственно - правовой механизм таможенной политики зарубежных стран. М., 1994. С. 9.

[162] Комментарий (постатейный) к Закону Российской Федерации «О таможенном тарифе» (постатейный) (Козырин А.Н.) // Подготовлен для системы КонсультантПлюс.

[163] Шахмаметьев А.А. Таможенные режимы в механизме государственного регулирования внешнеторговой деятельности (исторические аспекты развития на примере Франции). Статья: Юрист, 2005, N 12.

[164] Козырин А.Н. Правовое регулирование таможенно-тарифного механизма (сравнительно-правовое исследование): Дис. ... докт. юрид. наук. М., 1994. С.147

[165] Шепенко Р.А. Общий таможенный тариф Евросоюза // Административное и муниципальное право. 2009. N 8. С. 83 - 88.

[166] Никольский С. О внешних таможенных пошлинах. М., 1865. С.85.

[167] Старцева М.С. Таможенная стоимость как один из важнейших инструментов таможенно-тарифного регулирования внешней торговли. Серия: Экономика и право. 2012. №6. С.31-35.

[168] Оболенский, В. П. Россия в таможенном союзе и ВТО: новое в торговой политике / В. П. Оболенский // Мировая экономика и международные отношения. - 2011. - N 12. - С. 22-30

[169] Оболенский Владимир Петрович, доктор экономи-ческих наук, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН; Яшина О.Н. Внешнеторговая политика как инструмент модернизации экономики// Всероссийский научно-аналитический журнал «Вестник Уральского института экономики, управления и права». 2010, № 2(июнь).

[170] Оболенский В.П. Перспективы расширения конкурентных преимуществ и изменения структуры внешней торговли России // Проблемы прогнозирования. 2004. № 6. С. 24.

[171] Козырин А.Н., Трошкина Т.Н. Комментарий к Закону РФ «О таможенном тарифе» (постатейный) // СПС КонсультантПлюс. 2004.

[172] Трошкина Т.Н. Статья: Таможенно - тарифные инструменты в системе государственно - правового регулирования внешнеторговой деятельности. 2001. СПС Консультант Плюс.

[173] Бергманн В. Правовые вопросы Евразийского таможенного союза. Общ. науч. ред.: Яковлева Т. М., 2012 // А.Н. Козырин. К вопросу о соотношении наднационального и национального регулирования в таможенном союзе в рамках ЕврАзЭС. С. 51-52.

[174] Слюсарь Н.Б. Институциональные основы Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС // Таможенное дело. 2011. N 1. С. 4 - 10.

[175]БМД. N 12. 2012 (опубликован без приложения).

[176] Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант плюс».

[177] Договор о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы от 19 мая 2011 г. // Принят Решением №87 Межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества "О Договоре о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы". Россия ратифицировала Договор (Федеральный закон от 19.10.2011 N 282-ФЗ).

[178] Договор об обращении от 9 декабря 2010 г. N 534 в Суд Евразийского экономического сообщества хозяйствующих субъектов по спорам в рамках Таможенного союза и особенностях судопроизводства по ним принят решением Межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества.

[179] Гудков И., Мизулин Н. Правила ВТО: проблемы прямого действия и эффективности мер ответственности за нарушения // Право ВТО», 2012, N 1.

[180] СЗ РФ. 2010. N 48. Ст. 6252.

[181] Казахстанская правда. 02.06.2010 г. № 169-170 (26230-26231).

 

[182] Договор между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан и Российской Федерацией «О создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза» от 6 окт. 2007 г. // Официальный интернет-сайт Комиссии Таможенного союза www.tsouz.ru.

[183] Размещен на официальном сайте Евразийской экономической комиссии http://www.tsouz.ru/, 23.07.2012.

[184] Приказ ФТС России от 02.08.2012 N 1560 «О применении ставок ввозных таможенных пошлин Единого таможенного тарифа Таможенного союза» от 02 августа 2012 г. № 1560. Таможенные ведомости, N 10, октябрь, 2012 (извлечение).

[185] Корф Д.В. Единая товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности Таможенного союза и классификация товаров в таможенных целях: научно-практический комментарий главы 6 Таможенного кодекса Таможенного союза ЕврАзЭС // Реформы и право. 2012. N 4. С. 52 - 71

[186] Шепенко Р.А. Общий таможенный тариф Евросоюза // Административное и муниципальное право. 2009. N 8. С. 83 - 88.

[187] Кашкин С.Ю., Четвериков А.О., Калиниченко П.А. и др. Право Европейского Союза: учебное пособие (отв. ред. С.Ю. Кашкин). - 3-е изд., перераб. и доп. - «Проспект», 2011.

[188] Российская газета. N 271/1. 01.12.2006.

[189]Таможенный кодекс Таможенного союза (приложение к Договору о Таможенном кодексе Таможенного союза, принятому решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС на уровне глав государств от 27 ноября 2009 года N 17) // Собрание законодательства РФ. 2010. N 50. Ст. 6615.

[190] Решение Совета Евразийской экономической комиссии от 16 июля 2012 года N 54 «Об утверждении единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Таможенного союза и Единого таможенного тарифа Таможенного союза» (с изм. и доп., вступающими в силу с 20 апреля 2013 года) // http://www.tsouz.ru. Официальный сайт Евразийской экономической комиссии (дата обращения: 21.03.2013).

[191] Шепенко Р.А. Общий таможенный тариф Евросоюза // Административное и муниципальное право. 2009. N 8. С. 83 - 88.

[192] СЗ РФ. 2012. N 32. ст. 4550.

[193] http://ru.government.kz/docs/p100000520_20100607.htm

[194] http://ru.government.kz/docs/p051036_20051015.htm.

[195] http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=V19302151&p2={NRPA}.

[196] http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=P31000716&p2={NRPA}.

[197] http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=P31100040&p2={NRPA}.

[198] Попов А.С. Тарифная политика современных государств. М.: 2011. С. 238 - 240.

[199] Соглашение между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «О вывозных таможенных пошлинах в отношении третьих стран». Данное соглашение не вступило в силу. Доступ из СПС «Консультант плюс».  

[200] Козырин А.Н. Комментарий (постатейный) к Закону Российской Федерации «О таможенном тарифе» (постатейный) (Козырин А.Н.) // Подготовлен для системы КонсультантПлюс.

[201] Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1978; Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. 2-е изд. стереотип. М., 2001.

[202] Щур-Труханович Л.В. Единое экономическое пространство России, Беларуси и Казахстана как форма, тип, этап международной экономической интеграции и объект международных договоров // СПС КонсультантПлюс. 2012.

[203] Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. 2-е изд. стереотип. М., 2001.

[204] СЗ РФ. 1996. № 45. Ст. 5057.

[205] Россия ратифицировала Соглашение (Федеральный закон от 22.04.2004 N 22-ФЗ). Соглашение вступило в силу для России 20.05.2004. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант плюс».

[206] БМД. 2006. N 4. С. 13 - 16.

[207] Шепенко Р.А. Общий таможенный тариф Евросоюза // Административное и муниципальное право. 2009. N 8. С. 83 - 88.

[208] Лиссабонским договором, вступающим в силу 1 декабря 2009 г., в настоящий Договор внесены изменения. Согласно названным изменениям наименование настоящего Договора заменяется на «Договор о функционировании Европейского Союза».

[209] Кашкин С.Ю., Четвериков А.О., Калиниченко П.А. и др. Право Европейского Союза: учебное пособие (отв. ред. С.Ю. Кашкин). - 3-е изд., перераб. и доп. - «Проспект», 2011. Доступ из СПС «Консультант плюс».

[210] СЗ РФ. 2010. N 24. Ст. 2936.

[211] Шепенко Р.А. Общий таможенный тариф Евросоюза // Административное и муниципальное право. 2009. N 8. С. 83 - 88.

[212] СЗ РФ.2010. N 3. Ст. 303.

[213] СЗ РФ.2010. N 4. Ст. 444.

[214] Решение Комиссии Таможенного союза от 27.11.2009 N 130 «О едином таможенно-тарифном регулировании таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации // Российская газета, N 227, 30.11.2009.

[215] Перечень товаров и ставок, в отношении которых в течение переходного периода Республикой Казахстан применяются ставки ввозных таможенных пошлин, отличные от ставок, установленных Единым таможенным тарифом Таможенного союза, утв. решением Комиссии Таможенного союза от 27 нояб. 2009 г. N 130 «О едином таможенно-тарифном регулировании Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации» (в ред. от 18 нояб. 2011 г.) // Официальный интернет-сайт Комиссии Таможенного союза www.tsouz.ru.

[216] Данные статистики внешней торговли Республики Казахстан за янв. - дек. 2011 г., подготовленные Комитетом таможенного контроля Министерства финансов Республики Казахстан (официально не публиковались).

[217] Решение Комиссии Таможенного союза от 19 мая 2011 г. N 644 «О выполнении Планов по переносу согласованных видов государственного контроля на внешнюю границу Таможенного союза» // Официальный интернет-сайт Комиссии Таможенного союза www.tsouz.ru.

[218] Протокол между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан и Российской Федерацией от 5 июля 2010 г. «Об отдельных временных изъятиях из режима функционирования единой таможенной территории Таможенного союза» // Официальный интернет-сайт Комиссии Таможенного союза www.tsouz.ru. Ратифицирован Федеральным законом от 01.06.2011 № 104-ФЗ.

[219] Соглашение между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан и Российской Федерацией от 18 июня 2010 г. «О порядке перемещения физическими лицами товаров для личного пользования через таможенную границу Таможенного союза и совершения таможенных операций, связанных с их выпуском» // Официальный интернет-сайт Комиссии Таможенного союза www.tsouz.ru.

[220] Вобликов В.Ю. Особенности правового регулирования установления ставок Единого таможенного тарифа Таможенного союза ЕврАзЭС в многосторонней договорной системе ВТО // Юрист. 2012. N 18. С. 21 - 26.

[221] Особый льготный режим распространяется на коммерческие организации с местом нахождения в населенных пунктах с численностью населения до 50 тыс. человек. Республика Беларусь - страна небольших городов, где 184 городских поселения, или 89% общего числа, относятся к категории малых и средних городов.

[222] СЗ РФ. 2010. N 24. Ст. 2936.

[223] Козырин А.Н. Таможенное регулирование в Таможенном союзе ЕврАзЭС: международный, наднациональный и национальный уровни // Право и экономика. 2013. N 3. С. 51 - 58.

[224] Федеральный закон от 21.07.2012 N 126-ФЗ «О ратификации Протокола о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15 апреля 1994 г.».

[225] Вобликов В.Ю. Особенности правового регулирования установления ставок Единого таможенного тарифа Таможенного союза ЕврАзЭС в многосторонней договорной системе ВТО // Юрист. 2012. N 18. С. 21 - 26.

[226] Соглашение на русском и английском языках, Список приложений на английском языке опубликованы на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 23.07.2012.

[227] См. Протокол о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15 апреля 1994 г." [рус., англ.] (Вместе с Перечнем CLXV уступок и обязательств по товарам, Таблицами ежегодных снижений ставок для части I, секций I-A (сельскохозяйственные тарифы), II (прочие товары), Перечнем специфических обязательств по услугам, Списками изъятий из статьи II (РНБ), традиционных операторов, Дополнительными обязательствами в области услуг базовых телекоммуникаций) // БМД. 2012. №12. С.55-58. Приложения опубликованы не были. Доступ из СПС «Консультант плюс».

[228] Оболенский В.П. Россия в Таможенном союзе и ВТО: новое в торговой политике // Мировая экономика и международные отношения, 2011, № 12, c. 22–30.