Пересмотр дел по вновь открывшимся обстоятельствам в гражданском и арбитражном процессе


ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1. Сравнительная характеристика пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам в гражданском и арбитражном процессе

Глава 2. Основания пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, постановлений президиума надзорной инстанции, вступивших в законную силу в арбитражном и гражданском процессе

2.1 Существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю

2.2 Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда и повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по конкретному делу

2.3 Установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные деяния лица, участвующего в деле, или его представителя либо преступные деяния судьи, совершенные при рассмотрении конкретного дела

2.4 Отмена судебного акта арбитражного суда или суда общей юрисдикции либо постановления другого органа, послужившего основанием для принятия судебного акта по данному делу

2.5 Признанная вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда или суда общей юрисдикции недействительной сделка, повлекшая за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу

2.6 Признание Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного судом в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в КС РФ

2.7 Установленное Европейским судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении конкретного дела

Заключение

Список источников

 Введение

 Актуальность темы дипломной работы обусловлена тем, что производство по пересмотру судебных актов, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся обстоятельствам является особенной, исключительной, чрезвычайной и экстраординарной стадией арбитражного и гражданского процесса, существенно дополняющей механизм защиты субъективных прав и законных интересов организаций и граждан. Устанавливая дополнительный порядок отмены уже вступивших в законную силу судебных актов в строго предусмотренных законом случаях, институт пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам способствует достижению целей правосудия.

Получив свое законодательное закрепление как чрезвычайный, резервный порядок восстановления субъективных прав и законных интересов граждан и организаций, институт пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам в процессе своего исторического развития занял совершенно особое место в системе пересмотра судебных актов в гражданском и арбитражном процессе. Традиционно в процессуальной литературе его рассматривают в качестве важного инструмента пересмотра вступившего в законную силу судебного акта, применяемого в экстраординарных случаях, а именно в случаях обнаружения и установления вновь открывшихся обстоятельств.

Объектом исследования служат нормы процессуального права и процессуальные правоотношения, возникающие на стадии- производства по пересмотру судебных актов, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся обстоятельствам в арбитражном и гражданском процессе.

Предметом исследования являются комплексный анализ пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по вновь, открывшимся обстоятельствам как стадии арбитражного и гражданского процесса, а также теоретические и практические проблемы, связанные с применением данного института в системе отправления правосудия в арбитражных судах.

Цель и задачи исследования. Цель дипломной работы состоит в исследовании правовой природы института производства по пересмотру судебных актов, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся обстоятельствам в арбитражном и гражданском процессе, определении его места и роли в системе пересмотра судебных актов, а также в разработке рекомендаций и предложений по усовершенствованию процессуального законодательства.

Достижение указанной цели осуществляется посредством решения следующих задач:

- выяснить правовую природу стадии пересмотра по вновь открывшемся обстоятельствам в гражданском и арбитражном процессе;

- проанализировать различия пересмотра по вновь открывшемся обстоятельствам в гражданском и арбитражном процессе;

- дать правовую характеристику и оценить судебную практику по основаниям для пересмотра по вновь открывшемся обстоятельствам в арбитражном и гражданском процессе.

Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников.

 Глава 1. Сравнительная характеристика пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам в гражданском и арбитражном процессе

 Пересмотр решений и определений по вновь открывшимся обстоя­тельствам - самостоятельная стадия гражданского судопроизводства. Наряду с кассационным и надзорным производствами она служит еще одной гарантией защиты прав и охраняемых законом интересов граж­дан и организаций. Это специфическая стадия гражданского судопро­изводства, в которой пересмотру подлежат вступившие в законную силу судебные решения и определения суда первой инстанции и опре­деления кассационной и надзорной инстанций. Некоторые ученые считают, что в этой стадии суд осуществляет самоконтроль за своими актами[1].

В этой стадии суд рассматривает заявление о признании вновь открывшимися обстоятельства, которые обнаружились после вступления решения или определения в законную силу. На момент принятия ре­шение или определение было законным и обоснованным, так как соот­ветствовало установленным в ходе судебного разбирательства обстоя­тельствам. Поэтому в данной стадии процесса судебное постановление проверяется не с точки зрения его соответствия требованиям законности и обоснованности, соответствия выводов суда исследованным ма­териалам дела и дополнительно представленным доказательствам, а в связи с появлением вновь открывшихся обстоятельств[2]. В этой стадии судопроизводства задача суда заключается в выяснении наличия или отсутствия вновь открывшихся обстоятельств. Установив наличие об­стоятельств, которые следует признать вновь открывшимися, суд вы­ясняет, как они могут повлиять на решение или определение, которое вступило в законную силу. Не всякие обстоятельства могут быть вновь открывшимися.

При определении вновь открывшихся обстоятельств, следует учитывать, что в главе 42 ГПК РФ «Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, вступивших в законную силу» его нет. Но для теоретических и практических задач необходимо отграничить вновь открывшиеся обстоятельства от новых доказательств и дополнительных (новых) материалов, представляемых в апелляционную, кассационную и надзорную инстанции и новых фактов, которые появились и стали известны после вынесения решения.

В юридической литературе, по мнению одних авторов, употребляемый в законе термин «вновь открывшиеся обстоятельства следует понимать как юридические факты, имеющие для дела существенное значение, которые существовали в момент вынесения решения, но не были и не могли быть известны ни заявителю, ни суду, выполнившему все требования закона по собиранию доказательств и установлению объективной истины»[3].

Вторые полагают, что вновь открывшиеся обстоятельства - это всегда существенные для дела факты объективной действительности, существовавшие в период первоначального производства по делу и постановления судебного акта, которые не были учтены в нем из-за неизвестности их суду и заявителю по причинам, от них не зависящим, а не в результате ошибки суда. Это факты, открывающиеся после вступления акта правосудия в законную силу и могущие повлиять на его законность и обоснованность, истинность, на возможность защиты и осуществления предусмотренных и охраняемых прав и интересов[4].

Третьи считают, что вновь открывшиеся обстоятельства - это факты объективной действительности, оставшиеся неизвестными суду и заявителю при рассмотрении дела, имеющие существенное значение для его правильного разрешения, достоверно установленные особым способом и указывающие на неправосудность судебных актов, вступивших в законную силу[5].

Четвертые считают, что вновь открывшееся обстоятельство - это юридический факт, с которым связано возникновение, изменение или прекращение правоотношения; обстоятельство существовало в момент рассмотрения дела, и имеет существенное значение для правильного его разрешения; обстоятельство не было и не могло быть известно ни лицу, заявившему об этом впоследствии, ни суду, рассматривавшему это дело[6].

Алиев Т.Т.[7] указывает на некоторые недостатки в этих определениях. Прежде всего, каждая сторона должна доказать вновь открывшиеся обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений (ст. 56 ГПК РФ). Поскольку посредством доказательств устанавливаются обстоятельства, постольку наличие в формуле "вновь открывшиеся обстоятельства" аналогичного третьего понятия требует также установления их доказательствами, полученными в ходе судебного разбирательства. Те обстоятельства гражданского дела, которые для его правильного разрешения подлежат установлению при помощи доказательств, составляют предмет доказывания по гражданскому делу. Каждое доказательство связано с предметом доказывания. Оно устанавливает какое-либо обстоятельство (факт), в том числе вновь открывшееся, являющееся органической частью предмета доказывания по гражданскому делу.

Именно вновь открывшиеся обстоятельства ввиду их существенности и неизвестности суду и заявителю при постановлении решения указывают на его несоответствие объективной действительности, поскольку в нем не нашли своего разрешения один или несколько вопросов, перечисленных в ст. 196 ГПК РФ. В итоге оказывается, что судебное познание при рассмотрении дела не достигло цели. Поэтому решение является неправосудным.

Алиев Т.Т.[8] дает свое определение вновь открывшимся обстоятельствам. Он характеризует их как факты объективной действительности, относящиеся к предмету доказывания по гражданскому делу, оставшиеся неизвестными суду и заявителю при рассмотрении дела, имеющие существенное значение для его правильного разрешения, достоверно установленные особым процессуальным способом и указывающие на неправосудность судебных актов, вступивших в законную силу.

Вновь открывшиеся обстоятельства представляют собой юридические факты объективной действительности, а не выводы или доводы лиц, участвующих в деле. Все вновь открывшиеся обстоятельства - суть объективные независимые от сознания существующие явления, действия, события, процессы материального мира, которые не были известны заявителю или суду при рассмотрении ими дела и вынесении решения.

Под вновь открывшимися обстоятельствами, которые не были известны суду при вынесении решения, определения и постановления, понимают не новые доказательства, а новые факты, которые должны быть установлены. Из-за неполного исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию по гражданскому делу, вновь открывшиеся обстоятельства свидетельствуют о неправосудности решения по делу.

Пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам существенно отличается от их пересмотра в апелляционном кассационном порядке и в порядке надзора. Основное отличие рассматриваемого института от других видов пересмотра заключается в том, что в апелляционной, кассационной или надзорной инстанции оспариваются ошибочные судебные решения, определения и постановления, вынесенные вследствие неполного выяснения обстоятельств дела, неправильной оценки доказательств судом либо ввиду нарушения или неправильного применения закона. По вновь открывшимся обстоятельствам подлежат пересмотру судебные постановления, вынесенные без учета обстоятельств, которые не были известны заявителю и суду, и поэтому суд не мог принять их во внимание при разрешении дела.

Другое важное отличие состоит в том, что согласно закону вступившее в законную силу решение пересматривается по вновь открывшимся обстоятельствам тем же судом, который вынес это решение.

Вопрос о том, какой суд должен пересматривать определения или постановления кассационной и надзорной инстанций, решается в зависимости от правовых последствий, наступивших в результате вынесения этих судебных актов. Если определением или постановлением кассационной или надзорной инстанций решение суда первой инстанции было изменено либо постановлено новое решение, то пересмотр их должен производиться судом, вынесшим новое решение или изменившим его. В случае если определением или постановлением суда кассационной или надзорной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения, то должно пересматриваться само решение, и пересмотреть это решение обязан суд первой инстанции, вынесший его[9].

С надзорным порядком пересмотра судебных решений пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам имеет общее то, что в обоих случаях объектом пересмотра являются судебные акты, вступившие в законную силу. Однако существенные отличия между этими двумя способами проверки судебных решений, определений и постановлений по основаниям пересмотра вызывают необходимость их строгого различия на практике, чтобы не допускать подмены пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам их пересмотром в порядке судебного надзора. Такая подмена может повлечь нарушение прав сторон и других лиц, участвующих в деле, ограничить возможность их личного участия в рассмотрении дела и приглашения представителей, а также лишить их ряда процессуальных средств и способов защиты своих интересов на стадии пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам. Статья 392 ГПК РФ устанавливает исчерпывающий перечень оснований, при наличии которых судебные решения, определения и постановления могут быть пересмотрены по вновь открывшимся обстоятельствам.

Таким образом, можно сделать вывод, что пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции вступивших в законную силу есть стадия гражданского процесса, задачей которой является проверка законности и обоснованности вступившего в силу судебного акта с учетом вновь открывшихся обстоятельств.

По мнению  Алиева Т.Т. «вновь открывшиеся обстоятельства - это факты объективной действительности, относящиеся к предмету доказывания по делу, ос­тавшиеся неизвестными суду и заявителю при рассмотрении дела, име­ющие существенное значение для его правильного разрешения, досто­верно установленные особым процессуальным способом и указывающие на неправосудность судебных актов, вступивших в законную силу»[10]. Автор дипломной работы согласен с данной точной зрения.

Вновь открывшиеся обстоятельства отличаются как от новых обстоятельств, так и от новых доказательств. Новые доказательства - те, которых не существовало в момент рассмотрения дела, возникают они только после вынесения решения. Новые доказательства могут быть поводом для пересмотра решения в апелляционном и кассационном порядке.

Вновь открывшиеся обстоятельства - это обстоятельства, существовавшие на момент рассмотрения дела, но о них не было известно. Новые обстоятельства - это обстоятельства, возникшие после рассмотрения дела, они могут быть основанием для предъявления нового иска.

Предметом пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, как правило, является решение суда первой инстанции. Может быть пересмотрено также и определение об окончании процесса, т.е. о прекращении производства по делу или об оставлении заявления без рассмотрения. Все прочие определения суда первой инстанции не служат предметом пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку закрепляемые в них выводы суда не носят необратимого характера и неокончательны, суд вправе корректировать их в процессе продолжающегося рассмотрения без предварительной отмены определения. В связи с этим представляется сомнительным указание на возможность пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам частных определений суда[11]. В частных определениях не содержится окончательного суждения относительно конкретных прав и обязанностей. Адресат обязан только принять к сведению замечание суда или провести необходимую проверку, и если он убедится в ошибочности выводов, сформулированных в частном определении, то может ограничиться направлением в суд соответствующей аргументированной информации. Для того чтобы по-иному, не так, как рекомендовал суд, решить затронутый в частном определении вопрос, совсем не требуется отмены этого документа.

Предметом пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам являются также определения вышестоящих судебных инстанций. Однако и здесь имеются в виду лишь такие акты, которыми оканчивается судопроизводство, т.е. определения об оставлении заявления без рассмотрения, о прекращении производства по делу, об изменении обжалованного решения, а также новые решения вышестоящих судов, выносимые по существу спора, без передачи дела на новое рассмотрение. Пересматривать определение о направлении дела на новое рассмотрение нет никакого смысла, поскольку оно не преграждает возможности рассмотрения дела с учетом вновь открывшихся обстоятельств. Не нуждаются в специальном пересмотре определения, которыми в свое время было одобрено решение, поставленное впоследствии под сомнение. По действующему законодательству в подобной ситуации пересматривается только решение суда первой инстанции, и в случае его отмены определения вышестоящих судов утрачивают силу автоматически.

Процессуальный порядок пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам регламентируется правилами, закрепленными в ст. 392-397 ГПК.

Право возбудить производство по пересмотру дела признается за всеми лицами, участвующими в деле, в том числе за прокурором, как лицом, участвующим в деле. В суд могут обращаться и лица, которые не обращались в Конституционный суд с запросом в части применения основания по п.5 ч.2 ст.392 ГПК.

В отношении лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, если их дела также были разрешены на основании актов, признанных неконституционными, действует положение части третьей статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которым решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях, т.е. с использованием закрепленных другим законодательством материально-правовых оснований и процессуальных институтов. Пересмотр судебных решений в связи с признанием нормы неконституционной не может, однако, производиться без надлежащего волеизъявления заинтересованных субъектов и учета требований отраслевого законодательства. Для защиты прав указанных лиц могут использоваться все предусмотренные отраслевым законодательством судебные процедуры, в частности пересмотр как в порядке судебного надзора, так и по вновь открывшимся обстоятельствам. При этом наличие материальных и процессуальных предпосылок, а также возможных препятствий для пересмотра основанных на неконституционных актах решений (например, в связи с истечением срока исковой давности либо пропуском срока для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам) подлежит установлению по заявлению гражданина или уполномоченного должностного лица тем судом, к компетенции которого отнесен такой пересмотр, при соблюдении общих правил судопроизводства[12].

Участвующие в деле лица вправе подать заявление о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам в течение трехмесячного срока, исчисляемого со дня открытия обстоятельства, с момента вступления приговора в законную силу или вступления в силу постановления судебного либо несудебного органа, отменившего акт, на котором основано подлежащее пересмотру решение, определение или постановление. В случае пропуска указанного срока по уважительным причинам суд может восстановить его по просьбе заявителя.

Заявление о пересмотре подается в суд, принявший это решение, определение. Заявление о пересмотре решений, определений судов апелляционной, кассационной или надзорной инстанции, на основании которых изменено решение суда первой инстанции или принято новое решение, производится судом, изменившим решение суда или принявшим новое решение.

Суд рассматривает заявление о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда в судебном заседании. Стороны, прокурор, другие лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания, однако их неявка не является препятствием к рассмотрению заявления. В судебном заседании суд, исходя из материалов дела и доказательств, представленных вместе с заявлением о пересмотре, должен установить, имеется ли в действительности вновь открывшееся обстоятельство и настолько ли оно существенно, что вызывает необходимость пересмотра дела. В зависимости от решения этих вопросов суд либо удовлетворяет заявление и отменяет ранее вынесенное решение, определение, постановление, либо отказывает в пересмотре дела.

Согласно части второй статьи 397 ГПК Российской Федерации определение суда об удовлетворении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда, постановления президиума суда надзорной инстанции обжалованию не подлежит. В Постановлении Конституционного Суда от 19.03.2010 №7-П рассмотрена часть вторая статьи 397 ГПК Российской Федерации в той мере, в какой она не позволяет обжаловать в ординарном (апелляционном или кассационном) порядке определения суда первой инстанции об удовлетворении заявления о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам.

КС РФ постановил признать часть вторую статьи 397 ГПК Российской Федерации не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1) и 46 (части 1 и 2), в той мере, в какой она препятствует обжалованию в кассационном (апелляционном) порядке определений судов первой инстанции об удовлетворении заявлений о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам[13].

Впредь до внесения таких изменений суды общей юрисдикции не вправе отказывать в рассмотрении частных жалоб на указанные определения в кассационном (апелляционном) порядке, установленном Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации.

В ч. 2 ст. 392 ГПК РФ ко вновь открывшимся обстоятельст­вам относятся следующие пять оснований:

1) существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;

2) заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного решения, определения суда, постановления президиума суда надзорной инстанции и установленные вступившим в законную силу приговором суда;

3) преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда;

4) отмена решения, приговора, определения суда или постановления президиума суда надзорной инстанции либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия решения, определения суда или постановления президиума суда надзорной инстанции.

Судам общей юрисдикции надлежит пересматривать в том числе по вновь открывшимся обстоятельствам судебные постановления, основанные на норме, которой ранее суд в ходе применения в конкретном деле придал смысл, расходящийся с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным позднее Конституционным Судом РФ[14].

В соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда ГПК РФ был дополнен пятым пунктом, который был также предметом рассмотрения в Конституционном Суде (в части о праве лиц, не обращающихся в КС РФ).

5) признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации[15].

В соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 26.02.2010 № 4-П часть вторая статьи 392 ГПК Российской Федерации была признана не противоречащей Конституции Российской Федерации, поскольку - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования, в том числе с учетом провозглашенного статьей 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации приоритета правил международного договора Российской Федерации, - она не может рассматриваться как позволяющая суду общей юрисдикции отказывать в пересмотре по заявлению гражданина вынесенного им судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам в случае, если Европейским Судом по правам человека установлено нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении конкретного дела, по которому было вынесено данное судебное постановление, послужившее поводом для обращения заявителя в Европейский Суд по правам человека[16].

Конституционный суд постановил, что отсутствие непосредственно в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации такого основания для пересмотра дела, как выявление Конституционным Судом Российской Федерации конституционно-правового смысла нормы, который ранее в процессе правоприменения ей не придавался, не может служить поводом для отказа в пересмотре судебных постановлений по тем делам, при разрешении которых были допущены нарушения конституционных прав и свобод, выявленные высшей судебной инстанцией, не входящей в систему судов общей юрисдикции или арбитражных судов, а именно Конституционным Судом Российской Федерации, в силу его компетенции, вытекающей из статей 46 и 125 Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона "О Конституционном суде Российской Федерации".

Приведенные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, имеющие общее значение, исходя из определяемых статьями 2, 15 (часть 4), 17, 18, 45 и 46 Конституции Российской Федерации гарантий судебной защиты прав и свобод, применимы и в отношении исполнения постановлений Европейского Суда по правам человека. Отрицание соответствующих процессуальных возможностей для лиц, по делам которых судами общей юрисдикции были допущены нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод, выявленные Европейским Судом по правам человека и аналогичные нарушениям конституционных прав, означало бы существенное ограничение права на судебную защиту, противоречило бы конституционным принципам равенства, приоритета международных договоров Российской Федерации в ее правовой системе, а также конституционным целям гражданского судопроизводства, исключая, в свою очередь, признание его судебных процедур эффективным средством правовой защиты нарушенных прав.

Таким образом, часть вторая статьи 392 ГПК Российской Федерации - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования, в том числе с учетом провозглашенного статьей 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации приоритета правил международного договора Российской Федерации, - не может рассматриваться как позволяющая суду общей юрисдикции отказывать в пересмотре по заявлению гражданина вынесенного им судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам в случае, если Европейским Судом по правам человека установлено нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении конкретного дела, по которому было вынесено данное судебное постановление, послужившее поводом для обращения заявителя в Европейский Суд по правам человека. Соответственно, решение вопроса о возможности пересмотра обжалуемого судебного постановления должно приниматься компетентным судом исходя из всестороннего и полного рассмотрения доводов заявителя и обстоятельств конкретного дела.

Таким образом, Конституционный суд принял постановление, в котором признал часть вторую статьи 392 ГПК Российской Федерации не противоречащей Конституции Российской Федерации, но разъяснил конституционно-правовой смысл части второй статьи 392 ГПК Российской Федерации.

Перечень оснований для пересмотра вступившего в законную силу судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам установлен АПК РФ и ГПК РФ является исчерпывающим. Основания в ГПК РФ и АПК РФ схожи, но АПК РФ предусматривает два дополнительных основания в соответствии со спецификой и особенностями арбитражного процесса.

Общими основаниями для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся основаниям в соответствии со ст. ст. 392 ГПК РФ, 311 АПК РФ являются:

а) существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;

б) установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, подложность документов либо вещественных доказательств, повлекшие за собой постановление незаконного или необоснованного решения;

в) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия сторон, других лиц, участвующих в деле, либо их представителей или преступные деяния судей, совершенные при рассмотрении данного дела;

г) отмена решения, приговора, определения или постановления суда либо постановления иного органа, послужившего основанием к вынесению данного решения, определения или постановления;

д) признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного арбитражным судом в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации.

Отличительно, в соответствии с п. п. 5 и 7 ст. 311 АПК РФ основаниями пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, характерными непосредственно для арбитражного процесса, являются:

1) признанная вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда или суда общей юрисдикции недействительной сделка, повлекшая за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу.

2) установленное Европейским судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский суд по правам человека (в соответствии с Постановлением КС РФ от 26.02.10 в гражданском процессе применяется данное основание, но в тексте Гражданском процессуальном Кодексе РФ данное основание не закреплено).

Заявление о пересмотре дела подается лицами, участвующими в деле, или прокурором в суд, вынесший решение. Лица, участвующие в деле, могут подать заявление в течение трех месяцев со дня установления обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра (ст. 394 ГПК, ст. 312 АПК). Лица, не участвовавшие в деле, вправе подать заявление, если этим актом решены вопросы об их правах и об обязанностях.

В отличие от АПК РФ, в главе 42 ГПК РФ отсутствуют положения не только о реквизитах заявления, представления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, но и о принятии заявления, представления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, об отказе в принятии заявления, представления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений, постановлений суда, вступивших в законную силу, и о возвращении заявления, представления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, также в ней не говорится о сроках принятия заявления, представления со дня поступления в суд[17].

Согласно ст. 394 ГПК РФ заявление (представление) о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда, постановления президиума суда надзорной инстанции может быть подано как сторонами, так и прокурором, другими лицами, участвующими в деле, в зависимости от того, кто из них заинтересован в пересмотре судебного решения. Именно поэтому лицо, обратившееся в суд, называется заявителем.

Заявление подается в суд, принявший решение, определение или постановление. Такими судами являются: суд первой инстанции, принявшей судебное решение, суды апелляционной, кассационной инстанций, президиумы судов надзорной инстанции, которые изменили решение суда первой инстанции или приняли новое решение.

Помимо заявителя в судебном заседании могут принимать участие иные лица, участвовавшие в деле. Суд извещает их о времени и месте судебного заседания, но их неявка не является препятствием к рассмотрению заявления (ст. 396 ГПК РФ).

Перечисленные лица можно подразделить на две группы.

Первая - материально заинтересованные в деле лица (истец, ответчик, третьи лица). Вторая группа объединяет лиц, материально не заинтересованных, но обладающих процессуальными правами и обязанностями истца: прокурор, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане, которым законом предоставлено право обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе, в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.

Лица, участвующие в деле, могут действовать в процессе самостоятельно, а могут доверить такое участие своему представителю.

Ст. 54 ГПК РФ не содержит указания на право представителя, участвующего в судебном заседании по рассмотрению заявления о пересмотре судебного решения, иметь особые полномочия (например, подписывать заявление, жалобы). В отличие от гражданского процесса представитель в арбитражном процессе наделен такими особыми полномочиями в делах, связанных с пересмотром по вновь открывшимся обстоятельствам.

Подобное различие не оправдано спецификой того и другого процесса. Поэтому представляется целесообразным внести изменения в ст. 54 ГПК РФ о полномочиях представителя.

Некоторыми авторами[18] был справедливо поставлен вопрос о расширении круга лиц, могущих обратиться в суд с заявлениями о пересмотре судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам. Было предложено дополнить этот круг лиц не участвовавшими в деле лицами, субъективные права которых были нарушены или могли быть нарушены вступившим в законную силу судебным решением.

В ГПК РФ возможность участия таких лиц предусмотрена ст. 376. Согласно ст. 376 ГПК РФ производство в суде надзорной инстанции является единственным производством, где предусмотрена возможность других лиц, права и законные интересы которых нарушены судебными постановлениями, обращаться в суд за защитой.

Чтобы восполнить этот пробел, можно было бы прибегнуть к применению аналогии закона (п. 4 ст. 1 ГПК РФ). Но, поскольку применение аналогии закона зависит от усмотрения суда, совсем не обязательно, что судебная практика в этом вопросе будет единой. Целесообразнее заполнить этот пробел путем изменения самого закона, внесением в него соответствующего дополнения.

Выводы

Для пересмотра постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам характерно то, что незаконность и необоснованность пересматриваемого судебного акта является следствием открытия обстоятельств, которые суд не мог учесть в момент вынесения постановления, поскольку они не были и не могли быть известны ни заявителю, ни суду и о них стало известно лишь после вынесения постановления. Для пересмотра решения, определения суда, постановления президиума суда надзорной инстанции, вступившего в законную силу, по вновь открывшимся обстоятельствам, как правило, не требуется проверять по материалам дела правильность применения судом норм материального права, совершения тех или иных действий, что характерно для пересмотра решений в кассационной инстанции и в порядке судебного надзора. Главная задача суда - выяснить наличие или отсутствие вновь открывшихся обстоятельств и установить, повлияли ли они на правильность вынесенного судом постановления.

Пересмотр решений, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся обстоятельствам отличается от пересмотра в порядке надзора по объекту, кругу лиц, имеющих право возбуждать процесс о пересмотре судебного постановления, по полномочиям суда, пересматривающего постановление, по процессуальному порядку рассмотрения дела.

Объектом пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам могут быть вступившие в законную силу решения и определения суда первой инстанции, заканчивающие процесс (о прекращении производства по делу, об оставлении заявления без рассмотрения и др.). По вновь открывшимся обстоятельствам могут быть пересмотрены определения судов кассационной, определения и постановления судов надзорной инстанций, в том числе и те, которыми изменено решение суда первой инстанции или постановлено новое решение, а также определения и постановления о прекращении производства по делу или об оставлении заявления без рассмотрения.

В сравнении с АПК РФ было выяснено, что в ГПК РФ в перечне оснований для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам отсутствует два пункта:

1) признанная вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда или суда общей юрисдикции недействительной сделка, повлекшая за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу.

2) установленное Европейским судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский суд по правам человека (в соответствии с Постановлением КС РФ от 26.02.10 в гражданском процессе применяется данное основание, но в Гражданском процессуальном Кодексе РФ данное основание не закреплено).

В ходе исследования выявлены о следующие общие признаки пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам: это самостоятельная стадия и в гражданском и в арбитражном судопроизводстве, субъекты, объекты, основания, порядок обращения, срок порядок рассмотрения, полномочия суда.

Различия в пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам заключаются в основаниях пересмотра, субъектах, регламентации порядка обращения и принятия заявления, завершения процедуры пересмотра.

ГПК РФ не наделяет суды общей юрисдикции полномочиями по отмене ненормативных актов (они могут быть признаны незаконными, а обязанность по устранению в полном объеме допущенного нарушения прав и свобод гражданина или препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод возлагается на соответствующий орган государственной власти, местного самоуправления, должностное лицо, государственного или муниципального служащего — часть первая статьи 247 , часть первая статьи 258 ГПК РФ).

Арбитражные суды по общему правилу правомочны признать ненормативный акт перечисленных выше лиц и органов недействительным, а решение и действие (бездействие) незаконными (часть вторая статьи 201 АПК РФ). Отмена арбитражным судом постановления иного органа допускается лишь в одном случае — при оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности (часть вторая статьи 211 АПК РФ).

 Глава 2. Основания пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, постановлений президиума надзорной инстанции, вступившие в законную силу в арбитражном и гражданском процессе

 2.1 Существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю

Первым из оснований, вследствие которого может быть произведен пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам, являются существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю. Под вновь открывшимися обстоятельствами в рамках этого основания понимаются юридические факты, существовавшие в момент рассмотрения дела, но неизвестные на этот момент, которые имеют существенное значение для дела. Существенность обстоятельств означает, что если бы эти обстоятельства были известны, то суд вынес бы иное решение.

То есть имеется ввиду, что факты существуют, но они не были известны заявителю, доказательства их существования в суд не предъявлялись и не исследовались, т.е. остались за пределами исследования суда. При пересмотре дела в случае обнаружения существенных для дела обстоятельств, которые не были и не могли быть известны заявителю, заявитель должен доказать то, что они были ему неизвестны. В этом случае могут быть приняты любые доказательства, обосновывающие наличие неучтенных судом существенных обстоятельств.

Содержащаяся в пп. 1 п. 2 ст. 392 ГПК РФ формула "существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю" нуждается в уточнении, ибо в ней выражена презумпция добросовестности судей, принявших решение, оказавшееся неправосудным в силу вновь открывшихся обстоятельств. Точная формулировка содержится в уголовно-процессуальном законодательстве (ч. 2 ст. 413 УПК РФ). Она дает достаточно четкий критерий для определения вновь открывшихся обстоятельств, указывая лишь на их существование на момент вступления приговора или иного судебного решения в законную силу и оставляя в стороне вопрос о том, мог ли суд в ходе рассмотрения дела получить сведения об этих обстоятельствах. Тогда нет необходимости выяснять, была ли у суда реальная возможность установить указанные обстоятельства. Достаточно прийти к выводу, что сведения о них отсутствуют в материалах дела.

В пп. 1 п. 2 ст. 392 ГПК РФ говорится об обстоятельствах, которые не были известны заявителю. Однако, поскольку при рассмотрении спора знание судом обстоятельств дела имеет решающее значение, очевидно, что необходимым условием для рассмотрения дела по вновь открывшимся обстоятельствам является также неосведомленность суда, который в момент вынесения решения не знал об этих обстоятельствах. Если же они были известны суду, то он не выполнил обязанностей по выяснению всех существенных обстоятельств дела и собиранию доказательств, и вынесенное по делу решение, как основанное на ошибке суда, может быть отменено в порядке надзора, но не по вновь открывшимся обстоятельствам.

Личная, прямая или косвенная заинтересованность предполагает желание (или возможность) получить от результатов рассмотрения дела ту или иную выгоду для себя, удовлетворить свои интересы за счет общественных или в ущерб им. Поэтому правило об отводе судьи, эксперта, переводчика (ст. ст. 16 - 21 ГПК РФ) сформулировано как прямой запрет на участие в деле, в том числе и в стадии возобновления арбитражных и гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

В арбитражном процессе пункт 1 статьи 311 подлежит применению в соответствии с конституционно-правовым смыслом, выявленным в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21.01.2010 № 1-П.

Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов, вступивших в законную силу, на основании положений статей 311 и 312 АПК Российской Федерации в их истолковании постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2008 года № 14 предполагает необходимость прямого указания в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на возможность придания приведенному в нем толкованию норм права обратной силы. Как указано в решении Конституционного Суда Российской Федерации от 1 октября 1993 года № 81-р и неоднократно подтверждено им впоследствии[19], законодатель, исходя из общего принципа действия закона на будущее время и реализуя свое исключительное право на придание закону обратной силы, учитывает специфику регулируемых правом общественных отношений; придание закону обратной силы имеет место преимущественно в интересах индивида в отношениях, возникающих между ним и государством в публичной сфере (уголовное, налоговое, пенсионное регулирование).

Недопустимость придания обратной силы нормативному регулированию посредством толкования, ухудшающего положение лица в его отношениях с государством, обусловлена также требованием формальной определенности правовой нормы, которое предполагает, что участники соответствующих правоотношений должны иметь возможность в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, а также приобретенных прав и обязанностей. Это исключает отмену окончательных судебных актов, определяющих права физических или юридических лиц в их отношениях с государством, в частности в случаях, когда за ними признается право на получение определенных благ, кроме случаев, когда судебный акт вынесен в результате ненадлежащего отправления правосудия, т.е. с такими нарушениями, без исправления которых невозможна компенсация ущерба, причиненного судебной ошибкой[20] .

Положения статьи 311 АПК Российской Федерации в истолковании, данном в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2008 года № 14, - по их конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования - не предполагают возможность придания обратной силы постановлениям Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащим правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросу применения положений законодательства, без учета характера спорных правоотношений и установленных для этих случаев конституционных рамок действия правовых норм с обратной силой.

Подавляющее большинство постановлений, вынесенных по жалобам против России, в которых рассматривался вопрос отмены по вновь открывшимся обстоятельствам судебных решений по гражданским делам, однотипны. В частности, в делах со сходными фактическими обстоятельствами, таких как дела о перерасчете пенсии по старости с применением повышенного коэффициента, Европейский Суд по правам человека признал нарушением принципа правовой определенности отмену вступивших в законную силу судебных решений, основанную на изменившемся толковании норм права высшим судом, которое влечет лишение заявителей по делу присужденных им ранее благ (сумм), предоставляемых государством или другими субъектами, выполняющими публичные функции. При этом отмечается, что хотя принятие судебного решения о выплате пенсии в определенном размере нельзя рассматривать как гарантию от изменения пенсионного законодательства в будущем, в том числе в ущерб определенному благосостоянию получателей пенсий, тем не менее государство не может произвольно вмешиваться в процесс судебного разрешения дела. Если, проиграв дело в суде, государство добилось возобновления производства по делу путем принятия нового законодательства и придания ему обратной силы, то это свидетельствует о возможном нарушении права на справедливое судебное разбирательство, как оно определено взаимосвязанными положениями пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и пункта 2 статьи 4 Протокола № 7 к ней.

Подобную практику Европейский Суд по правам человека рассматривает как недопустимое использование государством своих правомочий - не сопоставимых с возможностями индивида - по изменению нормативного регулирования (или толкования) для модификации неблагоприятной для него практики рассмотрения данной категории дел. Вмешательство государства должно быть соразмерно социально оправданной законной цели, а одна только его заинтересованность в единообразном применении закона о пенсиях не должна приводить к ретроспективному перерасчету присужденных денежных сумм (постановления от 18 ноября 2004 года по делу "Праведная против России", от 13 октября 2005 года по делу "Васильев против России", от 13 апреля 2006 года по делу "Сухобоков против России", от 18 января 2007 года по делу "Булгакова против России", от 19 июля 2007 года по делу "Кондрашина против России"). В постановлении от 7 июня 2007 года по делу "Кузнецова против России" Европейский Суд по правам человека подчеркивает, что процедура пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам сама по себе не противоречит принципу правовой определенности в той мере, в какой это необходимо для обеспечения справедливого правосудия; свою же задачу он видит в том, чтобы определить, совместима ли использованная процедура с положениями пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Таким образом, отмена судебного решения в связи с изменением высшим судебным органом уже после вынесения данного решения толкования положенных в его основу норм права, если она приводит к ухудшению правового положения гражданина, установленного судебным решением, рассматривается Европейским Судом по правам человека (вне зависимости от примененной процедуры отмены) как несовместимая с положениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а критерием ее правомерности признается направленность на защиту приобретенного статуса гражданина или объединения граждан как заведомо более слабой стороны в отношениях с государством, что обеспечивает действие принципа правовой определенности в отношении правового статуса гражданина. Данный принцип не может рассматриваться как препятствующий отмене вступившего в законную силу судебного решения, если она необходима для восстановления прав гражданина или улучшения его правового положения (в частности, по основаниям, которые в иных случаях признавались бы неприемлемыми), что в целом соответствует и общим принципам действия норм права во времени, в том числе придания им обратной силы.

Существенные обстоятельства должны быть такими, которые способны повлиять на выводы арбитражного суда при принятии судебного акта.

В качестве примера можно привести постановление ФАС Северо-Западного округа от 17.11.2005 по делу № А56-23425/01, которым решение суда первой инстанции и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда отменены в связи с тем, что обстоятельства, на которые сослались судебные инстанции, не являются существенными и, следовательно, не служат основанием для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам. ЗАО «Эмамет-Металлопосуда» (далее — ЗАО) обратилось в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к ООО «Фуд Хаус» (далее — ООО) о расторжении договора от 12.02.2001 № 1202 купли-продажи недвижимого имущества, заключенного между истцом и ответчиком. Определением суда от 02.10.2001 утверждено мировое соглашение сторон. Решением от 21.06.2005 по заявлению ООО о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам определение отменено. Постановлением апелляционной инстанции от 25.08.2005 решение оставлено без изменения. В кассационной жалобе ЗАО сослалось на то, что судом нарушены требования ст. 168 ГК РФ и п. 5 ст. 45 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», поскольку требование о признании оспоримой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности ответчиком не заявлено. По мнению истца, факт подписания мирового соглашения лицом, не имеющим на это права, не является вновь открывшимся обстоятельством; при вынесении определения от 02.10.2001 об утверждении мирового соглашения, возможно, имела место судебная ошибка, о факте родства ответчику стало известно 03.06.2004. Как следует из материалов дела, обращаясь с заявлением о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам, ООО указало на открытие существенных для дела обстоятельств, которые ему не были и не могли быть известны. Следовательно, мировое соглашение о расторжении договора является сделкой, в которой имеется заинтересованность, заключено с нарушением требований ст. 45 Закона об ООО и нарушает права участников общества. Отменяя по вновь открывшимся обстоятельствам определение от 02.10.2001, суды обеих инстанций сослались на то, что при утверждении мирового соглашения суду не было известно о наличии родственной связи между руководителями ООО и ЗАО, а также о другом участнике ООО — А. Б. Захаренко; указанное соглашение заключено с нарушением требований, установленных для заключения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Данные обстоятельства, по мнению суда, являются существенными и служат основанием для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Между тем в силу п. 1 ст. 311 АПК РФ основанием пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам являются существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю. При этом ст. 311 АПК РФ содержит исчерпывающий перечень оснований, по которым возможен пересмотр судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.

Согласно п. 1 ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Единоличным исполнительным органом общества на момент заключения мирового соглашения, утвержденного оспариваемым определением, был генеральный директор ООО И. Э. Зингеренко. Значит, факт родственной связи И. Э. Зингеренко с генеральным директором ЗАО Э. В. Евдокимовым, а также перехода к А. Б. Захаренко 50% долей уставного капитала ООО был известен обществу, которое выступает в гражданском обороте через свои органы.

Таким образом, обстоятельства, на которые сослались суды, не являются вновь открывшимися. В данном случае при вынесении судебного акта допущена ошибка: утверждено мировое соглашение, при заключении которого сторонами были нарушены требования законодательства, регулирующие порядок заключения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.

Следовательно, кассационная инстанция правомерно отказала в удовлетворении заявления о пересмотре определения по вновь открывшимся обстоятельствам.

В гражданском процессе вся часть 2 статьи 392 подлежит применению в соответствии с конституционно-правовым смыслом, выявленным в Постановлении Конституционного Суда РФ от 26.02.2010 № 4-П.

В Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации, в числе предусмотренных частью второй его статьи 392 (как в первоначальной редакции, так и в ныне действующей редакции, введенной Федеральным законом от 4 декабря 2007 года N 330-ФЗ) оснований для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам установление Европейским Судом по правам человека нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении конкретного гражданского дела в суде общей юрисдикции непосредственно не называется, при этом иные перечисленные в ней основания по существу идентичны указанным в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации.

Конституционный суд постановил, что часть вторая статьи 392 ГПК Российской Федерации - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования, в том числе с учетом провозглашенного статьей 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации приоритета правил международного договора Российской Федерации, - не может рассматриваться как позволяющая суду общей юрисдикции отказывать в пересмотре по заявлению гражданина вынесенного им судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам в случае, если Европейским Судом по правам человека установлено нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении конкретного дела, по которому было вынесено данное судебное постановление, послужившее поводом для обращения заявителя в Европейский Суд по правам человека. Соответственно, решение вопроса о возможности пересмотра обжалуемого судебного постановления должно приниматься компетентным судом исходя из всестороннего и полного рассмотрения доводов заявителя и обстоятельств конкретного дела.

Под предусмотренными в п. 1 ч. 2 ст. 392 существенными для дела обстоятельствами следует понимать факты, имеющие юридическое значение для взаимоотношений спорящих сторон. Эти факты уже существовали в момент рассмотрения и разрешения дела, но не были и не могли быть известны ни заявителю, ни суду, рассматривающему дело. Например, И. представил в суде иск о признании права собственности на 1/2 долю наследственного имущества к своей сестре В., ссылаясь на то, что он и ответчица являются наследниками по закону и имеют равное право на наследственное имущество, оставшееся после смерти матери. Суд постановил решение, которым признал за каждым из наследников право на 1/2 часть наследственного имущества. После вступления судебного решения в законную силу ответчице В. стало известно, что в нотариальной конторе имеется завещание, которым все свое имущество мать завещала своей дочери В.[21] Завещание в данном случае является вновь открывшимся обстоятельством. При наличии этого обстоятельства вынесенное по делу решение суда не может быть признано правильным и подлежит пересмотру.

Вновь открывшиеся обстоятельства следует отличать от юридически значимых фактов, возникших после вынесения решения. Решение должно соответствовать фактам, существовавшим на момент его вынесения. Факты, возникшие впоследствии, не могут свидетельствовать о неправильности решения. Они могут служить основанием для предъявления нового иска.

Алиев Т.Т.[22] анализирует особенности рассмотрения гражданских дел ввиду открытия новых обстоятельств, предусмотренных п. 1 ст. 392 ГПК РФ, и делает следующие выводы об особенностях оснований такого рассмотрения:

- эта группа включает в себя наибольшее число фактов именно вследствие того, что их действие не осложнено никакими специальными условиями и признаками, то есть безусловные основания пересмотра, вновь открывшиеся обстоятельства в их «чистом виде»;

- эта группа фактов не характеризуется какими-либо субъективными моментами и умышленным созданием их в связи с делом;

- это единственная группа вновь открывшихся обстоятельств, которые устанавливаются непосредственно судом, вынесшим решение, в стадии пересмотра его по вновь открывшимся обстоятельствам.

Не являются основанием для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам обнаруженные после вынесения решения доказательства, подтверждающие или опровергающие факты, исследованные судом. Такие доказательства свидетельствуют о том, что юридические факты установлены судом неправильно. Новые доказательства могут служить основанием для пересмотра решения в порядке надзора, а не по вновь открывшимся обстоятельствам.

Таким образом, можно предположить, что не все ранее неизвестные факты могут рассматриваться в качестве оснований для отмены решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам, а только те, которые входят в предмет доказывания по делу.

В качестве примера применения именно такого подхода на практике можно привести одно из дел из практики ВАС РФ. При рассмотрении заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам Президиум ВАС РФ пришел к выводу об отсутствии обстоятельств, которые не были и не могли быть известны заявителю.

Как следует из приговора Замоскворецкого районного суда Центрального административного округа г. Москвы от 01.11.2002 по делу N 1-624/2002, который указан заявителем в качестве основания для пересмотра, суд не подверг переоценке обстоятельства заключения кредитного договора и договора поручительства и не взял под сомнение правомерность заключения этих сделок.

Судом общей юрисдикции установлен факт преступных деяний физического лица, израсходовавшего денежные средства не по назначению. Вместе с тем при получении кредита подсудимый не имел цели хищения этих средств путем мошенничества. В банк директор представил подлинные документы, не содержащие в себе заведомо ложные сведения. Денежные средства были использованы подсудимым для осуществления операций с ценными бумагами на фондовом рынке, т.е. в рамках уставных целей общества. Факт направления кредитных средств на вышеуказанные цели был известен заявителю, что отмечается в приговоре суда.

Выводы суда общей юрисдикции о злоупотреблении должностным лицом ответчика своими полномочиями не опровергли факт предоставления кредита на цели, связанные с обычной хозяйственной деятельностью общества, и, таким образом, не повлекли за собой признания кредитного договора недействительным, поскольку преступные действия директора имели место при использовании уже предоставленных денежных средств, а не при заключении спорной кредитной сделки. Ничтожность сделки определяется обстоятельствами, существовавшими на момент ее заключения. Таких обстоятельств приговором суда не установлено. Действия, вмененные в вину директору общества, не касаются существенных обстоятельств заключения кредитного договора и условий оспариваемой сделки. Следовательно, в силу ст. 311 АПК РФ оснований для пересмотра Постановления Президиума ВАС РФ от 15.06.99 № 2384/99 по вновь открывшимся обстоятельствам не имеется.

Также необходимо различать такие понятия, как факт и сведения о факте. Факт — это явление объективной действительности, поскольку факты существуют независимо от того, познали мы их или нет. Сведения о факте — это информация, при помощи которой мы можем познавать факт. Информация может быть как ложной, так и истинной. Истинная информация приводит к тому, что возможность познания факта становится действительностью, а ложная препятствует реализации указанной возможности.

Поскольку под вновь открывшимися обстоятельствами, которые не были известны суду при вынесении решения, определения и постановления, понимают новые факты, которые должны быть установлены, то сведения о факте, подтвержденные новыми доказательствами, не являются основанием для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Новые доказательства по делу, обнаруженные после вступления в законную силу решения, определения и постановления, представляют собой новые сведения об уже исследованных судом фактах, об их связи с другими фактами или об отдельных свойствах и признаках этих фактов.

Вновь открывшиеся обстоятельства отличаются от новых обстоятельств, которых не было в момент рассмотрения дела и которые возникли после вынесения решения. Юридические факты, возникшие впоследствии, могут быть основанием для предъявления нового иска, а не для пересмотра судебного акта.

Данный вопрос имеет весьма важное теоретическое и практическое значение, поскольку позволяет отличать вновь открывшиеся обстоятельства от новых обстоятельств, возникших после рассмотрения дела и вынесения судебного акта, а также от изменившихся обстоятельств, т.е. тех обстоятельств, которые были положены в основу судебного акта, но впоследствии изменились.

Для того чтобы существенные для дела обстоятельства послужили основанием для пересмотра дела, необходимо, чтобы они были ранее не известны заявителю.

При этом заявитель должен доказать, что они не могли быть ему известны до вынесения решения судом.

Именно такой вывод был сделан ВАС РФ в одном из своих постановлений. В соответствии с п. 1 ст. 311 АПК РФ основаниями для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам являются существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю. В рассматриваемом случае утверждение общества о том, что ему не было известно о существовании названных выше документов, не подтверждено какими-либо доказательствами. О наличии объективных и непреодолимых для него препятствий для получения соответствующих сведений до рассмотрения дела в суде в заявлении не указано.

В качестве доказательства наличия подобных обстоятельств могут быть приняты не только судебные акты, акты органов власти и т.д., но и любые иные сведения о фактах, облеченные в установленную законом форму.

 2.2 Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда и повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по конкретному делу

Следующей группой вновь открывшихся обстоятельств являются обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда и повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу:

- фальсификация доказательства;

- заведомо ложное заключение эксперта;

- заведомо ложные показания свидетеля;

- заведомо неправильный перевод.

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда и повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по конкретному делу были предметом рассмотрения Конституционным Судом РФ в той мере, в какой он не допускает пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам в случае, когда такое основание пересмотра, как фальсификация доказательств, установлено постановлением следователя о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

Отличительной особенностью этого основания является то, что документом, подтверждающим их наличие, будет только приговор суда. Суды в большинстве случаев придерживаются именно такого толкования законодательства. В частности, не принимаются в качестве доказательства материалы экспертиз.

Например, ФАС Волго-Вятского округа в своем Постановлении от 03.06.2005 по делу № А43-5306/2002-32-274 указал следующее. Материалы дела свидетельствуют о том, что ОАО в качестве вновь открывшихся обстоятельств привело установленное актом экспертизы государственного учреждения «Приволжский региональный центр судебной экспертизы» от 15.10.2004 N 1189н/1190н вероятное выполнение подписи Лисенкова Ю.В. (директора общества) на электрографической копии договора поставки от 16.11.2000 N Ш-2/14 не самим Лисенковым Ю.В.; сообщение от 20.09.2004 и объяснения ряда молдавских поставщиков о том, что их объяснения, приложенные Управлением к материалам встречной налоговой проверки, писались ими под давлением со стороны представителей налоговых органов.

Представленный акт экспертизы также не является достаточным доказательством фальсификации договора от 16.11.2000 № Ш-2/14, поскольку содержит лишь предположительный вывод специалиста о фальсификации договора поставки. Кроме того, в силу положений п. 2 ст. 311 АПК РФ данный акт не является самостоятельным и достаточным основанием для рассмотрения дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Также Постановления иных органов по уголовному делу не рассматриваются судами как основание для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Примером может служить Постановление ФАС Центрального округа от 20.12.2004 по делу N А48-5071/03-18: «Учитывая, что данное уголовное дело было возбуждено по факту незаконного возмещения НДС руководителями указанной организации, кассационная инстанция считает, что суды первой и апелляционной инстанций правомерно не приняли в качестве существенных обстоятельств материалы проверки, поступившие от Управления по налоговым преступлениям УВД Орловской области, так как признание их таковыми возможно только после полного и всестороннего расследования уголовного дела и вынесения обвинительного приговора суда».

В то же время имеются случаи, когда суды придерживаются абсолютно противоположной позиции.

В частности, ФАС Восточно-Сибирского округа в своем Постановлении от 21.06.2006 по делу № А19-20278/03-48-Ф02-2979/06-С2, отменяя постановление апелляционной инстанции, пришел к следующим выводам. В подтверждение указанных в заявлении обстоятельств ООО «Телесистема „Астра“ представило в материалы дела справку-исследование N 153 от 02.02.2006 экспертно-криминалистического центра при ГУВД Иркутской области — доказательство, соответствующее требованиям указанных выше норм процессуального права.

Отказав в удовлетворении заявления ООО „Телесистема „Астра“, суд апелляционной инстанции, по существу, в отсутствие соответствующей правовой регламентации поставил в зависимость от результатов уголовного преследования реализацию такой формы судебного надзора, как пересмотр судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам,  — дополнительной гарантии защиты прав субъектов гражданского оборота, исправления судебных ошибок.

Таким образом, описанное выше дело свидетельствует о наличии неразрешенной проблемы в применении уголовно-процессуальных оснований для пересмотра дела.

Следующим моментом, на который необходимо обратить внимание, является то, что в судебном акте должны быть сделаны выводы о фальсификации доказательства, заведомо ложном заключении эксперта, заведомо ложных показаниях свидетеля, заведомо неправильном переводе и других существенных обстоятельствах, которые повлияли на вынесение решения суда. При отсутствии однозначного указания на отмеченные обстоятельства в приговоре суда стороны лишаются возможности использовать его в качестве основания для пересмотра дела в арбитражном суде.

Анализ особенностей рассмотрения гражданских дел ввиду открытия новых обстоятельств, предусмотренных п. 2 ст. 392 ГПК РФ, Алиевым Т.Т.выделены особенности оснований такого рассмотрения[23]:

- они не входят в предмет доказывания и не являются фактами, подлежащими установлению по делу;

- эти вновь открывшиеся обстоятельства относятся к иным существенным для дела фактам, неизвестным при постановлении судебного акта, которые влекут необоснованность последнего, а иногда и производную от нее незаконность.

Для удовлетворения заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам по данному основанию суд должен установить следующее:

1) установление вступившим в законную силу приговором суда по уголовному делу факта совершения указанных в основании для пересмотра деяний лицами, содействовавшими осуществлению правосудия (например, дача заведомо ложных показаний свидетелем), лицами, участвовавшими в деле, или лицами, непосредственно не участвовавшими в деле, но исполнявшими возложенную на них судом в соответствии со ст. 57 ГПК обязанность по представлению доказательств. Суд, рассматривающий заявление о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам, не может сам устанавливать факт совершения указанных деяний, поскольку эти факты в соответствии со ст. 61 ГПК имеют преюдициальное значение и не могут доказываться вновь, а также не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица;

2) последствия, к которым привели указанные деяния субъектов гражданского судопроизводства (принятие незаконного или необоснованного судебного постановления);

3) причинно-следственную связь между установленными приговором суда деяниями и последствиями, которые повлекло совершение данных деяний. В данном случае суд также должен учитывать фактор существенности, т.е. то, что совершенное деяние повлияло или могло повлиять на вынесение незаконного или необоснованного судебного постановления.

 2.3 Установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные деяния лица, участвующего в деле, или его представителя либо преступные деяния судьи, совершенные при рассмотрении конкретного дела

Третьим основанием пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам являются установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные деяния лица, участвующего в деле, или его представителя либо преступные деяния судьи, совершенные при рассмотрении данного дела.

При этом не имеет значения зависимость признания обстоятельств вновь открывшимися от наступивших последствий. Установления факта совершения преступления независимо от того, как это повлияло на решение по делу, достаточно для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам. Так, уголовная ответственность за вынесение заведомо неправосудного решения или иного судебного акта предусмотрена ст. 305 УК РФ.

Неправосудность приговора, решения или иного судебного акта заключается в их несоответствии установленным по делу обстоятельствам, в грубом нарушении требований материального и процессуального закона. Такие судебные решения могут быть вынесены при осуществлении, как уголовного, так и гражданского, конституционного либо административного судопроизводства. Под иным судебным актом, помимо приговора и решения, понимаются судебные определения и постановления.

Объективная сторона данного преступления выражается в том, что при вынесении приговора, решения, определения или постановления судье (судьям) заведомо известно, что такое судебное решение является незаконным и необоснованным.

Применительно к уголовным делам заведомая неправосудность приговора может выражаться, в частности, в преднамеренном искажении в нем установленных по делу обстоятельств, в противоречащей закону квалификации деяния, назначении явно несправедливого наказания как вследствие мягкости, так и вследствие суровости, в незаконном осуждении либо оправдании, в необоснованном удовлетворении гражданского иска либо отказе в нем.

Заведомо неправосудное судебное решение может быть вынесено как единолично судьей, так и коллегиально.

Если рассматриваемое деяние связано с получением взятки, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст.  305 и ст. 290 УК РФ.

Субъектами данного деяния могут быть судьи судов общей юрисдикции, арбитражных судов, Конституционного Суда РФ.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется только прямым умыслом. Виновный осознает, что выносит заведомо неправосудный судебный акт, предвидит и желает наступления такого результата. Мотивами преступления могут быть корысть, месть и др.

Не могут быть квалифицированы по данной статье действия судьи (судей), если неправосудные приговор, решение, определение, постановление вынесены в результате допущенной ошибки при оценке собранных по делу доказательств, что повлияло на решение об удовлетворении иска либо отказе в нем и т.д.

Предусмотренное статьей 305 УК РФ преступление окончено в тот момент, когда неправосудный акт подписан лицами, участвовавшими в его постановлении, независимо от того, вступил ли таковой в законную силу и был ли оглашен.

В качестве субъектов преступного посягательства законодатель называет только судей. Под последними необходимо понимать как лиц, наделенных в конституционном порядке полномочиями отправлять правосудие и осуществляющих свои обязанности на профессиональной основе, так и лиц, обладающих при постановлении судебного акта равными с судьями правами (арбитражных заседателей).

Присяжные заседатели субъектами посягательства не являются, ибо их компетенция существенно отличается от компетенции судей. Специфика третьей группы (преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда) состоит в том, что принятое решение может быть отменено и в случае его правильности по существу. Для пересмотра такого решения важен установленный вступившим в законную силу приговором суда факт преступления лицами, участвующими в деле, их представителями, а также судьями, совершенного при рассмотрении и разрешении данного дела.

В данном случае суд должен устанавливать те же факты, что и по п. 2 ч. 2 ст. 392 ГПК, за исключением, как представляется, факта существенности, если вновь открывшимся обстоятельством является совершение преступления судьей. В данном случае если бы лица, участвующие в деле, знали во время рассмотрения дела о совершенном (совершаемом) судьей деянии, они могли бы воспользоваться институтом судебных отводов, так как имелись обстоятельства, вызывающие сомнения в объективности и беспристрастности суда. Сам же судья, знающий о таких обстоятельствах, должен был заявить самоотвод. Поскольку этого не произошло, можно сделать вывод о том, что дело было рассмотрено в незаконном составе суда, а так как это выявилось после вынесения судебного акта, то должно быть основанием для пересмотра такого акта по вновь открывшимся обстоятельствам.

Нельзя не отметить отличия п. п. 2, 3 ч. 2 ст. 392 ГПК от норм уголовно-процессуального права. В соответствии с ч. 5 ст. 413 УПК заведомая ложность показаний свидетеля, заключения эксперта, подложность вещественных доказательств, преступные действия судьи и прочих. Могут быть установлены помимо приговора определением или постановлением суда, постановлением прокурора, следователя или дознавателя о прекращении уголовного дела за истечением срока давности, вследствие акта об амнистии или акта помилования, в связи со смертью обвиняемого или недостижением лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Установленные таким образом обстоятельства также будут являться основаниями для возобновления производства по уголовному делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств.

Однако ГПК говорит о возможности пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам только в случае установления таких обстоятельств вступившим в законную силу приговором суда, следовательно, при  установлении обстоятельств в иных актах следует пересматривать судебное постановление в апелляционном, кассационном или надзорном порядке.

Исследование третьей группы вновь открывшихся обстоятельств, предусмотренных п. 3 ст. 392 ГПК РФ, приводит к следующим выводам об особенностях их возникновения:

- приговор должен установить преступные деяния указанных в нем лиц;

- преступные деяния должны быть совершены в связи с данным конкретным делом;

Алиевым Т.Т.[24] целесообразность указания в п. 3 ст. 392 ГПК РФ на установление подобных преступных деяний именно в связи с рассматриваемым делом.

 2.4 Отмена судебного акта арбитражного суда или суда общей юрисдикции либо постановления другого органа, послужившего основанием для принятия судебного акта по данному делу

Следующим основанием пересмотра судебных актов является отмена судебного акта арбитражного суда или суда общей юрисдикции либо постановления другого органа, послужившего основанием для принятия судебного акта по данному делу.

Судебные акты имеют преюдициальную силу и не требуют повторного доказывания при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Согласно ст. 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.

Так, судебные постановления по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда оставлены без изменения, поскольку отмена решения третейского суда является основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам оспариваемых судебных постановлений. Решением Сибирского третейского суда от 23 февраля 2005 г. по делу № 720-СТС/АА утверждено мировое соглашение между закрытым акционерным обществом "Автотранссиб" и обществом с ограниченной ответственностью "Альфа", в соответствии с которым общество "Альфа" обязалось передать обществу "Автотранссиб" в собственность имущество (49 единиц автотранспорта).

Поскольку решение третейского суда обществом "Альфа" добровольно исполнено не было, общество "Автотранссиб" обратилось в Арбитражный суд Новосибирской области с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение данного решения.

Определением Арбитражного суда Новосибирской области от 12 апреля 2005 г. заявленное требование удовлетворено.

Общество "ТПК-Версия" обратилось в Арбитражный суд Новосибирской области с заявлением об отмене решения Сибирского третейского суда от 23 февраля 2005 г.

Определением Арбитражного суда Новосибирской области от 8 ноября 2005 г. по делу № А45-14954/05-13/49 заявление общества "ТПК-Версия" было удовлетворено, решение третейского суда от 23 февраля 2005 г. отменено.

В соответствии с п. 4 ст. 311 АПК РФ отмена судебного акта арбитражного суда или суда общей юрисдикции либо постановления другого органа, послужившего основанием для принятия судебного акта по данному делу, является основанием для пересмотра этого судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.

В этом смысле отмена определением Арбитражного суда Новосибирской области от 8 ноября 2005 г., вынесенным по другому делу, решения Сибирского третейского суда от 23 февраля 2005 г. является основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам определения этого же суда от 12 апреля 2005 г. по настоящему делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение того же решения третейского суда[25].

К постановлениям другого органа, предусмотренным п. 4 статьи 311 АПК РФ, относятся постановления государственного органа или органа местного самоуправления.

Особенность четвертой группы (отмена решения, приговора, определения суда или постановления президиума суда надзорной инстанции либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия решения, определения суда или постановления президиума суда надзорной инстанции) состоит в том, что отмена решения и других судебных актов происходит после вступления решения в законную силу и, таким образом, не может иметь место во время разбирательства первоначального дела.

Пересмотр судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с отменой судебного акта арбитражного суда по другому делу, решения, приговора суда либо постановления другого органа может быть произведен только в том случае, когда отмененные акты действительно были положены в основу пересматриваемого судебного акта арбитражного суда.

Полагаем, что это необходимо трактовать следующим образом. Суд может обосновать свое решение ссылкой на судебное решение или постановление как на единственное доказательство, подтверждающее те или иные факты, так и в совокупности с другими доказательствами по делу. В том случае, если определенное обстоятельство подтверждено только одним доказательством, его отмена будет являться основанием для пересмотра. Если же суд применил его в совокупности с другими доказательствами, подтверждающими данный факт, то его отмена не будет являться основанием для пересмотра.

В качестве примера можно привести следующее дело. Исследовав материалы дела, суд кассационной инстанции посчитал, что принятое определение необходимо оставить без изменения по следующим основаниям.

Из смысла п. 4 ст. 311 АПК РФ следует, что пересмотр судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с отменой судебного акта арбитражного суда по другому делу может быть произведен только в том случае, когда отмененные акты действительно были положены в основу пересматриваемого судебного акта арбитражного суда.

Таким образом, данное правило подлежит применению только в том случае, когда в обоснование решения положены выводы суда, сделанные по ранее рассмотренному делу, и в нем отсутствуют какие-либо иные правовые и фактические обоснования. Из Постановления апелляционной инстанции от 19.10.2005 Арбитражного суда Калужской области следует, что оно содержит ссылку на решения того же суда по делам N А23-958/05Г-4-69 и N А23-959/05Г-4-65, которые впоследствии отменены Постановлениями ФАС Центрального округа от 23.11.2005 и от 25.11.2005.

Вместе с тем, принимая Постановление от 19.10.2005, суд апелляционной инстанции обосновал свои выводы ссылками на иные установленные судом обстоятельства и имеющиеся в материалах дела доказательства, свидетельствующие о том, что ответчик не выполнил своих обязательств по договору. При таких обстоятельствах арбитражный суд апелляционной инстанции правомерно отказал в удовлетворении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку приведенные заявителем обстоятельства к вновь открывшимся не относятся. На основании изложенного арбитражный суд кассационной инстанции посчитал, что оспариваемый судебный акт принят в соответствии с нормами процессуального права и основания для его отмены отсутствуют.

Аналогична практика и по тем делам, где в основу решения суда были положены акты органов власти или местного самоуправления.

Хотелось бы отметить, что из содержания п. 4 ст. 311 АПК РФ неясно, постановления каких органов являются основаниями для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам (не определен круг субъектов, отмена постановлений которых влечет пересмотр решения).

Сам термин „орган“ является универсальным и обозначает структурное подразделение не только органов власти и местного самоуправления, но и юридическое лицо или его структурное подразделение (органы управления АО). В то же время термин „постановление“ чаще применяется при обозначении актов органов власти или местного самоуправления (постановление правительства, постановление о привлечении к административной ответственности).

Необходимо исходить из того, что данные правоприменительные акты, во-первых, должны быть положены в основу судебного акта, т.е. приняты судом как надлежащие доказательства того или иного факта, который входит в предмет доказывания по делу (о чем говорилось выше), и, во-вторых, не должны быть предметом иска по делу.

Судебная практика идет по пути признания таким правоприменительным актом решения третейского суда. В то же время существуют случаи, когда отмена судом правоприменительных актов органов управления юридических лиц в одних случаях является основанием для пересмотра дела, а в других не воспринимается судами как основание для отмены вынесенных судебных актов. В связи с изложенным нельзя однозначно сказать, что практика идет по пути расширительного толкования данной нормы, и арбитражным судам еще предстоит выработать единый подход к данной проблеме.

Другой момент, который вызывает разноречивые толкования,  — отмена какого акта органов власти или местного самоуправления будет основанием для пересмотра, а какого — нет. Ведь акты органов власти или местного самоуправления по своей правовой природе делятся на нормативные и ненормативные. Исходя из того что ВАС РФ в вышеуказанном п. 6 ссылается на ст. 11 АПК РФ 1995 г., которая регулировала порядок применения нормативных правовых актов, применяемых при разрешении споров, следует, что отмена нормативных правовых актов не влечет пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Этот тезис подтверждается еще и тем, что в соответствии с п. 5 ст. 195 АПК РФ решения суда о признании указанных актов недействующими не применяются с момента вступления в законную силу решения суда, т.е. не имеют обратной силы. Суды в основном толкуют законодательство именно таким образом.

Однако проблемы в правоприменении возникают в тех случаях, когда отменяется ненормативный акт органов власти или местного самоуправления. При применении АПК РФ 1995 г. суды исходили из того, что признание недействительным ненормативного акта влечет его недействительность с момента издания и, следовательно, является основанием для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Однако после вступления в силу АПК РФ 2002 г. практика коренным образом изменилась. В частности, ФАС Центрального округа в своем Постановлении от 22.03.2006 по делу N А54-4003/05-С19, отказывая в пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам в связи признанием судом недействительным ненормативного акта, положенного в основу решения суда, указал следующее. Ссылка на то, что признание недействительным ненормативного правового акта органа местного самоуправления означает, что такой акт незаконен с момента его издания и не влечет никаких правовых последствий, является несостоятельной, так как согласно ч. 8 ст. 201 АПК РФ признанный недействительным ненормативный правовой акт не подлежит применению со дня принятия арбитражным судом решения о признании его таковым.

Подобный подход приводит к тому, что применение данной нормы закона становится в принципе невозможным, кроме отмены решений судов. Решения судов о признании актов органов власти и местного самоуправления не имеют обратной силы. К актам иных органов при их оспаривании применяются аналогичные нормы, и, таким образом, суды не могут их отменить. Также добровольная отмена самим органом своего постановления тоже не влечет никаких правовых последствий, поскольку он тоже может отменить его лишь на будущее время.

Приведенные основания можно разделить на две группы. Во-первых, основания, связанные с отменой судебного акта, который был положен в основу оспариваемого судебного постановления. В этом случае суд должен устанавливать: 1) использование судом преюдициальных фактов при вынесении оспариваемого судебного постановления; 2) отмену судебных постановлений, в которых содержались факты, положенные в основу оспариваемого судебного акта; 3) последствия, которые по отношению к оспариваемому судебному акту повлекла отмена судебного постановления, положенного в основу оспариваемого акта. К таким последствиям относится необоснованность и незаконность принятого судебного акта в связи с невозможностью без судебного доказывания обосновать его фактами, установленными отмененным судебным постановлением; 4) причинно-следственную связь между отменой судебного акта, положенного в основу оспариваемого судебного постановления, и установленными последствиями. В данном случае суд должен установить, что факты, ранее признанные судом преюдициальными, являются существенными для рассмотрения и разрешения дела и неисследование их судом в установленном законом порядке могло привести или привело к вынесению необоснованного и незаконного судебного решения.

Во-вторых, основания, связанные с отменой постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послужившего основанием для принятия решения, определения суда или постановления президиума суда надзорной инстанции. От вышерассмотренного данное основание отличает то, что постановления государственных органов и органов местного самоуправления не имеют преюдициального значения в отличие от фактов, установленных судебными постановлениями и положенных в основу оспариваемого по вновь открывшимся обстоятельствам судебного постановления. Постановления государственных органов и органов местного самоуправления по характеру могут являться как нормативными, так и ненормативными актами. В случае если такое постановление носит нормативный характер, то оно в соответствии с ч. 1 ст. 11 ГПК должно быть положено в основу разрешения гражданского дела. Ненормативное же по своему характеру постановление должно быть использовано как доказательство. В связи с этим возникает вопрос о том, отмена какого по характеру постановления является основанием для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам. По мнению Л.А. Тереховой, только отмена ненормативного по своему характеру постановления может повлечь применение данного основания, поскольку, "установив при рассмотрении дела несоответствие нормативного правового акта иному, имеющему большую юридическую силу нормативному правовому акту, в том числе издание его с превышением полномочий, принимает судебный акт в соответствии с нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу"[26]. При отмене же ненормативного по своему характеру акта государственных органов и органов местного самоуправления отмена может рассматриваться как вновь открывшееся обстоятельство, только если указанный акт не был (сам по себе) предметом рассмотрения в порядке гл. 25 ГПК.

Алиевым Т.Т.[27] высказываются рекомендации и обосновывается целесообразность дополнения п. 4 ст. 392 ГПК РФ положением о том, что к документам, перечисленным в этих статьях, относятся и такие их виды как акты иных органов (под ними подразумеваются лишь органы, в компетенцию которых входит применение норм права и установление юридических фактов).

Классификацию вновь открывшихся обстоятельств следует проводить с перечислением частных видов обстоятельств, обладающих указанными признаками, и закончить ее группой существенных для дела обстоятельств (п. 1 ст. 392 ГПК РФ), не обладающих никакими специальными признаками, вновь открывшимися обстоятельствами, так сказать, в их «чистом виде». Это внесло бы необходимую ясность при применении института вновь открывшихся обстоятельств в деятельности судебных органов.

Группа оснований, предусмотренная п. 4 ст. 392 ГПК РФ, имеет свои особенности:

- такие основания возникают уже после вступления решения в законную силу;

- наличие акта государственного органа или органа местного самоуправления, служащего основанием вынесения судебного постановления;

- последующая отмена акта государственного органа или органа местного самоуправления, на основании которого было вынесено судебное постановление.

 2.5 Признанная вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда или суда общей юрисдикции недействительной сделка, повлекшая за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу

В качестве особого основания, предусмотренного п. 5 настоящей статьи, названа признанная вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда или суда общей юрисдикции недействительной сделка, повлекшая за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу. Имеется в виду ситуация, при которой при разбирательстве ранее рассмотренных дел спорная сделка являлась действительной, а ее недействительность, признанная последующим судебным актом, не была и не могла быть известна участвующим в деле лицам.

Это положение касается как оспоримых, так и ничтожных сделок. Ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом (п. 1 ст. 166 ГК РФ). Учитывая, что ГК РФ не исключает возможности предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. При удовлетворении иска в мотивировочной части решения суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной. В этом случае последствия недействительности ничтожной сделки применяются судом по требованию любого заинтересованного лица либо по собственной инициативе. В связи с тем, что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения[28].

Недействительность сделки означает не наступление того результата, который имели в виду лица, совершавшие сделку, а наступление результата, предусмотренного законом. Недействительность сделки зависит от характера нарушений, допущенных при ее совершении. Закон различает сделки оспоримые и ничтожные.

Оспоримая сделка влечет возникновение для сторон юридического результата. Если ни одна из сторон или заинтересованных лиц не предъявила иск о признании сделки недействительной, она может быть исполнена сторонами, что не противоречит закону. В данном случае участник отношений может прибегнуть к судебной форме защиты своего права. Например, когда несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет совершил сделку без согласия родителей, от их воли будет зависеть, обратятся ли они в суд и потребуют признания сделки недействительной со всеми вытекающими последствиями или примирятся с этой сделкой. Такой характер сделки дает основание считать ее относительно недействительной.

Оспоримыми являются сделки, в которых закон предоставляет возможность лицу самому решать, прибегать ли к судебной форме защиты своего права либо найти другие пути урегулирования отношений с лицами, связанными с ним. К оспоримым сделкам относятся сделки, совершенные несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175 ГК), лицами, ограниченными судом в дееспособности (ст. 176 ГК), не способными понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК), сделки, совершенные под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК), обмана, угрозы, насилия, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК), сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности (ст. 173 ГК), совершенные лицом вне пределов его полномочий (ст. 174 ГК).

Ничтожность сделки означает ее абсолютную недействительность. Она является результатом серьезных нарушений действующего законодательства. Ничтожными считаются сделки, совершение и исполнение которых грубо нарушает интересы общества, противоречит его принципам и системе ценностей, когда решение вопроса о ее действительности нельзя предоставить выбору лица. Ничтожными согласно ГК являются сделки, не соответствующие закону или иным правовым актам (ст. 168), сделки, противные основам правопорядка и нравственности (ст. 169), сделки с лицами до 14 лет (ст. 172), сделки с недееспособными (ст. 171), сделки, совершенные с нарушением формы, предписываемой законом под страхом недействительности (ст. ст. 162, 165), мнимые сделки (ст. 170), притворные сделки (ст. 170).

Требование о признании сделки недействительной может быть предъявлено только лицом, указанным в ГК. По оспоримым сделкам это заинтересованные лица, прежде всего стороны в сделке. Так, сделка, совершенная юридическим лицом, выходящая за пределы его правоспособности, может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью данного лица (ст. 173 ГК). Иск о признании недействительной сделки, совершенной несовершеннолетним от 14 до 18 лет, может быть предъявлен родителями, усыновителями или попечителем (ст. 175 ГК). Попечителем может быть предъявлен иск о признании сделки недействительной и в случае ее совершения лицом, ограниченным в дееспособности (ст. 176 ГК).

В отдельных случаях закон намеренно сужает этот перечень, предоставляя такое право только одной из сторон. Например, в соответствии со ст. 174 ГК требование о недействительности сделки, совершенной представителем юридического лица с превышением полномочий, ограниченных учредительными документами, может быть предъявлено только тем лицом, в интересах которого установлены такие ограничения. Во всяком случае, ни другая сторона, ни поручитель таких требований заявлять не могут (п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.01.1998 N 28). В случаях, указанных в законе, этот перечень расширяется, и такое право может быть предоставлено лицам, не участвовавшим в сделке (налоговым, таможенным, антимонопольным и другим органам).

Ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом. Однако ГК не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, в силу чего споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. При удовлетворении иска в мотивировочной части решения суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной. В этом случае последствия недействительности ничтожной сделки применяются судом по требованию любого заинтересованного лица либо по собственной инициативе. В связи с тем что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения (п. 32 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 6/8).

Одни и те же сделки в зависимости от конкретных обстоятельств могут быть ничтожными либо оспоримыми. Например, сделки купли-продажи недвижимости по результатам приватизации государственного имущества в зависимости от оснований для признания их недействительными могут быть ничтожными либо оспоримыми (п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.11.1997 № 21). Общее соотношение между ними устанавливается ст. 168 ГК. Если закон не устанавливает, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, является оспоримой и не предусматривает иных последствий допускаемого нарушения, к ней применяются правила о ничтожных сделках. Таким образом, недействительность, связанная с незаконностью сделки, есть прежде всего ее ничтожность, если нормативными актами не предусмотрено иное.

От недействительных сделок необходимо отличать, во-первых, сделки несовершенные, в частности незаключенные договоры. Последние считаются несостоявшимися ввиду отсутствия предусмотренных правом общих условий, необходимых для совершения сделки, например неполучение на оферту акцепта, неправильный акцепт, отсутствие соглашения о существенных условиях сделки. Случаем несостоявшейся двусторонней сделки является называемое в п. 3 ст. 812 ГК незаключение договора займа ввиду его безденежности, а применительно к односторонней сделке - чеку - неуказание его реквизитов, когда он лишается силы чека (п. 1 ст. 878 ГК).

Если сделка не состоялась, нет оснований для применения последствий, установленных ГК для недействительных сделок, и должны применяться общие нормы о неосновательном обогащении (ст. 1102 ГК) и гражданско-правовой ответственности (ст. ст. 15 и 393 ГК). Сложность, однако, заключается в том, что по юридическим последствиям исполнение несостоявшейся сделки мало чем отличается от общих последствий исполнения недействительной сделки. Кроме того, отдельные нарушения (чаще всего порядка совершения сделки и ее формы) в одних случаях объявляются причиной ее недействительности, в других означают, что сделка не состоялась.

Во-вторых, недействительные сделки нужно отличать от нарушений, дающих право другой стороне требовать расторжения сделки. В свое время ст. 30 Закона РФ от 03.07.1991 № 1531-1 "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации" признавала недействительными сделки приватизации, в частности в случаях, когда покупатель отказался от внесения платежа за приобретенный им объект приватизации, а также в случае нарушения условий, на которых объект приватизации был приобретен по конкурсу. Учитывая, что указанные обстоятельства в соответствии с п. 2 ст. 450 ГК не могут рассматриваться в качестве оснований для признания сделки недействительной, поскольку они не могли иметь место при ее совершении, арбитражным судам было рекомендовано признавать эти факты основанием для расторжения договора купли-продажи приватизированного объекта по требованию одной из сторон (п. 59 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 6/8).

В силу ст. 9 Вводного закона нормы ГК об основаниях и последствиях недействительности сделок применяются к сделкам, по которым соответствующие требования рассматриваются судом после 1 января 1995 г., независимо от времени совершения этих сделок. При рассмотрении указанных споров необходимо иметь в виду, что в данной статье Закона речь идет о сделках, совершенных до 1 января 1995 г., решения о признании недействительными которых принимаются после этой даты (п. 10 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 2/1).

Приведем пример из практики. От ЗАО КТПО "Изба" поступило заявление о пересмотре решения от 05.03.2001 по делу N А0-43747/00-47-438, которым в пользу ОАО АКБ "Москва. Центр" взыскано солидарно с ООО "Изба-Агро-Воронеж" и ЗАО Коммерческое торгово-производственное объединение фирма "Изба" 17600633 руб. 28 коп., в том числе основной долг 9866600 руб., 7234033 руб. 28 коп. - проценты за пользование кредитом, 500000 руб. - пени, а также расходы по госпошлине 62108 руб. 21 коп., а также взыскано с ЗАО КТПО фирма "Изба" 3000000 руб. - пени и расходы по госпошлине 21381 руб. 79 коп.

Заявление мотивировано тем, что 25.06.02 решением Кузьминского межмуниципального суда г. Москвы указанный договор поручительства признан недействительным по иску акционера ЗАО КТПО фирма "Изба" на основании ст. ст. 78, 79 ФЗ "Об акционерных обществах" как крупная сделка. Решение вступило в законную силу 28.08.2002 согласно определению судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда по делу № 33-12260, оставившего решение Кузьминского межмуниципального районного суда г. Москвы от 25.06.2002 без изменения.

Поскольку основанием для взыскания денежных средств с ЗАО КТПО фирма "Изба" по решению от 05.03.01 по делу № А40-43747/00-47-438 является договор поручительства от 10.01.00 N 723-к, признанный решением Кузьминского межмуниципального районного суда по ЮВАО г. Москвы от 25.06.02 недействительным, суд посчитал, что имеются вновь открывшиеся обстоятельства для пересмотра решения. На основании этого суд удовлетворил заявление о пересмотре решения от 05.03.01 по делу N А40-43747/00-47-438 по вновь открывшимся обстоятельствам.

Вновь открывшимся обстоятельством является признанная вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда или суда общей юрисдикции недействительной сделка, повлекшая за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу.

Применение данной нормы закона вызывало достаточно оживленные споры в юридической литературе.

В частности, М. Рожкова и Л. Новоселова высказывали сомнения в возможности применения указанного положения на практике, обосновывая свою позицию следующим образом.

Недействительность оспоримой сделки должна быть признана судом и подтверждена в резолютивной части судебного акта. Таким образом, судебным актом сделка аннулируется (уничтожается) вместе со всеми имевшими место правовыми последствиями.

В то же время при разбирательстве ранее рассмотренных дел спорная сделка являлась действительной, а ее недействительность, признанная последующим судебным актом, не была и не могла быть известна участвующим в деле лицам. Следовательно, последующее судебное признание оспоримой сделки недействительной является новым обстоятельством и не может рассматриваться в качестве вновь открывшегося обстоятельства по отношению к ранее вынесенным судебным актам.

Недействительность ничтожной сделки не требует подтверждения в самостоятельном порядке. Констатация ничтожности сделки или вывод об отсутствии оснований для признания сделки ничтожной должны содержаться в мотивировочной части судебного акта.

Если суд признает сделку недействительной в деле с участием других лиц, это также не будет являться основанием для пересмотра ранее состоявшегося решения по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку факт ничтожности сделки существует независимо от того, было ли вынесено судебное решение, в котором его существование подтверждается.

Подобный подход представляется небесспорным. Пункт 1 ст. 167 ГК РФ указывает, что недействительная сделка недействительна с момента ее совершения. Соответственно, признание сделки недействительной не является новым фактом, а всего лишь содержит сведения о фактах, существовавших на момент рассмотрения спора (недействительность сделки), но, возможно, неизвестных сторонам, поскольку решение по данному вопросу еще не было вынесено.

Является ли основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вынесение судом решения о признании недействительной только оспоримой сделки?

Более оправданной будет позиция авторов, полагающих, что признание судом ничтожной сделки недействительной является основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку АПК РФ не выделяет в качестве оснований недействительности сделок только оспоримость, а ГК РФ не запрещает предъявление исков о признании недействительной ничтожной сделки.

Судебная практика показывает, что суды отменяют ранее вынесенные решения по вновь открывшимся обстоятельствам, если выносится решение о признании недействительной сделки, на основании которой принималось решение суда.

В то же время в отличие от указанной выше ситуации с оспоримыми сделками констатация в судебном решении, вынесенном другим судом, ничтожности сделки, положенной в основу решения суда, не является основанием для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

В качестве примера подобного толкования положений законодательства можно привести Постановление Президиума ВАС РФ от 20.03.2001 N 764/00 по делу № 7-225 Арбитражного суда г. Москвы.

Указанная позиция была воспринята судебными инстанциями и не изменилась даже с принятием АПК РФ 2002 г.

Судебная практика, при которой констатация ничтожности сделки и применение ее последствий не влекут пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, существенно ограничивает возможности участников процесса по защите своих прав.

В частности, сама ничтожность сделки может быть неочевидна для сторон, например, когда по сделке уже состоялась цессия и стороны по ней поменялись.

Более правильным является подход, при котором констатация ничтожности сделки и применение ее последствий будут влечь пересмотр дела, если ничтожность сделки не была предметом рассмотрения по делу.

 2.6 Признание Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного судом в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в КС РФ

Шестым основанием пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам является признание Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного арбитражным судом в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в КС РФ. Основания этой группы также возникают уже после вступления решения в законную силу. Это признание Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Конституционный Суд РФ. Данное основание введено в ГПК РФ в декабре 2007 г. Однако Верховный Суд РФ приступил к пересмотру судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам, исходя из данного основания, значительно раньше.

Настоящее положение было предметом рассмотрения КС РФ. "Гражданка А.И. Севастьянова обратилась в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта, основанного на нормах статьи 10 Федерального закона "О внесении дополнений и изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации и в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах и сборах", примененных в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 8 апреля 2003 года по запросу Арбитражного суда Владимирской области. Отказывая в удовлетворении заявления, Арбитражный суд Челябинской области в определении, оставленном без изменения апелляционной инстанцией, указал на отсутствие предусмотренных пунктом 6 статьи 311 АПК Российской Федерации оснований для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку А.И. Севастьянова в Конституционный Суд Российской Федерации с соответствующей жалобой не обращалась и Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 8 апреля 2003 года принято не по ее делу.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.И. Севастьянова оспаривает конституционность пункта 6 статьи 311 АПК Российской Федерации, согласно которому основанием пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам является признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного арбитражным судом в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации.

Конституционный Суд РФ определил, что положение пункта 6 статьи 311 АПК Российской Федерации - по его конституционно-правовому смыслу, выявленному Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Определении на основании правовых позиций, изложенных в сохраняющих свою силу решениях Конституционного Суда Российской Федерации, - не может рассматриваться как запрещающее пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу и не исполненных или исполненных частично правоприменительных решений, вынесенных до принятия Конституционным Судом Российской Федерации решения, в котором выявлен конституционно-правовой смысл положенных в их основу норм"[29].

Рассмотрим гражданско-процессуальные основания, связанные с дефектностью нормативной базы и (или) судебной практики, положенной в основу решения суда (п. п. 6, 7 ст. 311 АПК РФ):

— признание Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного арбитражным судом в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд РФ;

— установленное Европейским судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский суд по правам человека.

Отличительной особенностью этих оснований является то, что в данном случае, несмотря на то что суд исследовал и правильно установил юридические факты, имеющие значение для дела, применив надлежащее законодательство, в то же время выносит решение, противоречащее принципам Конституции РФ и положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ввиду дефектности нормативной базы и, соответственно, судебной практики по данному вопросу.

Различие между этими двумя основаниями в следующем. Европейский суд по правам человека рассматривает нарушения Конвенции применительно к каждому конкретному случаю. Соответственно, подать заявление о пересмотре может только лицо, обращавшееся в этот суд.

Полномочия Конституционного Суда РФ, несмотря на сходную формулировку, значительно шире. Ведь признавая неконституционным или толкуя определенным образом нормативный акт, суд меняет всю практику его применения. Соответственно, судебные решения, принятые с иным толкованием, не могут считаться законными.

В научной литературе дискуссионным является вопрос о том, является ли признание КС РФ закона, не соответствующего Конституции РФ, основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам всех решений арбитражных судов, при принятии которых применен данный закон.

Некоторые авторы полагают, что не является и в данном случае пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам подлежит только тот судебный акт, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в КС РФ.

Конституционный Суд РФ в ряде своих актов занял совсем иную позицию. В Определении КС РФ от 14.01.99 N 4-О указывается, что на лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, но чьи дела также были разрешены на основании актов, признанных неконституционными, распространяется Положение ч. 3 ст. 79 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ“, в соответствии с которым решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях, т.е. с использованием закрепленных другим законодательством материально-правовых оснований и процессуальных институтов.

Данная позиция была поддержана им в Определении от 05.02.2004 N 78-О. Более того, не только признание неконституционной нормы является основанием для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам, но и истолкование нормы Конституционным Судом РФ иным образом, чем это сделано в оспариваемом судебном акте.

На это указал Конституционный Суд РФ в своем Определении от 27.05.2004 N 211-О: «На лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, но чьи дела также были разрешены на основании актов, признанных неконституционными, распространяется положение ч. 3 ст. 79 ФКЗ „О Конституционном Суде РФ“, в соответствии с которым решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях, т.е. с использованием закрепленных другим законодательством материально-правовых оснований и процессуальных институтов.

Приведенные правовые позиции в полной мере распространяются на случаи, когда Конституционный Суд РФ, не признавая оспариваемое нормативное положение противоречащим Конституции РФ, выявляет его конституционно-правовой смысл».

Таким образом, Конституционный Суд РФ в силу своего особого положения как органа нормоконтроля вправе выносить общеобязательные акты, которые будут являться основанием для защиты прав участников процесса путем пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

Применение данного основания в ГПК РФ для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам возможно только в том случае, когда решение Конституционного Суда РФ было принято после вынесения оспариваемого судебного акта. В случае если такое решение было принято до его вынесения, оно должно быть применено судом, вынесшим оспариваемое судебное постановление. В ином случае такое решение является незаконным и подлежит отмене в апелляционном, кассационном или надзорном порядке.

Основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам является вынесение Конституционным Судом РФ решения как в форме постановления, так и в форме определения. В соответствии со ст. 6 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" решения Конституционного Суда РФ обязательны на всей территории РФ для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. Согласно ст. 71 названного Закона итоговое решение Конституционного Суда РФ по существу любого из вопросов, перечисленных в п. п. 1 - 4 ч. 1 ст. 3 Закона, именуется постановлением, все иные решения Конституционного Суда РФ, принимаемые в ходе осуществления конституционного судопроизводства, именуются определениями. Данный вывод подтверждается и Определением Конституционного Суда РФ от 1 ноября 2007 г. № 827-О-П. Из указанного Определения следует, что основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам является не только признание нормативного правового акта не соответствующим Конституции РФ, но и выявление конституционно-правового смысла такого акта Конституционным Судом РФ, если он расходится с истолкованием, данным судом общей юрисдикции при принятии судебного постановления. Из содержания п. 5 ч. 2 ст. 392 ГПК следует, что правом подачи заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам обладает только лицо, обращавшееся в Конституционный Суд РФ и являвшееся участником конституционного судопроизводства. В п. 6 ст. 311 АПК содержится полностью идентичное основание для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам. Указанное положение АПК являлось предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ[30]. В частности, Конституционным Судом РФ был сделан следующий вывод: положение п. 6 ст. 311 АПК по его конституционно-правовому смыслу, выявленному Конституционным Судом РФ, не может рассматриваться как запрещающее пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу и не исполненных или исполненных частично правоприменительных решений, вынесенных до принятия Конституционным Судом РФ решения, в котором выявлен конституционно-правовой смысл положенных в их основу норм. Думается, что приведенная правовая позиция в полной мере может быть применена и к п. 5 ч. 2 ст. 392 ГПК.

Таким образом, при применении данного основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам суд должен установить: 1) применение при принятии оспариваемого судебного постановления нормативного правового акта, признанного впоследствии Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ, или применение нормативного правового акта в истолковании, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом; 2) принятие Конституционным Судом РФ решения о признании примененного судом при вынесении судебного постановления нормативного правового акта не соответствующим Конституции РФ или выявлении конституционно-правового смысла нормативного правового акта, которому в ходе применения по конкретному делу суд общей юрисдикции или арбитражный суд придал истолкование, расходящееся с его конституционно-правовым смыслом.

 2.7 Установленное Европейским судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении конкретного дела

Следующим основанием пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам является установленное Европейским судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский суд по правам человека.

В информационном письме Президиума ВАС РФ от 30 декабря 1999 г. № С1-7/СМП-1341 указано, что в результате присоединения к юрисдикции Европейского суда российские механизмы судебного контроля за соблюдением имущественных прав участников экономического оборота в Российской Федерации получили поддержку в виде международного судебного контроля. Это означает, что компетенция арбитражных судов по рассмотрению имущественных споров и компетенция Европейского суда по рассмотрению жалоб на нарушения имущественных прав взаимосвязаны. Эта связь базируется на необходимости решения единой задачи международного и внутригосударственного судопроизводства - защиты имущественных прав частных лиц при надлежащей охране общественного порядка[31]. Однако решение Европейского суда не является актом, отменяющим решение российского арбитражного суда. Его значение состоит в том, что в нем могут быть установлены факты и обстоятельства, свидетельствующие о нарушении прав, гарантированных Конвенцией, а именно неправильное толкование и применение арбитражным судом сопряженных с Конвенцией российских законов и правил, игнорирование принципов состязательности, справедливости и гласности, обеспечивающих право на справедливое судебное разбирательство, гарантированное Конвенцией.

АПК в качестве основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам называет установление Европейским судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский суд по правам человека. В ГПК такого основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам законодатель не включает. Наличие законодательно закрепленного права на пересмотр незаконных и необоснованных судебных актов в Европейском суде по правам человека, безусловно, сделает более эффективным механизм реализации конституционного права граждан на судебную защиту.

Приведем пример из судебной практики. 2 февраля 2007 г. вступило в силу постановление Европейского Суда по правам человека (далее – Европейский Суд) по жалобе № 15969/02  «Владимир Никитин против Российской Федерации». Данным постановлением Европейским Судом было признано нарушение российскими властями пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция), выразившееся в длительном рассмотрении дела по иску заявителя к шахте «Воркутинская» Воркутинским городским судом (далее – городской суд) и Верховным судом Республики Коми (далее - Верховный суд). Заявитель обратился в городской суд 8 августа 1994 г., а окончательным судебным актом по делу явилось определение об оставлении иска без рассмотрения от 20.10.2005. Начало периода судебного разбирательства Европейский Суд определил 5 мая 1998 г. (датой ратификации Конвенции Российской Федерацией) и счел время продолжительности судебного разбирательства равным семи годам и шести месяцам. Констатируя нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, Европейский Суд возложил на российские власти ответственность за столь длительное судебное разбирательство по делу. Европейским Судом принято во внимание, что в одном случае имело место отложение рассмотрения дела по вине заявителя, однако счел эту задержку (на 1 месяц) не значительной. Суд также отметил, что отсутствуют основания для возложения на заявителя ответственности за длительное судебное разбирательство. По мнению Суда, изменение заявителем размера исковых требований, заявление им ходатайств об истребовании дополнительных доказательств по делу является реализацией прав и возможностей заявителя, предоставленных ему гражданским процессуальным законодательством. Суд указал, что согласно п. 1 статьи 6 Конвенции «каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях … имеет право на… разбирательство дела  в разумный срок… судом …».

Европейский Суд отклонил доводы российских властей о том, что причины чрезмерной длительности судебного разбирательства являлись уважительными и были связаны со сложностью дела, привлечением экспертов, проведением экспертиз, изменением исковых требований заявителем и др. Проанализировав период проведения экспертиз и получения экспертных заключений и связанные с этим обстоятельства,  Европейский Суд оценил его как период бездействия властей, связанный с неспособностью оперативно получить экспертное заключение по делу. Со ссылкой на прецедентную практику, Европейский Суд указал, что он не обязан устанавливать причину задержки в подготовке экспертного заключения (неважно, имелись ли некоторые затруднения в финансировании работы экспертов или же экспертное заключение было утеряно и проч.), поскольку пункт 1 статьи 6 Конвенции накладывает на Договаривающиеся Стороны обязанность организовать работу их судебной системы таким образом, чтобы суды могли выполнить обязательства по разрешению дел в разумный срок (постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Лоффлер против Австрии» (Loffler v. Austria) от 3 октября 2000 г., № 30546/96, § 57).

Суд также указал, что два раза дело откладывалось на длительный срок в связи с назначением нового судьи (с 25.08.1999 по 22 10.1999 и с 12.05.2001 по 22.08.2001), но российскими властями не представлено объяснений относительно данного периода бездействия. Европейский Суд констатировал, что длительность разбирательства по делу была чрезмерной и превысила требование о «разумном сроке», следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции. Это основание для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам, которое должно быть закреплено в ГПК РФ.

 Выводы

В процессе исследования было выяснено, что в Гражданском процессуальном Кодексе по сравнению с Арбитражно-процессуальным кодексом отсутствует следующее основание для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам:

«Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека» (п.7 ст.311 АПК РФ).

В соответствии с этим предлагается ввести в ч.2 ГПК РФ п.6, который будет выглядеть следующим образом:

«Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом[32] конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека».

Также предлагается ввести в ч.2 ГПК РФ п.7, в котором отразится как основание недействительность сделок для физических лиц. П.7 ч.2 ст.392 ГПК РФ будет выглядеть следующим образом:

«Признанная вступившим в законную силу судебным актом суда общей юрисдикции недействительной сделка, повлекшая за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу».

 Заключение

 В процессе написания дипломной работы были исследованы основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам в гражданском и арбитражном процессе.

Было выяснено, что под вновь открывшимися обстоятельствами в «широком» смысле (п.п. 1-5 ст. 311 АПК РФ) следует понимать обстоятельства, которым присущи следующие общие (родовые) признаки:

1) существенный характер для дела, т.е. с ними закон связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений (юридические факты);

2) значимость (определяющий характер) для дела, т.е. способность повлиять на выводы суда;

3) момент возникновения вновь открывшихся обстоятельств предшествует вступлению соответствующего судебного акта в законную силу;

4) момент обнаружения вновь открывшихся обстоятельств наступает после вступления пересматриваемого судебного акта в законную силу. Обстоятельства, не обладающие указанными признаками, нельзя отнести к вновь открывшимся обстоятельствам.

Среди вновь открывшихся обстоятельств в «широком» смысле выделяется самостоятельная группа вновь открывшихся обстоятельств в «узком» смысле. Это обстоятельства, обладающие всеми назваными выше признаками, а также следующими дополнительными (специальными) признаками:

а) неизвестностью вновь открывшихся обстоятельств на момент рассмотрения дела ни заявителю, ни суду;

б) непредсказуемым характером существования таких обстоятельств, связанным с объективной невозможностью их обнаружения на момент рассмотрения дела ввиду отсутствия информации о них у суда и заявителя, вызванных причинами не зависящими от указанных субъектов арбитражного процесса.

В сравнении с АПК РФ было выяснено, что в ГПК РФ в перечне оснований для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам отсутствует два пункта:

1) признанная вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда или суда общей юрисдикции недействительной сделка, повлекшая за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу.

2) установленное Европейским судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский суд по правам человека (в соответствии с Постановлением КС РФ от 26.02.10 в гражданском процессе применяется данное основание, но в тексте Гражданского Кодекса РФ данное основание не прописано).

В соответствии с этим предлагается ввести в ч.2 ГПК РФ п.6, который будет выглядеть следующим образом: «Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека».

Также предлагается ввести в ч.2 ГПК РФ п.7, в котором отразится как основание недействительность сделок для физических лиц. П.7 ч.2 ст.392 ГПК РФ будет выглядеть следующим образом: «Признанная вступившим в законную силу судебным актом суда общей юрисдикции недействительной сделка, повлекшая за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу». Таким образом, достигается однообразие в указании закона на основания для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам в ГПК РФ в соответствии с АПК РФ.

Список использованных источников

 

  1. Постановление Конституционного Суда РФ от 19.03.2010 №7-П
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" // Российская газета. 2005. № 260. 26 декабря.
  3. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 февраля 2008 г. № 14 "О внесении дополнений в Постановление Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.03.2007 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2008. N 3.
  4. Определение Конституционного Суда РФ от 11.11.2008 № 556-О-Р
  5. Постановлении Конституционного Суда РФ от 26.02.2010 № 4-П.
  6. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25 марта 2008 года № 6-П.
  7. Алехина С.А., Блажеев В.В. и др. Гражданское процессуальное право: Учебник / Под ред. М.С. Шакарян. М.: ТК Велби; Проспект, 2004.
  8. Алиев Т.Т. Применение преюдициальных актов при рассмотрении судами гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 11. С. 6 - 7.
  9. Алиев Т.Т., Афанасьев С.Ф. О влиянии постановлений Конституционного Суда РФ на институт пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, вынесенных в порядке гражданского судопроизводства // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. № 11. С. 36.
  10. Алиев Т.Т. Место пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебных постановлений в системе гражданского судопроизводства // Арбитражный и гражданский процесс. - 2005. - № 3. - С. 30-36.
  11. Алиев Т.Т. Возбуждение производства по пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, вступивших в законную силу // Арбитражный и гражданский процесс. - 2006. - № 2.
  12. Алиев Т. Т. Производство по пересмотру судебных постановлений ввиду вновь открывшихся обстоятельств в гражданском судопроизводстве: Теоретические и практические аспекты, перспективы развития : Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Специальность 12.00.15 - Гражданский процесс; Арбитражный процесс /Т. Т. Алиев; Науч. конс. О. В. Исаенкова. - Саратов, 2005. -49 с.
  13. Боннер А.Т. Судебный прецедент в российской правовой системе // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2004. № 3. С. 155.
  14. Верещагин А.Н. Две новеллы арбитражного правосудия // Закон. 2008. № 4.
  15. Гражданский процесс России/Под ред. М.Л. Викут. – М.: ЮРИСТЪ, 2005.
  16. Грось Л.А. Единство судебной системы Российской Федерации как важная предпосылка единства и единообразия судебной практики // Материалы Международной научно-практической конференции "Концепция развития судебной системы и системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского суда по правам человека", 20 - 23 апреля 2007 г. Краснодар - СПб., 2007. С. 50 - 57.
  17. Европейский суд пожаловался на Россию Конституционному, потребовав исполнения судебных решений // Коммерсантъ. № 36/П (4091). 2 марта. URL: http://kommersant.ru/doc.aspx?DocsID= 1128309&NodesID=2.
  18. Жуйков В.М. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: разрешение коллизий // Российская юстиция. 2003. № 5.
  19. Жуйков В.М. Роль разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в обеспечении единства судебной практики и защиты прав человека // Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам / Под ред. В.М. Жуйкова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2008.
  20. Забелова Л.Б. Прецедент в правовой системе Российской Федерации // Научный вестник юридического факультета. Выпуск II / Под ред. к.ю.н. проф. И.И. Столярова. М.: МИЭМП, 2005. С. 194.
  21. Зайцев И.М. Устранение судебных ошибок в гражданском процессе. Сара­тов, 1985.
  22. Загайнова С.К. Место судебной практики среди источников российского права: историографический анализ // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2006. № 4.
  23. Загайнова С.К. Судебный прецедент: историко-правовой аспект: Автореф. дис. ... к.ю.н. Екатеринбург, 1999. С. 12 - 15.
  24. Комментарий судебных ошибок в практике применения АПК РФ / Под ред. И.В. Решетниковой. М.: Норма, 2006. С. 424 - 425.
  25. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.М. Жуйкова, М.К. Треушникова. М.: ОАО "Издательский Дом "Городец", 2007.
  26. Ломоносова Е.М. Пересмотр гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам: Автореф. дис... канд. юрид. наук. Харьков, 1970.
  27. Лукьянова Е.Г. Глобализация и правовая система России (основные направления развития). М., 2006.
  28. Морщакова Т. Наше право: Закон высших ценностей // Ведомости. 2009. 12 нояб. № 214 (2484).
  29. Морозова Л.С. Пересмотр решений по вновь открывшимся обстоятельствам. М., 1959.
  30. Назаренкова В.Н. Возобновление производства по вновь открывшимся обстоятельствам по гражданскому процессуальному законодательству Польской Народной Республики: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 1981.
  31. Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Особенная часть. М.: Норма, 2007.
  32. Приходько И.А. Обеспечение единообразия судебной практики // Арбитражная практика. 2008. № 5. С. 54.
  33. Прецедент или процедурный вопрос? // ЭЖ-Юрист. 2008. № 7. С. 9.
  34. Резуненко А.Н. Пересмотр судебных актов, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся обстоятельствам как стадия гражданского процесса: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2001.
  35. Савельева Т.А. Основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, вступивших в законную силу // Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М.А. Викут. М., 2003.
  36. Спектор Е.И. Судебный прецедент как источник права // Журнал российского права. 2003. № 5. С. 95.
  37. Стрельцова Е.Г. Задачи вышестоящих судов. Актуальные проблемы гражданского права и процесса: Сборник материалов международной научно-практической конференции / Под ред. Д.Х. Валеева, М.Ю. Челышева. Вып. М.: Статут, 2006.
  38. Султанов А.Р. Унификация норм о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам как совершенствование средств исправления судебной ошибки // Закон. 2007. № 11. С. 99 - 112
  39. Султанов А.Р. Пересмотр судебных актов в связи с актами межгосударственных органов // Закон. 2008. № 12. С. 177 - 184.
  40. Султанов А.Р. Об исполнении постановлений Европейского суда по правам человека как средстве реализации конституционных ценностей // Международное публичное и частное право. 2008. № 4. С. 15 - 18.
  41. Туманов Д.А. Вновь к дискуссии о п. 5 ст. 392 ГПК РФ и пунктах 6 и 7 ст. 311 АПК РФ, а также о необоснованно расширительном толковании п. 1 ст. 311 АПК РФ // Право и политика. 2008. № 11.
  42. Четвернин В.А., Юрко Г.Б. Судебное правотворчество // Юриспруденция XXI века: горизонты развития. Очерки.СПб., 2007. С. 368-395.
  43. Шерстюк В.М. Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений и постановлений, вступивших в законную силу // Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1997. - С. 449.
  44. Ярков В.В. Гражданский процесс: учебник для Вузов. – М.: Волтерс Клувер, 2006.
  45. Ястржембский И.А. Являются ли постановления ВАС РФ источником права? // АПК и ГПК 2002 г.: сравнительный анализ и актуальные проблемы правоприменения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. М., 2004. С. 51 – 59.

 [1] Зайцев И.М. Устранение судебных ошибок в гражданском процессе. Сара­тов, 1985.- С.73.

[2] Гражданский процесс России/Под ред. М.Л. Викут. – М.: ЮРИСТЪ, 2005. – С.234.

[3] Морозова Л.С. Пересмотр решений по вновь открывшимся обстоятельствам. М., 1959. - С. 41.

[4] Ломоносова Е.М. Пересмотр гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам: Автореф. дис... канд. юрид. наук. Харьков, 1970. - С. 12.

[5] Резуненко А.Н. Пересмотр судебных актов, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся обстоятельствам как стадия гражданского процесса: Автореф. дис... канд. юрид. наук. Саратов, 2001. - С. 13 - 14.

[6] Савельева Т.А. Основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, вступивших в законную силу // Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М.А. Викут. М., 2003. - С. 695.

[7] Алиев Т.Т. Место пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебных постановлений в системе гражданского судопроизводства // Арбитражный и гражданский процесс. - 2005. - № 3. - С. 30-36.

[8] Алиев Т.Т. Место пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебных постановлений в системе гражданского судопроизводства // Арбитражный и гражданский процесс. - 2005. - № 3. - С. 30-36.

[9] Шерстюк В.М. Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений и постановлений, вступивших в законную силу // Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1997. - С. 449.

[10] Алиев Т.Т. Вновь открывшиеся обстоятельства в гражданском судопроизводстве // Арбитражный процесс. – 2004. - №8. – С.31.

[11] Ярков В.В. Гражданский процесс: учебник для Вузов. – М.: Волтерс Клувер, 2006. – С.134.

[12] Определения  КС РФ от 14 января 1999 года № 4-О и от 5 февраля 2004 года         № 78-О // СПС «Гарант»

[13] Постановление Конституционного Суда РФ от 19.03.2010 №7-П // СПС «Гарант»

[14] Определение Конституционного Суда РФ от 11.11.2008 № 556-О-Р//СПС «Гарант»

[15] Введен Федеральным законом от 04.12.2007 № 330-ФЗ

[16] Постановлении Конституционного Суда РФ от 26.02.2010 № 4-П.

[17] Алиев Т.Т. Возбуждение производства по пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, вступивших в законную силу // Арбитражный и гражданский процесс. - 2006. - № 2. – С.29.

[18] Алиев Т. Т. Производство по пересмотру судебных постановлений ввиду вновь открывшихся обстоятельств в гражданском судопроизводстве: Теоретические и практические аспекты, перспективы развития : Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Специальность 12.00.15 - Гражданский процесс; Арбитражный процесс /Т. Т. Алиев; Науч. конс. О. В. Исаенкова. - Саратов, 2005. -49 с.; Завриев С.С. «Вновь открывшиеся обстоятельства» и «новые доказательства» в гражданском процессе // Законодательство. - 2007. № 3. С. 67—71 и др.

[19] Определения от 25 января 2007 года № 37-О-О, от 15 апреля 2008 года № 262-О-О, от 20 ноября 2008 года № 745-О-О, от 16 июля 2009 года № 691-О-О.

[20] Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года № 2-П

[21] Цит. по www.allpravo.ru

[22] Алиев Т. Т. Производство по пересмотру судебных постановлений ввиду вновь открывшихся обстоятельств в гражданском судопроизводстве: Теоретические и практические аспекты, перспективы развития : Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Специальность 12.00.15 - Гражданский процесс; Арбитражный процесс /Т. Т. Алиев; Науч. конс. О. В. Исаенкова. - Саратов, 2005. -49 с.

[23] Алиев Т. Т. Производство по пересмотру судебных постановлений ввиду вновь открывшихся обстоятельств в гражданском судопроизводстве: Теоретические и практические аспекты, перспективы развития: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Специальность 12.00.15 - Гражданский процесс; Арбитражный процесс /Т. Т. Алиев; Науч. конс. О. В. Исаенкова. - Саратов, 2005. -49 с.

[24] Алиев Т. Т. Производство по пересмотру судебных постановлений ввиду вновь открывшихся обстоятельств в гражданском судопроизводстве: Теоретические и практические аспекты, перспективы развития : Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Специальность 12.00.15 - Гражданский процесс; Арбитражный процесс /Т. Т. Алиев; Науч. конс. О. В. Исаенкова. - Саратов, 2005. -49 с.

[25] Постановление Президиума ВАС РФ от 19 апреля 2006 г. N 10313/05 по делу N А45-5521/05-13/22 // Вестник ВАС РФ. 2006. N 8

[26] Терехова Л.А. Система пересмотра судебных актов в механизме судебной защиты. М, 2007. - С. 277.

[27] Алиев Т. Т. Производство по пересмотру судебных постановлений ввиду вновь открывшихся обстоятельств в гражданском судопроизводстве: Теоретические и практические аспекты, перспективы развития : Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Специальность 12.00.15 - Гражданский процесс; Арбитражный процесс /Т. Т. Алиев; Науч. конс. О. В. Исаенкова. - Саратов, 2005. -49 с.

[28] Пункт 32 Постановления Пленума ВС РФ № 6, Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"

[29] Вестник КС РФ. 2004. № 6.

[30] Определение Конституционного Суда РФ от 27 мая 2004 г. № 211-О "По жалобе гражданки Севастьяновой Алевтины Ивановны на нарушение ее конституционных прав пунктом 6 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" // ВКС РФ. - 2004. - № 6.

[31] Вестник ВАС РФ. 2000. № 2. С. 93.

[32] Вступившие в законную силу решение, определение суда первой инстанции пересматриваются по вновь открывшимся обстоятельствам судом, принявшим эти решение, определение. Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений судов апелляционной, кассационной или надзорной инстанции, постановлений президиумов судов надзорной инстанции, на основании которых изменено решение суда первой инстанции или принято новое решение, производится судом, изменившим решение суда или принявшим новое решение