Контрольная работа "Введение в юридическую специальность"


Контрольная работа

Задание 1

Составьте краткий и развернутый план, конспект (конспект-выписка, конспект-тезисы, логическая схема) для следующих текстов:

Краткий план:

  1. Отношения между государством и обществом в античном мире.
  2. Положение государства и гражданского общества в средние века.
  3. Государство и общество в условиях капитализма.
  4. Соотношение государства и общества при социализме.
  5. Азиатский способ производства.
  6. Основные принципы гражданского общества в Конституции РФ.

Развёрнутый план:

  1. Государство и общество в античном мире. Соотношение государства и общества.
  2. Основы взаимодействия государства и гражданского общества в средневековом периоде. Средневековый коллективизм. Распространение христианства в Европе и его последствия.
  3. Государство и общество в условиях капитализма. Основные принципы и правила их взаимодействия. Характеристика и значение частной собственности.
  4. Характеристика государства и общества в условиях социализма. Соотношение общества и государства.
  5. Азиатский способ производства - модель политической системы. Характерные особенности соотношения общества и государства.
  6. Гражданское общество в соответствии с Конституцией РФ. Личные права и свободы человека и гражданина. Политические, экономические и социальные права.

Конспект

В античном мире соотношение государства и общества выражалось в единстве граждан и государства. Существовало полное подчинение личного начала общественному, гражданина – государству основанное на бескорыстном служении обществу. Данная тенденция прослеживается и в средневековом периоде, где не было разделения между государством и гражданским обществом, поскольку принципы государства и религии и были принципами гражданского общества.

С распространением в Европе христианства начался процесс всеобщей дезинтеграции общества: государственные и семейные связи ослабли, общественная структура стала распадаться на составляющие фрагменты.

При капитализме прослеживается отделение государства от гражданского общества и отчуждением частной жизни от публичной. При этом частная собственность имеет приоритетное значение. Противоположно этому единство государства и гражданского общества при социализме. Отсутствуют частная собственность и личные права граждан. Все граждане подчинены правителю, который является собственником всех основных средств производства.

Следовательно, существует два типа политических систем: 1) преобладание политической системы над гражданским обществом; 2) преобладание гражданского общества над политической системой. Указанные модели являются крайними и не характерны для реальной жизни, где в основном преобладают смешанные формы политических систем.

Конституцией РФ впервые в России введён раздел о гражданском обществе. Данные раздел содержит:

- личные права и свободы: право на частную и семейную жизнь, неприкосновенность личности и жилища, свобода слова и вероисповедания и другие. Ни один подзаконный акт не имеет юридической силы, если он ограничивает права и свободы граждан;

- политические права и свободы включают участие граждан в управлении обществом и государством непосредственно и через представителей;

- экономические права, которые признают свободу предпринимательства, конкуренции и запрещение монополии.

- социальные права включают: право на труд, социальное обеспечение, на медицинскую помощь, пособия по старости, по нетрудоспособности и пособия на детей, свободу создания организаций социальной защиты и др.

Институция Гая

Ответ на вопрос №1.

Институции Гая - единственный памятник полной древнеримской научной системы права и драгоценный источник сведений о состоянии римского права на ранних ступенях его развития.

Для римских юридических школ «Институции» Гая служили образцовым пособием при изучении права: систематичность, краткость, ясность и точность изложения, сопровождаемого в трудных местах многочисленными пояснениями в виде примеров из судебной практики, чистота латинского языка и обилие исторических сведений - вот отличительные качества этого учебника.

Гаевы Институции послужили образцом и главным источником для составленного, по приказанию Юстиниана, официального учебника того же имени, причём многие пассажи из сочинения Гая были повторены дословно. Система Гая, отличающаяся простотой и удобством в распределении материала, до XIX века господствовала в изложении права на Западе.

Институция Гая представляет собой «6 книг комментариев к закону XII таблиц». Этот труд написан во второй половине правления Антонина Пия. От него сохранилось 29 небольших фрагментов, которые, дают некоторое представление о его характере и содержании. Во введении Гай содержится очерк истории римского права до издания законов XII таблиц, то есть от Ромула (сер. VIII в. до н.э.) до начала Республики ( I пол. V в. до н.э.). Далее автор переходил к последовательному разбору отдельных норм XII таблиц.

В годы правления Антонина (138-161 гг. н.э.) были написаны и 10 книг комментариев к преторскому эдикту. Это сочинение состояло из двух частей: «К городскому эдикту» и «К провинциальному эдикту» и представляло собой сборник отдельных сочинений, комментирующих длинный ряд самых разнообразных преторских постановлений. К концу правления Антонина Пия было написано 30 книг комментариев к провинциальному эдикту. Основное внимание здесь уделялось праву перегринов, особенностям италийского и провинциального права.

Ко времени правления Марка Аврелия (161-180 гг. н.э.) следует отнести 15 книг комментариев к закону Юлия и Папия, посвященное проблемам «новейшего» римского права. Примерно тогда же были написаны и замечания к «цивильному праву» знаменитого Квинта Муция Сцеволы и ряд отдельных монографий, от которых ничего или почти ничего, кроме названий, не сохранилось.

Наконец, наибольшую славу Гаю принесли два учебных пособия по римскому праву, написанные им при императоре Марке Аврелии. Первое из них, называемое «Семь книг повседневных дел» и за свою популярность прозванное «золотой», представляло собой связное изложение основ действующего права. К сожалению, это сочинение Гая практически не сохранилось.

Институции представляют собой систематическое изложение всего римского частного права, как цивильного, так и преторского. Институции Гая разделены на четыре части (книги): о лицах (I); о вещах (II-III) и об исках (IV). В свою очередь каждая часть (книга) разделена на параграфы. Так, книга I насчитывает 200 параграфов, книга II - 289, книга III - 225 и, наконец, книга IV - 187 параграфов.

Первая книга начинается с общих сведений о праве. Указываются различия между правом цивильным и правом народов. Затем Гай перечисляет все источники римского частного права. Основная масса материала первой книги посвящена правовому положению людей, в частности, свободных, латинов, перегринов и рабов. Не меньшее значение римский юрист уделяет другому принципиальному «делению в праве лиц»: на лиц самовластных и подвластных. И далее подробно рассматриваются различия в правовом положении подвластных лиц. Здесь рассматриваются юридические институты брака, отцовской власти, опеки и попечительства, регулировавшие правовое положение лиц подвластных.

Вторая и третья книги посвящены вещам, их видам и способам их приобретения. Из различных категорий вещей, описываемых Гаем, наиболее известными, бесспорно, являются манципируемые и неманципируемые. Важнейшие вещи, являвшиеся наиболее ценными в хозяйстве римского крестьянина, носили наименование манципируемые вещи. К ним относились земли вокруг Рима, а затем вообще все италийские вещи, а также рабы и скот, служившие для обработки земли. Все другие вещи назывались неманципируемые вещи. Практическое отличие этих видов вещей состояло в том, что приобретение права на вещь, входящую в число манципируемых, не могло происходить путём неформальной передачи вещи собственником другому лицу - для этого либо проводилась манципация, либо «уступка на суде», то есть мнимый судебный спор. Форма манципации имела место во всех отраслях частного права Древнего Рима. Именно в этих книгах содержатся немногочисленные, но весьма ценные характеристики основных терминов, обозначавших римскую собственность. Институт собственности существовал издревле, и изначально термин «dominium» применялся ко всем случаям господства над вещами, находящимися в домашнем хозяйстве, обозначал более широкий круг отношений, чем право собственности, так как сам институт собственности не был четко отделен от владения, прав на чужие вещи и семейных отношений. Лишь с III в. вещи, на которые существовало право, обозначаются термином «proprietas», применявшимся с конца классического периода исключительно для права собственности как полного и абсолютного правового господства лица над вещью, высшего среди других вещных прав. Во второй книге Гай сообщает важные данные о так называемой «бонитарной собственности». Здесь же сосредоточены основные сведения о других институтах вещного права; это, прежде всего, possessio и сервитуты. Рossessio - для беспрепятственного фактического осуществления прав в чужой вещи и некоторых обязательственных, дающих власть над вещами, столь же необходима владельческая защита, как и для беспрепятственного фактического осуществления собственности, с которой по преимуществу связывается институт владения. Рядом с защитой владения вещами римляне допускали, поэтому, защиту, путем владельческпх интердиктов, некоторых видов сервитутов, а позднее - эмфитевзиса и суперфициэса. Вторая часть книги II и, соответственно, первая часть книги III посвящены наследственному праву.

Гай начинает с изложения наследования по завещанию. Последовательно описываются порядок цивильного завещания и преторского, правила, касающиеся наследников, в частности, подназначения наследника (субституции) и необходимого наследования. Завершается вторая книга подробным рассмотрением завещательных отказов (легатов и фидеикоммиссов).

Первая часть книги III продолжает и завершает изложение права наследства: о наследовании без завещания (то есть, о наследовании по закону). Именно здесь окончательно сформировано Гаем представление об агнатическом родстве. Основная часть книги III посвящена обязательствам. Гай именно здесь дает известное деление обязательств по их источникам: обязательства из контрактов и из деликтов. Здесь же и юридическая характеристика контрактов по четырем группам (реальным, вербальным, литтеральным и консенсуальным). Конец третьей книги посвящен обязательствам из деликтов (воровства и, особенно, повреждения и уничтожения вещей по закону Аквилия).

Наконец, последняя, четвертая книга Институций целиком посвящена искам. Рассматриваются виды исков, подробно описываются юридические средства защиты в гражданском процессе. В этой книге содержатся ценные сведения о древнем легисакционном процессе и, весьма подробно, о процессе. Помимо всевозможных исков, используемых в процессе, в том числе известных виндикационном и негаторном, Гай рассказывает и о других юридических средствах защиты - об эксцепциях и интердиктах.

Претерское право - особая система римского частного права, сложившаяся в III-I вв. до н.э. из норм, выработанных в ходе гражданско-процессуальной деятельности преторов и других судебных магистратов. Эта система права была вызвана к жизни развитием экономики, ростом рабовладения, сосредоточением в руках господствующей верхушки рабовладельческого класса торгового и ростовщического капитала и крупной земельной собственности. Преторское право противопоставлялось цивильному праву, т.е. исконному римскому частному праву, основным источником которого являлись двенадцати таблиц законы и их толкования. Преторы не обладали законодательными функциями, однако широкие процессуальные полномочия преторов позволяли им, в конечном счете, изменять и материальное цивильное право. Формально ничего не меняя, они в одних случаях оставляли без применения цивильные нормы ввиду их устарелости, а в других - давали судебную защиту отношениям, не предусмотренным правом, и этим, по существу, создавали новые нормы. Дуализм цивильного права и преторского права просуществовал до создания в VI в. кодификации Юстиниана, в которой обе системы образовали римское классическое право.

Ответ на вопрос №2.

Основное классовое деление древнеримского общества: свободные и рабы. Полноправным мог быть только свободный гражданин. Свободные граждане (квириты) в Риме распадались на две социально-классовые группы: имущую верхушку рабовладельцев (землевладельцев, торговцев) и мелких производителей (земледельцев и ремесленников), составлявших большинство общества. К последним примыкала городская беднота - люмпен-пролетарии. Правовое положение личности в Риме характеризовалось тремя статусами - свободы, гражданства и семьи. Только лицо, обладавшее всеми этими статусами, имело полную правоспособность. В публичном праве она означала право участвовать в народном собрании и занимать государственные должности. В частном праве она давала право вступать в римский брак и участвовать в имущественных правоотношениях.

Рабы - основной угнетенный и эксплуатируемый класс. Основной определявший правовое положение рабов принцип: «рабы – вещи» исключает всякую возможность говорить о каких бы то ни было публичных правах рабов. Они не несут они и публичных обязанностей - служба в римских войсках им недоступна; налогов они не платят, ибо они не признаются лицами. Раб является вещью своеобразной, вещью, наделенной разумом и волею, существование которых рабовладельцу не столько невозможно, сколько невыгодно было отрицать. Поэтому невозможно было безоговорочно применять к рабу правовые нормы о материальных вещах, и ряд особых норм составил в совокупности то, что называется личным и имущественным положением раба в римском частном праве. Не будучи субъектом прав, рабы, с точки зрения права, не имели семьи. Связь раба с женщиной не признается браком.

Рабы делились на государственных и частновладельческих. К первым относились военнопленные. Власть хозяина над рабом была практически неограниченной. Независимо от того, какое место занимал раб в производстве, он являлся собственностью своего хозяина и рассматривался как часть его имущества. Все произведенное рабом поступало хозяину: «что приобретается через посредство раба - приобретается для господина». Хозяин же выделял рабу то, что необходимо для поддержания его существования и работоспособности.

Свободное население Рима делилось на граждан и иностранцев (перегринов). Полную правоспособность могли иметь только свободнорожденные римские граждане. Помимо них к гражданам относились вольноотпущенники, но они оставались клиентами бывших хозяев и были ограничены в правах.

Римское гражданство приобреталось:

  1. рождением от римских граждан. Ребенок, рожденный в римском браке, следовал состоянию отца, а ребенок, рожденный женщиной, не состоявшей в браке, следовал состоянию матери. Таким образом, ребенок, рожденный от брака римских граждан, был римским гражданином, так же как ребенок, рожденный римлянкой, не состоявшей в браке. Ребенок же, рожденный вне брака не римлянкой, не признавался римским гражданином, хотя бы отцом его был римский гражданин. В целях стимулирования браков было установлено, что и ребенок, рожденный вне брака римской гражданкой, не приобретает прав гражданства, если его отцом был не римский гражданин. Ребенок, рожденный от брака его родителей, становится гражданином, если отец был гражданином в момент зачатия ребенка, независимо от изменений в состоянии родителей к моменту рождения ребенка. Ребенок, рожденный римской гражданкой, не состоящей в браке, признается римским гражданином, если мать была гражданкой в момент его рождения, независимо от ее состояния до этого момента.
  2. освобождением от рабства. До конца республики раб мог быть освобожден из рабства только по воле господина. Освобождение раба могло произойти путем включения господином соответствующего распоряжения в завещание. Так как древнейшее завещание совершалось в народном собрании, превращавшем волю завещателя в специальный закон. Этот законодательный характер был утрачен освобождением раба по завещанию вместе с изменением порядка составлении завещания. Другим известным древнему праву способом освобождения из рабства: внесение раба в списки граждан с ведома господина освобождало из рабства. Этот способ освобождения из рабства отпал ко времени принципата с прекращением ценза. Наконец, третий известный римскому праву способ освобождения из рабства был одним из проявлений характерной для римского права тенденции использовать формы гражданского процесса для изменения отношений материального частного права. Это был мнимый процесс о свободе. Господин, раб и третье лицо, по соглашению с господином, являлись к магистрату (консулу, претору) и здесь третье лицо, разыгрывая роль истца, накладывал на раба палку - символ борьбы за вещь и утверждал, что раб принадлежит ему. На это заявление господин отвечал молчанием, тем самым изъявлял волю освободить раба. Затем магистрат объявлял раба свободным. Эта сложная процедура упростилась с течением времени.
  3. путём пожалования римского гражданства иностранцу. Переход из состояния латина в состояние римского гражданина был относительно прост. Латины приобретали римское гражданство либо а) в силу общих постановлений, присваивавших целым категориям латинов при определенных обстоятельствах римское гражданство, либо б) в силу специальных актов государства, наделявших правами гражданства отдельных латинов или целые группы их. Перегрины приобретали права римского гражданства либо а) силу законов, присваивавших римское гражданство в награду за различные услуги, оказанные римскому государству, либо б) силу специальных актов государственной власти, присваивавших отдельным группам перегринов римское гражданство или отдельные из прав граждан. Издание таких актов вызывалось разнообразными экономическими и политическими соображениями, в частности, задачами пополнения жителями провинций римских легионов, в которых несли военную службу только римские граждане.

По мере расширения пределов Римского государства число свободных пополнялось за счет жителей Апеннинского полуострова и других стран. Они отличались от римских граждан по своему правовому положению. Жители Италии, не входившие в римскую общину (латины), вначале не пользовались всеми правами римских граждан. Они делились на две группы - древние латины и латины колоний. За первыми признавались имущественные права, право выступать в суде и вступать в брак с римскими гражданами. Но они были лишены права участвовать в народных собраниях. Латины, жители колоний, основанных Римом в Италии, и некоторых ее городов и областей, заключивших с Римом договоры о союзе, пользовались теми же правами, что и древние латины, за исключением права вступать в брак с римскими гражданами. В дальнейшем в результате союзнических войн всем латинам были предоставлены права римских граждан. Второй категорией свободных, не имевших прав римских граждан, были перегрины. К ним относились свободные жители провинций - стран, находящихся вне Италии и завоеванных Римом. Они должны были нести налоговые повинности. К перегринам относились также свободные жители иностранных государств. Перегрины не имели прав латинов, но получили имущественную правоспособность. Для защиты своих прав они должны были избирать себе покровителей - патронов, в отношении которых находились в положении, мало отличавшемся от положения клиентов.

Старейшие римские роды объединялись под названием патрициев. Из них выделилась родовая аристократия, состоявшая из глав наиболее знатных фамилий. Они захватывали в свои руки значительную долю имущества распадавшейся родовой общины, прежде всего землю, а также большую долю военной добычи. Патриции впоследствии были заменены в римском обществе на граждан.

Пришельцы и лица, утерявшие родовые связи, попадают в положение клиентов, зависимых от патрициев. Клиенты носили родовые имена своих покровителей - патронов, участвовали в общих праздниках фамилии своего патрона; хоронили клиентов на фамильном кладбище. Они втягиваются в патрицианские фамилии в качестве патриархально-зависимых лиц. Земельный надел клиент получал из рук патрона. Клиент обязан был прислуживать в доме патрона, сопровождать его в военных походах, а также во время торжественных выходов, обеспечивать некоторые платежи например при выкупе патрона из плена. Патрон оказывал покровительство клиенту, защищал его на суде. Патриции и клиенты участвовали в народном собрании, где клиенты, конечно, голосовали по указке своих патронов. В последствии патронов себе избирали перегрины. Перегрины и клиенты ничем не отличались друг от друга по статусу.

Правовое положение лица изменялось с утратой того или иного статуса. Наибольшие изменения происходили с утратой статуса свободы (плен, обращение в рабство). Она означала потерю и статусов гражданства и семьи, т.е. полную потерю правоспособности. С утратой статуса гражданства (изгнание) терялась правоспособность гражданина, но сохранялась свобода.

Пришлое население, которое оказалось вне римской родовой общины получало название плебса. Также плебс пополнялся за счет разорявшихся и потерявших связь с общиной ее бывших членов. Плебеи оставались свободными, но были ограничены в имущественных и личных правах. Они могли получать земельные наделы только из свободной части общинного земельного фонда, не имели права вступать в брак с членами общины и были лишены возможности участвовать в управлении ее делами. Их правовое положение схоже с правовым положением латинов.

Ответ на вопрос №3.

Право частной собственности – это неограниченное, исключительное для данного лица правовое господство над вещью, как право, дающее всестороннюю возможность владеть, пользоваться и распоряжаться ею. Собственник обладал тремя правомочиями: правом владения - держать вещь в своих руках, пользования - извлекать хозяйственную выгоду из самой вещи и её продуктов, распоряжения - решать судьбу самой вещи. Оно возникает или прекращается на основании определенных юридических фактов.

Всю совокупность юридических фактов римские юристы делили на следующие категории: первоначальные и производные. В первом случае право собственности возникает у определенного лица впервые независимо от предшествующего собственника, в другом случае право собственности переходит от одного лица к другому в порядке правопреемственности: универсального (наследование) или сингулярного (частного правопреемства по договору). Важным обстоятельством является то, что во втором случае воля собственника, а в первом нет. Переход собственности допускался между лицами способными отчуждать и приобретать имущество. Каждая сделка, направленная на перенесение права собственности, требовала на стороне отчуждателя действительного права собственности, так как иначе и другая сторона не могла приобрести этого права

Способы приобретения права собственности:

Первоначальные способы: оккупация (захват вещи путем наложения руки); спецификация (обработка чужого материала с целью придания ему иной формы и она считалась состоявшейся, если изготовленную вещь нельзя вернуть в прежнюю форму); приобретательная давность (приобретение лицом права собственности в силу того, что это лицо провладело (при наличии определенных условий) вещью в продолжение известного времени); смешение жидких, твердых, сыпучих тел (происходило при соединении принадлежащих разным собственникам однородных жидких, твердых, сыпучих тел и признавалась состоявшейся, если невозможно было выделить вещи в их первоначальное состояние).

Производные способы включали в себя все виды договоров, направленных на передачу права собственности: договор купли-продажи, дарения, мены, федуции (доверительная продажа), а также включала следующие способы:

В древнейшем праве собственность имела однородный характер. В классическую эпоху, под определяющим влиянием изменений в характере экономических отношений, формы собственности разветвлялись и появлялись новые виды собственности.

Квиритская собственность - могла принадлежать только полноправным римским гражданам и тем.

Неримские граждане (латины и перегрины) подчинялись в Риме праву своей родины. Доступ к римской собственности путем совершения сделок правом народов был открыт в начале республики, главным образом, в области оборота движимых вещей, в интересах самих римлян. По цивильному праву некоторым общинам и даже отдельным лицам из иностранцев предоставлялось право участия в обороте римлян.

Провинциальная земля была собственностью римского народа по праву завоевания и носила публично - правовой характер. Обыкновенно ее делили на две части: первая - государственная, а вторая предоставлялась прежним владельцам для пользования, согласно их национальным законам. Но по воле римского государства в любое время владельцы могли быть лишены предоставленного им права пользования. Государственный провинциальный факт рано был захвачен лицами, принадлежавшими к верхушке класса рабовладельцев. Во II веке за владельцами провинциальных земель было признано право, которое обозначалось, как владение или узуфрукт. Провинциальная собственность отличалась от квиритской собственности тем, что с провинциальных земель взимались в пользу казны особые платежи. В сфере частного оборота провинциальные собственники не могли пользоваться юридическими актами цивильного права, а обращались только к праву народов. Это упрощало и облегчало установление и передачу права собственности и не мало способствовало развитию в провинциях оборота недвижимостей.

Преторская собственность - вещи, которые переходили из рук в руки с помощью сделок были вещами цивильного (квиритского) права. С развитием ремесла и торговли, включая международную, не раз случались случаи, что сделки купли-продажи не могли совершаться с помощью квиритских способов, - потому, что совершались через представителя (представительство уже практиковалось), каким мог быть и раб-управляющий, по той ли причине, что было практически невозможно прибегнуть к mancipatio (торжественная процедура передачи права собственности новому владельцу).

Но даже при добросовестном продавце покупатель, не совершивший mancipatio, был лишен искать в случае пропажи, хищения, чужого неправомерного завладения через претора в суд свою оплаченную, но не узаконенную покупку. Когда же продавец был не добросовестный, нечто не мешало ему возвратить себе проданное на том основании, что покупатель не сделался квиритским собственником.

На помощь покупателю снова приходит претор. В случае, если продавец, сославшись на бесформенную продажу, требовал реституции (возвращение в первоначальное состояние), претор снабжал формулу эксцепцией, которая обязывала судью отказать в иске, если будет установлено, что спорная вещь была передана ответчику по свободному волеизъявлению сторон и оплачено денежной суммой, о которой стороны договорились при совершении сделки. Выиграв иск приобретатель становился собственником вещи.

Владение - фактическое владение господства лица над вещью. Исторически оно предшествует праву собственности и отличается от него. Владение утрачивается при отпадении любого из двух элементов: в результате как выбытия вещи из обладания данного лица (в связи с утерей или похищением), так и отказа от намерения владеть ею для себя.

Римские юристы различали несколько видов владения.

- Цивильное. В древнейшем праве от цивильного владельца требовалось, чтобы он был самостоятельным лицом. Если он располагал имущественной дееспособностью и проявил в отношении своего владения требуемые элементы намерения и фактического господства, то получал для защиты и охраны его владельческие интердикты.

- Преторское владение. Практика претора предоставляла еще до истечения срока давности владельцу защиту интердиктами. В итоге развития эта защита предоставлялась всякому, кто осуществлял фактическое господство над вещью, при наличии обоих элементов владения.

- Посредственное владение - фактическое осуществление владения за других лиц на почве экономической зависимости от них. Оно не признавалось владением и характеризовалось как держание, то есть, хотя это и было фактическое воздействие на вещь, но без признания правом за держателем воли владеть вещью для себя. Такое отношение выражало противоречие интересов обеспеченных и необеспеченных слоев населения.

Особой формой ограничения права собственности является сервитут - право на чужую вещь или право пользования чужой вещью. Сервитуты ограничивали наиболее абсолютное право частной собственности и в то же время для всего класса собственников делали это право более полным. Сервитуты, в частности, выражали хозяйственную целесообразность более рационального пользования землей. При мелком землевладении собственники одних (господствующих) участков получали право прохода, проезда, прогона скота к дороге, пастбищу, источнику воды и т.п. через участок (служащий участок) соседа. Сервитутное право давало возможность собственнику восполнить недостатки принадлежащего ему участка.

Собственник обремененной вещи не должен был совершать каких-либо активных действий для обеспечения сервитута, но обязывался не препятствовать его использованию. В то же время владеющий сервитутом обязывался пользоваться им «бережно», способом, наименее обременительным для собственника служащей вещи.

Различались вещные и личные сервитуты.

Право проведения воды через чужой участок, вызванное хозяйственной необходимостью, есть пример вещного сервитута, которым римское право обременяло одного собственника на пользу другого. Среди вещных сервитутов различали:

- сельские (земельные) - право прохода, проезда, прогона скота, устройства водопровода, водопоя скота, черпания воды на соседнем участке;

- городские - право пристроить к стене соседа, опереть балку на стену соседа, перекинуть балкон и другие выступы в чужое пространство, направлять сток дождевой воды или провести клоаку через чужой участок.

Каждая разновидность сельского и городского сервитута имела индивидуальную правовую регламентацию. Но они обладали и общим - бессрочностью, были обременением самой земли и вместе с ней переходили к новому собственнику. Вещный сервитут устанавливался в отношении не конкретного лица, а конкретной вещи, поэтому смена собственника данной вещи не приводила к прекращению действия сервитута.

Личный сервитут - это право пользования вещью определенным лицом, т.е. подобный сервитут, устанавливался в отношении конкретного лица и прекращался с его смертью. Из личных сервитутов можно выделить узуфрукт, узус, право проживания в чужом доме, право пользования чужим рабом или животным.

Узуфрукт - право пользования чужой вещью и получения от нее плодов с сохранением целостности субстанции. Примером узуфрукта мог быть земельный участок, сад или огород. Получивший право узуфрукта (узуфруктарий) мог всесторонне пользоваться вещью, распоряжаться ее плодами, но при условии сохранения самой вещи. Узус - другой личный сервитут - давал право пользоваться вещью, но без получения плодов. Узуарий не пользуется вещью как источником дохода. Можно еще отметить такие личные сервитуты, как право проживания в чужом доме, когда, например, наследодатель предоставлял старой служанке право пожизненного пользования комнатой в доме и право пользования чужим рабом или животным.

В Риме сохраняли действие сервитуты, признанные еще квиритским правом (право прохода к могилам; соседу разрешалось заходить на чужой участок для сбора плодов, упавших с его дерева). Устанавливались сервитуты путем заключения договора, судебным решением (например, при разделе общей собственности) и истечением давностного срока пользования.

Прекращался сервитут гибелью служащей или господствующей вещи, отказом от сервитута, его неиспользованием, истечением срока договора и некоторыми другими юридическими фактами. Сервитуты ограничивали право собственности или владения в пользу других лиц, выражали взаимопомощь, коллективистские начала в праве.

Правом на чужую вещь были также эмфитевзис и суперфиций - особые сделки, регламентирующие отношения наследственной аренды, которая появилась в Риме к середине IV века.

Суперфиций - вещное наследственное отчуждаемое право возведения строения на чужом земельном участке, с правом бессрочного (или на длительный срок) пользования этим участком, но не ухудшения его. По общему правилу суперфиций был отчуждаемым и наследуемым владением. Также и здесь предусматривалась уплата собственнику поземельной ренты. Суперфиций обладал сходным с эмфитевзисом правовым режимом, и его вполне можно считать городским вариантом эмфитевзиса, только суперфиций устанавливал право длительного пользования чужой землей под здание, а эмфитевзис - под обработку земли.

Эмфитевзис - вещное наследственное отчуждаемое право пользования чужой землей и плодами с правом изменения участка собственника, но не ухудшения его. По-другому - это аренда земли с исключительно широкими правами арендатора. Эмфитевт владел землей пожизненно, мог ее закладывать, продавать, передавать по наследству. Эмфитевзис защищался интердиктами претора, а также исками, аналогичными виндикации, против всякого нарушителя, в том числе и против собственника. Эмфитевзис прекращался при причинении значительного ущерба арендуемому участку, неуплатой арендной платы в течение трех лет, нарушением правил о продаже эмфитевзиса.

Так как они были разновидностями аренды, то имели общую основу с сервитутами, но отличались от них широтой прав, предоставленных арендаторам. Иначе говоря, они были "вечной арендой" - особыми вещными правами на чужую вещь, собственник которой был крайне ограничен в своих владельческих правах.

В Риме к вещному праву относили и залоговое право. В условиях товарного хозяйства, по сравнению с натуральным, резко возрастает роль кредита и, соответственно, средств обеспечения кредита. Выработка таких средств - заслуга преторского права. Прежде всего, были признаны такие сделки, когда должник посредством неформальной традиции передавал вещь не в собственность кредитора, а во владение; обеспечительная сила при этом состояла в том, что кредитор удерживал у себя вещь до уплаты долга (своеобразный арест вещи). Но при такой конструкции очевидно двойное неудобство: кредитор не мог распорядиться вещью, следовательно, не мог получить удовлетворение своего интереса за счет вырученной от продажи стоимости; должник лишался возможности хозяйственного использования заложенной вещи (чаще всего, орудий производства) и, тем самым, получения средств, необходимых для выплаты долга. Для обхода последнего неудобства на практике стали прибегать к установлению в пользу должника прекарного владения заложенной вещью: выделив для обеспечения кредита вещь, должник получал согласие кредитора на то, что она останется в его владении, но будет передана кредитору по первому его требованию. Таким образом, было установлено вещное право распорядиться чужой (заложенной) вещью. Постепенно сложилась практика осуществления залога в двух видах: в виде залога с передачей владения предметом залога залогодержателю (пигнус) и с сохранением владения предметом залога у залогодателя (ипотека). Было сформулировано также и само содержание права залогодержателя. Первоначально стороны могли заключить соглашение о продаже заложенной вещи либо о передаче права собственности на нее залогодержателю. К концу классического периода эта двойственность исчезла, и залоговое право неизменно понималось как право продать заложенную вещь. И если стороны этого не желали, то должны были установить иной режим вещи посредством особого неформалного соглашения. В императорский период были запрещены соглашения об удержании права собственности на заложенную вещь залогодержателем и установлено правило, что предварительное соглашение о непродаже вещи только затрудняет право распоряжения ею, так как всего лишь создает для залогодержателя обязанность трижды напомнить залогодателю о небходимости уплатить долг и только после этого распорядиться предметом залога. Таким образом, возникла окончательная юридическая конструкция залога как вещного права распоряжения чужой вещью.

Ответ на вопрос №4.

Вербальные контракты - договоры, устанавливающие обязательство словами, то есть получающие юридическую силу посредством и с момента произнесения слов. Стипуляцией назывался устный договор, заключаемый посредством вопроса будущего кредитора: «Обещаешь дать?» и совпадающего с вопросом ответа: «Ообещаю» со стороны лица, соглашающегося быть должником по обязательству. Обязательство, возникшее из стипуляции, было обязательством строгого права и потому подлежало буквальному толкованию. Стипуляционное обязательство являлось односторонним, т.е. одной стороне принадлежало только право (не связанное с обязанностью), а на другой стороне лежала только обязанность (без сопровождающего её права). Обязательство из стипуляции имело абстрактный характер: если необходимые требования относительно порядка заключения стипуляции соблюдались, то обязательство возникало независимо от того, какое материальное основание привело стороны к заключению договора, какую хозяйственную цель они преследовали и достигнута ли цель, имевшаяся в виду сторонами. Стипуляция допускала присоединение или к кредитору, или к должнику еще других лиц, притом либо в качестве самостоятельных кредиторов или должников, либо в качестве добавочных.

Литеральные – контракты, в которых обязательство возникает в силу того, что создана определенная письменная форма.

Консенсуальные – договоры, в которых обязательства возникают в силу простого согласия, к которому пришли стороны.

В преторском праве была подробно разработана и обусловлена ответственность продавца за проданную им вещь, так продавец отвечал за скрытые недостатки вещи, о которых покупатель не мог знать в момент заключения договора, но которые обнаруживались позднее и имели существенный характер. В этом случае покупатель мог требовать или убавления цены, или возврата всей суммы денег. Продавец нес ответственность также в случае так называемой эвикции вещи, если проданная им вещь была с помощью виндикационного иска отчуждена у покупателя настоящим собственником. До передачи вещи покупателю продавец отвечал за ее повреждения, связанные с небрежностью хранения (даже при самой незначительной неосторожности), а также нес на себе риск случайной гибели вещи.

Деликт - это противоправное действие, правонарушение. В зависимости от последствий, связанных с деликтами, они разделялись в римском праве на публичные и частные деликты. Публичными деликтами были те, которые признавались нарушающими интересы государства в целом и влекли за собою телесное наказание, а иногда и смертную казнь или имущественное взыскание, по общему правилу, поступавшее в доход государства. Дела об этих деликтах были подведомственны особым уголовным судам и разрешались по специальным правилам судопроизводства. Наоборот, частные деликты рассматривались как посягательства только на интересы частных лиц; иски из таких деликтов предъявлялись потерпевшими частными лицами. Денежные штрафы, на взыскание которых были направлены эти иски, поступали потерпевшему и взыскивались в общем порядке, установленном для разрешения имущественных споров. В том же порядке рассматривались и дела о тех частных деликтах, которые в древнейшее время влекли за собою телесное наказание. Несмотря на то, что со времени законов XII таблиц и до периода империи римская система частных деликтов претерпела значительные изменения, и выработанные претором и юристами положения постепенно смягчили казуистический характер древнейшего права в этой области, однако, римское право никогда не выработало общего принципа, в силу которого подлежал бы возмещению всякий имущественный вред, причиненный противоправным действием. Наоборот, деяние признавалось деликтом лишь при существовании соответствующей особой нормы о данном роде деяний, - если оно было отнесено к числу деликтов законом или преторским правом. Существовал и последовательно пополнялся круг деликтов, но не было единого понятия деликта. В этом смысле ход развития обязательств из деликтов родственен процессу развития договорных обязательств, которые также навсегда остались в римском праве обязательствами из признанных правом контрактов и приравненных к ним соглашений, но не обязательствами из любого законного соглашения. Тем не менее, в ходе исторического развития обязательств из деликтов сложились некоторые черты, общие для всех деликтных исков и определившие тем самым основное содержание обязательств из деликтов. В настоящее время сохранились следующие обязательства из деликтов: обязательство в виде уплаты штрафов или возмещения причиненного ущерба.

Ответ на вопрос 5.

Семья в Древнем Риме состояла из главы и членов, под его властью сущих; могла быть семья и без членов: в таком случае ее составляло одно лицо, не имевшее над собой семейной власти, ни под собой подвластных членов, но носившее все-таки название домовладыки. Особенностью римской семьи являлось то, что на первый план в семье выдвигалась не кровная связь между родственниками (когнатическая), а связь юридическая (агнатическая).

Глава семьи первоначально имел неограниченную власть над всем, что входило в семью. Например, он мог продать детей в рабство или убить их. С другой стороны, семья могла состоять не из одних только лиц, действительно состоящих под властью: в составе ее полагались и такие лица, которые состояли бы под властью общего родоначальника (уже не существующего), если бы он остался жив.

Ни жена, ни усыновленные приемыш не были кровными родственниками, но их правовое положение было точно таким же, как и кровных - сыновей, дочерей. Стало быть, агнатство существовало вообще между лицами, которые могли свести друг друга исключительно через мужское поколение к одному общему корню родительской власти. Такая семья не соответствовала вполне семье кровной, возникающей из естественного рождения, ибо по идее гражданского родства к нему не принадлежали кровные родственники матери, так как родительская власть признаваема была в лице одного мужчины и только через мужчину передавалась; с другой стороны, принадлежность к гражданскому родству зависела от событий и действий чисто гражданского свойства, как-то: от усыновления, от эмансипации и от некоторых строгих форм брака.

Ко II в. н.э. брак с мужней властью уже выходит из употребления, а проживание жены в доме мужа в течение года уже не влечет за собой автоматически возникновения власти мужа. Становится распространенной новая форма брака без мужней власти. Женщина, вступая в такой брак не порывала со своей прежней семьей, сохраняла определенную имущественную самостоятельно получала некоторые права в отношении детей. Брак без мужней власти мог быть легко расторгнут по обоюдному согласию супругов, а также по требованию одного из них. На общем фоне кризиса римского рабовладельческого общества ослабли и семейные связи, разводы стали обычным явлением. Широкое распространение получил так называемый конкубинат - неоформленное постоянное сожительство мужчины и женщины. В связи с участившимися разводами задевавшими интересы и богатых римских семей, были введены новые правила касающиеся приданого, с тем, чтобы гарантировать положение состоятельных римлянок, часто становившихся жертвами в браках в которые мужчины вступали исключительно из корысти. Хотя приданое по-прежнему считалось собственностью мужа, последний должен был использовать его в целях устройства совместной жизни и терял его в случае развода. Муж не мог отчуждать земельный участок, полученный им в качестве приданого без согласия жены или ее родственников (когнатов).

Разложение патриархальной семьи нашло свое выражение в ослаблении отцовской власти. Прекратилась практика продажи детей, а их убийство отцом стало рассматриваться в постклассический период как тяжкое преступление. Усилилась имущественная самостоятельность подвластных членов семьи. Сыновья нередко получали от отца особое имущество (пекулий) для занятия земледелием, ремеслом или торговлей. Юридически собственником пекулия и всего того, что было приобретет сыном, считался отец. Но фактически пекулии все более обосабливался, особенно когда речь шла о земельном участке, выделенном сыну в связи с его поступлением на военную службу. Смягчение суровой отцовской власти, скреплявшей ранее патриархальную семью, определило также основные направления развития и наследственного права. Преторским эдиктом был значительно расширен круг наследников, куда помимо подвластных членов семьи (агнатов) были включены также эмансипированные дети умершего, когнаты вплоть до шестой степени родства, пережившая мужа супруга. Ослабление былого значения агнатской системы родства и признание в наследственном праве когнатского родства, основанного на кровной связи, было постепенно закреплено в императорском законодательстве.

Преторский эдикт изменял и форму завещания, установление которого уже не требовало использования сложной процедуры. Завещание, как правило, стало составляться не в устном, а в письменном виде, но с соблюдением определенной формы. Лишь солдатские завещания в период принципата не требовали каких-либо формальностей.

В постклассический период наряду с частными завещаниями, которые составлялись в присутствии семи свидетелей, в практику вошли так называемые публичные завещания, позаимствованные из греческого права, составляемые в присутствии магистратов с внесением в протокол местных властей или с передачей на хранение в императорский архив. Усиливаются ограничения завещательной свободы. Так, не признается юридическая сила за завещаниями, в которых без достаточных оснований лишались имущества законные наследники. Увеличивается при составлении завещаний размер обязательной доли (до 1/3 имущества) для законных наследников.

В классический период более широкое распространение получило установление в завещаниях легатов (завещательных отказов), согласно которым наследник обязан был выдать определенную часть имущества указанному наследователем лицу. Для защиты интересов наследника в законодательном порядке было установлено, что при выдаче имущества в виде легатов он может сохранить за собой по крайней мере одну четверть наследства. Распоряжения о выдаче части имущества какому-либо лицу давались и без составления завещания (например лицам, которые формально не могли быть наследниками по завещанию - перегринам, женщинам и т.д.). Такие распоряжения, получившие название фидеикомиссов, не были первоначально обязательны для наследников. Но в период императора Августа им была придана юридическая сила. В постклассический период (особенно в кодификации Юстиниана) большинство фидеикомиссов практически слились с легатами.

Литература

  1. Воронцов Г.А. Письменные работы в вузе. - Ростов-на-Дону: изд. центр МарТ, 2002. - 192 с.
  2. Кузнецов И.Н. Рефераты, курсовые и дипломные работы: методика подготовки и оформления / Кузнецов И.Н. - М., 2006. - 340 с.
  3. Энциклопедия студента / Сост. И.Н. Кузнецов. - Мн.: Книжный Дом. 2004. - 576 с.
  4. Эхо Ю. Письменные работы в вузах: Практическое руководство для всех, кто пишет дипломные, курсовые, контрольные, доклады, рефераты, диссертации. 2-е издание. - М.: Вестник, 1997. - 240 с.
  5. Эхо Ю.Практическое руководство для всех, кто пишет дипломные, курсовые, контрольные, доклады, рефераты, диссертации: Успех без лишних проблем. М.: Металлургия, 1996. - 112 с.