Контрольная работа 1 вариант "Досудебное соглашение о сотрудничестве"


Досудебное соглашение о сотрудничестве

План

Введение

  1. Понятие досудебного соглашения о сотрудничестве
  2. Основания, условия и предмет заключения досудебного соглашения о сотрудничестве
  3. Порядок заявления и рассмотрения ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве

Заключение

Список литературы

Практическое задание №1

Введение

Актуальность темы исследования. Реформирование отечественного уго­ловного судопроизводства, формирование новых приоритетов в уголовной поли­тике государства и поиски новых путей развития уголовного процесса привели к существенным изменениям в законе и правоприменительной практике. Расши­рение действия принципа состязательности в уголовном процессе, новое прочте­ние назначения уголовного судопроизводства и установление приоритета защи­ты неотъемлемых прав и свобод человека повлекли изменение процессуальной формы и создание новых уголовно-процессуальных институтов. Одной из последних новаций является глава 40.1 УПК РФ, в которой регламентирована процедура заключения досудебного соглашения о сотрудничестве.

Отсутствие единой, чётко выраженной и последовательной концепции понимания сущности данного института, недостатки юридической техники могут обусловить многочисленные разночтения при толковании норм, регламентирующих особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

До 2009 года в российском уголовно-процессуальном праве соглашение о признании вины в явной форме отсутствовало. В науке при этом существовали точки зрения, что аналогом или разновидностью этого института в российском праве можно считать особый порядок принятия судебного решения, предусмотренный главой 40 Уголовно-процессуального кодекса РФ (А.П. Гуськова, С.С. Пономаренко). Федеральным законом от 29 июня 2009 года № 141-ФЗ в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ были внесены изменения, предусматривающие введение нового института «досудебных соглашений о сотрудничестве». Ожидается, что эта мера повысит раскрываемость тяжких и особо тяжких преступлений и разоблачению членов преступных группировок. Сделка с правосудием, применяемая в уголовно-процессуальном законодательстве многих стран, призвана расширить возможности правоохранительных органов в борьбе, прежде всего, с организованной преступностью. Отечественных учёных также волнует процесс принятия института соглашения о сотрудничестве в российском уголовном судопроизводстве (А.А. Александров, И.А. Александрова).

Закрепление в УПК РФ нового особого порядка судопроизводства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве порождает всё больше споров о целесообразности такого порядка в российском уголовном процессе. Являясь сторонниками особого порядка принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, некоторые учёные полагают, что он стимулирует поведение участников процесса, помогает раскрытию преступлений. Также есть мнение, что указанный особый порядок принятия судебного решения чужд российскому уголовному процессу и не защищает интересы потерпевших (И.Л. Петрухин, А.Г. Кучерена). Дискуссии по во­просу целесообразности законодательного закрепления особого порядка принятия решения без проведения судебного разбирательства отчасти вызва­ны низкой законодательной техникой при составлении гл. 40.1 УПК РФ. Не­достаточно чёткая регламентация указанной формы уголовного судопроизводства значительно затрудняет деятельность правоприменителя, ставит перед ним многочисленные вопросы. Сегодня пробельность уголовно - процессуального законодательства в части особого порядка судебного разби­рательства не восполнена и не может быть компенсирована различными комментариями к УПК РФ.

Объектом исследования послужили общественные отношения, возникающие в связи с осуществлением процессуальной деятельности участника­ми уголовного процесса в особом порядке судопроизводства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, а также их про­цессуально-правовое регулирование.

Предмет исследования - уголовно-процессуальная деятельность участников уголовного процесса в ходе особого порядка принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве: теоретико-методологические предпо­сылки возникновения особого порядка судебного производства; основания, условия и уровень законодательного урегулирования порядка принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Целью исследования является разработка практических рекоменда­ций по совершенствованию законодательства, определяющего процессуаль­но-правовой режим деятельности участников исследуемой формы уголовного судопроизводства на основе всестороннего изучения осо­бого порядка принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, его правовой природы, основа­ний и условий применения.

Для достижения указанных целей в ходе исследования поставлены сле­дующие задачи:

  1. Определить понятие и сущность особого порядка принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.
  2. Провести оценку правового регулирования заключения досудебного соглашения о сотрудничестве в уголовном процессе РФ.

1. Понятие досудебного соглашения о сотрудничестве

Особый порядок является формой осуществления правосудия в рамках отечественного уголовного судопроизводства, поскольку предусматривает деятельность соответствующего субъекта (су­да), направленную на рассмотрение и разрешение уголовного дела на основании содержащихся в материалах уголовного дела фактических данных и завершаю­щуюся вынесением приговора. Главной отличительной чертой является установленная законом особая процессуальная форма этой деятельности.

В главе 40.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ преду­смотрен новый для нашего процесса институт — досудебное соглашение о сотрудничестве. Определение понятия досудебного соглашения о сотрудничестве даётся в п. 61 ст. 5, включённом в УПК РФ Федеральным законом от 29.06.2009 № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». Согласно закону досудебное соглашение о сотрудничестве – соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения.

При заключении досудебного соглашения о сотрудничестве речь идёт не о согласии обвиняемого с обвинением, а о более значительной степени его взаимодействия с органами предварительного следствия и пра­­восудия, которое носит характер активного сотрудничества.

Итак, можно сделать следующие выводы. Особый порядок судопроизводства базируется на согласительной системе и имеет характерные черты сделки. Этот общий признак, который характеризует особый порядок принятия судебного решения можно применить и к согласию обвиняемого с предъявленным ему обвинением и к досудебному соглашению о сотрудничестве, так как и в том и в другом случае стороны приходят к взаимному согласию и получают определённую выгоду.

Отличие сделки от упрощённого судопроизводства заключается в том, что: 1) целью сделки является признание вины (при применении гл.40 УПК РФ) и активное сотрудничество и содействие следствию в раскрытии преступления (при применении гл. 40.1 УПК РФ); 2) особый порядок принятия судебного решения осуществляется только по согласию сторон; 3) при сделке каждая сторона получает определённую выгоду.

2. Основания, условия и предмет заключения досудебного соглашения о сотрудничестве

Прежде чем анализировать порядок заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, необходимо выяснить основания и условия, при которых досудебное соглашение о сотрудничестве возможно.

Досудебное соглашение о сотрудничестве - это всегда письменный документ, отвечающий процессуальной форме и, прежде всего, требованиям, предъявляемым к таковому ч.1 ст. 317.1 УПК РФ. Согласно п. 61 ст. 5 УПК РФ досудебное соглашение о сотрудничестве - это «соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия от­ветственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъяв­ления обвинения».

В Комментарии к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации, утверждающих, что «в соответствии с ч. 1 ст. 120 УПК ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве может быть заявлено подозреваемым, обви­няемым как письменно, так и устно, заявление устного ходатайства с занесением его в соответствующий протокол имеет смысл, если подозреваемый, обвиняемый в данный момент, не пользуется помощью защитника. Если же защитник к этому мо­менту участвует в деле, ходатайство должно быть оформлено в письменном виде, как того требует ч. 1 комментируемой статьи»[1]. Положения ч. 1 ст. 120 УПК РФ и ч. 1 ст. 317.1 УПК РФ соотносятся как общая и специальная нормы. По общему правилу специальная норма исключает действие общей; следовательно, по­ложения ч. 1 ст. 120 УПК РФ при подаче ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве применению не подлежат.

Основанием для заключения досудебного соглашения о сотрудничестве является ходатайство, которое подаётся подозреваемым (обвиняемым) на имя прокурора.

Говоря об условиях заключения досудебного соглашения о сотрудничестве со следствием отмечается, что в гл. 40.1 УПК РФ не указана категория преступлений, по делам о которых возможно её применение (либо не применение), как к примеру предусмотренное гл.40 УПК РФ ограничение по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые не превышает 10 лет лишения свободы - нет указаний ни на степень тяжести, ни на конкретные составы, ни на конкретных субъектов. Но нельзя утверждать, что применение гл. 40.1 УПК РФ возможно во всех случаях, по всем преступлениям и в отношении всех лиц.

Анализ норм УПК РФ и УК РФ показывает, что при применении института досудебного соглашения о сотрудничестве при том правовом регулировании, которое дано Федеральным законом от 29.06.2009 года № 141-ФЗ, можно столкнуться с серьёзными юридическими трудностями.

На сегодняшний день в соответствии с ч. 5 ст. 317.7 УПК РФ судья постановляет обвинительный приговор и с учётом положений ч. 2 и 4 ст. 62 УК РФ. При заключении досудебного соглашения о сотрудничестве срок или размер наказания не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания лишь при отсутствии отягчающих обстоятельств.

Согласно ст. 63 УК РФ, к числу отягчающих обстоятельств относятся:

- наступление тяжких последствий в результате совершения преступления; совершение преступления в составе группы лиц, в том числе по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества;

- совершение преступления по мотивам: политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды; ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

- из мести за правомерные действия других лиц;

- совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

- совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, специально изготовленных технических средств; с применением физического или психического принуждения и др.

Принимая во внимание концептуальную направленность института соглашения о сотрудничестве на противодействие организованным фор­мам преступности, на раскрытие и расследование «заказных» убийств, бандитизма, наркопреступлений, коррупционных проявлений[2], подобные отягчающие обстоятельства типичны и встречаются практически по всем делам, в которых предполагается применять данную новацию.
Таким образом, сохранение в ч. 2 ст. 62 УК РФ такого условия для заключения соглашения и назначения сокращенного наказания, как отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, практически блокирует применение норм главы 40.1 УПК РФ в той мере, которая касается наибольшего количества преступлений. А именно тех, за которые уголовным законом не предусмот­рено пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

Проблема состоит в том, что если за преступление может быть назначено пожизненное лишение свободы или смертная казнь, то для заключения соглашения о сотрудничестве и, соответственно, неприменения этих видов наказания действующий закон не предусматривает такое условие, как отсутствие отягчающих обстоятельств (ч. 4 ст. 62 УК РФ). Более того, для лиц, совершивших эти особо тяжкие преступления, формально не исключается даже возможность полного освобождения от отбывания наказания (ч. 5 ст. 317.7 УПК РФ, ст. 80.1 УК РФ). Подобное положение не согласуется с требованиями справедливости, правовой соразмерности и определённости.

Также в ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ среди перечня действий, которые обязуется совершить подозреваемый (обвиняемый), нет явки с повинной. Здесь продублированы все смягчающие обстоятельства, закреплённые
в п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, кроме одного - явки с повинной. Данное обстоятельство указывает на недопустимость обязывания лица явиться с повинной. Явка с повинной — всегда добровольное заявление, а в ходатайстве о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве закрепляются обязанности подозреваемого (обвиняемого).

Предметом досудебного соглашения является определение позитивных постпреступных действий подозреваемого (обвиняемого) в целях содействия органам предварительного расследования в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других лиц, совершивших преступления, розыске имущества, добытого в результате совершения преступления, а также установление возможных пределов ответственности подозреваемого (обвиняемого).

Представляется, что требование включения в текст досудебного соглашения наряду с квалификацией деяния подозреваемого (обвиняемого) также обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, в том числе подтверждающих виновность обвиняемого в совершении преступления (п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ), предполагает признание подозреваемым (обвиняемым) своей вины в предъявленном ему на стадии предварительного расследования обвинении (признание им своей вины в том преступлении, в совершении которого он подозревается). Такое признание может быть выражено не только в показаниях подозреваемого (обвиняемого), но и в ходатайстве о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, а также и в самом соглашении о сотрудничестве.

Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве подозреваемого (обвиняемого) с прокурором предполагает признание обвиняемым своей вины в совершении инкриминируемого ему на стадии предварительного расследования обвинении. Вместе с тем признание обвиняемого само по себе не является основанием заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, если сторонами сделки не будут согласованы конкретные действия сотрудничества подозреваемого (обвиняемого) со следствием и пределы его уголовной ответственности, удовлетворяющие как прокурора (с учётом мнения следователя), так и самого подозреваемого (обвиняемого). Признание подозреваемым (обвиняемым) своей вины при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве можно рассматривать в качестве одного из элементов оказываемого им следствию содействия в раскрытии и расследовании сложных групповых преступлений, и в этом смысле признание вины является реализацией права подозреваемого (обвиняемого) на представление доказательств по уголовному делу.

Таким образом, можно сделать вывод, что основанием для заключения досудебного соглашения о сотрудничестве со следствием является ходатайство подозреваемого (обвиняемого) о заключении с ним досудебного соглашения о сотрудничестве, поступившее на имя прокурора. На сегодняшний день условиями для заключения досудебного соглашения о сотрудничестве являются отсутствие отягчающих наказание обстоятельств и явка с повинной, что в первом случае практически блокирует применение норм главы 40.1 УПК РФ в той мере, которая касается наибольшего количества преступлений, а именно тех, за которые уголовным законом не предусмот­рено пожизненное лишение свободы или смертная казнь, а во втором случае указывает на недопустимость обязывания лица явиться с повинной, так как явка с повинной — всегда добровольное заявление, а в ходатайстве о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве закрепляются обязанности подозреваемого (обвиняемого).

По нашему мнению, в ч. 4 ст. 62 УК РФ следует внести изменение по аналогии с ч. 4 ст. 65 УК РФ, указав, что в случаях вынесения приговора с учётом исполненного обвиняемым соглашения о сотрудничестве отягчающие наказание обстоятельства судом не учитываются. Либо, по крайней мере, могут не учитываться.

Предметом досудебного соглашения о сотрудничестве является активное содействие обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления и др.

3. Порядок заявления и рассмотрения ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Рассмотрим порядок заявления и рассмотрения ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. В ч. 1 ст. 317.1 УПК РФ указано, что ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве подаётся подозреваемым или обвиняемым в письменном виде на имя прокурора. Это ходатайство подписывается также защитником. Если защитник не приглашён самим подозреваемым или обвиняемым, его законным представителем или по поручению подозреваемого или обвиняемого другими лицами, то участие защитника обеспечивается следователем.

Формулировка ч. 1 ст. 317.1 не безупречна. Исходя из смысла ч. 1 ст. 317.1 УПК РФ без подписи защитника не может быть законного ходатайства о заключении досудебного соглаше­ния о сотрудничестве. А защитником обеспечивается лишь тот, кто заявил такое ходатайство. Скорее всего, в ст. 317.1 УПК РФ законодателем заложена идея, согласно которой ходатайство о за­ключении досудебного соглашения о сотрудничестве может су­ществовать в уголовном процессе и без подписи защитника. Последняя же (подпись защитника) является дополнительной га­рантией соблюдения прав и законных интересов подозреваемого (обвиняемого) в процессе заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. В ч. 5 ст. 21 УПК РФ говорится о пра­ве прокурора заключать досудебное соглашение о сотрудничестве с подозреваемым или обвиняемым. О защитнике там даже не упоминается.

Соответственно подача ходатайства может быть осуществлена и без подписи защитника, если такового у подозреваемого (обвиняемого) нет. После подачи ходатайства орган предварительного следствия обеспечивает участие в уголовном процессе защитника. Последнему даётся возможность реализовать свои права, в том числе подписать или же отказаться от подписи ходатайства. Не разъяснено в законе, что подписание ходатайства – право или обязанность защитника[3]. Формулировка закона приводит к возможности разного толкования, хотя подписание ходатайства защитником должно быть его правом. Не позволяется заключать соглашение без подписанного защитником ходатайства, т.к. законное ходатайство подписывается также защитником.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что у подозреваемого (обвиняемого) в случае отказа за­щитника подписывать ходатайство есть лишь одна возможность - право отказаться от его услуг и просить его замены. Необходимо признать наличие у защитника обязанности подписать ходатайство о сотрудничестве (если сам подзащитный на этом настаивает) вне зависимости от того, как он сам относится к таковому и считает ли он, что заклю­чение сотрудничества находится в пределах интересов, которые им защищаются или нет.

В ч. 1 ст. 317.1 УПК РФ закреплено еще одно основание обязательного участия защитника в уголовном процес­се. Поэтому следует внести изменения и дополнить ч. 1 ст. 51 УПК РФ пунктом 8.

«Статья 51 УПК РФ Обязательное участие защитника

  1. Обвиняемый заявил ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве в порядке, установленном главой 40.1 настоящего Кодекса».

Согласно ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ подозреваемый (обвиняемый)
вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения
о сотрудничестве с момента начала уголовного преследования.
Под уголовным преследованием следует понимать уголовно-процессуальную деятельность, осуществляемую прокурором, а также следователем, руководителем следственного органа, руководителем и членом следственной группы, дознавателем, начальником под­разделения дознания, начальником органа дознания, частным об­винителем, потерпевшим, его законным представителем, предста­вителем, гражданским истцом и (или) его законным представителем, представителем, направленная на изобличение подозреваемого (об­виняемого) в совершении преступления.

Необходимо уточнить, когда заключается досудебное соглашение о сотрудничестве. Исходя из редакции ч. 1 ст. 46 и ч. 1 ст. 47 УПК РФ можно сделать вывод о том, что по общему правилу уголовное преследование, с момента нача­ла которого подозреваемый или обвиняемый могут заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, начинается:

- с возбуждения уголовного дела в отношении данного конк­ретного лица;

- с задержания его в соответствии со ст. 91 и 92 УПК РФ;

- с применения к нему меры пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ;

- с уведомления лица о подозрении в совершении преступле­ния в порядке, установленном ст. 223.1 УПК РФ;

- с вынесения в отношении него постановления о привлечении в качестве обвиняемого, если до этого он не был наделён
статусом подозреваемого.

Конституционный суд РФ понятие уголовного пре­следования воспринимает более расширенно. И в своём постанов­лении от 27 июня 2000 года № 11-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жа­лобой гражданина В. И. Маслова» он уточняет, что факт уголовного преследования может подтверждаться актом о возбуждении в отношении данно­го лица уголовного дела, проведением в отношении него следс­твенных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свиде­тельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии с ч. 1 ст. 51 Конституции РФ права не давать показаний против себя самого). Такие действия, по мне­нию Конституционного суда РФ, направлены на выявление ули­чающих лицо, в отношении которого ведётся уголовное пресле­дование, фактов и обстоятельств[4].

Конституционный суд РФ указывает на последовательность наделения правом принесения ходатайства о заключении досу­дебного соглашения о сотрудничестве не только подозреваемых и обвиняемых, но и лиц, фактически подозреваемых в совершении преступления, формально ни подозреваемыми, ни обвиняемыми не являющихся.

Иначе говоря, правом заявления ходатайства о заключении
досудебного соглашения о сотрудничестве такие лица если и не
наделены, то законодателю следовало бы задуматься о предостав­лении им искомого права. Данное право должно быть у любого
лица, которое согласно тому же постановлению Конституци­онного суда РФ имеет право на защиту. К числу таковых относятся не только подозреваемые и обвиняемые, но и любое вов­лечённое в сферу уголовного процесса лицо независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от наделения его статусом подозреваемого, если управомочеными органами
власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми
реально ограничиваются его свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, - удержание официаль­ными властями, принудительный привод или доставление в ор­ганы предварительного расследования, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и (или) личную непри­косновенность.

Законодатель указанную категорию лиц именует «лица, подозреваемые в совершении преступления». Этот термин употреблён законодателем в пп. 3-5 ч. 3 ст. 49 и ряде других статей УПК РФ. Данного субъекта уголовного процесса также иногда именуют за­подозренным[5]. Причём «лицо, подозреваемое в совершении пре­ступления», это более широкое понятие, чем понятие «подо­зреваемый». Любой подозреваемый одновременно является лицом, подозреваемым в совершении преступления. Конституционный суд РФ считает, что могут быть лица, подозреваемые в совершении преступления, не являющиеся подозреваемыми.

Предполагается, что таковыми являются любые лица, в отношении которых предприняты уголовно-процессуальные меры, реально ограничивающие их свободу и (или) личную неприкосновенность, до того, как они станут подозреваемым (обвиняемым) с позиции уголовно-процессуального закона. Рассматриваемый субъект должен иметь право заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с момента начала осу­ществления в отношении него от имени государства уголовного преследования, в каких бы формах таковое не было реализовано.

Или иначе — во всех случаях, когда его права и (или) свободы существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты
действиями и (или) мерами, связанными с уголовным преследованием.

Подозреваемый принимает участие в уголовном процессе только в стадии предварительного расследования. Фактическое задержание (т.е. физическое ограничение свободы) заподозренного происходит нередко до возбуждения уголовного дела вслед за обнаружением преступления. Однако задержание считается состоявшимся только после составления протокола задержания должностным лицом, имеющим уголовно-процессуальные полномочия. Протокол же, юридически закрепляющий решение о задержании, его основания и мотивы и, соответственно, указывающий на задержанного как на лицо, совершившее конкретное преступление, может быть составлен только после принятия решения о возбуждении уголовного дела. То есть уже в стадии предварительного расследования.

 Особенность его правового положения состоит в том, что свои права и обязанности в уголовном деле он приобретает не по постановлению органа расследования (как это характерно для иных участников процесса - обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и др.), а вследствие принятия решений, указанных в ч. 1 ст. 46 УПК РФ. При всей разнородности решений о возбуждении уголовного дела в отношении определённого лица, о задержании, об уведомлении о подозрении в совершении преступления и о применении меры пресечения у них есть и общее. В них впервые в материалах уголовного дела находит определённое документальное выражение возникшее в отношении лица подозрение (как предположение о причастности к преступлению). Именно в одном из них лицо впервые объявляется причастным к совершению преступления. Поэтому они признаются юридическими фактами, влекущими одно и то же последствие - возникновение статуса подозреваемого, существенно изменяющее правовое положение лица в уголовном процессе. По мнению некоторых учёных, приобретение лицом статуса подозреваемого в связи с уведомлением о подозрении обусловлено уже составлением такого уведомления, а не ознакомлением с ним подозреваемого, вручением ему копии уведомления и оформлением соответствующего протокола в соответствии со ст. 223.1 УПК РФ[6].

Признание лица подозреваемым по общему правилу не является решением, обязательным по уголовным делам, по которым согласно ст. 150 и 151 УПК РФ требуется предварительное расследование. Подозреваемый по таким делам появляется вынужденно - только при определённых объективно сложившихся обстоятельствах, возникших до привлечения его в качестве обвиняемого. Это происходит тогда, когда все возможные версии случившегося не получили ещё исчерпывающего исследования, а собранные сведения пока не указывают со всей очевидностью на виновного. Лицо, чья причастность к совершенному преступлению в силу имеющихся данных представляется достаточно вероятной, может быть известно. Однако обвинение ещё не может быть сформулировано и предъявлено. Тем не менее, решения, перечисленные в пп. 1-3 ч. 1 ст. 46 УПК РФ, не могут быть приняты без указания на лицо, предположительно совершившее преступление. Поскольку данные решения либо сами по себе ограничивают права личности, либо делают возможным такое ограничение, то личности предоставляется статус подозреваемого для защиты её интересов.

По уголовным делам, по которым предварительное расследование проводится в форме дознания, признание лица подозреваемым, предусмотренное п. 4 ч. 1 ст. 46 УПК РФ, является по существу обязательным элементом процедуры. Согласно ст. 223.1 УПК РФ в случае если уголовное дело возбуждено по факту совершения преступления и в ходе дознания получены достаточные данные, дающие основание подозревать лицо в совершении преступления, дознаватель составляет письменное уведомление о подозрении в совершении преступления, копию которого вручает подозреваемому и разъясняет ему его права. Уведомление о подозрении по своему содержанию практически не отличается от постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

Лицо становится подозреваемым не с момента оглашения протокола задержания, который составляется не позже чем через 3 часа после доставления задержанного в орган дознания или к следователю, а с момента фактического его задержания (п. 11 ст. 5 УПК РФ). Именно с этого момента каждый задержанный имеет право пользоваться помощью адвоката (ч. 2 ст. 48 Конституции РФ). К моменту доставления задержанного в орган дознания или к следователю он уже является подозреваемым (ч. 1 ст. 92 УПК РФ). Из этого следует, что его нельзя допрашивать в качестве свидетеля, проводить с ним следственные действия, где он выступает в этом качестве и лишён возможности пользоваться услугами защитника, и что он обладает правом на молчание.

 Сведения, положенные в основу решения о возбуждении уголовного дела, задержания или ареста, обычно достаточны только для предположительного вывода о преступлении и лице, его совершившем. Признание лица подозреваемым не обусловлено предварительным требованием доказать его причастность к обнаруженному преступлению. Подобное требование нереально в условиях начального этапа расследования.

Вместе с тем привлечение к делу подозреваемого не может быть основано на данных, полученных с нарушением закона, или данных, источник которых не известен. В частности, нельзя использовать для этого оперативно-розыскные данные, если их источник невозможно раскрыть по соображениям охраны государственной тайны.

Сущность, направленность процессуальных прав подозреваемого заключается в защите от уголовного преследования. Как правило, решения о возбуждении уголовного дела, задержании или применении меры пресечения к подозреваемому принимаются в условиях, когда не все данные о преступлении и предполагаемом преступнике выяснены с достаточной полнотой. Поэтому подозрение не может быть столь же конкретно выражено в процессуальных документах, как обвинение. Если же заподозренный уведомляется в соответствии со ст. 223.1 УПК РФ, то подозрение должно быть сформулировано в принципе по тем же правилам, что и обвинение.

Подозреваемый по общему правилу пребывает в уголовном процессе короткий срок, за исключением случаев, когда он уведомлен о подозрении в соответствии со ст. 223.1 УПК РФ. Поэтому его осведомлённость о доказательствах и иных материалах следственного производства ограничена. Подозреваемый вправе знакомиться, прежде всего, с теми доказательствами, которые получены с его участием и отражены в протоколах следственных действий, произведенных с участием подозреваемого. Кроме того, при решении судом вопроса о заключении подозреваемого под стражу в соответствии со ст. 108 УПК РФ такой подозреваемый имеет право ознакомиться с материалами, которые органы расследования сочли возможным представить для обоснования своей позиции.

В соответствии с ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ подозрева­емый или обвиняемый вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, пока не будет объявлено об окончании предварительного следствия. Соответственно до того, как кто-либо из сторон на стадии предварительного рас­следования приступит к ознакомлению с материалами уголовно­го дела, обвиняемый (подозреваемый) вправе заявить соответствующее ходатайство.

Если ознакомление с материалами уголовного дела началось, и ознакомляемая сторона заявила ходатайство о производ­стве следственных действий, которое было удовлетворено, то по­ка производство данных следственных действий не закончится, вернее, пока вновь кто-либо из сторон не начнёт знакомиться с материалами уголовного дела, может быть заявлено и соответ­ственно рассмотрено ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Но, скорее всего, не­обходимость в заключении в такой ситуации досудебного соглашения о сотрудничестве, не возникнет. Но если обвиняемый сможет своим ходатайством убедить следователя, а затем и прокурора в важности для процесса установления истины по делу его активных действий, направленных на раскрытие и расследование преступлений, изобличение и уголовное преследование других соучастников преступ­лении, розыск имущества, добытого в результате преступления, то рассматриваемое соглашение может быть заключено[7].

В ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ закреплены основ­ные требования к содержанию ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Одно из них - важность отражения в таковом действий, которые подозреваемый (обвиня­емый) обязуется совершить в целях «содействия следствию» и др. Под следствием здесь понимается «предварительное следствие» - форма предварительного расследования. Если исходить из пози­ции, которая следует из буквального толкования п. 4 ч. 1 ст. 154 УПК РФ (дело по этому основанию может и не выделяться), досудебное соглашение о сотрудничестве возможно и при производстве дознания. Соответственно под «следствием», исходя из логики законодателя, здесь понимается любая из форм предварительного расследования. Поэтому делаем вывод, что применение досудебного соглашения о сотрудничестве возможно и при дознании как форме предварительного расследования.

Однако и предварительное следствие, и дознание - это виды деятельности. А содействовать один субъект может скорее другому субъекту, а не деятельности. В этой связи позволим себе предполо­жить, что подозреваемый (обвиняемый) в своем ходатайстве обязу­ется совершить определённые действия в целях содействия не «следствию», а органам и должностным лицам, осуществляющим предварительное расследование. Поэтому в ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ логичнее речь вести не о следствии, а об органах предва­рительного расследования.

Предлагается ч. 2 статьи 317.1 изложить в следующей редакции:

«Статья 317.1. УПК РФ Порядок заявления ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве

  1. Подозреваемый или обвиняемый вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с момента начала уголовного преследования до объявления об окончании предварительного следствия. В этом ходатайстве подозреваемый или обвиняемый указывает, какие действия он обязуется совершить в целях содействия органам предварительного расследования в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления.»

Исходя из буквального толкования второго предложения ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ, в ходатайстве обязательно необ­ходимо указывать хотя бы часть действий, характер которых здесь определён. А с учётом того, что в последующем прокурор в своём представлении об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотруд­ничестве, должен будет отразить характер и пределы содействия по­дозреваемого (обвиняемого) органу предварительного расследования в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголов­ном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления, можно порекомендовать уже в анализируемом ходатайстве фиксировать не только ха­рактер, но и пределы действий, которые обязуется выполнить подоз­реваемый (обвиняемый).

Не может быть ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и соответственно такое соглашение не будет заключено, если подозреваемый (обвиняемый) не укажет конкретных действий, которые он готов совершить в целях со­действия следователю (дознавателю и др.) в раскрытии и рассле­довании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления. Получается, для заключения
соглашения достаточно, чтобы подозреваемый (обвиняемый) заявил о том, что даст изобличающие показания в отношении кон­кретного лица и подтвердит их на очной ставке. Проблема такой формулировки закона в том, что она может привести не к изобличению соучастников, а к оговору невиновных людей.

Преступнику становится выгодно оговорить любого человека,
чтобы у него появилась возможность сократить срок или размер
наказания, которое может быть назначено лично обвиняемому,
дающему «разоблачающие» показания.

Вместе с тем, досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием (органами предварительного расследования) должно быть добровольным, иначе оно заключено незаконно. Приведём пример из судебной практики. Суд обоснованно принял решение о возвращении уголовного дела прокурору с целью соединения с другим делом, поскольку на предварительном слушании обвиняемый поставил под сомнение законность заключённого с ним соглашения о сотрудничестве, и тем самым отпали основания, по которым уголовное дело в отношении него выделялось в отдельное производство. По постановлению Новосибирского областного суда от 15 апреля 2010 года уголовное дело в отношении Л., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 и ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 162 УК РФ, возвращено прокурору. Органами следствия Л. обвиняется в подстрекательстве к убийству по найму и в подстрекательстве к разбойному нападению с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

По итогам предварительного слушания уголовного дела в отношении Л., поступившего для рассмотрения в порядке, установленном гл. 40-1 УПК РФ, суд удовлетворил ходатайство государственного обвинителя и возвратил прокурору дело в отношении Л. для соединения его с другим делом в отношении ряда лиц по тем основаниям, что Л. отказался от досудебного соглашения о сотрудничестве, мотивируя это вынужденностью заключения соглашения о сотрудничестве, и ходатайствовал о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей.

В совместной кассационной жалобе обвиняемый Л. и в его защиту адвокат К., считая постановление суда незаконным и одновременно с этим признавая, что соглашение о сотрудничестве было заключено с Л. с нарушением закона, полагают, что суд должен был назначить судебное заседание с учётом ходатайства обвиняемого о рассмотрении его дела с участием присяжных заседателей; нормы УПК РФ не предусматривают возвращение дела прокурору в связи с избранием иной формы судопроизводства; каких-либо препятствий для рассмотрения дела нет. Что касается необходимости соединения дел в одно производство, то суд не учёл, что это является правом, а не обязанностью следователя. Просят постановление отменить, направив дело на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 29 июня 2010 года постановление Новосибирского областного суда оставила без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения, указав следующее:

Уголовные дела, возбуждённые по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, по факту исчезновения Б. и факту разбойного нападения на Г., соединены в одно производство. К уголовной ответственности по данному делу привлечено, кроме Л., ещё семь лиц.

В ходе следствия 10 сентября 2009 года с Л. было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве по факту убийства Б. и 11 сентября 2009 года ему были разъяснены права, установленные гл. 40.1 УПК РФ. 20 января 2010 года с Л. было заключено аналогичное соглашение по разбойному нападению на Г. и тогда же ему были разъяснены права, установленные гл. 40.1 УПК РФ.

На основании этих соглашений 10 февраля 2010 года из уголовного дела было выделено уголовное дело в отношении Л., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 и ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 162 УК РФ.

При ознакомлении с материалами дела 12 марта 2010 года Л. подтвердил своё ходатайство о рассмотрении уголовного дела в отношении него в порядке, установленном гл. 40.1 УПК РФ, т. е. с учётом заключённого досудебного соглашения о сотрудничестве. В связи с этим 29 марта 2010 года первым заместителем прокурора Новосибирской области вынесено представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по данному делу, которое было вручено Л. 31 марта 2010 года.

1 апреля 2010 года в Новосибирский областной суд от Л. поступило ходатайство, в котором он просит о рассмотрении дела в отношении него с участием присяжных заседателей, что явилось основанием для назначения и проведения предварительного слушания.

В ходе проведения предварительного слушания Л. не подтвердил заключённые с ним досудебные соглашения о сотрудничестве, мотивировав это тем, что сделал это вынужденно, в результате угроз со стороны работников правоохранительных органов, поддержав при этом ходатайство о рассмотрении дела в отношении него с участием присяжных заседателей.

В связи с этим государственным обвинителем было заявлено ходатайство о возвращении уголовного дела по обвинению Л. прокурору для соединения его с уголовным делом по обвинению других лиц.

Обоснованность решения суда о возвращении дела прокурору сомнений не вызывает, поскольку основанием для выделения уголовного дела в отношении Л. явилось именно заключение с ним досудебного соглашения о сотрудничестве.

В связи с тем, что на предварительном слушании Л. поставил под сомнение законность заключённого с ним соглашения о сотрудничестве, тем самым отпали основания, по которым уголовное дело в отношении него выделялось в отдельное производство.

Доводы обвиняемого и его адвоката о том, что в данной ситуации суд должен был назначить судебное заседание, а не возвращать дело прокурору, поскольку не имеется препятствий для его рассмотрения и законом не предусмотрены подобные основания возвращения дела, являются неубедительными, поскольку заключение соглашения о сотрудничестве предусматривает несколько иной, нежели указанный в главах 22-27 и 30 УПК РФ, порядок проведения предварительного следствия, о чём свидетельствует содержание ч. 1 ст. 317.4 УПК РФ.

Таким образом, поскольку следствие в отношении Л. велось не в общем порядке, а с изъятиями, установленными указанной выше статьёй уголовно-процессуального закона, у суда имелись все основания для возвращения дела прокурору с целью его соединения с основным делом и продолжения его расследования на общих основаниях[8].

Крайне ошибочно трактуют положения ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ представители нижегородской школы процессуалистов и криминалистов. В частности, ими даёт­ся следующая рекомендация относительно содержания рассматриваемого ходатайства: «В описательно-мотивировочной части подозреваемый, обвиняемый излагает мотивы своего решения, конкретные действия, которые он уже совершил и наме­ревается совершить в интересах следствия»[9]. Во-первых, обвиняемый не обязан излагать мотивы подачи на имя прокурора ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. УПК РФ в необходимых случаях отдельно указывает на необходимость мотивации отдельного процессуального документа. Во-вторых, обвиняемый, подозреваемый вполне может никаких действий до момента пода­чи своего ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве ещё не совершить, и это не будет препятствием для его подачи. Цитируем далее: «Реальность намерений должна подтверждаться: указанием или описанием конкрет­ных лиц и совершённых ими преступлений (изобличению и уголовному преследо­ванию которых намеревается содействовать ходатай); указанием местонахождения ценностей, орудий преступления, оружия, наркотических средств и иных вещес­твенных доказательств»[10]. Авторы процитированного текста смешивают содержа­ние ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с самими действиями, которые обвиняемый или подозреваемый должен совершить в рамках такого сотрудничества. Допустим, обвиняемый в своём ходатайстве указал, руко­водствуясь рекомендациями авторов процитированного комментария, местонахож­дение ценностей, орудий преступления, оружия, наркотических средств и иных вещественных доказательств. Какой смысл тогда заключать с ним досудебное соглашение о сотрудничестве, если стороне обвинения уже стала известна вся интересующая её по уголовному делу информация? Реальность намерений в тексте подаваемого ходатайства подтверждаться не должна. Оценке подлежат действия, совершённые обвиняемым в рамках уже заключённого досудебного соглашения о сотрудничестве.

Из содержания ст. 317.6, 317.7 УПК РФ, регулирующих основания и порядок проведения судебного разбирательства, не совсем ясно, требуется ли согласие обвиняемого с предъявленным обвинением при применении особого порядка принятия судебного решения в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве.

Примечательно, что в первоначальном проекте Феде­рального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» имелось положение о том, что описательно-моти­вировоч­ная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, с обвинением в совершении которого согласился подсудимый. Однако в тексте принятого Федерального закона от 29.06.2009 года № 141-ФЗ оно отсутствует.

Тем не менее, представляется, что получение согласия обвиняемого с предъявленным обвинением для вынесения судебного решения в особом порядке требуется и в этом случае. Часть 1 ст. 317.7 УПК РФ предусматривает, что судебное заседание и постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, в целом проводится в порядке, установленном ст. 316 УПК РФ. А она, в свою очередь, предусматривает наличие такого согласия (ч. 4 ст. 316 УПК РФ).

Есть ещё один важный вопрос, ставящийся исследователями при заключении досудебного соглашения на стадии проведения предварительного следствия. Всегда ли должно выделяться в отдельное производство дело в отношении подозреваемого или обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве?[11]

Рыжаков А.П.[12] отмечает, что ч. 1 ст. 154 УПК РФ также была дополнена пунктом 4 о праве следователя выделить в отдельное производство уголовное дело в отношении обвиняемого, подозреваемого, с которым прокурор заключил досудебное соглашение о сотрудничестве. Согласно ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ, подозреваемый или обвиняемый вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с момента начала уголовного преследования до объявления об окончании предварительного следствия. Однако ознакомление обвиняемого с материалами оконченного расследования в полном объёме производится лишь после объявления об окончании расследования (п. 12 ч. 4 ст. 47, ст. 215, 217 УПК РФ). Отсюда следует, что заключение досудебного соглашения о сотрудничестве не предполагает обязанность следователя или прокурора предварительно знакомить подозреваемого или обвиняемого со всеми собранными по делу доказательствами.

Таким образом, можно сделать вывод, что в процессе предварительного расследования у подозреваемого может быть искусственно создано впечатление о наличии против него серьёзных обвинительных доказательств, которых на самом деле пока нет. И он соглашается на сотрудничество, на которое в ином случае, возможно, и не пошёл бы.

Следовательно, чтобы особый порядок судебного разбирательства мог быть реализован, выделение дела весьма желательно. Тем не менее, выделение дела в отдельное производство будет невозможно, если это нанесёт ущерб всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела (ч. 2 ст. 154 УПК РФ). Поэтому в подобных случаях для обеспечения безопасности подозреваемого или обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, вместо выделения дела в отдельное производство должны быть применены меры безопасности, предусмотренные ч. 3 ст. 11, ч. 9 ст. 166, ч. 2 ст. 186, ч. 8 ст. 193, п. 4 ч. 2 ст. 241 и ч. 5 ст. 278 УПК РФ, а также ст. 6 Федерального закона от 20.08.2004 года № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

Прокурор, приняв постановление об удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, приглашает следователя, подозреваемого или обвиняемого и его защитника. С их участием он составляет досудебное соглашение о сотрудничестве (ст. 317.3 УПК РФ). То есть именно на прокурора возлагаются полномочия по разрешению ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, составлению досудебного соглашения о сотрудничестве, а также по вынесению представления о соблюдении обвиняемым условий и обязательств, предусмотренных указанным соглашением.

На первый взгляд может показаться, что эти новации не согласуются с изменениями, внесёнными в УПК РФ Федеральным законом от 05.06.2007 года № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Феде­рации»». Они лишили прокурора процессуальных полномочий по руководству предварительным следствием. Однако следует учитывать, что, заключая досудебное соглашение о сотрудничестве, прокурор, по сути, формирует позицию государственного обвинения в суде. А это, безусловно, должно охватываться его компетенцией.

По смыслу ст. 317.2 УПК РФ, регулирующей порядок рассмотрения ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, прокурор фактически рассматривает два ходатайства о заключении досудебного соглашения: первое, заявленное подозреваемым или обвиняемым, и второе, исходящее от следователя и оформленное в виде постановления. Отсутствие единого ходатайства названных участников процесса означает, что следователь на данном этапе не обязан согласовывать содержание своего ходатайства с ходатайством подозреваемого (обвиняемого) и может настаивать на включении в соглашение дополнительных либо иных условий сотрудничества, нежели предлагает сторона защиты.

Согласно ч. 3 ст. 317.1 УПК РФ, ходатайство о заключении досудебного соглашения представляется подозреваемым или обвиняемым (его защитником) прокурору через следователя. А в ч. 5 ст. 21 УПК РФ говорится, что прокурор вправе после возбуждения уголовного дела заключить с подозреваемым или обвиняемым досудебное соглашение о сотрудничестве. Значит, именно прокурор назван в качестве главного субъекта принятия решения по данному вопросу.

Правда, данная позиция не выдерживается в законе с достаточной последовательностью. Так, изначально следователь, а не прокурор вправе отказать стороне защиты в ходатайстве о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, причём постановление следователя о таком отказе фактически имеет для прокурора преклюзивную (пресекательную) силу. Чтобы настоять на необходимости заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, прокурору придётся сначала добиться отмены постановления следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении такого соглашения.

Под следователем следует понимать не только собственно следователя, а любое должностное лицо (орган предвари­тельного расследования), в производстве которого находится уголовное дело. Данный вывод основан не только на том, что ча­сто под следователем в УПК РФ понимается любой орган предва­рительного расследования (ч. 3 ст. 177, ч. 2 ст. 179, ч. 2 ст.180 и др. УПК РФ), но и на том обстоятельстве, что выделение уголовного
дела по основаниям, предусмотренным п. 4 ч. 1 ст. 154 УПК РФ, является правом, а не обязанностью органа предварительного расследования. Исходя из редакции ч. 1 ст. 154 УПК РФ по таким основаниям принимать (а значит, и отказываться от принятия) решение вправе и дознаватель. Если дознаватель не выделил уго­ловное дело, то он будет осуществлять действия, которые главой 40.1 УПК РФ отнесены к компетенции следователя.

По общему правилу постановление о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве согласовывается с руководителем следственного органа. В случае же направления соответствующего постановления дознавателем по уголовному де­лу, по которому не принималось решение о выделении в отдельное производство уголовного дела в отношении подозреваемого (обвиняемого), с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, рас­сматриваемое постановление рекомендуется согласовывать с на­чальником подразделения дознания.

Орган предварительного расследования, через который подозреваемый (обвиняемый) обращается с ходатайством о заклю­чении досудебного соглашения о сотрудничестве к прокурору, уполномочен на вынесение постановления об отказе в удовлетво­рении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Названное постановление согласовывать с руководителем следственного органа закон не требует.

Так как постановление о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве выносится с согласия руководителя следственного органа, то постановление об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве подозреваемый или обвиняемый, его защитник может обжаловать вышестоящему руководителю следственного органа. В ч. 4 ст. 317.1 УПК РФ речь идёт о руководителе следственного органа, в котором служит следователь, отказавший в принятии искомого процессуального решения.

Заключение

Таким образом, можно сделать вывод, что согласно пункту 61 статьи 5 Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК РФ) – это соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела.

В Уголовно-процессуальном кодексе РФ есть целая глава 40.1, которая так и называется: «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве».

Эта глава введена Федеральным законом от 29.06.2009 года № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» и была опубликована в Российской газете» 03.07.2009, № 121.

Согласно статье 317.1 УПК РФ (о порядке заключения ходатайства о заключении добровольного соглашения о сотрудничестве), ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве подается подозреваемым или обвиняемым в письменном виде на имя прокурора. Причем законодатель позволяет заявлять такое ходатайство с момента начала уголовного преследования до объявления об окончании предварительного следствия.

Ходатайство не может быть голословным, поэтому в его тексте указывается, какие действия подозреваемый или обвиняемый обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества добытого преступным путем.

Ходатайство предоставляется через следователя (для него срок в течение трех суток) прокурору. В течение трех суток с момента получения ходатайства следователь в процессуальном документе выражает свою позицию по данному ходатайству - либо поддерживает, либо нет.

Список литературы

  1. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12.12.1993г.) // СЗ РФ. – 2009г. – № 4. – Ст. 445.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001г. № 174-ФЗ (ред. от 09.03.2010г.) // СЗ РФ. – 2001г. - № 52 (ч. I). - Ст. 4921.
  3. Федеральный закон от 29.06.2009г. № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 29.06.2009г., № 26. Ст. 3139.
  4. Постановление Конституционного Суда РФ от 11.05.2005г. № 5-П «По делу о проверке конституционности статьи 405 УПК РФ в связи с запросом Курганского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и ряда граждан» // Российская газета. 20 мая 2005г. № 106.
  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ».
  6. Пояснительная записка «К проекту Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». Паспорт проекта Федерального Закона № 485937-4. // СПС «Консультант Плюс».
  7. О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел: по­становление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05 декабря 2006г. № 60 // Российская газета. —— 20 декабря 2006г.
  8. Александров А. А., Александрова И. А. Соглашение о досудебном сотрудничестве со следствием: правовая сущность и вопросы толкования норм, входящих в главу 40.1 УПК РФ // Уголовный процесс. – 2009г. - № 8. - С. 3-11.
  9. Рыжаков А.П. Досудебное соглашение о сотрудничестве: постатейный комментарий к новой главе УПК РФ: монография / А.П. Рыжаков. - М.: Издательство Дело и Сервис, 2010г.
  10. Рыжаков А.П. Сотрудничество подозреваемого (обвиняемого) с прокурором и следователем: монография / А.П. Рыжаков. - М.: Издательство Дело и Сервис, 2010г.
  11. Семыкина О.И. К вопросу об ущемлении прав потерпевшего при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве // Актуальные проблемы совершенствования законодательства, правоприменения и правовых теорий в России и за рубежом: Материалы Второй Международной научно-практической конференции (03 декабря 2009г.). - Челябинск: Рекпол, 2010г. - С. 335-340.
  12. Смирнов А.В. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовный процесс. - М.: ЗАО "Актион-Медиа", 2009г., № 10 (58). - С. 5-14.
  13. Тайман С. Сделки о признании вины или сокращенные формы судопроизводства: по какому пути пойдет Россия? // Российская юстиция. 1998г. № 10 - 11.
  14. Татьянина Л. Особый порядок принятия судебного решения // Законность. - 2003. - № 12. - С. 30-33.
  15. Титов К.Л. Особый порядок судопроизводства в российском уголов­ном процессе (сравнительный анализ, актуальные проблемы, возникающие в практической деятельности) // Вестн. Томского гос. ун-та. Сер. Экономика. Юридические науки. - 4 февр. - Томск, 2003. - С.84-87.

Практическое задание 1

13 мая 2012 г. из квартиры Дамирова Д.А. по адресу: г. Москва, ул. Садовая, д. 23, кв. 65 похищены золотые украшения и деньги в сумме 35000 рублей. Общий ущерб составил 115000 рублей и является для потерпевшего значительным. При осмотре места происшествия обнаружены и изъяты следы пальцев рук. В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, направленных на обнаружение лица, совершившего кражу, был установлен Мосин Л.Д.

У потерпевшего Дамирова и подозреваемого Мосина получены образцы следов пальцев и ладоней рук для сравнительного исследования.

Задание. Вынесите постановление о назначении дактилоскопической экспертизы.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ 
о назначении дактилоскопической экспертизы.
г. Москва 13 мая 2012 г.


Следователь прокуратуры Центрального округа г.Москвы ст. лейтенант юстиции Иванов И.И., рассмотрев материалы уголовного дела № 1, возбужденного по признакам ст.158 УК РФ.

УСТАНОВИЛ:

В 10 час 20 мин 13 мая 2012 г. в ДЧ поступило письменное сообщение от гр. Дамирова Д.А. о том, что из его квартиры по адресу г. Москва, ул. Садовая, д. 23, кв. 65 были похищены ценные вещи. Общий ущерб составил 115000 рублей и является для потерпевшего значительным.

По подозрению в совершении преступления был установлен гр. Мосин Л.Д. При осмотре места происшествия обнаружены и изъяты следы пальцев рук. У потерпевшего Дамирова и подозреваемого Мосина получены образцы следов пальцев и ладоней рук для сравнительного исследования.

Принимая во внимание, что определение пригодности для идентификации указанных копий следов пальцев рук, а также определение их принадлежности гр. Мосину Л.Д. или иному лицу требует специальных познаний в криминалистике

ПОСТАНОВИЛ:

1.Назначить по настоящему уголовному делу дактилоскопическую экспертизу, производство которой поручить эксперту ЛСЭ Центрального округа г.Москвы.

2.На разрешение эксперта поставить следующие вопросы:

а)Пригодны ли копии следов пальцев рук для идентификации;

б)Не оставлены ли вышеописанные следы пальцев рук в квартире по адресу г.Москва ул. Садовая, д. 23, кв. 65 гр. Дамировым Д.А. или гр. Мосиным Л.Д.;

в)Какими пальцами какой руки оставлены указанные следы;

3.В распоряжение эксперта представить:

а) конверт с надписью "Фотокопии следов пальцев рук, обнаруженных при осмотре квартирыпо адресу г.Москва ул. Садовая, д. 23, кв. 65».

Конверт опечатан и снабжен подписями специалиста, следователя, понятых.

Следователь прокуратуры Цетрального округа г.Москвы 
ст. лейтенант юстиции /Иванов И.И./

[1] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под науч. ред. В.Т. Томина, М.П. Полякова. - М., 2009. П. 3 комментария к ст. 317.1.

[2] Пояснительная записка Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству к проекту федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (о введении особого порядка вынесения судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве); Лебедев А.Е. "О сделках с правосудием" и реформировании правоохранительной системы // Уроки реформы уголовного правосудия в России. М., 2007. С. 62 - 63; Иванова Н. С судьей договоримся полюбовно // Российская газета. 2008. 12 февраля. С. 10.

[3] Рыжаков А.П. Досудебное соглашение о сотрудничестве: постатейный комментарий к новой главе УПК РФ: монография / А.П. Рыжаков. - М.: Издательство Дело и Сервис, 2010.

[4] СЗ РФ. – 2000. - №27. – Ст.2882.

[5] Мельников В.Ю. Процессуальное оформление задержания заподозренного лица и его допрос// Российский следователь . – 2003. - №9.

[6] Башкатов Л.Н., Боровский М.В., Ветрова Г.Н. и др. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ (постатейный). 7-е изд., перераб. и доп. - Проспект, 2010 г.

[7] Рыжаков А.П. Досудебное соглашение о сотрудничестве: постатейный комментарий к новой главе УПК РФ: монография / А.П. Рыжаков. - М.: Издательство Дело и Сервис, 2010.

[8] Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. N 67-О10-45 (Извлечение).

[9] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под науч. ред. В.Т. Томина, М.П. Полякова. - М., 2009. П. 5 комментария к ст. 317.1.

[10] Там же.

[11] Рыжаков А.П. Досудебное соглашение о сотрудничестве: постатейный комментарий к новой главе УПК РФ: монография / А.П. Рыжаков. - М.: Издательство Дело и Сервис, 2010.

[12] Там же.