Креативный класс: люди, которые меняют будущее


Оглавление

Введение

  1. Креативная эпоха
  2. Работа
  3. Жизнь и досуг
  4. Сообщество

Заключение

Источник

Введение

Ричард Флорида (англ. Richard Florida, род. 1957, Ньюарк, США) — американский экономист, автор теории креативного класса.

Флорида обучался в Ратгерском колледже, который окончил в 1979 году, получив степень бакалавра. В 1986 году он закончил Колумбийский университет, где ему была присвоена степень доктора философии. С 1987 по 2005 год он преподавал в университете Карнеги-Меллона, а ныне является профессором Школы менеджмента имени Джозефа Ротмана в Торонтском университете.

Флорида наиболее известен как автор теории креативного класса. Согласно его исследованиям, ключевым фактором успешного экономического развития городов и регионов является творческая элита. Наряду с культурным развитием, одним из факторов успешности регионов Флорида также выделяет уровень толерантности. Он отмечает прямую зависимость между количеством представителей нетрадиционной сексуальной ориентации, богемы и иммигрантов с одной стороны и творческих личностей - с другой. Флорида объясняет это тем, что открытая и толерантная среда привлекает креативных людей, где они являются более свободными в своих действиях и самовыражении. В своих поздних работах он сфокусировался на вопросах, посвящённых инновациям, включая постоянное совершенствование производства такими автомобиле-строительными корпорациями, как Тойота.

Цель реферата – рассмотреть книгу Флорида Р. «Креативный класс: люди, которые меняют будущее».

1. Креативная эпоха

Значительные перемены, происходящие в современном мире, при­водятся в действие возрастанием креативности в качестве опреде­ляющей черты экономической жизни. Креативность является источником новых технологий, новых индустрий, нового преуспе­вания и многих других экономических благ, поэтому ее ценят все выше и стараются поощрять и использовать при помощи различных приемов. В ре­зультате жизнь и общество проникаются креативным этосом. Этос означает "преобладающий дух или характер культуры". Дух современности диктует­ся нашей приверженностью креативности в ее многообразных проявлени­ях. В данной главе мы подробнее рассмотрим креативность как таковую, ее сущность и происхождение, с целью лучшего понимания духа и характера новой эпохи креативности. Чтобы придать стройность аргументации, нач­нем с трех основных моментов.

Усиление экономической роли креативности на протяжении ряда по­следних десятилетий привело к созданию в экономике и обществе новых форм, которые несколько смягчили, но не устранили этот конфликт. Мно­гие явления, от возникновения новых высокотехнологичных компаний и формальной системы венчурного капитала до ослабления традиционных культурных норм, отражают попытки уклониться от подчинения организа­ционным структурам. Безусловно, большие организации все еще занимают доминирующее место в обществе и выполняют много функций. Некто мо­жет создать блестящую компьютерную программу, но для регулярного усо­вершенствования, производства и дистрибуции этой программы необходи­ма большая организация. И хотя методы многих крупных организаций стали более гибкими, они сохраняют свой бюрократический компонент. Та­ким образом, сами организации тоже меняются, вырабатывая новые спосо­бы поддержки креативности, одновременно предоставляя структуру для деятельности и управления.

Это не означает, что креативность одержала полную победу и теперь пра­вит всем, чем бы мы ни занимались. Новая креативная экономическая сис­тема сложилась далеко не окончательно и продолжает развиваться. К тому же она отнюдь не является панацеей от всех социальных и экономических проблем, стоящих перед современным обществом. Она не может уменьшить бедность, ликвидировать безработицу, преодолеть колебания экономическо­го цикла и в целом привести ко всеобщему счастью и общественной гармонии.

В некотором смысле, без должного контроля и необходимого вмешательства, система, основанная на креативности, может только усугубить многие наши проблемы.

Несмотря на то, что многие авторы уже обращались к тем или иным аспектам этой темы, общая рабочая модель экономической и социальной систе­мы, с которой мы входим в эпоху креативности, до сих пор отсутствует. Про­блема заключается в том, что, как правило, публичное обсуждение новых течений в экономике и обществе ведется с двух противоположных позиций.

Экономика, как и природа, представляет собой динамическую систему. Новые компании формируют ее и помогают двигать вперед; при этом одни выбывают из конкурентной борьбы, а другие продолжают развиваться, до­стигая порой значительных размеров, как, например, Microsoft и Intel. Эко­номика, образованная только недолговечными малыми предприятиями, была бы не более жизнеспособной, чем экосистема, состоящая исключи­тельно из насекомых. Кроме того, один лишь факт, что организация суще­ствует длительное время или давно занимается какой-либо деятельностью, еще не делает ее частью "старой экономики", и тем самым безнадежно ус­таревшей. Важно понимать, что в креативной экономике организации всех размеров и видов могут играть свою особую роль. Для разработки и усовер­шенствования идей и дальнейшего продвижения их на рынке требуются взаимосвязанные усилия малых предприятий, больших фирм, федерально­го правительства и некоммерческих исследовательских институтов.

Творческий акт может занять немало времени — известно много историй о великих математиках и ученых, которые месяцами бились над какой-либо проблемой, чтобы в конце концов получить озарение войдя в автобус или со­зерцая пламя камина — и даже этот на вид магический результат приходит после долгих предварительных усилий.

Хотя креативность принято считать индивидуальным феноменом, она не­избежно приобретает черты социального процесса. Часто ее практикуют творческие команды. Даже одиночка во многом полагается на коллег и по­мощников. Успешная креативная личность нередко обладает способностью систематизировать и организовывать свои и чужие усилия.

Современная экономика по существу является креативной эконо­микой. В прошлом столетии, особенно в его второй половине, на всей террито­рии США наблюдался бурный рост творческой активности. Мы увеличива­ли размеры инвестиций в исследования и разработки, благодаря чему росло количество изобретений и открытий, а также количество людей, занятых креативным трудом. Ничего радикально нового во всем этом нет; разумеет­ся, люди занимались креативными видами деятельности еще с античных времен, зачастую с впечатляющими результатами. Отличие в том, что в на­стоящий момент мы переводим эту деятельность с периферии в центр всей экономической инфраструктуры. Научная и художественная практика, к примеру, образовали отдельные индустрии, а в результате их сочетания воз­никли совершенно новые отрасли. Успехи экономики все больше зависят от совместного развития инноваций в области технологии и креативной по со­держанию активности.

Креативная экономика США приобрела свои влияние и масштаб, поскольку за ней стоит внушительная инфраструктура.

В социальную структуру креативности входят: I) новые системы креативности в области технологий и предпринимательства, 2) новые, более эффективные модели производства товаров и предоставления услуг и 3) общие социальные, культурные и географические условия, благоприятные для креативности любого рода.

2. Работа

Креативному человеку необходимо нечто большее, чем просто возмеще­ние за потраченное время — обмен времени и личных усилий на деньги или другие виды финансовой компенсации. "Для лучших деньги не могут служить главным стимулом", — утверждает Эрик Рэймонд, автор книги "Собор и базар" и ведущий авторитет в сфере открытого программного обеспечения. "Деньги — всего лишь средство измерения успеха. Лучших специалистов в любой области мотивирует энтузиазм"'. Да, но энтузиазм по отношению к чему? Не существует ответа, пригодного для всех случаев. У каждого человека свой предмет.

До­статочно сказать, что большинство респондентов в той или иной степени ценят один или несколько факторов из этого списка, сочетание которых варьируется. Прошу отметить, что девять из десяти наиболее предпочитае­мых характеристик имеют внутреннюю, персональную ценность.

  • Интересная и ответственная работа — возможность вносить свой вклад и влиять на процесс; уверенность в том, что твоя деятельность имеет значение.
  • Гибкие условия труда — гибкий график и свободная рабочая обстанов­ка; возможность до определенной степени самому определять условия работы.
  • Стабильная рабочая обстановка и сравнительно гарантированная заня­тость — не пожизненная гарантия с ее отупляющим однообразием, но и не повседневный режим хаоса и неуверенности.
  • Оплата — в особенности, заработная плата и основные льготы, т. е. деньги, на которые можно регулярно рассчитывать.
  • Повышение квалификации — возможность получать новые навыки и расти в профессиональном смысле, расширять свои горизонты.
  • Признание со стороны коллег — вероятность заработан, уважение и при­знание среди специалистов своей области.
  • Стимулирующий коллектив — для креативных людей важно общество креативных коллег, причем они отдают предпочтение начальникам, ко­торые не занимаются микроменеджментом и не игнорируют их.
  • Работа увлекательного содержания — перспектива работы над проек­тами и технологиями, которые имеют инновационный характер или ставят интересные интеллектуальные проблемы.
  • Культура организации — не вполне ясный термин, который может включать некоторые из уже упомянутых факторов, плюс кое-что еще; пожалуй, сейчас достаточно будет его определить просто как культура, в которой люди чувствуют себя как дома, где их ценят и поддерживают.
  • Местоположение и сообщество — существенный фактор, о котором я буду много говорить в последующих главах.

Эти факторы могут частично совпадать, что и происходит постоянно. Любое распределение наших мотивов и ценностей по категориям неизбеж­но бывает произвольным: пирог можно делить по-разному. Не забывая об этом, рассмотрим некоторые факторы более подробно, чтобы придать на­глядность обшей картине.

3. Жизнь и досуг

Во многих своих проявлениях образ жизни креативного класса сводится к напряженному поиску новых форм опыта. Идеалом для большого числа мо­их собеседников является возможность "жить полной жизнью", т. е. творче­ской жизнью, изобилующей интенсивными, высококачественными и раз­носторонними впечатлениями. Эти виды опыта отражают и усиливают их креативную идентичность.

члены креативного класса предпочитают активный отдых пассивному, роль участника — роли зрителя спортивных соревнований. Им нравится местная уличная культура — музыканты на тротуарах, пестрая смесь кафе, малень­ких галерей и бистро, где трудно провести линию раздела между участником и наблюдателем или между креативностью и ее агентами. Такое окружение дает творческие стимулы, а не средство ухода от реальности. Как сказал один молодой человек, объясняя, чем его с друзьями привлекают безалкогольные заведения: "Мы не можем позволить себе терять потом время на восстановление". При всей активности, с которой креативные профессио­налы пользуются компьютером, делают покупки по интернету, участвуют в чатах и даже создают себе виртуальные имиджи, я постоянно убеждаюсь в том, что интересы настоящих компьютерных знатоков — специалистов по высоким технологиям и студентов-компьютерщиков из университетов на­подобие Карнеги-Меллон — простираются далеко за пределы виртуальных. Выше всего они ценят интенсивный опыт реальной жизни.

Креативные люди очень высоко ценят активные виды спорта и туризм. Их привлекают те города и сообщества, где популярен активный отдых на свежем воздухе — и потому, что им нравится лично участвовать в такого рода занятиях, и потому, что сам факт их распространения свидетельствует о либеральной, творческой атмо­сфере. Из моих исследований видно, какое важное место в жизни предста­вителей креативного класса занимает активный спорт — от традиционных видов, наподобие велосипедных прогулок, бега трусцой и гребли, до новых, более экстремальных, вроде бега по пересеченной местности и сноубординга. Я лично больше всего люблю велосипед, и рад отметить, что его популяр­ность резко выросла за последние десятилетия. В других странах люди по­стоянно ездят на велосипедах на работу и просто так, но в США их долго считали детской забавой. В 1950-е и 1960-е старые американские произво­дители, такие как Schwinn и Huffy, ориентировали свою продукцию преиму­щественно на детей. Сегодня появилась масса новых компаний, выпускаю­щих велосипеды — Cannondale, Trek, Gary Fisher и многие другие, — плюс новые жанры этого спорта и новые типы продукции, от дорожных и горных велосипедов до кросс-байков и ВМХ или фристайловых велосипедов, равно как и другие, еще более специализированные разновидности. Маунтин-байкинг или катание на горных велосипедах, пионером которого является Гэри Фишер, спортсмен из Калифорнии, моментально привлек множество любителей и существует теперь в нескольких подвидах. Для креативных профессионалов и специалистов по высоким технологиям, чьи вкусы я изучал, умение кататься на горном велосипеде превратилось практически в социальный навык обязательный, каким в свое время была для элиты верховая езда. Причем это касается не только самых молодых. Мне то и дело попадаются сорока-пятидесятилетние энтузиасты маунтин-байкинга. Сама культура изменилась: сорок лет назад велосипед казался развлечением для школьников и символом провинциальной заурядности; сегодня он соответствует духу времени.

4. Сообщество

Люди переезжают туда, где рассчитывают найти наиболее привлекательную работу и самую высокую оплату. Но рабочие места — это еще далеко не все. Принимая решение о том, где работать и жить, люди ста­раются учесть массу соображений. Что им нужно сегодня, отличается от то­го, что было необходимо нашим родителям, и даже от того, в чем мы сами когда-то нуждались. И хотя молодой человек с крашеными волосами и за­мечательными татуировками не может говорить от лица всего креативного класса, согласно моим исследованиям, все, что ему нравилось в Остине, в целом типично для многих при выборе местожительства. Я обнаружил ряд повторяющихся тем:

  • Креативный класс переезжает из традиционных корпоративных райо­нов, центров проживания рабочего класса и даже южных штатов "сол­нечного пояса" в новые места, которые я называю креативными цент­рами.
  • В условиях современной экономики креативные центры имеют тен­денцию выигрывать. Их отличает не только высокая концентрация представителей креативного класса, но и реальные результаты креатив­ной экономики в виде инновационных разработок и роста высокотех­нологического производства. Они также демонстрируют устойчивые признаки жизнеспособности регионов, такие как прирост населения и занятости.
  • Креативные центры процветают не в силу таких традиционных эко­номических причин, как доступ к натуральным ресурсам или транс­портным магистралям. И не потому, что местные администрации за­манивают бизнес при помощи налоговых льгот и других стимулов. Их успех в основном связан с тем, что там хотят жить творческие люди. Компании следуют за людьми или, во многих случаях, люди их учреж­дают. Креативные центры обеспечивают целостную экосистему или место обитания, где все формы креативности — художественное твор­чество и культура, технология и экономика — могут пускать корни и процветать.
  • Креативные личности переезжают в эти места не в силу традиционных причин. Внушительные объекты, строительством которых занимается большинство городов — спортивные арены, скоростные магистрали, универмаги и центры туризма и развлечений, напоминающие парки отдыха — для представителей креативного класса не имеют значения или даже воспринимаются ими негативно. Они ищут такие районы, где существует высокоразвитая инфраструктура, поощряются индиви­дуальные отличия и разнообразие, а главное, есть возможность заявить о себе как о креативной личности.

Заключение

Таким образом, по мнению Р.Флорида нельзя рассчитывать на устой­чивую и развитую креативную экономику в расколотом и разобщенном об­ществе.

Открытые и разнообразные сообщества обладают несомненными конкурентными преимуществами в стимулировании креативности, продвижении инноваций и повышении благосостояния и экономического роста. Главное — создать новые механиз­мы для выработки новых социальных связей в эпоху, определяемую разно­образием, высокой мобильностью, ослабленными связями и случайными обязательствами. Долгое время мы искали не там, где следовало. Объедине­ния дают возможность со­здавать и измерять определенный тип социальных связей, но не заменяют их. Сегодня нам необходимо создать нечто радикально отличное от того, что эффективно работало в 1960-е.

Ключом к социальным связям являются сильные сообщества, а не ин­ституты внутри них. Поскольку группы утратили свое прежнее значение, са­мо сообщество должно стать социальной матрицей, которая держит нас вместе, подобно тому как экономическая матрица сегодня соединяет людей и возможности, компании и кадры. Когда все остальное — фирмы, карьеры, даже семьи — подвержены постоянным переменам, сообщество часто высту­пает единственным постоянным членом социального уравнения. Социаль­ные группы сохраняются за счет своей географической привязки. Каждый из нас принадлежит к такой группе, пусть даже временно. Если сообщества играют центральную роль, мы обязаны сделать так, чтобы каждое из них стало максимально сильным и единым — и при этом, как ни парадоксаль­но, приспособленным к мобильности и переменам, определяющим нашу жизнь.

По­стоянные члены обеспечивают преемственность, а новые привносят разно­образие и взаимодействие, обеспечивающие креативный баланс. Сегодня люди переезжают намного чаще, поэтому для любого сообщества важно в первую очередь привлечь таланты. Как я уже говорил, представители кре­ативного класса особенно разборчивы и сторонятся тех мест, которые не отражают их ценности и не позволяют им самореализоваться. Однако при­влечение людей — это лишь первый шаг. Второй состоит в том, чтобы ис­пользовать таланты тех, кто хочет участвовать в общественной жизни. Даже если срок проживания некоторых из них в сообществе ограничивается все­го несколькими годами, может оказаться, что им есть что предложить. Если им понадобится несколько лет, чтобы почувствовать себя частью сообщест­ва, этот потенциал, возможно, будет упущен. Следовательно, сообщества должны помогать людям самых разных типов проявить свою активность. По сути, необходимо дополнить низкие входные барьеры низкими барьера­ми для эффективного участия в общественных делах.

Сообщества уже не в состоянии привлекать и удерживать людей просто предлагая им хорошо оплачиваемую работу, дешевое жилье и надежный транспорт, чтобы ездить туда и обратно. Люди более склонны к личному участию в сообществе, если оно представляет собой разнообразное и ау­тентичное место с хорошей репутацией и прочными социальными связя­ми для жизни и работы.

Обеспеченным представителям креативного класса, которые переезжают в районы с разнообразным этническим, расовым или экономическим со­ставом населения, не стоит предполагать, что само их присутствие автома­тически "оживляет" эти места. Многие жители, принадлежащие к рабочему или обслуживающему классам, так не считают. Все, что они часто получают в таких случаях — это повышение арендной платы и, возможно, небольшое количество новых низкоквалифицированных рабочих мест: официанток, уборщиц и т. п. Классы могут проживать в непосредственной близости, но практически не взаимодействовать между собой. Такие районы и сообще­ства должны доказать, что люди разного происхождения и статуса могут жить и работать вместе. Необходимо, чтобы это произошло на уровне сооб­щества и распространилось на всю страну, если мы хотим достичь прочных социальных связей и экономической жизнеспособности, от которых зави­сит наше долгосрочное процветание.

Источник: Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. – М.: Классика-XXI, 2007. — 421 с.