Реферат "Глобализация"


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Постклассические ценности в глобальном мире

2. Модернизация и глобализация в современной культуре. Феномен контр культуры

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Процесс глобализации подразумевает не только природные изменения, но в большей мере социокультурные. Они происходят в ситуации кризиса "баланса сил", то есть в условиях однополярного мира. Очевидно, одной из главных причин мировой разбалансировки явились трансформационные процессы в России. В связи с этим, под "русским вопросом" здесь понимаются проблемы, стоящие в первую очередь перед Россией и россиянами в условиях глобальных изменений. В статье хотелось акцентировать внимание на взаимозависимости глобальных перемен и "русского вопроса".

Противостояние двух мировых систем перед началом и во время "холодной войны": капиталистической и социалистической - давало миру равновесие. Сегодня этот факт замалчивается, поскольку "социализм уже выглядит не как одна из разновидностей единого модернизационного (исторического) проекта, способная вдохновить людей на любом континенте, а как экзотическая особенность русской "туземной" культуры" или существование социализма как такового отрицается.

Встает вопрос: чего недоставало социалистической мир-системе, чтобы выдержать конкуренцию капиталистического мира, и что не позволило с достоинством выдержать кризис, который является обыденным в любой системе? С одной стороны, социализм противоречил эгоистической природе человека и, ограничивая его естественные потребности, вступил в конфликт с этой природой. С другой стороны, социализм являлся экономической мир-системой, которая в соперничестве с капиталистической мир-системой не имела больших преимуществ. Есть еще момент, который емко выразил Л.Анненский: вероятно причина в нас самих.

1. Постклассические ценности в глобальном мире

Сегодня капиталистическая мир-экономика выходит на "подмостки мировой арены" в постмодернистской форме. Кардинальными переменами современности является становление и функционирование глобального мира по законам, свойственным не классической модели национальных государств, а постклассическим установкам. К ним можно отнести следующие: переориентация рациональности от "модерна" к "постмодерну"; комплексность изменений социальных структур; доминирование мультикультурности и мозаичности культуры; признание гражданского общества превалирующей формой социальной упорядоченности.

В глобальном мире вера в прогресс уступила место идее, что цивилизации могут развиваться в разных направлениях. На место идеи рациональности и уникальности истины пришло постклассическое убеждение, что одно лишь рациональное мышление не может быть основой развития культуры. Истина не является уникальной, она зависит, по меньшей мере, от аспекта интерпретации. Вместо ориентации на отношения "господство-подчинение" наметилось движение конвергенции с принципом сотрудничества. Другой вопрос, найдется ли в постмодернистской концепции коэволюции, взявшей на вооружение мультикультурные ценностные ориентации, место тому многообразию, которое она проповедует? Или культ погони за материальными благами будет форсировать нивелировку самобытных культур и переделку национальных характеров?

Позволительно предположить, что ценностные системы разных цивилизаций в будущем станут сближаться по мере расширения поля общих проблем и общих нравственных норм, поскольку вследствие промышленных революций на Западе и на Востоке уже частично пересматривались и постепенно перестраивались "в духе времени" прежние нравственные нормы и установки, уступая место новым ценностям. Вследствие этого в глобальном мире должно предполагать "мягкие" социальные технологии, такие как гуманитарный диалог и культурное посредничество. В частности, принципом нового полагания ценностей в глобальном мире является стремление избегать риска угрозы экологической катастрофы.

Как представляется, формирование "новых ценностей" будет происходить во взаимосвязи, во-первых, с принципом изменения процедуры оценки в современной культуре. Сегодня превалирует утилитарное определение ценностных норм. Если в традиционных обществах люди считали систему ценностей основанной на древней традиции и вере в волю Бога, то сегодня создание новых ценностей и их принятие основаны на сознательной оценке и утилитарном подходе. Во-вторых, релятивизм в оценках "все ценности – дело вкуса каждого человека", - усилил общую моральную растерянность, поскольку, получая распространение, ценности иных цивилизаций привлекают одних людей и отталкивают других. В частности, сегодня есть попытки ценности западной цивилизации представить в качестве универсальных. Внутри западного мира эти ценности выполняют регулирующую функцию, на международной арене становясь средством подавления других народов. В-третьих, если раньше выделялись ценности отдельных слоев и социальных групп, сегодня, благодаря социальной мобильности, происходит объединение самых противоречивых ценностей.

В конце XX века, как и столетие назад, "новые ценности" образуются и актуализируются в процессе решения новых моральных вопросов. Глобальные проблемы едины для всех цивилизаций. Вследствие этого выработка новых "общих ценностей" происходит на основе взаимной дополнительности культур с разными нравственными системами. Человечество стало "возделывать общее поле духовных проблем" и это естественным образом сближает народы и культуры.

В современном глобальном нравственном кризисе, утверждает А.Ю. Согомонов, на вызовы эпохи отвечает глокалэтика, которая "демонстрирует энергично глобализирующемуся миру новую этическую матрицу… принципиально инновационную для всей классической этики, что, в принципе, было невозможно все предшествующие столетия "простой" современности - состыковку-сосуществование рациональной морали и реальных нравов". Вертикальная иерархия нравственных культур последних трех-четырех столетий, когда одни культуры считались более развитыми (продвинутыми), а другие - менее развитыми (варварскими), конкретная нравственная ситуация будет детерминирована многообразием вариаций в морали глобального начала и локальных корней. Но главное: в этом переплетении глобальное и локальное в морали партнерски равнозначны. По мнению А.Ю. Согомонова, глокалэтика "высокой" модернизации имеет дело с рефлексирующим субъектом, который уже не приемлет модернистских практик этического диалога безнравственного Ученика и нравственного Учителя. Таким образом, в глобальной культуре акцентируется не интеграция локальных культур как путь соединения, а конвергенция как путь сближения и отбора ценностных ориентиров. Началом глобальной этики должны все же стать универсальные образцы глобальной культуры (на основе взаимной дополнительности национальных культур) и руководство гуманистической максимой: "не навреди!"

Что касается "русского вопроса", то сегодня в России предпринимаются попытки привить новую систему ценностей, имеющую универсальный характер в глобализирующемся мире. Такая попытка была предпринята при социализме, когда форсированными темпами стремились привить людям систему высших духовных ценностей, переориентировать русский национальный характер. Сегодня русская ментальность претерпела откат от социалистической системы ценностей и возврат к традиционным корням. Многие советские ценности никак не были связаны с сегодняшним пониманием глобального общества. Л.М. Дробижева высказала предположение, что даже если бы мы оставались в советской системе, то вряд ли смогли бы избежать глобализации. Но этот процесс шел бы по-другому: он столкнулся бы с сопротивлением идеологии и иной системы ценностей. Не было бы тогда сегодняшней выраженной ориентации постсоветского населения на достижительные ценности: даже в далеких городах люди настроены на сохранение свободы, готовы рисковать, чтобы больше зарабатывать, менять профессию; значительно повысилась активность населения.

2. Модернизация и глобализация в современной культуре. Феномен контр культуры

Модернизация — это процесс движения доиндустриальных обществ, основанных на традиционных (коммунитарных) типах социальности, к тем экономическим и политическим системам, а так же массовой культуре, которые характерны для развитых строя капитализма. Таким образом, модернизация означает прежде всего рост возможностей применять современную технологию в важнейших сферах материального производства, расширение современных форм потребления, но вместе с тем сознание условий (социальных, политических и культурных) для развития нового производства. Она означает и освоение новых типов духовности (нового мышления) в сферах, связанных с новыми формами производственной деятельности.

К числу важнейших факторов модернизации относятся следующие:

— в экономике — расширение индустриальных технологий, основанных на использовании капитала и научного знания, широком освоении природных ресурсов, расширении вторичного (переработка, торговля) и третичного (услуги) секторов хозяйства, развитие рынков товаров, капиталов и труда;

— в социальной сфере — ослабление прежних предписанных (коммунитарных, аскриптивных) типов социальности и расширение сферы новых целерациональных связей, основанных на профессиональных или рыночных критериях, что сопровождается ростом социальной и профессиональной дифференциации, в особенности классовой и имущественной, разделением между производством, политической и общественной деятельностью, ростом урбанизации и вовлечением деревни в рыночные отношения с «большим миром»;

— в политической — образование централизованных национальных государств, в рамках которых формируются различные социально-политические движения и группы, отстаивающие свои интересы;

— в культурной ― дифференциация духовных систем и ценностных ориентации, секуляризация и плюрализация общественного сознания и образования, распространение грамотности, формирование национальной культуры и языка, многообразие идеологических течений, развитие масс-медиа.

В духовной жизни получает признание ориентация на перемены (реформы) и отказ от прежних запретов на нововведения, от приверженности к косным традициям. Однако перемены не охватывают всей совокупности социокультурной регуляции, а признаются лишь в функционально необходимых сферах, связанных с новыми ожиданиями. Важным изменением в духовной сфере становится расширение секуляризации — через рост автономности хозяйственной и политической деятельности, расширение практических и целерациональных форм деятельности, где определяющим критерием становится не моральные, духовные или эстетические соображения, а эффективность и практическая польза.

Важными параметрами этих изменений (которые можно измерить эмпирически) являются степень мобильности населения, мера его участия в социальном и политическом управлении, приобщенность различных социальных групп к современной культуре. Модернизация охватывает все более широкие слои населения, выводя их из прежних застойных форм быта и производства. Однако в структуре модернизационных процессов всегда происходит усиление предпринимательских слоев и разрастание наемного труда, что и означает оформление классовой структуры общества. Важной сферой мобильности становится духовное производство, прежде всего в рамках системы образования, которая и формирует один из наиболее мобильных слоев ― интеллигенцию.

В институциональном плане модернизация означает рост дифференциации институтов, принимающих на себя функцию регуляции новых форм деятельности. Все сферы жизни, включая религиозную приобретают большее разнообразие, нарушающее и ломающее прежние рамки.

В культурном плане особое значение имеют также и такие обстоятельства: этническая, религиозная, идейно-политическая и социально-культурная ситуации в стране или в конкретной территориальной общности; уровень, широта и доступность системы образования; степень развитости средств массовой информации; правовая регуляция отношений и т.д.

Принципиальное значение имеет и вопрос о том, какие силы приводят в действие процесс модернизации: происходит ли она в условиях прямого колониального подчинения или при сохранении государственной независимости, вводится ли она «сверху», действиями властей или же под влиянием каких-то социальных слоев и групп, созревших к освоению новых технологий и образа жизни.

На поверхностном уровне рассмотрения социальных процессов может возникать впечатление, что основой модернизации является преобразование техники и технологии производства, перемены в экономических отношениях, что должно вести за собой и перемены в поведении населения, а значит, и изменения в социальных отношениях, политике, праве, идеологии и культуре. Попытки такого порядка введения преобразований неизменно заканчивались неудачей. Всякий процесс экономических преобразований должен быть обеспечен соответствующими социальными и культурными основаниями. В социальном плане движущей силой модернизации выступают большей частью активные слои, занимающие как бы стороннюю, промежуточную позицию по отношению к прежним основным классам. Такими были буржуа по отношению к крестьянам, ремесленникам и феодалам в эпоху раннего промышленного переворота. Такую же роль играли городские средние слои и технократы по отношению к пролетариату и буржуазии в период развертывания зрелого индустриального общества с массовым производством. На новом этапе модернизации активную роль играет новый рабочий класс, состоящий из высококвалифицированных работников, массовые движения типа «зеленых» и т.п. Тем не менее успешная модернизация всегда отличалась «центризмом» как соединением модернизаторских слоев, органически выраставших из недр общества, с влиятельными частями других классов при «отсечении» крайних течений и достижении положительного социального консенсуса.

Модернизация — процесс противоречивый. Она включает в себя борьбу старого и нового, разрушение и созидание, столкновение интересов различных социальных и политических сил, которые борются за получение наибольших выгод в новом социальном устроении или же просто за выживание. Эти противоречия усиливаются, накладываясь на разнородность социальной среды.

Основное исходное противоречие — наложение и столкновение крайне несходных типов социокультурного устроения, которые мы уже рассматривали в главах III, XI и XIII ― Общность и система взаимодействия, возникающие на основе коммунитарных связей и оформляемые сакрализованными нормами, моральными ориентациями и смыслами, объединяющими ритуалами и авторитетами, утрачивают свое прежнее значение и сталкиваются с новым типом социальных отношений, основанных на товарно-денежных связях. Целостные системы аскриптивной социальности, в которых каждому индивиду было отведено определенное место, утрачивают свое прежнее значение, разрываются на различные фрагменты, происходит сложная «перетасовка» прежних отношений, а наряду с ними растущее значение приобретают новые, основанные на функциональных и достижительных критериях.

Как в социально-политическом плане, так и в духовно-психологической жизни общества возникают самые разнородные тенденции. Процессы роста переплетаются с установками на поддержание стабильности. Хотя значительные сферы общественной жизни подчиняются новым принципам и целям, связанным с индустриализацией и коммерциализацией, это происходит во многом в уродливых формах разложения и крушения жизненных основ широких масс населения. В идеологической сфере это столкновение порождает острую борьбу между «модернизаторами» и «консерваторами», «реформаторами» и «реакционерами», «западниками» и «национал-патриотами», «либералами» и «фундаменталистами» и т.д. Но социокультурный анализ выявляет наличие сложного переплетения различных групп, тенденции и сил в обществе, которое принято называть многоукладным. Оно означает наличие, сосуществование и взаимодействие различных экономических, социальных, культурных компонентов, не сводимых в единую систему регуляции. Многоукладность приводит к значительной дробности общества, совмещающего традиционные, современные и переходные элементы в самых разных сочетаниях и вариациях. Разнообразие хозяйственных структур раскалывает классы на многие страты, национально-этнические и конфессиональные факторы во многом перекрывают социально-экономические структуры, но и сами оказываются частичными, подверженными новым политическим и экономическим интересам.

Многоукладность — важная определяющая черта как социально-экономической, так и социокультурной жизни, что означает далеко идущее изменение всей системы духовного производства.

Таким образом, основное противоречие, указанное выше, претворяется в тройное противостояние, проявляющееся постоянно, хотя и в разной степени. В контексте формирования постмодернистского мироощущения в 60-е годы прошедшего столетия группа социологов и футурологов усмотрела в средствах массовой коммуникации решающий механизм расширения человеческой чувственности и превращения земного шара в "глобальную деревню". На этой основе в 1980-1990-е годы вырастет корпус теорий глобализации культуры, в особенности последствий распространения американских образцов "культуры Макдоналдса и Кока-колы" по всему миру. Оценивается этот процесс по-разному: и как безусловный прогресс (американскими исследователями и авторами, связанными с "коммуникативными автострадами" и индустрией культуры), и как неизбежное зло или "культурный империализм", требующий противодействия. Отсюда французская идея исключения культуры из сферы действия рыночных механизмов и свободной международной торговли.

Большинство представителей франкфуртской школы, К. Энценсбергер и другие видные деятели современной культуры, "левые" теоретики обличают грубость и непристойность ложного наслаждения популярной продукцией. Эта тенденция жива и поныне. Одним из недавних ее проявлений стали выступления известного французского социолога П. Бурдье: его книга "О телевидении" (1998) и скандально знаменитая речь перед руководителями средств массовой информации Франции.

В то же время на прошедшем в самом конце минувшего века в Будапеште симпозиуме "Культура накануне третьего тысячелетия" преобладали иные точки зрения: глобализация рассматривалась видными деятелями современной культуры (как Западной, так и Центральной и Восточной Европы), скорее, как стихийное и неизбежное явление, определяющее условия работы художников на рубеже тысячелетий.

Таким образом, в теориях глобализации культуры продолжают сосуществовать две тенденции: критическая и апологетическая. Согласно первой, это разрушительная сила, угрожающая стабильности и возможностям развития человека и общества, согласно второй ― она необходимый компонент модернизации, культурная составляющая демократии, правового государства и рыночной экономики. Впрочем, последнее определение относится и к массовой культуре в целом.

По существу, популярный и глобальный типы культур - две ипостаси культуры массовой, всегда тяготевшей к максимальному расширению сферы своего распространения, но реально получившей эту возможность лишь с появлением планетарной сети массовых коммуникаций - от радио и телевидения до Интернета. В этом смысле глобальная культура существует как миф, практически не достижимый предел, поскольку ни одно явление культуры (в том числе даже самое популярное произведение искусства) не может охватывать все население земного шара. Формулу взаимодействия массовой и глобальной культур на уровне обыденного сознания современного человека выражает популярная народная мудрость: "Всего вина не перепьешь, всех денег не заработаешь, но стремиться к этому нужно".

Заключение

Глобализирующийся мир становится единым. Вследствие этого общие нравственные образцы и стандарты научно-технической и социально-экономической рациональности неминуемо транслируются через преемственность социального опыта и ассимилируются в условиях различных культур. Проблема в том, чтобы их совместить с постклассической рациональностью и ценностными стандартами локальных культур в глокалэтике. Императивом глобализации является необходимость утверждения нового мышления. Инновационная перспектива в сочетании с культурной идентификацией любой страны и, в частности, России, необходима, но невозможна без учета реалий сегодняшних дней. Отгородиться от них "шорами ностальгии по прошлому" бесперспективно и небезопасно.


Список используемой литературы

  1. Моисеева Н.А. Глобализация и русский вопрос. М.: Изд-во ООО "OTIS", 2003.
  2. Панарин А.С. Искушение глобализмом. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002.
  3. Покровский Н.Е. Транзит российских ценностей // Глобализация и постсоветское общество/ "Аспекты -2001"/. Научное издание. М.: Изд. ООО "Стови", 2004.
  4. Согомонов А.Ю. Глокальность // Глобализация и постсоветское общество /"Аспекты -2001"/ Научное издание. М.: Изд. ООО "Стови", 2005.