Развитие культурной политики


Оглавление 

Введение

Глава 1. Развитие стратегических целей культурной политики в России

1.1.  История  развития стратегических приоритетов министерства культуры РФ

1.2.  Внешние цели культурной политики

Глава 2. Анализ современных стратегических целей культурной политики в России

2.1. Анализ выполненных стратегических целей

2.2.  Оценка соответствия идеологии и программных целей министерства культуры

2.3. Сравнение России с зарубежными странами

Заключение

Список использованных источников

Приложение

Введение

Проблема исследования заключается в стремительном изменении за последние два десятилетия культурных направлений жизни российского общества (это связано с социальными, экономическими, политическими проблемами), что требует изучения причин указанных изменений, их хронологии и трансформации.

Актуальность темы исследования обусловлена сложившимися противоречиями в различных сферах общественной жизни (социальной, экономической, политической), в том числе в сфере духовной и культурной в постсоветской России.

Это связано с особенностями исторического этапа, на котором находилась и находится Россия на протяжении 90-х – 2000-х годов, с попытками выявить специфику культурного развития страны в условиях социально-политического реформирования, понять эволюцию стратегических приоритетов министерства культуры РФ.

В процессе разработки темы изучен опыт деятельности министерства культуры, накопленный в разные исторические периоды; проанализированы программы министерства и сделаны выводы по эволюции стратегических приоритетов министерства культуры РФ. 

Объектом исследования выступила культурная политика министерства культуры РФ.

Предмет - стратегические приоритеты министерства культуры РФ.

Целью курсовой работы является исследование эволюции стратегических приоритетов министерства культуры РФ в постсоветский период.

Задачи:

  1. Рассмотреть историю развития стратегических приоритетов министерства культуры РФ.
  2. Выявить цели культурной политики.
  3. Провести анализ выполненных стратегических целей.
  4. Провести сравнение России с зарубежными странами.

Предварительные тезисы и гипотезы:

  1. На изменение культурной политики влияют различные факторы: социальные, экономические и политические.
  2. Использование зарубежного опыта в разработке культурной политики возможно с условием частичного заимствования такового с обязательным учетом российских культурных реалий.

Хронологические и территориальные рамки исследования. Курсовая работа осуществлена преимущественно на материалах развития культуры и программ министерства культуры начала 90-х – до настоящего времени, т.е. периода, характеризующегося сменой моделей не только культурной политики, но и в целом государственного устройства. 

Структура курсовой работы. Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и приложений.

Глава 1. Развитие стратегических целей культурной политики в России

1.1.  История  развития стратегических приоритетов министерства культуры РФ

После распада Советского союза обстановка для развития культуры в новой России оказалась напряженной, неустойчивой, противоречивой, насыщенной крупными перестроечными общественно-политическими и экономическими событиями, особенно в начальный период.

В формируемом государстве остро встали вопросы сохранения единства Российской Федерации, преодоления экономического кризиса, краха народного хозяйства и политического кризиса – двоевластия: курса Президента Б.Н. Ельцина и Верховного Совета РСФСР, закончившегося силовой развязкой конфликта. С 1992 г. введена либерализация цен и торговли, развернулась широкая приватизация государственной собственности, развивался «олигархический» капитализм. Рыночные отношения в экономике развивались быстро и масштабно. За 9 лет конца XX века в России сменились 7 глав Правительства.

27 марта 1992 г. Указом Президента Российской Федерации Министерство культуры РСФСР было преобразовано в Министерство культуры и туризма Российской Федерации. Министром культуры был назначен Сидоров Евгений Юрьевич, бывший с 5 февраля 1992 г. Министром культуры РСФСР. На базе Министерства культуры СССР, ликвидированного в ноябре 1991 г., был создан Межгосударственный Совет по культуре СССР, который просуществовал чуть более одного месяца, до 26 декабря 1991 г. Председатель Совета не назначался.

Основные задачи, функции, направления деятельности государственных органов в сфере культуры были сформулированы в Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 г., в Законе Российской Федерации «Основы законодательства Российской Федерации о культуре», принятом 9 октября 1992 г.

В «Основах законодательства Российской Федерации о культуре» признана основополагающая роль культуры в развитии и самореализации личности, гуманизации общества и сохранении национальной самобытности народов, приобщении всех граждан к культурным ценностям, стремлении к интеграции отечественной культуры в мировую культуру. Раскрыто понятие государственной культурной политики в области культурного развития и определены права и свободы человека в области культуры, права и свободы народов и иных этнических общностей в области культуры, обязанности государства в сфере культуры, разделение компетенции в области культуры между Федеральными органами культуры и органами государственной власти республик, краев, областей, автономных округов, органов местного самоуправления, экономическое регулирование в культуре.

Министерство культуры и туризма РФ через 6 месяцев Указом Президента от 30 сентября 1992 г. было преобразовано в Министерство культуры Российской Федерации. Министром остался Е.Ю. Сидоров. В этой должности он был до 28 августа 1997 г. С момента создания Министерство культуры РФ стало выполнять свои основные функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере культуры, искусства.

В таком виде Министерство культуры действовало до 9 марта 2004 г. Министрами культуры РФ были с 28 августа 1997 г. по 30 сентября 1998 г. Дементьева Наталья Леонидовна, с 30 сентября 1998 г. по 8 февраля 2000 г. Егоров Владимир Константинович.

Частая смена министров была вызвана сменой правительства. Короткого срока достаточно было лишь для ознакомления с широкими функциями Министерства и с большим количеством подведомственных Министерству учреждений культуры и искусства. Между тем, в результате перестроечных процессов в стране отрасль культуры переживала очень сложное время. В этих условиях происходили и радикальные перемены в духовной жизни страны, развивались новые процессы в культуре, в государственном регулировании и управлении. Привычная для нашего человека картина мира менялась. Люди десятилетиями ощущали себя носителями передовых идей, участниками великих социальных преобразований, победителями в Великой Отечественной войне, и вдруг оказались на перепутье. Под вопрос поставлен статус великой державы, что вызвало настроения разочарования, исчезала уверенность в завтрашнем дне из-за расшатывания системы социальных обязательств государства, размывались национальные ориентиры, росло социальное расслоение общества, менялись и представления о допустимых нормах поведения. Культура переставала формировать общественное пространство.

Требовалось вырабатывать новую культурную политику, новые формы государственного регулирования культурным строительством.

Остановимся на определении понятия «государственная культурная политика», которая трактуется исследователями как особый инструмент стратегического управления страны, обеспечивающий ее целостность и раскрывающий перспективы ее социокультурного развития[1]. Это широкое понимание культурной политики включает конкретные механизмы управления сферой культуры, действие которых направлено на воплощение масштабных государственных стратегий.

Рассматривая состояние современной отечественной культурной политики, И.Г. Хангельдиева констатирует, что «все четыре институциональные составляющие культурной политики - экономическая, финансовая, законодательная и концептуальная - являются своеобразными рифами, которые с трудом приходится преодолевать российской культуре»[2].

Если рассматривать государственную культурную политику в широком контексте, то следует признать, что она не ограничивается только ведомственными механизмами управления сферой культуры. Она содержит более глубокие основания и стратегические цели, которые невозможно разделить по ведомственной принадлежности. Прежде всего, речь идет о формировании общенациональной картины мира и разработке общенациональных целей развития, направленных на поддержание, стимулирование, распространение имеющегося в обществе, в том числе - в региональных культурах, потенциала обновления[3]. Государственная культурная политика строится на соблюдении интересов инновационного развития при сохранении традиций культуры; она должна отвечать стратегическим целям общественного развития и осуществляться во взаимодействии всех трех уровней (федерального, регионального и муниципального), различающихся по масштабам и перспективам, целям и задачам, возможностям их реализации.

Министр культуры Сидоров Е.Ю. был против «революционных» перемен в культурной политике, поскольку, по его словам, «культура меньше всего поддается управленческим «жестам». Сидоров Е.Ю.  создал консультативный совет при министре - общественный совещательный орган, в который входили В. П. Астафьев, Д. С. Лихачев, Э. Неизвестный, Г. В. Свиридов и другие выдающиеся деятели отечественной культуры и искусства.

Е.Ю. Сидоров отмечал, что «нынешние условия демонстрируют возросшую угрозу для отечественной культуры, высшие достижения которой известны всему миру. Угроза исходит прежде всего от коммерциализации культурных процессов, спекулятивного приспособления культуры для огромных масс потребителей с помощью новых технологий»[4]. Также Сидоров Е.Ю. указывает в качестве проблем общества экономический прагматизм, вытеснение гуманитарного начала, военные конфликты, насилие и криминализация[5].

Сидоровым была предложена программа мероприятий по выводу культуры из кризиса: принятие парламентом базового закона о культуре, создание комплекса юридических актов по вопросам культуры, разработка комплекса мер по социальной защите деятелей культуры, прекращение вывоза за рубеж национальных культурных ценностей, инвентаризация всех объектов, подведомственных Министерству культуры. Он рассчитывал осуществить эту программу за два-три года. Сидоров Е.Ю. был за установление тесных связей с русской диаспорой за рубежом.

Дементьева Н.Л., ставшая министром культуры после Сидорова Е.Ю. выступала за экономическую инициативу в музеях. Она активно поддерживала в Санкт-Петербурге современное искусство, выделила помещение для выставок в Петропавловской крепости.

Одной из известных акций Н. Дементьевой, предпринятой при поддержке А. Собчака, находившегося на посту мэра города, стало захоронение праха Великого князя Владимира Кирилловича Романова в великокняжеской усыпальнице Петропавловского собора.

Приход Н. Дементьевой в Министерство культуры означал победу более цивилизованной, «западнической» линии в культурной политике при известном ослаблении идеологической нагрузки на культуру.

Однако в этих идеологически благоприятных условиях для реализации практических задач поддержки и развития российской культуры у Н. Дементьевой не оказалось ни достаточного времени, ни финансовых возможностей.

В 90-е годы прошлого века Министерство культуры РФ (министры Сидоров Е.Ю., Дементьева Н.Л., Егоров В.В.) решало главную задачу – поиск путей выживания культуры в условиях перехода от старой системы к формированию нового государства.

Критическая ситуация складывалась на федеральном уровне с выделением бюджетных средств на культуру. Расходы бюджета на культуру в 1990 г. составили 0,73%. На одного человека в год - 18 рублей. С 1992 по 1994 гг. абсолютный размер бюджетных ассигнований увеличился в сопоставимых ценах и условиях на 4,9 %, в том числе из региональных и муниципальных бюджетов на 5,8 %. В целом, консолидированный бюджет Министерства культуры вырос с 1,2 % в 1992 г. до 1,5 % в 1994 г. Но исполнение бюджета постоянно сокращалось, в 1994 г. исполнение составило лишь 66%, в 1995 г. – 64%.

По инициативе Министерства за пять лет было принято шесть Указов Президента РФ о поддержке культуры, но фактически на культуру средства не выделялись. Средства выделялись только на организационные вопросы. Люди творческого труда были поставлены на грань нищеты. Зарплата в культуре составляла лишь 62 % среднероссийского уровня. Труд библиотечных, музейных и клубных работников оплачивался по самой низкой шкале. Их зарплата была значительно ниже прожиточного минимума и выплачивалась нерегулярно. Отсутствие достойных условий жизни вызывало социальную напряженность значительной части работников культуры. Дело доходило до проведения Профсоюзом работников культуры коллективных действий в защиту прав работников культуры, за гарантированную оплату их труда и социальную защищенность.

В 1995 г. разразился кризис. В целом, финансирование культуры из бюджета в сопоставимых ценах сократилось в 1995 г. по отношению к предыдущему году на 18 % и еще на 56 % в 1996 г. Последовательно происходило сокращение всех налоговых льгот организациям культуры и деятелям культуры и искусства. С конца 1995 г. финансирование отрасли, кроме расходов на зарплату и стипендии, фактически было прекращено.

За пять лет почти на 60 % снизилась посещаемость концертных залов, на 27 % - музеев, на 38 % - театров. Особенно тяжелое положение сложилось с недвижимыми памятниками отечественной культуры, являющимися особо ценными объектами культурного наследия. Почти половина из них находилась в аварийном состоянии, а около 11 тысяч построек могло быть вовсе утрачено в ближайшие 10-15 лет. Увеличилась миграция из страны представителей российской культуры.

С начала 2000 г. проводится перестройка государственного управления культурой и формирование новой структуры Министерства культуры.

Целевая установка руководства страны на поддержку культуры была дана в правительственных документах: от 8 февраля 2001 г. «О дополнительных мерах государственной поддержки культуры и искусства в Российской Федерации»; Программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2002-2004 гг.), утвержденной Правительством от 10 июля 2001г., в которой заявлено, что «поддержка культуры будет являться одним из приоритетных направлений государственной политики»; Постановлении Правительства РФ от 14 декабря 2000 г. «О федеральной целевой программе «Культура России (2001-2005 гг.)»; Постановлении Правительства РФ от 16 февраля 2001 г., «Государственная программа «Патриотического воспитания граждан Российской Федерации на 2001-2005 гг.».

Министр культуры Швыдкой М.Е. пытался сдвинуть с мертвой точки российско ‑ германскую проблему вокруг 120 тыс. перемещенных ценностей времен Второй мировой войны. М. Е. Швыдкой известен своей фразой: «Мы хотим  сделать Россию частью западного мира».  25.02.2003 г. он подписал приказ о передаче Германии вывезенных оттуда в годы Второй мировой войны 362 рисунков европейских мастеров из коллекции Бременского кунст‑халле («коллекция Виктора Балдина») стоимостью от 20 до 50 млн. долларов. Но передача не состоялась.

Далее министром культуры стал Соколов А.С., который на первой же пресс‑конференции в должности министра сказал, что ему претит присутствие рекламы посреди художественного фильма. Кроме того, на телевидении есть программы, действующие на него, как рвотный порошок. В СМИ большой дефицит информации о ежедневных событиях в их позитивной взаимосвязи. По его словам, вместо жертв катастроф «можно сообщать о том, например, сколько за это время родилось детей». При этом не телевидении так ничего и не изменилось.

Соколов А.С. предложил федеральную программу целевую программу «Культура России 2006–2010», на которую ему было выделено средств в три раза меньше, чем он просил.

При Соколове А.С. существенно расширилось международное сотрудничество, подготовлены и реализованы многие международные проекты в сфере культуры.

С 12 мая 2008 г. Министром культуры РФ был назначен Авдеев Александр Алексеевич. Авдеев А.А. проводил разного рода культурные мероприятия, организованные во Франции. Очень существенен его вклад в возвращении на родину русских культурных ценностей.

По словам А.А. Авдеева «Если мы утратим национальную культуру, перестанем быть великой державой. Это как вложение денег в оборону. Все понимают, что укрепление обороноспособности страны необходимо. Точно так же надо вкладывать деньги в культуру. Это - духовная обороноспособность нации. Это один из критериев великости страны, нации, места ее в будущем»[6].

Министр культуры А.А. Авдеев предложил изъять рекламу из отечественного телевидения и перевести его на государственное финансирование. Он считал, что главным виновником низкой "культурности" телевидения является реклама.

«Что касается телевидения, то я вижу кардинальную развязку в следующем- отказаться от финансирования через рекламу. Сама эта система создает низкопробное телевидение, потому что оно ориентируется на рейтинги. А через рейтинги получают доходы, делают низкопробные работы, которые действуют на подкорку и показывают запретное: насилие, секс, и так далее, и потом снова запускают на телевидение», - сказал Авдеев.

Кроме того, Авдеев считает, что необходимо шире финансировать канал «Культура», обеспечить покрытие сигналом всей территории России.

Министерство культуры РФ в этот период сосредотачивали свои усилия на преодолении кризисных явлений развития культуры, на создание условий для дальнейшего повышения роли культуры в жизни российского общества, на разработку и реализацию Федеральных целевых программ «Культура России (2001-2005 гг.)» и «Культура России (2006-2011 гг.)», в которых содержалась и стратегия развития отрасли культуры и практические рычаги реализации программ.

В условиях рынка приходилось находить новые формы культурной деятельности, проявлять инициативу и настойчивость в решении многих важных задач, совершенствовать стиль и методы работы аппарата Министерств.

В 2006 г. Правительством принята новая Федеральная целевая программа (ФЦП) «Культура России (2006-2010 гг.). Приказом Министра от 27 марта 2006 г. утверждено Положение об управлении реализацией ФЦП, определены меры по ее реализации.

Проследим деятельность Министерства культуры в первое десятилетие XXI века по реализации этих программ по отдельным отраслям.

Также Министерству удалось разработать Проект Концепции образования в области культуры и искусства. 25 августа 2008 г. Правительство РФ одобрило Концепцию развития образования в сфере культуры и искусства в Российской Федерации на 2008-2015 гг. и утвердило план мероприятий по реализации Концепции, представленных Министерством культуры.

В этом правительственном документе определены меры по дальнейшему развитию и укреплению образовательной системы культуры и искусства.

Особое внимание уделено планомерному развитию материально- технической базы федеральных и муниципальных образовательных учреждений, государственной поддержке талантливых студентов и аспирантов, материальному стимулированию преподавательских кадров, установлению требований к образовательным программам и показателям деятельности образовательных учреждений.

В настоящее время министр культуры РФ Владимир Мединский имеет свое видение культурной политики государства. Он убежден, что "большая здоровая семья, здоровый досуг, свободный творческий труд, свобода мысли, самообразование и постоянный духовный труд - вот те истинные цели, на достижение которых должна быть нацелена и базироваться культурная политика России".

При этом Владимир Мединский заявил, что "целью должно быть поддержание того, что ведет к росту человеческого капитала". Под этим понятием глава ведомства понимает "умножение русского народа и всех братских народов, населяющих нашу страну"[7].

«Попытка "пересадить Францию в Россию", как о том мечтали декабристы, или привить в наше время американские стандарты, обречены на провал. Николай Данилевский вывел такой закон в своей книге "Россия и Европа": "Начала цивилизации одного культурно-исторического типа не передаются народам иного типа". Поэтому мы такие, какие есть. И могущество страны всегда заключалось в том, что мудрость Востока и прагматизм Запада мы с благодарностью принимали, но всегда делали свой выбор, основываясь на тех духовных константах, которые издревле были присущи России»[8].

Главный итог деятельности законодательных органов РФ, Правительства РФ, Министерства культуры РФ, творческой интеллигенции в 1992-2010 гг. состоит в том, что в основном удалось преодолеть негативные последствия в развитии культуры первых перестроечных лет и достигнуть понимания обществом, что культура является одним из важнейших факторов сохранения и укрепления единства российского государства, гармоничного развития его граждан. В Российской Федерации утвердились и получают развитие принципы государственного регулирования культурным строительством. Российская культура является самодостаточной и самобытной, занимает достойное место в мировом культурном пространстве. Но при этом часть декларируемых принципов и направлений культурной политики так и остаются нерешенными.

1.2. Внешние цели культурной политики

Внешняя культурная политика долгое время оставалась вне поля зрения российского правительства. Только с появлением И.С. Иванова во главе МИД России ситуация изменилась. В 1999 г. при Министерстве иностранных дел был создан Совет деятелей культуры, науки и образования. А в 2001 г. И.С. Иванов утвердил «Основные направления работы МИД России по развитию культурных связей России с зарубежными странами», ставшие первой в истории отечественной дипломатии попыткой концептуализации целей и задач, характера и механизма осуществления культурного сотрудничества страны с внешним миром.

Согласно данной концепции, механизм разработки и реализации внешней культурной политики совпадает с общим внешнеполитическим механизмом России. Основные направления и законодательную базу формируют Президент и Федеральное Собрание, Правительство разрабатывает общую стратегию, а МИД России занимается непосредственной реализацией внешней культурной политики и координацией международных культурных связей остальных органов власти и учреждений культуры. Культурными вопросами в составе Министерства занимается, прежде всего, Департамент по культурным связям и делам ЮНЕСКО. Государственным органом при МИД России является Российский Центр международного научного и культурного сотрудничества (Росзарубежцентр)[9].

Концепция провозглашает международное культурное сотрудничество России полноценным инструментом внешнеполитической деятельности, призванным работать на формирование благоприятного и объективного образа России в мире: «Культурные связи могут и должны быть фактором противодействия попыткам возвести новые разделительные линии между народами и государствами, нейтрализации антироссийских стереотипов, создания атмосферы наибольшего благоприятствования для развития всей палитры межгосударственных отношений»[10].

Опираясь на Декларацию Мехико 1982 г., концепция понимает под международным культурным сотрудничеством взаимодействие в области искусства, науки и образования, прессы, молодежных обменов, издательского, музейного, библиотечного и архивного дела, спорта и туризма. Российская дипломатия провозглашает готовность содействовать каждому из этих направлений и развивать культурные контакты с любым государством. Однако действительность показывает, что культурная работа дипломатов ограничивается узким кругом приоритетов.

Дипломаты провозглашают географическим приоритетом международного культурного сотрудничества страны СНГ и Балтии. Отсюда вытекают главные практические задачи: укрепление единого культурного, информационного и образовательного пространства, сохранение позиций русского языка, взаимодействие с объединениями соотечественников. МИД занимается проблемой обучения в России граждан стран СНГ и других развивающихся стран, с целью повлиять на формирование местных элит, дружественных России. Таких же приоритетов придерживается и Росзарубежцентр.

Финансирование культурного сотрудничества с постсоветскими государствами ежегодно растет[11]. На душу населения стран СНГ и Балтии из российского бюджета выделяется примерно в десять раз больше денег, чем на страны «большой восьмерки». Данная работа проводится в рамках нескольких федеральных целевых программ и основывается на многочисленных межгосударственных договорах. Судя по заявлениям руководителей МИД России, наиболее конкретные планы внешней культурной политики разработаны именно в отношении «ближнего зарубежья». Это обусловлено, прежде всего, тем, что страны СНГ были некогда объединены одной общей культурной политикой и идеологией, единым экономическим пространством, в странах СНГ большое количество русскоязычного населения, поэтому важность указанных программ очень высока.

Международные культурные мероприятия, осуществляемые российскими гражданами, в большинстве своем проходят без какого-либо участия МИД и Росзарубежцентра и приходятся на страны «большой восьмерки»[12].

У такого положения дел существуют объективные предпосылки. Во-первых, еще в период перестройки произошло разгосударствление внешней культурной политики. Во-вторых, денег на полноценную государственную поддержку культурного присутствия за рубежом не хватает. В последние годы финансирование внешней культурной политики улучшается, но до западных стран России далеко. Лишь экономические возможности развитых стран позволяют российским партнерам осуществлять культурные проекты мирового звучания. В-третьих, страны «большой восьмерки» обладают самыми совершенными в мире технологиями и крупнейшими информационными ресурсами, в которых заинтересованы российские пользователи.

Несмотря на это, о странах «большой восьмерки» в концепции внешней культурной политики сказано очень мало и расплывчато, а конкретно о США – вообще одно предложение: «Культура должна оставаться важным компонентом российско-американских отношений, в том числе с учетом влияния США на мировые культурные процессы»[13].

По сути, авторы «Основных направлений» проигнорировали тот факт, что США являются лидером в развитии средств массовой информации, кинематографии, спорта, науки, библиотечного и архивного дела, родиной Интернета, а американская модель высшего образования выбрана ориентиром для реформы отечественной высшей школы[14]. Несколько скромнее в указанных областях возможности стран Евросоюза, Японии и Канады. Впрочем, и их влияние на современную мировую культуру несравнимо более весомо, чем стран СНГ, при всем уважении к последним. Поэтому закономерно, что именно по линии USIA, IREX, TASIS, фонда Сороса и других западных структур, как правило, развиваются международные контакты российских учреждений образования, науки и искусства.

Сотрудничество со странами СНГ носит принципиально иной характер. Здесь уже Россия выступает в качестве донора, а страны СНГ – реципиентов. Культурное сотрудничество в рамках СНГ обречено стать улицей с односторонним движением еще и потому, что страны СНГ – за исключением Беларуси и Украины - имеют небольшие, во всемирно-историческом масштабе, традиции культурных связей с Россией. Кроме того, трения в отношениях России и Запада на рубеже XXI века привели к тому, что западные средства, выделявшиеся на российскую культуру, теперь идут в другие страны СНГ. Западные субсидии в несколько раз превышают те деньги, которые выделяет на аналогичные цели Россия.

Методы работы дипломатов в культурной сфере также не способствуют достижению заявленных целей. На сайтах МИД и Росзарубежцентра подробно рассказывается о конференциях, курсах русского языка, конкурсах русистов, поддержке славянских университетов и русскоязычных школ, музыкальных фестивалях, неделях российского кино, художественных выставках и т.п. Это дела, безусловно, достойные, однако первоочередные потребности рядовых российских учреждений несколько иные.

Ученые заинтересованы в грантах научных фондов, университеты - в регулярных преподавательских и студенческих обменах, киноиндустрия – в коммерческом успехе своей продукции за рубежом, спортсмены – в высоких гонорарах, библиотеки – в подключении к базам данных. Все это может дать Запад, но никак не страны СНГ. К тому же главное внимание дипломатов уделяется имеющим известность учреждениям национального масштаба, а рядовые региональные вузы, музеи, художественные коллективы предоставлены сами себе. Нельзя сказать, что они многое теряют. Российские учреждения вполне научились развивать международные культурные контакты самостоятельно.

Для внешней культурной политики России характерен глубокий разрыв между целями власти и потребностями общества. Если в экономическом, политическом, военном аспекте страны СНГ в той или иной степени сохраняют значимость для России, то в культурном плане страны «большой восьмерки» намного их превосходят. Закрывая глаза на изложенные выше проблемы, руководители внешней культурной политики России не могут решать поставленных ими же самими задач. Неудивительно, что Министерство финансов и Счетная палата подвергают сомнению эффективность расходов МИД и Росзарубежцентра, а Министерство культуры и массовых коммуникаций постепенно перетягивает руководство данной сферой в свои руки.

Если не изменение географических приоритетов внешней культурной политики, то, по крайней мере, уравнение значимости Западной Европы, США и СНГ более бы соответствовало реалиям современности. А политику в отношении соотечественников за рубежом логичнее было бы направить на их привлечение к переезду в Россию, учитывая, что иммиграция является важнейшим источником предотвращения демографической катастрофы современной России.

Таким образом, необходимость преобразования государственной культурной политики в настоящее время является очевидной. Немало времени потребовалось на трудный процесс переосмысления целей, задач и структуры культурной политики в постсоветский период трансформации российского общества.

Вместе с тем к настоящему времени четко определены уровни государственной и региональной культурной политики, области компетенции каждого из них, а также возможные формы собственности и бизнеса в сфере культуры. Выделяется государственная культурная политика на федеральном, региональном и муниципальном уровнях.

Глава 2. Анализ современных стратегических целей культурной политики в России

2.1. Анализ выполненных стратегических целей

Современная культурная политика России, как правило, отождествляется в российском  обществе с политикой конкретного ведомства - Министерства культуры Российской Федерации. Она приобретает четкие законодательно-правовые границы, фиксированный диапазон ведомственного подчинения - сохранение культурного наследия; работа учреждений культуры, кинопроизводство, организация некоторых форм досуговой деятельности, эстетическое развитие и художественное образование подрастающих поколений и др.

Вместе с тем в управленческой практике, в экспертных оценках, теоретическом анализе прослеживается переход от трактовки государственной культурной политики России как моноотраслевой, деятельности по сохранению и развитию культурного наследия к выработке более широкого ее понимания и учета, ее полисубъектного характера. Ныне выделяются различные по содержанию, но сходные по целям направления культурной политики, которые реализуют и другие, помимо Министерства культуры Российской Федерации крупные ведомства и бизнес-структуры, чья деятельность интегрирована в социокультурную сферу. Такое разноуровневое деление культурной политики обусловлено как целями современного культурного развития нашего общества, так и сложным характером российской национальной» культуры, что неизбежно порождает немало трудностей в ходе управленческого регулирования ее ведущих процессов и областей. Реализация современной культурной политики России связана с важными содержательными ориентирами, стратегическими целями, которые способны одновременно выступать критериями ее эффективности.

Так, одной из главных ее целевых ориентаций на настоящем этапе является формирование человеческого капитала. Понимание человеческого капитала связано с аккумуляцией широкими слоями населения высокого жизненно-рекреационного, образовательного и интеллектуального потенциала, а также социально-гражданских свойств, активных жизненных установок, духовно-нравственных потребностей и запросов, способных оказывать конструктивное воздействие на культурное развитие современного общества[15].

Наиболее рельефно переход государственной культурной политики к новым целям, практикам и технологиям отражен в деятельности подавляющего числа учреждений культуры ведомственного подчинения федеральным и местным органам власти (библиотек, театров; зрелищных организаций, клубов, музеев, галерей, парков, цирков и т.п.). С одной стороны, в новых условиях работа этих учреждений осложняется недостаточным финансированием, низкой платежеспособностью населения, технико-технологической отсталостью отраслевой инфраструктуры. С другой - персонал этих учреждений в новых условиях предпринимает попытки сохранить высокие цели своей деятельности и одновременно найти свое место в контексте рынка и демократии. Одновременно ведется учет потребностей разных групп аудитории, публике (особенно в крупных городах и туристских центрах) предлагаются собственные инновации в виде высокохудожественный произведений искусства, оригинальных культурных программ, арт-продуктов, современных форм обслуживания.

В реализации широко понимаемой культурной политики значительно повышается роль науки и образования. Так, в последнее десятилетие в отечественной системе образования прослеживаются общие позитивные тенденции, что особенно заметно при анализе результатов внедрения национального проекта «Образование (2006-2010 гг.)». Данный период в целом стал для учреждений отечественного образования временем модернизационных перемен. В сфере высшей школы осуществлялся переход к двухуровневому образованию; реструктурировалась система начального и среднего профессионального образования; создавались условия для инновационного развития всей системы профессионального образования, в том числе через расширение каналов и технологий социальных коммуникаций и профессиональных взаимодействий.

Массовые культурные потребности (и особенно потребности молодежи в сфере культуры) на протяжении последних десятилетий в целом в своей содержательно-нравственной основе деформировались.

В ряду стратегий государственной культурной политики все более важное значение приобретает активизация российской культуры в межкультурных глобальных диалоговых взаимодействиях с усилением русскоязычного информационного и образовательного пространства в странах СНГ, в дальнем зарубежье. Этой цели служат конкретные целевые и межгосударственные программы, а также практики их реализации в, странах СНГ, направленные на межнациональное сотрудничество в, области культуры, образования, искусства. В этой деятельности повышается роль законодательства, а также сотрудничества с зарубежными общественными и политическими организациями. Указанные направления тесно переплетены между собой и предполагают расширение отраслевого диапазона культурной политики, усиление ее межведомственных связей, формирование ее позитивного имиджа внутри страны и за рубежом. Пока имидж современной России чаще всего строится на образах и жизненных стереотипах ее столичных центров и туристских территорий.

Имидж также призван отобразить богатый опыт России в деле интеграции (но не размывания) культур разных народов страны, который ныне приобретает немалое международное значение. В условиях глобализации во многих странах создается опасность нивелировки культурных ценностей. Идеи мультикультурализма приводят к тому, что в реальной жизни одна национальная культура может быть подавлена другой. С целью укрепления и развития у граждан России культурной идентичности следует всемерно и последовательно распространять в нашей стране и в зарубежных странах позитивные представления об отечественной культуре, об истории страны.

Говоря о государственной культурной политике современной России, можно отметить, что ею игнорируются такие неблагополучные тенденции как нарастание культурной деградации, детская беспризорность, социальное сиротство, алкоголизм, наркомания.

Утрата привычных моделей поведения и ценностных ориентаций, социальных идеалов, привели к распространению феномена, «растерянного  сознания», когда различные слои населения живут, не имея четких жизненных ориентиров, представления о смысле своей жизни, мотиваций к ее улучшению. Серьезной проблемой культурной политики продолжает оставаться сокращение доступа социально уязвимых групп населения к культурным ценностям, что углубляется неоднородностью социокультурных процессов в разных регионах России. В обществе углубляется и социальное неравенство в культурном потреблении. Определенную тревогу вызывают показатели духовной жизни общества, свидетельствующие о значительной переориентации общественного сознания м возвышенных, гуманистических ценностей на материальные, индивидуалистические.

Результаты, социологических исследований и экспертные оценки, проведенные В.И. Савинковым свидетельствуют, что молодое поколение россиян отдаляется от позитивных ценностей отечественной духовной культуры. Этому во многом способствуют издержки в реформировании системы образования, коммерциализированный характер деятельности средств массовой коммуникации, а также трансляция через СМИ пренебрежительного отношения к труду, моральным ценностям, семье, браку[16].

Проанализируем программное регулирование культурной политики России.

Программа представляет собой согласованный по ресурсам, исполнителям, времени осуществления комплекс плановых мероприятий, направленный на решение конкретной проблемы в установленные сроки.

Культурная политика РФ регулируется через программное регулирование.

Сейчас разработкой культурных программ в России занимаются как на федеральном, так и на региональном уровне.

Программы:

1) I федеральная программа «Развитие и сохранение культуры и искусства РФ» 1993-1996 г.

Приоритетами этой программы были сохранение национальной культуры, культурного наследия, инновации в культуре.

Но программа не была выполнена, т.к. была плохо профинансирована.

2) II президентская программа «Развитие и сохранение культуры и искусства РФ» 1997-1999 г.

Помимо бюджетного финансирования разрешалось функционирование культуры из других источников (но не > 5%);

Определялись направления расходования всех финансовых средств;

Функционирование предполагалось через систему государственных заказов.

Приоритетами этой программы являлись:

-Сохранение культурных ценностей,

-Развитие и поддержка российского кинематографа,

-Развитие и поддержка архивного дела,

-Развитие и поддержка циркового искусства.

В программе были прописаны плановые показатели – сроки реализации программы.

Система финансирования была многоканальная - финансирование шло по долевому принципу (деньги поступали как из федерального, так из регионального и муниципального бюджетов).

Но и эта программа не была выполнена, т.к. фактическое финансирование культуры (0,3 – 0,9%) было значительно меньше, чем закрепленное в законодательстве (2% из федерального бюджета, 6% из регионального).

3) Программа «Культура России» 2001-2005 г.

Были определены 3 приоритетных блока для государственного финансирования:

-сохранение культурного наследия РФ

-развитие и поддержка архивов

- развитие и поддержка кинематографа РФ

Также приоритетами являлись:

-предотвращение сокращения сети культурных учреждений

-сохранение кадрового потенциала отрасли культуры

4)Программа «Культура России» 2006-2011 г.

Помимо приоритетов, обозначенных в программе 2001-2005 г ,

был поставлен вопрос об изменении организационно-правовых форм в организациях исполнительских искусств.

Появились такие понятия, как автономное учреждение (АУ) и бюджетное учреждение (БУ).

Финансирование культуры сократилось на 12%.

5) Программа «Культура России» с 2012 г.

Приоритеты:

-Появление новых организационно-правовых форм в организациях исполнительских искусств (АУ-автономное учреждение, БУ - бюджетное учреждение, КУ- казенное учреждение)

-Разработка механизма финансирования по государственному заданию (система субсидирования)

В течение последнего десятилетия политические приоритеты сместились с вопросов обеспечения деятельности сложившейся системы учреждений культуры и охраны памятников в сторону более разнообразных подходов к управлению сферой культуры. Действующая модель культурной политики стала менее централизованной, в ней, помимо государства, появились другие субъекты (например, местное самоуправление), она стала более сложной в экономическом и в административно-правовом отношении.

Начиная с 2003 г., в целях обеспечения эффективности государственного управления были начаты:

  • перераспределение полномочий в пользу регионального и локального уровней власти в рамках общей административной реформы;
  • введение нового бюджетирования, ориентированного на результат (БОР), расширение конкурсного распределения бюджетных средств;
  • создание новых правовых форм для некоммерческих организаций, которые должны, в том числе, стимулировать институциональную реструктуризацию сферы культуры (изменение правовой формы государственных учреждений культуры, образования и науки);
  • развитие частно-государственного партнерства в социокультурной сфере и его правового обеспечения, а также — более широкая приватизация объектов культуры и возвращение имущества религиозным организациям.

2.2.  Оценка соответствия идеологии и программных целей министерства культуры

Мы согласны с мнением В.И. Савинкова[17], что необходимо более тщательно согласовывать целевые ориентиры, методы и задачи государственной культурной политики, проводимой разными субъектами федерального и локального уровней управления в разных сферах общественной практики. Важное значение при этом приобретает расширение межотраслевых связей, разработка, и выполнение межведомственных культурных программ. В целом все важнейшие субъекты, причастные к реализации государственной культурной политики, стоят перед необходимостью совершенствования форм своих коммуникативных взаимодействий с населением, разными социальными сообществами, культурными группами, информационная активность которых ныне во многом приобретает свободный, самодеятельный характер. Необходимо отметить, что в различных направлениях культурной политики диалоговое взаимодействие между государственными органами и разными слоями населения достигается с немалыми трудностям. Издержки отсутствия стратегического видения многих направлений культурной политики проявляются, например, в том, что определенные слои и группы, гражданского общества оказываются нередко более грамотными, активными и демократичными в своей информационно-коммуникативной деятельности, нежели представители государственных организаций, реализующих культурную политику.

Культура выступает системой исключительно специализированных видов деятельности, в целом – художественного творчества, поэтому проблема регулирования этих процессов становится центральной для Министерства культуры и его подведомственных структур, в то время как ценностно-смысловые основания культурной политики уходят на второй план. Концептуальные обоснования тенденций и динамики социокультурного развития уступают место ориентациям «на эффективность и полезность» культуры, часто подменяются погоней за «практическим результатом» – порой даже малозначимым для общества в перспективе, но весьма эффектным по решению проектам и программам «здесь и сейчас»[18].

Таким образом, между теоретическими моделями и практическими возможностями их реализации на практике существует разрыв, что серьезным образом сказывается на динамике социокультурных процессов в российском обществе. На наш взгляд, преодоление так называемого ведомственного, отраслевого подхода к культуре предполагает разработку новой стратегии культурной политики. Однако такое решение не отражает всей сложности и глубины проблемы. Только на первый взгляд очевидны преимущества одного и слабость, уязвимость другого методологического подхода. Вообще с подобным противопоставлением – широким пониманием культуры и ее узкопрактической трактовкой – трудно согласиться. Скорее речь идет о двух разных по масштабу управленческих решениях, так как эти два уровня понимания культуры отражают ее целостность. Более того, в реальной жизни они поддерживают друг друга, способствуя воспроизводству культуры в обществе.

Таким образом, подчеркнем, что согласование высоких целей и конкретных практических задач соответствует сложности социокультурного пространства и направлено на поддержание его целостности.

Для нынешнего века, насыщенного глобальными вызовами и проблемами, характеризирующимся изменением роли государств, взаимозависимостью народов и их культур, значение философских оснований для соединения теории и практики, мышления и действия, познания реальности и проектирования будущего повышается[19]. При этом повышается и ответственность государства за избираемую стратегию, за ценностно-смысловые основания, которые определяют ориентиры культурной политики как одного из видов стратегической управленческой деятельности. Думается, что креативность подходов, технологий и практик к реализации той или иной модели культурной политики во многом зависит от достижения синергии самоорганизационных творческих возможностей субъектов управления и навыками управленческой деятельности – концептуально-технологическим и инструментально-технологическим уровнями стратегического управления, в частности. Инновационность принципов культурной политики проявляется, в том числе в предлагаемых подходах к использованию ее инструментов (правовом, экономическом, организационно-управленческом, информационном, коммуникативном и др.), в умении достигать синергийного эффекта в условиях нестабильности среды и ограниченных ресурсов.

Изменяющийся мир инициирует поиски новых концептуальных линий, связанных с необходимостью перехода России к новой парадигме развития. Вполне закономерны ориентиры на согласованность успехов экономического развития страны и уровня культурных благ и услуг, потребляемых ее населением, их доступности. На наш взгляд, наступило время, когда необходимо ставить и обсуждать вопросы о социокультурном измерении происходящих реформ, о важности продвижения России по направлению к культуроцентризму, в котором центральными являются идеи гуманистической направленности на развитие, сбалансированное между политическими, экономическими и культурными целями.

Речь не идет о новых формах социального детерминизма или жесткой идеологической конструкции. Скорее, о ценностно-смысловых параметрах порядка в социуме, повышающих значимость в общественном развитии культуры, которое меняет отношение к ней в целом и создает основания для наращивания в стране «культурного капитала», для распространения позитивных социокультурных практик.

Концептуальное обновление современной культурной политики России базируется на стремлении общества к расширению смысла понятия «культура» на желании раскрыть истинные возможности культуры в социальном развитии. Это нашло отражение в обсуждаемом законопроекте Российской Федерации «О культуре», где предложено под понятием «культура» понимать «совокупность присущих обществу или социальной группе отличительных признаков, ценностей, традиций и верований, находящих выражение в образе жизни, искусстве и литературе».

2.3. Сравнение России с зарубежными странами

Культурная политика все время должна совершенствоваться, но во всех странах она находится на разных уровнях – поэтому каждое государство выбирает свою модель культурной политики.

По признаку распределения финансовых средств:

Государство – вдохновитель (Государство не вмешивается в процессы культурной деятельности, а с помощью налоговых льгот стимулирует финансирование культуры отдельными лицами и корпорациями. Т.о., госбюджет, в основном, опосредованно участвует в финансировании культуры, недополучая часть налоговых средств).

Государство- патрон (государство финансирует культурную деятельность посредством управления «на расстоянии вытянутой руки». Оно определяет лишь общий уровень поддержки культуры, выделяя соответствующие финансовые средства. Их распределением между конкретными организациями ведают независимые от правительства посреднические организации, являющиеся своеобразным «буфером» между правительством и культурой. Классическим примером государства-«патрона» является Великобритания.)

Государство – инженер (Государство финансирует культуру для образования и эстетического воспитания населения. Поддерживает культуру с помощью аппарата управления, который принимает решения о размерах и адресности выделяемых бюджетных средств.)

Государство – архитектор (Как и «инженер», государство поддерживает культуру через правительственные организации – Министерства или отделы культуры. Решение о субсидиях, их размерах и адресности принимают правительственные чиновники. Архитектор финансирует культуру в соответствии с выработанными социальными стандартами)

Модель культурной политики РФ по данной типологии – государство-инженер. (Постоянная государственная поддержка культуры, государственное финансирование – основа государственных гарантий сохранения и развития культуры)

По всему комплексу организационных, управленческих и финансовых мер управления:

Либеральная модель

Государство не имеет права вторгаться в автономию культуры;

Определяющим является рынок культурных ценностей;

Система финансирования осуществляется, в основном, через систему частных фондов, государственное финансирование.

Пример: модель «вытянутой руки» в США.

Частично государственная модель

Государство делегирует часть своих обязанностей некоему управленческому органу (например, художественному или коллегиальному);

Демократизация культуры.

Пример: Культурная политика Великобритании, Ирландии ;

Децентрализованная система управления (регионы сами принимают решения) в Германии.

Бюрократическо-просветительская / социалистическая модель

Политический, идеологический и финансовый абсолютизм государства над культурой.

Пример: Культурная политика СССР,

сейчас - Китая и Северной Кореи.

Престижно-просветительская / национальная модель

Государство ответственно за составление национальных культурных ценностей и их престиж.

Приоритетом является развитие национальной культуры и ограничение влияния массовой культуры других стран.

Пример: культурная политика Франции.

Национальная эмансипационная модель

Приоритет – возрождение, развитие и сохранение самобытной культуры, которая прежде подавлялась (в странах – бывших колониях или с бывшим тоталитарным режимом);

Иногда – развитие элементарной культуры (например, ликвидация безграмотности)

Пример: культурная политика Африки.

Культурная политика переходного периода

Устанавливается в посттоталитарном обществе.

В некоторых ситуациях государство вообще снимает с себя ответственность за достижение каких-либо целей (следствие: например, в Санкт-Петербурге около 50% населения не ходит в театр вообще).

Пример : культурная политика РФ.

Как осуществляется культурная политика

Через разработку всевозможных теоретических положений

Через точно сформулированные цели и задачи

Через систему методов и механизмов реализации культурной политики на данный момент

Выводы: необходимые задачи для развития культурной политики РФ, определенные анализом международного опыта культурной политики

Признание регионов как субъектов культурной политики.

Признание большей самостоятельности регионов.

Поддержка как некоммерческого, так и коммерческого сектора в культуре ( на сегодняшний день в РФ существует система грантов).

Увеличение количества аналитической работы государства (например, анализ человеческих ресурсов и т.п.)

Увеличение поиска новых партнеров для культуры

Определение понятного различия между государственной и негосударственной культурой (пример - шоу-бизнес в РФ)

Востряков Л.Е.[20] выделил четыре модели культурной политики, используемые в разных странах мира и представляющие в то же время разные сценарии развития. Весьма важно, что базовым критерием для различения этих действующих моделей выступает именно принцип финансирования культурной сферы, а не политические основания.

Первая модель – американская: роль государственной власти в области культуры здесь слаба. Основную долю финансирования дают частные спонсоры, фонды и физические лица.

Вторая модель – децентрализации (действует, например, в Германии): бюджетное финансирование осуществляется региональными и местными властями. Центр, лишенный министерства, имеет ограниченные компетенции в области культуры, участвуя в данном процессе лишь в качестве дополнительного источника денег. Политика в сфере культуры, принимаемая законодательно поддерживаемая, в этом случае включает частное финансирование наряду с государственным и общественным.

Третья модель, принятая в Великобритании, скандинавских странах, Канаде, опирается на принцип «вытянутой руки», согласно которому правительство, определяя общую сумму дотаций на культуру, не участвует в их распределении. Эту функцию осуществляют независимые административные органы, которые, в свою очередь, право распределения финансовых средств передают специальным комитетам и группам экспертов. Подобная практика призвана «держать политиков и бюрократов на расстоянии «длины руки» от работы по распределению финансовых средств, а также ограждать деятелей искусства и учреждения от прямого политического давления или незаконной цензуры.

В Великобритании, например, члены Совета по делам искусств, хотя и назначаются Министром культуры, отбираются из числа наиболее уважаемых интеллектуалов и специалистов сферы культуры. Предполагается, что все члены Совета политически нейтральны, не имеют личной заинтересованности и не представляют никакие частные интересы. Согласно замечанию К.Робинсона, имевшего опыт работы председателем Совета по делам искусств Великобритании, собрать авторитетных интеллектуалов действительно удается, и они хорошо справляются с поставленными перед ними задачами: «У членов Совета нет никакой иной мотивации, кроме того, чтобы пытаться найти правильное решение в интересах будущего искусства всей страны. Члены Совета должны быть профессионалами экстра класса, носителями высших культурных ценностей и быть способны «выбрать между самым лучшим, лучшим и средним»[21].

Важным моментом при этом является полная независимость таких экспертов от государственных структур; они не получают за свою работу никакого вознаграждения, для них это – почетная миссия. А поскольку позиция каждого члена Совета становится достоянием гласности, это исключает всякие закулисные махинации: собственная репутация дороже. Способствует беспристрастности решений и ротация составов таких советов.

Подобная система распределения ресурсов не отменяет, но, наоборот, предполагает возможность финансирования культурных проектов, программ и отдельных коллективов частными лицами и организациями, чье решение не подлежит критике, поскольку здесь речь идет о собственных средствах. По мнению европейских экспертов, такая модель является наиболее приемлемой для России[22].

Четвертая модель, отмечает в докладе европейская группа экспертов, «основывается на существовании сильной администрации в сфере культуры на центральном уровне, администрации, которая сверх своих прямых расходов на поддержку культурного развития играет и роль побуждающей и координирующей силы в деятельности всех партнеров по культурной жизни, в частности региональных и местных сообществ. Этот орган является своеобразным мотором, он с уважением относится к концепциям творцов, к программам, которые разрабатывают руководители организаций культуры. Поддержка и финансирование распределяются не произвольно в тиши кабинетов чиновниками, а на основе мнений специализированных комиссий, в состав которых входят эксперты и независимые специалисты»[23].

Однако какая бы модель не выбиралась в качестве базовой для той или иной страны, следует помнить, что часто это лишь формально провозглашенные принципы, которые в реальности сильно корректируются неформальными правилами[24].

Исследователь европейской культурной политики Энтони Эверитт отмечает: «В основе государственного управления европейских стран лежит противоречие. Оно заключается в огромном разрыве между словом и делом. Все государства постоянно делают заявления о важности культурной политики, но эти заявления не подкрепляются делами. Министерства культуры или другие ведомства, управляющие культурой, даже при условии щедрого финансирования и постоянных усилий не могут изменить общественные приоритеты. Несмотря на самые благие намерения, достижения культурной политики незначительны, а если говорить с точки зрения ее реализации, то и вообще сомнительны. Думается, что у большинства граждан до сих пор нет четкого представления о том, каковы же намерения и цели их правительств в этой области»[25].

Таким образом, можно сделать вывод, что культурная политика России должна развивать по собственному принципу, учитывая лишь некоторые положительные моменты зарубежного опыта реализации культурной политики, т.к. в российской действительности многие принципы зарубежной политики не будут действовать, поэтому необходимо сформировать собственный опыт реализации культурной политики.

Заключение

В результате исследования можно сделать вывод, что в период с 1990 по настоящее время культурная политика России претерпела множественные изменения: от минимально значимой в развитии государства до разработки проекта 2013 г. о важности культуры во всех сферах общества.

Но до сих пор остаются проблемы несогласованности целей и задач культурной политики ее реальному исполнению, также остро стоит вопрос финансирования культуры и культурных работников, которые только собственным энтузиазмом поддерживают  культурный уровень общества.

В 90-е годы происходила частая смена правительства, поэтому также стремительно менялись и министры культуры. Поэтому что-либо создать за короткий срок пребывания на посту не удавалось.

С 2000 года началась перестройка государственного управления культурой и формирование новой структуры Министерства культуры.

В этот период удалось преодолеть негативные последствия в развитии культуры первых перестроечных лет и достигнуть понимания обществом, что культура является одним из важнейших факторов сохранения и укрепления единства российского государства, гармоничного развития его граждан. При этом часть декларируемых принципов и направлений культурной политики так и остаются нерешенными.

В России внешняя культурная политика появилась с появлением И.С. Иванова во главе МИД России. В 1999 г. при Министерстве иностранных дел был создан Совет деятелей культуры, науки и образования. Наиболее конкретные планы внешней культурной политики разработаны именно в отношении «ближнего зарубежья». Это обусловлено, прежде всего, тем, что страны СНГ были некогда объединены одной общей культурной политикой и идеологией, единым экономическим пространством, в странах СНГ большое количество русскоязычного населения, поэтому важность указанных программ очень высока.

Культурная политика России в последнее приобретает более четкие законодательно-правовые границы, фиксированный диапазон ведомственного подчинения - сохранение культурного наследия; работа учреждений культуры, кинопроизводство, организация некоторых форм досуговой деятельности, эстетическое развитие и художественное образование подрастающих поколений и др.

Одним из главных принципов культурной политики в настоящее время является формирование человеческого капитала путем изменения образовательной, культурной, досуговой деятельности.

Отмечено, что государственная культурная политика современной России игнорирует такие неблагополучные тенденции как нарастание культурной деградации, детская беспризорность, социальное сиротство, алкоголизм, наркомания.

Молодое поколение россиян отдаляется от позитивных ценностей отечественной духовной культуры. Этому во многом способствуют издержки в реформировании системы образования, коммерциализированный характер деятельности средств массовой коммуникации, а также трансляция через СМИ пренебрежительного отношения к труду, моральным ценностям, семье, браку.

Анализ программ развития культурной политики показал, что все программы, которые принимались в России были либо совсем не выполнены, либо были выполнены частично, что дает возможность сделать вывод об отдаленности целевых ориентиров культурной политики от реальной России.

Между теоретическими моделями и практическими возможностями их реализации на практике существует разрыв, что серьезным образом сказывается на динамике социокультурных процессов в российском обществе.

Анализ зарубежного опыта показал, что, несмотря на важность исследования зарубежных источников и оценки позитивных и негативных примеров реализации культурной политики, культурная политика России должна развивать по собственному принципу, учитывая лишь некоторые положительные моменты зарубежного опыта реализации культурной политики, т.к. в российской действительности многие принципы зарубежной политики не будут действовать, поэтому необходимо сформировать собственный опыт реализации культурной политики.

Список основных источников и научной литературы

  1. Федеральная целевая программа «Культура России (2012 - 2018 годы)» (утв.постановлением Правительства РФ от 3 марта 2012 г. № 186)
  2. Положение о межведомственной комиссии по реализации мероприятий государственной программы Российской Федерации «Развитие культуры и туризма» на 2013 - 2020 годы
  3. Положение «О Министерстве культуры Российской Федерации» (утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 июля 2011 г. № 590)
  4. Указ Президента РФ от 12.05.2008 № 724.
  5. Приказ Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия «Об утверждении Положения о порядке выдачи разрешений (открытых листов) на право проведения работ по выявлению и изучению объектов археологического наследия».
  6. План реализации в 2013 году и в плановый период 2014 и 2015 годов государственной программы Российской Федерации «Развитие культуры и туризма» на 2013–2020 годы.
  7. Отчет о реализации Федеральной целевой программы «Культура России» в 2012 году.
  8. Отчет о реализации Федеральной целевой программы «Культура России (2012-2018 годы)» за 9 месяцев 2013 года.
  9. Постановление Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2012 г. № 1446 «О внесении изменений в федеральную целевую программу «Культура России (2012–2018 годы)».
  10. Государственная программа Российской Федерации «Развитие культуры и туризма» на 2013–2020 годы.
  11. Государственная стратегия формирования системы достопримечательных мест, историко-культурных заповедников и музеев-заповедников в РФ.
  12. Ариарский М. А. Социально-культурная деятельность как предмет научного осмысления. СПб.: СпбГУКИ, 2008. 791 с.
  13. Астафьева О. Н. Культурная политика: теоретическое понятие и управленческая деятельность. М.: Изд.-воРАГС, 2010. 70 с.
  14. Астафьева О.Н. Культурная политика: теоретическое понятие и управленческая деятельность // Культурологический журнал. 2010. № 2.
  15. Астафьева О.Н. Культурная политика: теоретические аспекты и практика реализации // Серия «Гуманитарные науки». 2013.№ 1-2.
  16. Аванесова Г. А., Астафьева О.Н. Социокультурное развитие российских регионов: механизмы самоорганизации и региональная политика. М., 2004.
  17. Амунц Д.М. Концессионный механизм государственно-частного партнерства в сфере социально-культурной инфраструктуры: Дис. ... канд. экон. наук. М., 2006.
  18. Балакшин А. С. Культурная политика: теория и методология исследования: автореф. дис.д-ра филос. наук. Нижний Новгород, 2005. 48 с.
  19. Бирженюк Г. М. Методология и технология региональной культурной политики: автореф. дис. . д-ра культурологии. СПб., 1999. 32 с.
  20. Брижатова С. Б. Основное содержание технологий разработки региональных программ социально-культурного развития в России в 1990-е гг. Барнаул: АлтГАКИ, 2008. 194 с.
  21. Брижатова С. Б. Технологии формирования региональных программ социально-культурного развития в современной России. Барнаул: АлтГАКИ, 2008. 91 с.
  22. Буева И. П. Духовное и проблемы нравственной культуры // Вопросы философии. 1996. № 2. С. 3-9.
  23. Булавина Д. М. Проектная деятельность в сфере культуры как механизм реализации культурной политики: авторефер. дис. … канд. культурол. Наук // Модернизация и национальная культура. М.: Рос. Институт культурологи. 2007. С. 98-112.
  24. Волк П. Л. Системно-синергетическая интерпретация культурной политики в контекстекультурогенеза: автореф. дис. . д-ра культурологии / П. Л. Волк. Кемерово, 2005. 44 с.
  25. Востряков Л. Е. Государственная культурная политика современной России: региональное измерение: автореф. дис. ... д-ра полит. Наук. М., 2007. 46 с.
  26. Востряков Л. Е. Культурная политика как научная дисциплина и область практической деятельности  // Личность. Культура. Общество. 2004. Вып. 3 (23). С. 240-253.
  27. Генова Н. М. Культурная политика: реалии и тенденции // Социально-культурное пространство региона: традиции, опыт, инновационные модели: материалы всерос. научно-практ. конф. -Пермь, 2008. С. 23-29.
  28. Генова Н. М. Теория и методология инфраструктурной детерминации характера культурной политики региона // Ом. научн. вест. 2010. № 4 (89). С. 209-214.
  29. Генова Н.М. Культурная политика в процессе модернизации инфраструктуры культурного пространства региона: дис. … докт. культ. Кемерово, 2011.
  30. Гудима Т. М. Культурная политика: поворот к рынку или вложения в человека // Обсерватория культуры. 2007. №2. С. 20-25.
  31. Жидков В. С. Государственное управление сферой культуры Текст. / В. С. Жидков, К. Б.Соколов // Ориентиры культурной политики. М., 2002. №5. С. 34.
  32. Жидков В. С. Культурная идентичность в глобальном мире // Фундаментальные проблемы культурологии. СПб., 2008. Т. 2. Историческая культурология. С. 247-264.
  33. Костина А. В. Массовая культура как феномен постиндустриального общества. М.: Изд-во ЛКИ, 2011. - 352 с.
  34. Культурная динамика России в XXI веке: ресурсы, преемственность, перспекитивы: Коллективная монография / Р. Г. Абдулатипов, А. Е.Бусыгин, И. Д. Кобзон и др. М.: Издательский дом МГУКИ, 2011. 320 с.
  35. Савинков В.И. Коммуникативные стратегии становления и развития современной культурной политики России: социологический анализ: дис. … доктора соц-х наук. М., 2011. 440 с.
  36. Саиров Е. Б. Культурная идентичность и диалог культур // Вопросы философии. 2010. № 6. С. 82-88.
  37. Смирнов Е. Б. Культурная идентичность и диалог культур // Вопр. философии. 2010. № 6. С. 82-87.
  38. Хилько Н. Ф. Оценка эффективности региональной культурной политики // Региональная культурная политика: теория и технологии развития / Н. Ф. Хилько. Сб. науч.-метод. статей Омск: ОмГУ, 2000. С.145-154.
  39. Хангельдиева И.Г. Рифы современной российской культурной политики // Культура и рынок: современные тенденции / Сост. И.Г. Хангельдиева. М., 2009. С. 11-25.

Приложение 1

Основы государственной культурной политики (проект)

1. Цель, содержание и принципы государственной культурной политики (выдержки)

Реализация государственной культурной политики предполагает решение комплекса стратегических задач, часть из которых в сегодняшней практике государственного управления с культурой не связана или связана косвенно, но при этом все они имеют исключительное значение для общественного и культурного развития страны и в равной степени относятся к государственному и негосударственному сектору культурной деятельности.

2. Сохранение наследия русской культуры и культур всех народов России как универсальной ценности, определяющей самобытность и жизнеспособность российского народа.

В число задач государственной культурной политики также входят:

— систематизация, расширение и развитие существующего опыта использования объектов культурного наследия, предметов Музейного и Архивного фондов, научного и информационного потенциала российских музеев и музеев-заповедников в образовательном процессе;

— изменение подходов к региональному развитию и территориальному планированию с целью существенного повышения роли объектов культурного наследия, исторической среды городов и поселений, деятельности музеев-заповедников по восстановлению традиционных для конкретного региона форм хозяйственной деятельности, землепользования, обычаев и промыслов. Это позволит повысить эффективность мер, принимаемых для сохранения российских малых городов, создать условия для развития культурно-познавательного туризма;

— поддержка и развитие инициатив граждан по участию на добровольной основе в этнографических, краеведческих и археологических экспедициях, в работе по выявлению, изучению и сохранению объектов культурного наследия.

3. Развитие и защита русского языка — государственного языка Российской Федерации и языка межнационального общения, — как основы гражданского и культурного единства Российской Федерации.

К задачам государственной культурной политики непосредственно относится организация и поддержка работ в области научного изучения русского языка, его грамматической структуры и функционирования, исследования древних памятников, создания академических словарей русского языка и электронных лингвистических корпусов.

4. Поддержка отечественной литературы, возрождение интереса к чтению, создание условий для развития книгоиздания, обеспечение доступа граждан к произведениям русской классической и современной литературы, произведениям литературы на языках народов России.

Государственная культурная политика должна решать задачу расширения доступности для граждан произведений классической и современной отечественной и мировой литературы, литературы для детей, произведений, созданных на языках народов России. Для этого, помимо создания условий для развития малорентабельных сегодня направлений книгоиздания и возрождения системы распространения книжной продукции разных издательств по всей стране, необходимо развивать деятельность библиотек. Современные библиотеки, оставаясь центрами культурного просвещения, должны быть обеспечены хорошо оплачиваемыми, хорошо образованными специалистами, организовывать серьезные культурно-просветительские акции с участием ученых, политиков, педагогов, писателей, библиофилов, оказывать информационные услуги в правовой, экологической, потребительской и других сферах. Библиотеки должны быть клубом для общения, в совершенстве использовать современные информационно-коммуникационные технологии, создавать собственный краеведческий контент, отражающий местную историю.

5. Поддержка и развитие благоприятной для становления личности информационной среды.

6. Широкое привлечение детей и молодежи к участию в познавательных, творческих, культурных, краеведческих, благотворительных организациях, объединениях, коллективах. 

Действия государства в сфере государственной культурной политики адресованы в

Особое значение имеет деятельность детских и молодежных организаций в сфере изучения и сохранения местной истории, краеведения, когда знания о прошлом родного города, села, края претворяются в активную и востребованную обществом деятельность. Это позволяет формировать представления об этнических, культурных, религиозных особенностях жизни родного края, понимание ценности опыта предыдущих поколений земляков и представлений о будущем, связанном с жизнью и работой в месте, где человек родился.

7. Развитие русской и национальных культур народов России, создание условий для профессиональной творческой деятельности, для творческой самодеятельности граждан, сохранение, создание и развитие необходимой для этого инфраструктуры.

8. Поддержка существующих и вновь создаваемых институтов и общественных инициатив, связанных с различными видами культурной деятельности.

9. Практическое обеспечение равных прав граждан на доступ к культурным ценностям, на свободное творчество, занятие культурной деятельностью, на пользование учреждениями и благами культуры.

10. Создание условий для формирования эстетически ценной архитектурной и иной предметной среды.

Государственная культурная политика призвана вернуть понимание того, что формирование эстетически развитой, творческой личности в антиэстетической архитектурной среде, в окружении агрессивной и лишенной даже минимальной эстетической ценности рекламы, в безликих или безвкусных интерьерах общественных пространств невозможно. 

Необходимо вернуться к государственной поддержке архитектурного творчества, восстановить статус архитектуры как социально значимого вида искусства, сделать государство главным заказчиком современной российской архитектуры.

11. Поддержка научных исследований в сфере искусства и культуры.

Культурное развитие общества, достижение цели государственной культурной политики, как и сама ее реализация, невозможны без высокоразвитой науки об искусстве и культуре. Эстетика, история и теория искусств, изучение социальных и психологических аспектов развития культуры, литературоведение, языкознание, научное исследование нематериального культурного наследия — все эти направления философских и научных исследований обогащают наши представления об обществе, цивилизации, позволяют понять закономерности культурного развития. Без науки о культуре невозможна выработка объективных критериев оценки явлений культуры, прогнозирование перспектив ее развития.

Соответственно и реализация, анализ и оценка достигнутых результатов, корректировка государственной культурной политики без науки о культуре также невозможны.

Развитие наук об искусстве и культуре должно быть одной из важнейших задач государственной культурной политики еще и потому, что это позволяет противостоять распространению псевдокультурных продуктов, формировать эстетические вкусы граждан.

Только развитие наук об искусстве и культуре сделает возможным формирование отечественного экспертного сообщества в этой сфере.

12. Развитие образования в сфере искусства и культуры.

Задачей государственной культурной политики должно стать восстановление доказавшей свою эффективность системы ранней подготовки профессиональных творческих кадров. В тех случаях, когда эта задача вступает в противоречие с требованиями системы общего образования, корректировать необходимо именно правила организации общего образования применительно к этой сфере образовательной деятельности. Для обучения особо одаренных детей должны создаваться все необходимые условия, включая организацию интернатов для иногородних учащихся, обеспечения качественными музыкальными инструментами на всем протяжении обучения и первых лет профессиональной карьеры, материалами для художественного творчества и т.д. Для начинающих свой творческий путь режиссеров, писателей, композиторов должна быть создана возможность реализации их дебютных проектов. Необходимо также решить вопрос о возможности получения творческой профессии как второго высшего профессионального образования если не бесплатно, то за счет выделения образовательных кредитов. Необходимо найти решение для увеличения объемов телевизионного эфира, отданного государственными телеканалами представлению лучших образцов современного отечественного профессионального искусства. 

Государственная культурная политика должна решить и задачу подготовки высокопрофессиональных кадров для всех видов культурной деятельности.

Образование в сфере культуры и искусства, помимо системы подготовки сугубо профессиональных кадров, включает в себя развернутую систему детских школ искусств, в которых могут обучаться не только будущие профессионалы, но и все желающие. Государственная культурная политика призвана создать условия для сохранения высокого качества художественного образования и для тех детей, которые не планируют становиться профессионалами. Способность свободно ориентироваться в классической и современной живописи, музыке и других видах искусства должна стать для молодого поколения нормой, образом жизни.

[1] Астафьева О.Н. Культурная политика: теоретическое понятие и управленческая деятельность // Культурологический журнал. 2010. № 2.

[2] Хангельдиева И.Г. Рифы современной российской культурной политики // Культура и рынок: современные тенденции / Сост. И.Г. Хангельдиева. М., 2009. С. 25.

[3] Аванесова Г. А., Астафьева О.Н. Социокультурное развитие российских регионов: механизмы самоорганизации и региональная политика. М., 2004. – С.215.

[4] Сидоров Е.Ю. Культура мира и культура России // Полис, 1998. №5. С.106.

[5] Там же.

[6] РГ (Федеральный выпуск) N4715 от 25 июля 2008 г. // http://www.rg.ru/2008/07/25/avdeev.html

[7] http://zavtra.ru/content/view/kultura/

[8] http://zavtra.ru/content/view/kultura/

[9] Козлов Л.Е. Внешняя культурная политика России в отношении стран СНГ // Дневник Алтайской школы политических исследований. № 21. Современная Россия и мир: альтернативы развития (национальная, региональная идентичность и международные отношения): Материалы международной научно-практической конференции / Под ред. Ю.Г. Чернышова. - Барнаул: Изд-во Алтайского ун-та, 2005. - C.113-116.

[10] Основные направления работы МИД России по развитию культурных связей России с зарубежными странами: Приказ МИД России от 23 февр. 2001 г.

[11] Митрофанова Э.В. Соотечественник - понятие пока невнятное // Независимая газета. – 2004. - 5 апр.

[12] Шмагин Е.А. Культура и дипломатия // Международная жизнь. – 2002. - №3. - С. 61-74.

[13] Основные направления работы МИД России по развитию культурных связей России с зарубежными странами: Приказ МИД России от 23 февр. 2001 г.

[14] Грехова Т.В. США в региональной внешней культурной политике России: дис. … канд. ист. наук. Владивосток, 2005.

[15] Савинков В.И. Коммуникативные стратегии становления и развития современной культурной политики России: социологический анализ: дис. … доктора соц-х наук. М., 2011. 440 с.

[16] Савинков В.И. Коммуникативные стратегии становления и развития современной культурной политики России: социологический анализ: дис. … доктора соц-х наук. М., 2011. 440 с.

[17] Савинков В.И. Коммуникативные стратегии становления и развития современной культурной политики России: социологический анализ: дис. … доктора соц-х наук. М., 2011. 440 с.

[18] Астафьева О.Н. Культурная политика: теоретические аспекты и практика реализации // Серия «Гуманитарные науки». 2013. № 1-2.

[19] Каган М.С. О месте практической философии в системе философского знания. Избр. тр.: в 7 т. СПб., 2006. Т.2: Теоретические проблемы философии. – С.545.

[20] Востряков Л.Е. Государственная культурная политика современной России: региональное измерение: дис. … доктора политических наук. М., 2007.

[21] Jordan G. & Weedon Ch. Cultural Politics: Class, Gender, Race, and the Postmodern World. (Oxford: Blackwell, 1995). P. 46–47.

[22] Доклад зарубежных экспертов о культурной политике России // Культурная политика России. История и современность. Два взгляда на одну проблему / Отв. ред. И.А.Бутенко, К.Э.Разлогов. – М.: Либерея, 1998. С. 193.

[23] Там же.

[24] Востряков Л.Е. Государственная культурная политика: от патерналистской к партнерской модели? // Управленческое консультирование. 2011. № 4. С. 140–155.

[25] Эверитт Э. Как управлять культурой: интегрированное культурное планирование и культурная политика // Культурная политика в Европе: выбор стратегии и ориентиры. – М.: «Издательство Либерея», 2002. С. 101.