Теория народонаселения Т. Мальтуса


Введение

Английский пастор и экономист Томас Роберт Мальтус (1766 - 1834) в сочинении «Опыт о законе народонаселения» (1798) впервые употребил термин «борьба за существование», который впоследствии использовал Ч. Дарвин в теории эволюции видов.

По мысли Мальтуса, « природа щедрою рукою рассыпала зародыши жизни…, но она бережлива, что касается места и пищи». Данному закону, считал Мальтус, «человек подчинен наравне с прочими живыми существами».

Закон народонаселения Т. Мальтуса

Правильность научного предвидения Т. Мальтуса оказалась очевидной прежде всего потому, что обоснованная им теория народонаселения, популярности которой благоприятствовало многократное переиздание « Опыта о законе народонаселения», стала неотъемлемой частью методологической базы, как это признавали они сами, и Ч. Дарвина, и Д. Рикардо, и многих других ученых с мировым именем.

В чем же состоит новизна и оригинальность теории народонаселения Т. Мальтуса, принесшая ему, говоря словами М. Блауга, совершенно невероятный успех, ни с чем не сравнимый в истории экономической мысли? Соображения самого М. Блауга на этот счет сводятся к следующему. Т. Мальтус явился создателем теории народонаселения, из которой вытекают определенные аналитические выводы, превратившие ее в неотъемлемую часть наследия классической экономической мысли. Эта теория стала неким стандартом в суждениях классиков об экономической политике, сводя причину бедности к простому соотношения темпа прироста населения с темпом прироста жизненных благ, определяющих прожиточный минимум. По Мальтусу, всякая сознательная попытка усовершенствования человеческого общества с помощью социального законодательства будет сметена неодолимой людской массой, и поэтому каждому человеку необходимо заботиться о себе самому и полностью отвечать за свою непредусмотрительность. Но все эти доводы автора «Опыта…», заключает М Блауг, явились всего лишь идеологическими ловушками, и поэтому ряд авторов, в том числе Джон Стюарт Милль, взглянув на проблему несколько иначе и признав, что контроль над рождаемостью приемлем с моральной точки зрения, смогли использовать мальтузианскую доктрину как знамя программы социальных реформ.

«Опыт…» Т. Мальтуса не восприняли главным образом представители марксистской экономической теории. Критикуя это сочинение, они традиционно усматривали в нем лишь «глупости» и «апологетику» в надежде доказать никчемность его автора как ученого. Особым нападкам подвергалась центральная идея книги о влиянии численности и темпов прироста населения на благосостояние общества. И хотя идея в принципе верна и актуальна, следует признать, что расчеты Т. Мальтуса, которые должны были с достоверностью подтвердить вытекающие из нее прогнозы, оказались, к счастью, нереальными. Так в конце каждого последующего двадцатипятилетия количество продуктов земледелия будет равняться тому, что собиралось вначале этого двадцатипятилетия, с прибавлением к нему всего того количества, которое в настоящее время может дать поверхность земного шара.

Итак, исходя из современного состояния заселенных земель, можно сказать, что средства существования при наиболее благоприятных условиях применения человеческого труда никогда не могут возрастать быстрее, чем в арифметической прогрессии.

 Неизбежный вывод, вытекающий из сравнения приведенных выше двух законов возрастания, поистине поразителен. Население Великобритании равняется 11 миллионам, и что современная производительность ее почвы совершенно достаточна для прокормления этого населения. Через 25 лет население достигнет 22 миллионов, а продовольствие, также удвоившись , по-прежнему способно будет прокормить население. В конце второго двадцатипятилетия население возрастает уже до 44 миллионов, а средств существования хватит лишь для 33 миллионов. В конце следующего двадцатипятилетнего периода из 88 миллионов населения уже только половина найдет себе средства существования. В конце столетия население достигнет 176 миллионов, средств же существования хватит лишь на 55 миллионов, следовательно, остальные 121 миллион должны будут умереть с голоду.

 Если заменить избранный для примера остров поверхностью всего земного шара, , то уже нет места предположению, что голод может быть устранен перенаселениями. Современное население земного шара равно 1 миллиарду; человеческий род размножался бы как: 1, 2, 4, 8, 16, 32, 64, 128, 256; в то же время средства существования размножались бы как: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9. По истечении двух столетий количество населения относилось бы к средствам существования как 256 к 9; по истечении трех столетий, как 4096 к 13, а по прошествии 2000 лет отношение это было бы беспредельно и неисчислимо. И тогда из-за перенаселения бедность может стать жалким уделом всего человечества. 

 В самом деле, биологическую способность человека к продолжению рода Т. Мальтус характеризует его природными инстинктами так же, как и у животных. Причем эта способность, полагает он, несмотря на постоянно действующие принудительные и предупредительные ограничения, превосходит физическую способность человека наращивать продовольственные ресурсы. Столь простые и не требующие дополнительных аргументов и фактов идеи стали истинной причиной многочисленных и неоднозначных откликов на теорию Т. Мальтуса.

 А. Маршалл, например, указывал, что автор «Опыта…» «показывает, что вплоть до того времени, когда он писал свою книгу, ни одна страна не в состоянии была обеспечить себя достаточным объемом средств существования после того, как ее территория оказалась населенной слишком густо и что рост населения, если он не будет ограничен добровольным воздержанием, будет сдерживаться бедностью или губительными причинами». По его мнению, Т. Мальтус потому «призывает людей прибегать к добровольному самоограничению и , сохраняя нравственную чистоту в своем образе жизни, воздерживаться от очень ранних браков, что он не мог предвидеть бурное развитие парового транспорта на суше и на море, позволяющее англичанам нынешнего поколения приобретать продукты богатейших земель планеты по сравнительно низким ценам ».

М. Блауг же обобщает так: «Если мы соглашаемся с Мальтусом в том, что контроль над рождаемостью – вещь морально предосудительная, на его стороне история роста народонаселения в течение последних двух столетий: численность населения не тормозилась ничем, кроме «нищеты и порока». Если же напротив, найти контроль над рождаемостью морально оправданным, Мальтус опять-таки прав: «нравственное обуздание» в широком смысле слова – это одно из ограничений роста населения сверх ресурсов продовольствия. Теорию Мальтуса невозможно опровергнуть , так как она неприменима ни к каким вероятным или действительным демографическим тенденциям: она претендует на то, чтобы описывать реальный мир, но ее описание справедливо по определению ее собственной терминологии».

Однако невозможность увеличивать производство продовольствия Т. Мальтус объяснял не только медленными техническими усовершенствованиями в сельском хозяйстве и ограниченностью ресурсов земли, но и прежде всего надуманным и популярным в то время «законом убывающего плодородия почвы». Кроме того, использованная им американская статистика в пользу «геометрической прогрессии» роста численности населения более чем сомнительна, ибо не отражает разницу между числом иммигрантов в США и числом родившихся в этой стране. Но одновременно нельзя, по-видимому, забывать оговорку самого Т. Мальтуса о том, что, познакомившись с его трудом, «всякий читатель должен признать, что, несмотря на возможные ошибки, практическая цель, которую преследовал автор этого сочинения, состояла в улучшении участи и увеличении счастья низших классов общества».

Заключение

Мальтус, в отличие от Смита, выдвинул положение, согласно которому рост населения является не позитивной основой богатства, а его тормозом в связи с сокращением возможностей обеспечения населения жизненными благами. Эта теория разделялась многими представителями классической школы. Впоследствии был выявлен целый ряд ошибок Мальтуса. В частности, главное значение он придавал соотношению браков и рождений, гораздо меньше принимая во внимание снижение смертности. Кроме того, с повышением уровня жизни народа в известных пределах рождаемость самопроизвольно снижается.

Резюмируя все «за» и «против» в связи с «Опытом…» Т. Мальтуса , М. Блауг утверждает: «Неверные прогнозы мальтусовской теории народонаселения объясняются тем, что мотивы к ограничению рождаемости вовсе не были независимыми от исхода гонки между величиной населения и объемом средств существования ». Поэтому он делает вывод о том, что даже в результате столетней дискуссии по поводу теории народонаселения этого автора «его теорию можно интерпретировать так, чтобы она соответствовала критерию опровержимости (в этом виде она и была опровергнута)».

Однако это не означает, что Мальтус был полностью не прав. Проблема , которую он выдвинул, не была мнимой. Она не потеряла своей актуальности и сейчас, в особенности для стран «третьего мира», где из-за низкой эффективности экономики сохраняется низкий уровень жизни и традиционно не используются меры искусственного ограничения рождаемости.

Список использованной литературы

  1. Белоусов В. М., Ершова Т. В. история экономических учений: Учебное пособие. Ростов н/Д: издательство «ФЕНИКС», 1999.-544с.
  2. История экономических учений: Учебник. – 4-е издание, перераб. и доп. – М.: ИНФРА-М, 2009. – 480с. – (высшее образование).
  3. История экономических учений: Учебник для вузов / Под ред. проф. В. С. Адвадзе, проф. А. С. Квасова. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004.- 391 с.