Реферат по ГМУ
"Модернизация"



Оглавление

Введение

  1. Содержание модернизации как процесса
  2. Модернизация российского общества: исторический опыт и перспективы

Заключение

Список использованных источников

Введение

Вопрос об осмыслении путей и характера развития России до сих пор сохраняет свою актуальность, несмотря на второе десятилетие с начала социально-экономических реформ. Если раньше речь шла о постсоциалистическом выборе России, то теперь обсуждаются новые пути развития в XXI веке. Но если ранее говорилось о том, что Россия «напоминает собой путника, который шел в определенном направлении и вдруг оказался в совершенно незнакомой местности – и теперь ему нужно определить, как отличить движение вперед от движения назад, вбок, в сторону, по кругу», то теперь следует особенно акцентировать внимание на социальных ориентирах: «Россия вышла сегодня на тот рубеж, когда она особо нуждается в социальном, экономическом и политическом ориентировании… Поиск критериев движения вперед, поиск новых социальных координат необыкновенно важен для России»[1]

В настоящее время основным приоритетом политического и научного дискурса является идея модернизации российского общества, о необходимости которой говорилось в послании Федеральному собранию Президента России Д.А. Медведева.

Речь шла, прежде всего, об экономической и политической модернизации, но в то же время, подчеркивалось, что «инновационная экономика может сформироваться только в определённом социальном контексте как часть инновационной культуры, основанной на гуманистических идеалах, на творческой свободе, на стремлении к улучшению качества жизни». Иными словами, любые экономические и политические новации имеют перспективу лишь в определенной социальной среде, которая должна стать питательной почвой, позволяющей реализовать декларируемые амбициозные задачи.

Объектом реферата выступили общественные отношения, возникающие в процессе модернизации общества.

Предметом – особенности модернизации российского общества.

Целью работы является изучить сущность и модернизации и ее развитие в России.

Задачами работы являются:

  1. Изучить содержание модернизации как процесса.
  2. Определить историческое развитие модернизации российского общества.

1. Содержание модернизации как процесса

Вероятно, доминирующим фактором, который определяет направленность социальных перемен в российском обществе, является его втягивание в русло общецивилизационного развития. Это обстоятельство радикально изменяет способы анализа. Господствовавшая ранее в советском и российском обществознании марксистская методология исследования, имевшая дело только с устоявшимися процессами и сложившимися структурами, не в силах раскрыть содержание переходных процессов. Кроме того, объяснение социальных изменений влиянием преимущественно экономического фактора, как принято в марксизме, оказывается явно недостаточным для описания формирующегося многообразия социальных отношений.

Понимание содержания и характера переходного общества, его способности и возможностей реформироваться требует более широкого контекста исследования, вмещающего в себя влияние всех социальных факторов, среди которых доминирующими являются социокультурные. Наиболее адекватным для такого контекста можно признать цивилизационный подход, акцентирующий внимание на системе ценностей, культуре, ментальности субъектов, которые определяют конкретные формы и способы эволюции человеческого общества.

Опыт человечества показывает, и мы это неоднократно подчеркивали, что в основе эволюции общества лежит закон возрастающего разнообразия потребностей, которые удовлетворяются благодаря массовой созидательной деятельности индивидов. Данный закон отражает общую тенденцию движения общества от простых структур к сложным. Усиливающееся многообразие потребностей приводит к усложнению форм разделения труда. Отдельные индивиды и группы специализируются в создании определенных видов товаров и услуг. Они вступают во взаимодействие с производителями других ценностей, обмениваясь деятельностью, информацией, ресурсами, результатами своего труда. Так, взаимодействуя, люди воспроизводят и развивают экономические, социальные, политические, культурные и иные отношения. В результате роста разнообразия потребностей и соответственно умножения форм разделения труда растет многообразие социальных связей, социальных групп, образов жизни, индивидуальностей. Происходят дальнейшая дифференциация и индивидуализация потребностей. Возрастающее усложнение социальной системы имеет целесообразный характер, поскольку содействует устойчивости общества, его большей приспособляемости к изменяющимся условиям внешней среды. Усиление неоднородности социальных потребностей различных индивидов является естественно-историческим механизмом восходящего развития общества.

Однако в результате взаимодействия индивидов происходит не только формирование условий жизнедеятельности (т. е. социальных отношений), но и воспроизводство самого человека. Воспроизводство условий жизни и воспроизводство индивида имеют в своей основе систему культуры и соответствующую картину мира, которые задают смысл и направленность деятельности. Ценности культуры составляют сферу мотиваций поведения и деятельности личности, формируют его образ жизни, действительные потребности и возможности, отношение к происходящим изменениям.

Возможности общества, его способность к прогрессу зависят от того, как взаимодействует система культуры общества (т. е. какие ценности лежат в основе деятельности и поведения личности) и социальные отношения, т. е. условия жизни. Культура может предписывать простое воссоздание существующих отношений, стремление индивидов к ограничению потребностей, но может и призывать их к постоянному совершенствованию и усложнению социальных отношений, формировать у них стремление к удовлетворению возрастающего многообразия потребностей.

Две системы ценностей порождают два типа общества, отражающих две ступени цивилизационного развития, - традиционное и современное, которые различаются по многим параметрам. Наиболее важными из них являются: механизмы социальной эволюции (экономические интересы личности или принуждение); способы регуляции социальных отношений (контроль со стороны властей над всеми сферами жизни или взаимодействие политики с экономикой, социальной и культурной сферами как относительно самостоятельными сферами жизни общества и индивида); место и роль личности в обществе (личность как самостоятельная ценность или как часть класса, средство осуществления государственных интересов); образ жизни (простой или сложный); дифференциация ролей и функций социальных институтов (совмещение функций ограниченного числа таких институтов в результате неструктурированности и неразвитости потребностей и интересов или строгое разделение, разграничение функций внутри сложной системы социальных институтов вследствие глубокой дифференциации и сложной структурированности потребностей и интересов различных социальных субъектов). Переход от традиционного типа воспроизводства общественной жизни к современному отражает процесс рационализации социальных отношений, стремление к сознательной, осмысленной организации человеческой деятельности в условиях нарастающей дифференциации интересов и потребностей, усложнения социальных взаимосвязей.

Традиционное общество характеризуется экономической и технологической отсталостью, оно функционирует на основе местнических ценностей, выражающих самобытность данного сообщества (рода, племени, этноса). Общественные отношения регламентируются многочисленными предписаниями, традициями, обычаями. Основой общества является группа (община, сословие). Индивид «растворен» в коллективе, не осознает своих личных интересов, он бесправен и несвободен, поскольку зависит от сообщества. Осмысление реальности индивидом осуществляется иррационально - через систему верований, поклонение авторитетам. Сознание людей закрыто: индивид враждебно относится ко всему, что отличается от него, его образа жизни, нетерпим к иным системам ценностей. Зависимость индивида от рода, общины, этноса культивирует в нем уравнительно-коллективистские ориентации, стремление к поддержанию существующих социальных отношений.

Современному обществу присуща рационализация всей системы общественных отношений. Оно основано на возрастающей самоценности отдельного индивида и развивается на универсальных ценностях прагматизма, рационализма, свободы выбора, собственности, диалога культур. Личность ответственна за себя, поскольку ее поведение определяется ее собственными интересами. Свободные индивиды составляют гражданское общество, перед которым ответственна рациональная бюрократия и правительство. Постоянно меняющиеся потребности индивида требуют всемерного совершенствования социальных отношений, которые создавали бы возможности для их реализации.

Между традиционным и современным обществами располагаются переходные, или предсовременные. Они представляют собой частично модернизированные общества, т. е. такие, в которых осуществлена модернизация отдельных сфер (например, технологическая модернизация в сфере производства), преодолена экономическая отсталость, сословность, но социальные отношения развиваются преимущественно на основе традиционалистских ценностей, обычаев, религиозных норм[2].

Переход от традиционного общества к современному предполагает изменение типа воспроизводства общественной жизни, т. е. перехода от типа, при котором общество репрессирует индивидуальные потребности и лишь воспроизводит привычные формы бытия, к другому типу воспроизводства общества, при котором социальные отношения постоянно совершенствуются в зависимости от движения потребностей индивида. Процесс преобразований общества в таком направлении и называется модернизацией.

Один из авторов теории модернизации У. Мур определил процесс модернизации как «трансформацию традиционного или предсовременного общества, в результате которой в обществах разовьются такие типы технологий и соответствующие им формы социальной организации, которые характеризуют развитые, экономически процветающие и относительно политически стабильные нации западного мира».

Модернизация как процесс изменения системных свойств общества предполагает трансформацию его важнейших сфер и формирование более сложного и быстро меняющегося образа жизни. В экономической области модернизация означает максимальное распространение товарно-денежных отношений, технологическую революцию, высокий уровень профессиональной специализации, способные поддерживать постоянный рост производительности труда. Заинтересованность и творческий труд стимулируются экономической самостоятельностью производителя, высокой мобильностью рабочей силы, ростом образования и квалификации, компетентным руководством со стороны технократии. В результате существенно повышаются уровень жизни и потребления.

Экономическая свобода и технологическая модернизация решающим образом влияют на социальные отношения, изменяя принципы и порядок социальной дифференциации общества (перехода от сословных, наследственных к экономическим механизмам дифференциации), трансформируя социальные институты и их функции. Монополия определенных социальных институтов на регламентацию всех сфер жизнедеятельности индивида заметно сокращается. Изменяется мотивация поведения личности: индивид больше ориентируется на собственные силы и возможности, нежели на помощь коллектива и государства. Усложнение социальной структуры переходного общества обусловливает и политическую модернизацию, содержание которой заключается в создании эффективных властных структур, дифференциации их ролей и функций, формирования рациональной бюрократии и высоком участии масс в политическом процессе.

Указанная последовательность процессов модернизации общества не обусловлена детерминирующим влиянием экономики. Теория Модернизации исходит из признания равнозначности социальных факторов в воспроизводственном процессе, а доминирование конкретных типов модернизации (т. е. что первоначально модернизируется - экономика, политика или культура) зависит от имеющихся предпосылок.

Признание равнозначности различных факторов в воспроизводственном процессе позволяет учитывать многомерность социального развития и множественность исторических времен, отражающих различную скорость, ритм, характер и длительность общественных изменений. В силу этого в западной политологии нет единства мнений относительно движущей силы модернизационного процесса. Одни исследователи (С. Эйзенштадт, С. Хантингтон, А Леей) считают, что ядром трансформации являются социальные институты, способные впитывать изменения, другие (А Инкельс, В. Верба, Г. Алмонд) - психологические факторы, третьи (К. Дойн, Л. Пай, Э. Роджерс) - систему коммуникаций. Признавая важность социальных, технологических, экономических процессов в трансформации общества, все-таки, на наш взгляд, их следует рассматривать как предпосылки, как возможности развития. Однако данная возможность перерастает в действительность лишь при наличии культурного фактора, способного интегрировать существующие источники модернизации, постоянно наращивать воспроизводственную способность индивида.

2. Модернизация российского общества: исторический опыт и перспективы

В России специфика действия названных закономерностей перехода к демократии и рынку определяется тем, что страна представляет собой федеративное образование, неоднородное в историческом, социокультурном и религиозном отношениях. В многонациональных образованиях переход к демократии, как правило, сопровождается обострением межнациональных конфликтов, усиливаемых социально-классовым противоборством между традиционными классами и теми новыми слоями, которые возникают на базе предпринимательства. Как показывают события последних лет, совпадение современной модернизации с ростом национального самосознания и национальным возрождением многих народов России сопровождается не только обострением межнациональных отношений (о чем свидетельствует, например, война в Чечне), политической нестабильностью и социальной напряженностью, но и возможностью появления теократических авторитарных режимов, ростом национализма и шовинизма.

Опыт первых лет модернизации в России выявил наиболее сложную проблему переходного периода, а именно проблему сохранения системы в состоянии динамического равновесия, баланса интересов различных социальных групп в условиях существенной поляризации сил. Поиск наиболее оптимальной модели последовательного перехода к демократии заметно затянулся; это в значительной мере объясняется тем, что в условиях кризиса прежней модели общество оказалось чрезвычайно единодушным в ее отрицании, но чрезмерно избирательно подошло к определению желаемого будущего.

Устойчивость процесса изменения системных качеств российского общества, характера деятельности, образа жизни людей во многом зависит от способности широких слоев населения воспринимать идеи реформ как свои личные, воспроизводить их, делать содержанием личной культуры. Однако социокультурная среда в России менее всего благоприятствует столь радикальным изменениям. Модернизация российского общества происходит в условиях культурного конфликта, в котором столкнулись два социокультурных потока, один из которых ориентирован на индивидуалистические ценности западной либеральной цивилизации, "а другой, противоположный- на корпоративно-коллективистские ценности восточной цивилизации. В России эти две социокультурные системы неорганично сочетаются, отторгают друг друга, что обусловливает волнообразность изменений и возвратные тенденции в трансформации постсоциалистического общества.

Неорганичное сочетание индивидуалистических и коллективистских ценностей вызвано промежуточным полоокением России между Западом и Востоком. Россия в своем развитии всегда испытывала их влияние и эволюционировала благодаря заимствованиям. Первоначальное доминирование ценностей восточной цивилизации, связанное с влиянием активных торговых, культурных и религиозных отношений (принятие христианства) с Византией, наложило отпечаток на способы организации общества, образ жизни. Эволюция общества путем концентрации политического господства в руках государства за счет роста его притязаний была обусловлена и тем, что освоение необъятных просторов могло осуществляться на основе централизации власти, тотальной регламентации всех сфер жизнедеятельности человека. Целостность общества в этих условиях достигалась за счет подавления индивидуальных интересов, преодоления социального многообразия.

Возвышению роли политических факторов в развитии общества способствовала и организация хозяйственной жизни. Незрелость технологических компонентов производства стимулировала его экстенсивное развитие за счет вовлечения дополнительной рабочей силы. Это определяло неразвитость трудовых навыков работника, необходимость непосредственной кооперации производителей в одном месте и, как следствие, ограниченность прибавочного продукта, который создавался ими. В таких условиях индивид зависел от силы организации (общины), которая обеспечивала его прожиточным минимумом, и от власти, которая интегрировала эти усилия и направляла их. Кроме того, незначительный прибавочный продукт требовал централизованного и уравнительного распределения, что подкрепляло власть государства над личностью как гаранта ее физического выживания.

Отсутствие свободного индивида, обладающего собственностью, или активно причастного к процессу распределения прибавочного продукта, не могло сформировать у него развитых производительных интересов, и оттого преобладал государственно-зависимый работник нерыночного типа с ярко выраженным эгалитарным сознанием. Он не был заинтересован в получении более высокого дохода за счет более интенсивного труда. Ему был достаточен минимум, позволявший сохранять привычный уровень существования. Воспроизводственный процесс осуществлялся на основе устойчивых традиций, веры в совершенство существующего общества, его неизменность. Стремление к сохранению патриархального идеала, предохранение его от различных трансформаций культивировало и православие, принятое князем Владимиром. Из всех направлений христианства православие наиболее консервативно как мировосприятие и менее всего стимулирует адаптивность российского общества к изменениям. Черты восточного цивилизационного уклада в жизни российского общества усилились в период монгольского ига.

Закат Византии активизировал связи России с Западом. Ценности либеральной цивилизации активно распространяли те социальные группы, которые поддерживали интенсивные отношения с Западом - интеллигенция, купцы, правящая элита.

Попытки модернизации России предпринимались при Иване Грозном, Борисе Годунове, Петре I, Александре II, Александре III, а также в советское время. Особенность их состоит в том, что они проводились «сверху» как реакция на вызов стран западной цивилизации, следовательно, импульсы модернизации находились вне общества. Неорганичность формирования предпосылок модернизации приводила к тому, что она представляла собой всего лишь попытку правящих классов разрешить возникающие внутренние проблемы средствами власти. Имперская модель модернизации являлась следствием циви-лизационной разнородности этносов, населявших Россию, структурную целостность которой можно было обеспечить авторитарной (а часто и тоталитарной) властью. Авторитарная модернизация «сверху» состояла в стремлении правящей элиты заимствовать технологические достижения, перенести европейские политические, культурные институты и ценности на российскую почву при сохранении прежних общественных отношений. Но при этом всегда возникало противоречие между индивидуалистическими ценностями и общественными отношениями традиционного типа.

Отсутствие развитой добуржуазной культурной традиции, незрелость правовых и политических предпосылок обусловили доминирующее значение в модернизации политической власти государства. Прежде всего модернизация была выборочной и касалась только тех сфер, которые укрепляли мощь государства. При Петре I такой сферой был военно-промышленный комплекс. Одной из особенностей модернизации при заимствовании моделей западных институтов было укрепление до-буржуазных отношений (крепостничества), что уже обусловливало ее паллиативный и ограниченный характер[3].

Более масштабную попытку внедрения западных ценностей и институтов в российское общество предпринял Александр II, начавший освобождение крестьян от крепостной зависимости, утвердивший земское местное самоуправление, суд присяжных. Однако Россия так и не смогла перейти к ценностям либеральной цивилизации и постоянно оставалась между двумя цивилизациями. Данное обстоятельство обусловило цикличность ее развития, эклектичность политической культуры, синдром развивающегося общества.

Механизм социальных изменений в развивающемся обществе не основан на естественном действии интересов индивида, преемственности и поступательности. В подобных условиях общество эволюционирует через разрыв, разрушение, скачки вперед и откаты назад. Синдром развивающегося общества состоит в постоянном воспроизводстве в социально-экономической и культурной сферах тенденций разрыва и разрушения. Неорганичное сочетание западных и восточных ценностей приводило к тому, что доминирование на отдельных этапах развития России, особенно в периоды реформ, индивидуалистических ценностей порождало неуверенность, дискомфорт большей части населения, связанного с корпоративно-коллективистскими ценностями. Их недовольство приводило к тому, что реформы сменялись контрреформами. Однако устойчивое преобладание корпоративно-коллективистских ценностей в воспроизводственном процессе всякий раз вступало в противоречие с постоянно развивающимися потребностями индивида.

Подобная неорганичность, промежуточность цивилизационного развития России не была преодолена и модернизационными попытками в советское время, одни из которых основывались на желании создать общество «нового типа», другие - на стремлении ликвидировать его очевидные недостатки. Авторитарная модернизация 30-х годов создала преимущественно индустриальное общество, урбанистическую культуру. Однако советское общество по многим характеристикам отличалось от современного ему западного индустриального общества, прежде всего структурой экономики, уровнем и качеством жизни, степенью технологической оснащенности гражданских отраслей народного хозяйства, а главное - системой ценностей. Дело в том, что модернизации в советское время, как и раньше, не затрагивали социокультурную динамику России, а во многом активно культивировали и воспроизводили ее, лишь добавляя эпитет «социалистическая».

Так, после кризиса политики «военного коммунизма» стала обнаруживаться незрелость цивилизационных предпосылок для строительства нового общества. Реальное втягивание страны в лоно промышленной цивилизации путем применения экономических механизмов (товарно-денежных отношений, рынка, примата общечеловеческих ценностей) натолкнулось на господствовавший тип работника, стандарты его экономического и политического поведения, культуру общества.

Известно, что, развязав мощные силы рынка, способствуя подъему экономики страны, новая экономическая политика в то же время резко обострила классовые антагонизмы, стимулировала дальнейшее имущественное расслоение, вызвала рост эксплуатации, массовую безработицу. Болезненно происходил распад крестьянской общины, являвшейся основой социальной структуры общества. Все это послужило причиной назревавшего недовольства социальных сил, рассчитывавших на социальные гарантии и помощь государства. Столкновение разнотипных культур и их носителей грозило распадом общественной системы. Ее целостность могла сохраниться либо за счет дальнейшего углубления гражданского мира и последовательного перехода к новому типу исторического развития, основанному на экономической свободе и политической демократии, либо путем установления тоталитарного режима, способного преодолеть антагонизмы благодаря уничтожению источников их воспроизводства (нэповской экономики, рынка, товарно-денежных отношений), жестко регламентировавшего развитие общественной жизни.

Большинство населения, испытывавшего дискомфорт в условиях сложного рыночного образа жизни, стремилось устранить его в результате объединения вокруг коллективной цели и тем самым преодолеть противоречивое многообразие интересов. Правящая элита при осуществлении технологической модернизации также была заинтересована в сохранении коллективистской системы ценностей - и не только ради сохранения чистоты идеологии, но и в практическом плане. Низкая степень индивидуальной и общественной защищенности людей вследствие незрелости способа производства, культурная отсталость и отсутствие демократических традиций, обусловленные неразвитостью гражданского общества, создавали благоприятные возможности для широкого вмешательства государства во все сферы жизнедеятельности индивида. Провозглашая необходимость формирования личности нового типа, правящая элита на практике активно культивировала патриархальные ценности (корпоративность, уравнительность, доминирование общественного интереса над личным).

Опираясь на государственно-зависимый тип работника, тоталитарный режим внедрил производственную этику, основанную на гарантиях, на нежелании проявлять инициативу, усердие, трудолюбие, ответственность, идти на риск. Причем для этого создавались не только экономические предпосылки (лишение работника средств производства), но и организационные формы. Культура государственно-зависимого работника опиралась на радикально-общинную психологию, развивавшуюся колхозно-совхозной системой. Усложнение социальной системы в результате индустриализации наталкивалось на одностороннее развитие работника такого типа, утратившего свои субъективные качества, которые он делегировал государственным и партийным структурам. Тоталитарно-авторитарная власть «представляла собой своеобразную компенсацию экономической отсталости, социального раскола, традиционного менталитета - ведь развитое общество не нуждается в разветвленной системе насилия. Сохраняющийся культурный конфликт между индивидуалистическими и коллективистскими ценностными ориентациями в значительной мере определяет возможности модернизационного процесса в России сегодня.

Следовательно, специфика реформирования посткоммунистических обществ обусловлена не только тем, что они имели логику социального развития, основанную на иных мобилизационных механизмах. Не менее важно и то, что для современной модернизации им недостает целого ряда цивилизационных предпосылок (зрелого гражданского общества, рыночной инфраструктуры, демократических традиций). Ситуация осложняется и тем, что постсоциалистическим странам приходится решать в ограниченные сроки очень разнородные по происхождению и содержанию задачи (переход к информационным технологиям осуществляется одновременно с воссозданием отношений частной собственности, внедрением элементов рыночной экономики и т. д.). И если учесть, что решение подобных разноплановых задач сопровождается заметным падением уровня жизни основной массы населения, то становится понятной важность поиска нетрадиционных технологий трансформации социальной системы. Однако наиболее значимым для России является формирование механизма преодоления социокультурных противоречий, поскольку именно они определяют логику и характер возможных социальных изменений.

Заключение

В заключении модно сделать вывод, что модернизация как процесс изменения системных свойств общества предполагает трансформацию его важнейших сфер и формирование более сложного и быстро меняющегося образа жизни. В экономической области модернизация означает максимальное распространение товарно-денежных отношений, технологическую революцию, высокий уровень профессиональной специализации, способные поддерживать постоянный рост производительности труда. Заинтересованность и творческий труд стимулируются экономической самостоятельностью производителя, высокой мобильностью рабочей силы, ростом образования и квалификации, компетентным руководством со стороны технократии. В результате существенно повышаются уровень жизни и потребления.

Экономическая свобода и технологическая модернизация решающим образом влияют на социальные отношения, изменяя принципы и порядок социальной дифференциации общества (перехода от сословных, наследственных к экономическим механизмам дифференциации), трансформируя социальные институты и их функции. Монополия определенных социальных институтов на регламентацию всех сфер жизнедеятельности индивида заметно сокращается. Изменяется мотивация поведения личности: индивид больше ориентируется на собственные силы и возможности, нежели на помощь коллектива и государства. Усложнение социальной структуры переходного общества обусловливает и политическую модернизацию, содержание которой заключается в создании эффективных властных структур, дифференциации их ролей и функций, формирования рациональной бюрократии и высоком участии масс в политическом процессе.

Теория Модернизации исходит из признания равнозначности социальных факторов в воспроизводственном процессе, а доминирование конкретных типов модернизации (т. е. что первоначально модернизируется - экономика, политика или культура) зависит от имеющихся предпосылок.

В России специфика действия названных закономерностей перехода к демократии и рынку определяется тем, что страна представляет собой федеративное образование, неоднородное в историческом, социокультурном и религиозном отношениях. В многонациональных образованиях переход к демократии, как правило, сопровождается обострением межнациональных конфликтов, усиливаемых социально-классовым противоборством между традиционными классами и теми новыми слоями, которые возникают на базе предпринимательства. Как показывают события последних лет, совпадение современной модернизации с ростом национального самосознания и национальным возрождением многих народов России сопровождается не только обострением межнациональных отношений (о чем свидетельствует, например, война в Чечне), политической нестабильностью и социальной напряженностью, но и возможностью появления теократических авторитарных режимов, ростом национализма и шовинизма.

Список использованных источников

  1. Алимарин С. И. Социальная эволюция и идеология // МОЛ (Московская Организация Литераторов). — № 1. — 2003.
  2. Гавров С. Н. Модернизация во имя империи: социокультурные аспекты модернизационных процессов в России. – М.: Эдиториал УРСС, 2010
  3. Гавров С. Н. Модернизация России: постимперский транзит М.: МГУДТ, 2010. Крадин Н. Н. Проблемы периодизации исторических макропроцессов. Раздел «Теории модернизации». – М., 2008.
  4. Галечян А. М. Политическая элита как субъект модернизации современной России. Автореф. дис. … канд. полит. н. — М., 2008.
  5. Глинчикова А.Г. Капитализм, социализм, индустриальное общество – к вопросу о соотношении понятий // Вопросы философии. – 2008. № 9.
  6. Межуев В. М.Ценности современности в контексте модернизации и глобализации // Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение». - 2009. - № 1.
  7. Побережников И. В. Переход от традиционного к индустриальному обществу: теоретико-методологические проблемы модернизации. М.: РОССПЭН, 2006. - 240 с.
  8. Теория политики: Учебное пособие / Под ред. Б. А. Исаева. — СПб., 2008. — Тема 20. Политическое развитие и модернизация.
  9. Эйзенштадт Ш. Революция и преобразование обществ. Сравнительное изучение цивилизаций. — М., 1999. 
  10. Eisenstadt S. N. Modernization: Protest and Change. — Englewood Cliffs, 1966. — P. 1-5.

[1] Глинчикова А.Г. Капитализм, социализм, индустриальное общество – к вопросу о соотношении понятий // Вопросы философии. – 2008. № 9.

[2] Эйзенштадт Ш. Революция и преобразование обществ. Сравнительное изучение цивилизаций. — М., 1999. – С.261.

[3] Галечян А. М. Политическая элита как субъект модернизации современной России. Автореф. дис. … канд. полит. н. — М., 2008.