Политика как общественное явление


Оглавление

Введение

  1. Основные свойства политики и ее роль в обществе
  2. Структура и уровни организации политики
  3. Политика и другие сферы общества и их взаимоотношение
  4. Насилие и ненасилие в политике

Заключение

Список литературы

Введение

Политология занимает видное место среди наук об обществе. Это место определяется тем, что политология изучает политику, роль которой в жизни общества очень велика. Политика связана со всеми сферами общества и активно воздействует на них. Она воздействует на судьбы стран и народов, на отношения между ними, влияет на повседневную жизнь человека. Вопросы политики, политического устройства, демократии, политической власти, государства касаются всех граждан, затрагивают интересы каждого. Поэтому проблемы политики, политической жизни, никогда не утрачивали и тем более не утрачивают сейчас актуального значения буквально для всех членов общества.

В связи с указанными причинами в настоящее время приобретают особую актуальность научные исследования политики, наращивание знаний о политической сфере, развитие теорий политики и политической деятельности.

Целью реферата является исследование политики как общественного явления.

1. Основные свойства политики и ее роль в обществе

Политика принадлежит к числу наиболее сложных и основополагающих общественных образований. Хотя понятие "Политика" привычно и прочно вошло в научный и обыденный лексикон, определить его нелегко, как и выделить политические отношения из всей совокупности общественных отношений. Существует множество толкований и определений политики, что обусловлено многогранностью самого явления и соответственно сложностью его познания.

Укажем на некоторые наиболее распространенные подходы к пониманию сущности политики. В самом общем виде политика есть область отношений между различными общностями людей – классами, нациями, социальными группами и слоями. В историческом аспекте возникновение политики связано с социальной, этнической, религиозной дифференциацией общества. В политике отражаются коренные, долговременные интересы различных социальных групп, связанные с удовлетворением их потребностей. Политика выступает как инструмент регулирования, соподчинения или примирения этих интересов в целях обеспечения целостности общественного организма.

Понимание политики как сферы взаимодействия различных социальных групп и общностей людей получило название коммуникационного. У истоков его стоял Аристотель. Он рассматривал политику как форму общения, способ коллективного существования человека. Согласно Аристотелю, человек – существо по своей природе общественное и реализовать себя он может только в обществе – в семье, селении (общине), государстве. Государство выступает как высшая и всеобъемлющая форма социальной связи или "общения" людей.

Позднее антропологические трактовки политики обогащаются и дополняются ее конфликтно-консенсусными определениями. Они акцентируют внимание на противоречиях интересов, которые лежат в основе политики, определяя ее динамику. Формами взаимодействия субъектов политики могут быть борьба, столкновение, соперничество, конкуренция, компромисс, сотрудничество, консенсус и др. Акцент на борьбе как основной форме политических отношений особенно был усилен в марксизме, в частности, идеей классовой борьбы как движущего начала истории.

В чем же состоит суть, специфика политических отношений как отношений между социальными группами? Говоря о политике, мы чаще всего ведем речь о власти – одного класса над другим, одной социальной группы над другими, одной личности над массой и т.п. Ядром политики является борьба за завоевание, удержание и использование власти. Политическая власть есть реальная способность социальных сил реализовать свои специфические объективные интересы, проводить свою волю в политике и правовых нормах.

Таким образом, политика есть сфера властных отношений. Власть – первооснова, суть политических отношений, важнейшее конституирующее качество политики. Только на этой основе можно выделить политику, политические отношения из всей совокупности общественных отношений. Классик политической науки, немецкий социолог М. Вебер подчеркивал, что политика "означает стремление к участию во власти или оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, будь то внутри государства между группами людей, которых оно в себя заключает... Кто занимается политикой, тот стремится к власти (Вебер М. Избранные произведения. М. – 1990. – С. 646). Определение политики через власть характерно для многих мыслителей – Н. Макиавелли, В. Парето, К. Маркса и др. Такой подход к пониманию политики характеризуется как силовой, директивный.

Властные определения политики конкретизируются и дополняются с помощью институциональных определений. Последние рассматривают политику как сферу взаимодействия государства, партий, других общественно-политических институтов и структур, в которых воплощается и материализуется власть и политика. Данные политические институты возникают по мере осознания классами и другими социальными группами своих интересов для их представительства и защиты. Центральное место в политической системе общества занимает государство, представляющее собой универсальную политическую организацию, обладающую легитимным правом на принуждение.

В современных условиях все более активную роль в политической жизни, наряду с государством, играют политические партии, общественные организации и движения, группы давления. В совокупности они составляют организационный остов политики, придают ей внутреннюю целостность, позволяют выполнять определенные функции в обществе.

Обладая таким свойством, как власть, политика имеет верховенство в системе общественных отношений, определяет обязательность политических решений для всего общества. Основным назначением политики является управление социальными процессами как систематическое и целенаправленное воздействие на общество для сохранения и оптимального функционирования данного социально-экономического строя. Отсюда еще один подход к определению политики, связанный с объяснением ее функций – управления, поддержания порядка, сохранения стабильности социума, авторитарного распределения ценностей и др.

Приверженцами функционального подхода к пониманию политики являются американские ученые Т.Парсонс, Д.Истон, Г.Алмонд и другие представители системного анализа. Т.Парсонс писал: "Политика представляет собой совокупность способов организации определенных элементов тотальной системы в соответствии с одной из ее фундаментальных функций, а именно: эффективного действия для достижения общих целей". (Цит. по: Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию. М., 1995. –
С. 13.).

Политика выступает как организационная и регулятивно-контрольная сфера общества, что обусловлено такими ее свойствами, как универсальность, всеохватывающий характер, инклюзивность (включенность во все сферы), способность воздействовать практически на любые стороны жизни. Функциональность политики не только позволяет ей глубоко воздействовать на другие сферы общественной жизни, но и связывает ее с ними. Политика глубоко опосредована экономической сферой общества, экономическими отношениям и интересами, концентрированным выражением которых она является. Вместе с тем она обладает относительной самостоятельностью и оказывает обратное воздействие на экономику и другие сферы общественной жизни. Тесная связь существует между политикой и моралью, политикой и культурой, политикой и идеологией, политикой и правом.

Рассмотренные выше трактовки политики не исчерпывают всего многообразия ее определения, но в совокупности позволяют раскрыть сущность политики как социального явления. Политика есть сфера деятельности, связанная с отношениями между классами, нациями, другими социальными группами, имеющая целью завоевание, организацию и использование государственной власти, управление социальными процессами.

2. Структура и уровни организации политики

Выполнение политикой столь специфических функций предполагает и наличие у нее соответствующей внутренней структуры, которая, собственно, и предопределяет возможность исполнения ею перечисленных задач. Эти структурные элементы в своей совокупности обеспечивают формирование политики как целостной и качественно определенной области социальной жизни.

К несущим опорам политики относится прежде всего ее политическая организация, которая представляет собой совокупность институтов, транслирующих властно значимые групповые интересы в сферу полномочий государства и поддерживающих конкуренцию их субъектов в борьбе за власть. Партии, лобби, разнообразные политические движения, средства массовой информации, профсоюзы и другие политические ассоциации и объединения вкупе с представительными и исполнительными органами государства составляют этот организационный фундамент политики.

Важнейшим элементом структуры политики является и политическое сознание. В самом общем виде оно характеризует зависимость политического регулирования от разнообразных программ, идеологий, утопий, мифов и других идеальных образов и целей, которыми руководствуются субъекты борьбы за власть. С этой точки зрения политика предстает как общественный механизм, специально приспособленный для реализации разнообразных идейных проектов.

Воплощенная (объективированная) часть человеческих замыслов и представлений существует в формах практической деятельности людей, институтах, механизмах и процедурах борьбы за власть, даже в архитектуре государственных учреждений и прочих материализованных формах. В то же время не выявленный мир политического сознания «живет» в поле публичной власти в виде ценностей, идеальных побуждений, оценок, мотивов поведения и т.д. С точки зрения зависимости от политического сознания политика может быть представлена как постоянный переход, преобразование различных способов мышления из духовной формы в материальную, и наоборот.

Еще одним структурным элементом выступают политические отношения. Они фиксируют специфические особенности деятельности, направленной на государственную власть, а также устойчивый характер взаимосвязей общественных групп между собой и с институтами власти. В этом смысле политические отношения раскрывают специфические особенности конкурентных связей, складывающихся между всеми участниками «игры» за власть и определяющих внутренний ритм существования политики, как таковой. Например, политические процессы могут формироваться в рамках обостренной борьбы сторонников противоположных целей или свидетельствовать об установлении в обществе прочного консенсуса по основным целям общественного развития. Не случайно Дж. Сартори считал, что политика может существовать либо в виде «войны», в которой стороны не считаются со средствами достижения целей и ведут борьбу на уничтожение, либо в виде «торга», где свои позиции в государственной власти конфликтующие стороны укрепляют на основе сделок и договоров.

Политика как особая сфера жизнедеятельности человека обладает способностью организовывать свои порядки на различных уровнях социального пространства. Так, регулируя межгосударственные отношения или связи национальных государств с международными институтами (ООН, Евросоюзом, НАТО и др.), политика выполняет роль своеобразного глобально-планетарного механизма регулирования мировых конфликтов и противоречий. Здесь ее субъектами и агентами выступают национальные государства, различные региональные объединения и коалиции, международные организации. В этом случае политика выступает в качестве наиболее высокого по уровню способа регулирования мировых и внешнеполитических отношений, или как мегаполитика.

Конфликтные взаимоотношения внутри отдельных государств формируют уровень макрополитики. Это наиболее распространенный и типичный уровень организации межгруппового диалога. Мезополитика характеризует связи и отношения группового характера, протекающие на уровне отдельных регионов, локальных структур, институтов и организаций. И наконец, властно значимые отношения индивидов могут воплощаться в микрополитике, представляющей наиболее низкий (но отнюдь не самый простой) уровень межличностных или внутригрупповых отношений, регулируемых институтами государства.

На каждом уровне своего протекания политические процессы формируют специфические институты, отношения, механизмы и технологии рационализации конфликтов и регулирования споров. Причем каждый уровень обладает известной самостоятельностью, и его особые механизмы не могут «автоматически» использоваться для разрешения конфликтов на ниже- или вышестоящем уровне. Поэтому, например, международные институты зачастую не способны урегулировать политические конфликты внутри страны. А действия федеральных властей нередко бессильны для разрешения какого-нибудь регионального (в частности, межэтнического) конфликта.

Соответственно, каждый из этих уровней организации политики предполагает и особые способы изучения соответствующих процессов, создавая возможности даже для концептуализации отдельных отраслей и субдисциплин в политической науке (теории международных отношений, политическая регионалистика и т.д.).

3. Политика и другие сферы общества, и их взаимоотношение

1. Взаимоотношение политики и науки. Связь политики и науки имеет длительный исторический период своего становления и развития, что находит отражение в многочисленных социально-философских, политических теориях, сформировавшихся на различных этапах эволюции философской и политической мысли.

Взаимодействие политики и науки, рационалистический подход к ним начал складываться с момента зарождения политической мысли в таких центрах древней культуры, как Греция, Индия и Китай. В Новое время появляются современные ему новые аспекты разработки проблемы взаимодействия политики, науки и техники. Они связаны, прежде всего, с осмыслением значения, в том числе и политической роли, говоря современным языком, научно-технических кадров, чему способствовала начавшаяся профессионализация научной и инженерной деятельности как составных частей процесса институциализации науки и техники.

В XVII-XIX вв. этот аспект нашел отражение в сочинениях Ф. Бэкона, П.Гольбаха, М.Ф.Вольтера, И.Г.Фихте, А.Сен-Симона, О.Конта, К.Маркса и Ф.Энгельса, многих других мыслителей. В их работах наука и техника рассматриваются как основа политического прогресса. Именно с этим была связана критическая оценка роли науки как движущей силы политического прогресса характерная для работ таких философов и социологов, как Х.Ортега-и-Гассет, К.Ясперс, М.Хайдеггер, О.Тоффлер, М.Фуко, Г.Маркузе.

Выявление негативных социально-экономических последствий научно-технического прогресса, которые ставили себе на службу реакционно-мыслящие политики и которые наиболее ярко проявили себя в ХХ в., диктовало ученым необходимость ставить перед лицом научной общественности вопросы о политической ответственности научно-технических кадров за разработку и применение новейших достижений науки и техники. Но дело заключалось еще и в том, что еще большую ответственность за применение открытий науки должны были нести политики, принимающие политические решения по применению, например, атомной бомбы против Японии в 1945 г. США, когда в этом уже не было никакой необходимости. Была цель запугать этой бомбой СССР. Из этого ничего не вышло, но политика, сохранив приоритет над развитием науки и техники, все-таки попала под определенный международный контроль.

Исследование проблемы взаимодействия политики и науки занимает значительное место в русской общественно-политической литературе, начиная с XVIII в., когда наша страна стала на путь модернизации. Различные аспекты этой проблемы затрагивают в своих трудах философы, социологи, выдающиеся ученые в области естествознания в ХIХ-ХХ вв. В XVIII в. под влиянием идеологии Просвещения формируются идеи М.В.Ломоносова, М.М.Щербатова, А.Н.Радищева, Н.И.Новикова о науке как критерии политического прогресса, главном средстве улучшения политических порядков. В ХIХ в. в российском обществе развиваются позитивистский и марксистский подходы к изучению научно-политических факторов политического развития.

В русской политической литературе в первые десятилетия ХХ в. большое место уделялось таким аспектам проблемы взаимодействия политики с наукой, как место и роль науки в обществе; польза науки для общества и пути ее развития, политическая роль научно-технической интеллигенции. В советский период в разработке проблемы взаимодействия политики, науки и техники господствует марксистский подход. Отдельное место в этом плане занимают работы выдающихся ученых: Н.И. и С.И. Вавиловы, В.И.Вернадский, А.Д.Сахаров, П.Л.Капица, А.А.Благонравов, А.И.Берг, Н.Н.Моисеев.

Современный этап характеризуется тем, что в политологии изучение процесса взаимодействия политики и науки выдвигается в качестве одной из главных проблем и ведется на основе системного подхода. Формируется постиндустриальная парадигма в политологии.

2. Взаимоотношение политики и религии. В основе взаимоотношения политики и религии, как и в основе взаимоотношений любых других сфер общественной жизни, лежит комплексное соответствие/противоречие отдельных аспектов этих сфер.

Само присутствие религии в общественной жизни человека в целом и в политике в частности указывает на наличие в человеческом сознании феномена веры, то есть способности человеческого сознания принимать информацию без доказательства, логически непротиворечивого обоснования. Именно на этой способности и базируется все религии, тесно связанные понятие веры с понятием доверия. А вот уже доверие и используется по отношению к личностям, общественным (в том числе и политическим) организациям, их действиям и информации от них исходящей. В свою очередь религия, будучи представлена церковью в структуре общества, как и все остальные структурные образования, подчиняется политической власти в лице государства.

В современном обществе религия реализуется в конкретной сфере общественных отношений, использующих и учитывающих специфические особенности религиозного сознания.

Так как и религиозная и политическая сфера общественных отношений, в конечном счете, имеют отношение к человеку, они неизбежно пересекаются и взаимодействуют друг на друга. Выступая мировоззрением и мироощущением, а также соответствующим поведением, основанным на вере в существование Бога (сверхъестественного), религия имеет противоречивое отношение с политикой. Эта противоречивость проявляется, с одной стороны, в их полном слиянии (царь -- наместник Бога на земле), с другой стороны, в дистанцировании (отделение церкви от государства).

Роль религии в политической жизни общества не ограничивается только выработкой тех или иных моральных ценностей. Религия способна утверждать в общественном сознании и определенные идеологические представления о политике (о соотношении духовной и светской власти, обязанностях государства и т.д.), она может сама претендовать на роль универсальной политической доктрины, а церковь - на роль политической элиты, как это происходит, например, в исламском фундаментализме. На протяжении всей истории всегда находились люди, которые использовали религию в корыстных целях. Особенно это было удобно в Древневосточной культуре, где самой распространенной религией было язычество. Однако не стоит обольщаться, думая, что жрецы обманывали народ, заставляя приносить дорогие жертвы богам и правителям, или оправдывали политику главы государства, прибегая к авторитету богов. Если рассмотреть детально любую древнюю культуру, то станет очевидным, что религиозные знания не отделялись от естественнонаучных, а представляли единый комплекс знаний, которые описывали мир в глазах людей того времени.

Можно выделить 4 основных типа взаимоотношений государства и религии:

Превращение государственной власти в центр религии. Такое положение было типично для языческих государств, и ярким примером может служить Римская империя, где императору поклонялись как Богу. Вообще, в различных языческих государствах складывались различные степени почитания и обожествления верховного правителя.

Подчинение государства церковным учреждениям. Подобная ситуация имела место в христианской Европе средневековья. Папа, считавшийся наместником Бога на Земле, по своему усмотрению раздавал короны, полностью подчиняя государственную власть церковью.

Союз государства с церковью, который был достигнут в России подчинением монарха религиозной идее и личной его принадлежностью к церкви, при независимости от церкви его государственной власти. Не следует путать это с теократией, которая проявляется во владычестве Бога в политике посредством правителя. Напомним, что теократией называют такую форму правления, когда глава государства и глава церкви - одно лицо (Папа Римский в Ватикане).

Отделение государства от церкви, крайняя форма которого была обязательной частью внутренней политики СССР, вплоть до полного подчинения церкви государству. В других государствах наблюдаются более спокойные взаимонезависимые отношения власти и церкви, хотя полная независимость в чистом виде отсутствует везде.

Влияние политики на религию может проявляться в некоторых политических действиях или распространению некоторых идей, которые могут скомпрометировать отдельные религиозные образования или вполне конкретных людей. Разные политики в разные времена заимствовали из Библии идею богоизбранного народа, которая особенно ярко проявлялась в период расцвета этого национального государства. Одно из самых значительных направлений влияния политики на религию заключается в проявлениях усилившейся в последнее время тенденции к политизации религии в целом. Плохо знакомые атеисты всегда объясняли ее стремление к политике желанием поднять собственный престиж. В реальности мы можем заметить, что оформление церкви, как самостоятельного субъекта политики происходит из-за отделения церкви от государства. Самостоятельная политическая активность религиозных образований способствует расширению и укреплению их связей, в том числе и международных. В самом процессе политизации внутри самой религии проявляется противоречие среди верующих и религиозных лидеров. Одни религию политизируют, разрабатывают религиозно-политические доктрины, ищут религиозные обоснования политическим действиям. Другие противники политизации религии, считают, что религия ни в коем случае не должна превращаться в орудие идеологии или политики, а должна укреплять духовные основы общества. Это внутренне противоречие обуславливает развитие отношений между религией и политикой с целью преодолеть его.

3. Взаимоотношения политики, культуры и искусства. Поступательность общественного развития обеспечивается взаимодействием политики с такой важной сферой жизнедеятельности человека как культура. Интеллект, духовность, характер ценностей во многом определяют уровень развития данного общества, а, следовательно, и характер политики.

Связь искусства и политики также можно обнаружить. Это и политика государства в отношении искусства, это и проведение идеологических установок власти через искусство, и отношение деятелей искусства к политическим процессам в стране.

Взаимоотношения политики и культуры и искусства проявляются через государственную культурную политику - совокупности принципов и норм, которыми руководствуется государство в своей деятельности по сохранению, развитию и распространению культуры, а также сама деятельность государства в области культуры. Культурная политика - одно из функциональных направлений внутренней политики любого государства наряду с экономической, социальной и др. Проблема сохранения историко-культурного наследия в нынешних условиях приобрела особую актуальность. Государство занимает особую роль в ряду субъектов культурной политики. В соответствии со своими функциями оно должно формировать культурную жизнь общества в целом. С одной стороны, оно обязано проводить собственную культурную политику, а с другой, выполнять сверхзадачу согласования культурных потребностей и интересов всех социально-значимых групп и слоев общества.

В системе социального управления политика выполняет, прежде всего, ориентирующую роль, определяя видение проблем, а также поиск путей их решения. Политику вообще можно определить как совокупность намерений и способов действий по их осуществлению, формируемых обществом через свои институты по отношению к той или иной сфере жизнедеятельности.

Политика в области культуры и искусства осуществляется определенной иерархией субъектов. Прежде всего, такими субъектами являются политические партии. В предвыборных программах политических лидеров могут содержаться намерения, затрагивающие сферу культуры. Другим важным субъектом культурной политики выступает государство. Оно формирует и осуществляет культурную политику через законодательную и исполнительную ветви власти.

Государство организует и правовую защиту культуры (охрану особо ценных объектов, интеллектуальной собственности, авторских прав), регистрирует уставы творческих организаций, принимает специальные программы (например, поддержки особо одаренных детей), формирует инфраструктуру культуры (строительство культурных объектов), финансирует сферу культуры, определяет особенности налоговой политики в отношении культурных учреждений, устанавливает общенародные государственные праздники, в которых соединяются политические и культурные аспекты.

Многообразие субъектов и объектов культурной политики порождает и многообразие ее направлений. Классификация их - чрезвычайно сложный вопрос. Общий характер намерений по отношению к сфере культуры выражается в приоритетах трех ее общественных функций:

- охранительной (сбережение традиций, социальной памяти и т. п.);

- творческой (создание новых художественных ценностей);

- инструментальной (удовлетворение потребностей тех или иных субъектов).

Разнообразны направления культурной политики по содержанию, в зависимости от того, какую сферу культуры она затрагивает: науку, образование, искусство, религию, нравственность и др.

Если говорить о взаимовлиянии культуры и искусства и социально-политической сферы, то следует иметь в виду, что политические режимы, социальные процессы, происходящие в обществе, оказывают влияние на качество и содержание культурной жизни общества. С другой стороны, уровень культуры общества, его политических лидеров обусловливает принятие политических решений, проведение кампаний, разрешение конфликтов и т. п. Таким образом, это влияние является двусторонним и обоюдным, ибо и культура и политика - это «все во всем», некие силовые поля, которые в их всеобщности нельзя ни жестко определить, ни однозначно локализовать.

В последнее время политическое искусство все больше и больше входит в моду, находится в центре внимания художественной общественности. Если сейчас кого-то приглашают на выставки на Западе, то чаще всего это выставки политического искусства. Практически все симпозиумы и конференции посвящены соотношению между искусством и политическим радикализмом.

Искусство всегда выражает психологию и мироощущение определенных социальных слоев, раскрывает их общественную позицию, а в некоторых ситуациях связано с теми или иными общественными движениями. Это приводит к тому, что нередко оно приобретает более или менее ярко выраженное политическое значение. Не случайно поэтому в советский период истории нашей страны большое внимание уделялось партийности искусства.

Категория партийности играла существенную роль в советской культуре. Немалые художественные ценности заключены в тех произведениях, которые были нацелены на раскрытие социалистических идей, на прославление вождей и утверждение культа личности. Лучшие образцы этого вида творчества (порою вопреки тому поводу, по которому они были написаны) выражали высокий строй чувств и глубокое человеческое содержание.

Переход России к рыночной экономике сопровождается разгосударствлением сферы культуры. Это проявляется в отказе от тотального идеологического контроля со стороны государственных органов и навязывания партийных установок, в свободе творчества для мастеров культуры, а для общества - в свободе удовлетворения культурных потребностей.

Законодательно определено, что культурная деятельность является неотъемлемым правом каждого гражданина независимо от национального и социального происхождения, языка, пола, политических, религиозных и иных убеждений, места жительства, имущественного положения, образования, профессии или других обстоятельств. Народы и этнические общности РФ имеют право на сохранение и развитие своей национально-культурной самобытности, защиту, восстановление и сохранение культурно-исторической среды обитания.

Государство, выступая одним из главных субъектов политики, несет определенные обязанности перед гражданами. Оно должно обеспечивать необходимый культурный уровень жизни, свободный доступ к духовным ценностям и благам культуры, сохранять и развивать самобытность, историческую преемственность, приумножать национально-культурное достояние общества. Это непременная обязанность всех государственных органов, общественных организаций и самих граждан, если речь идет о цивилизованной стране.

Таким образом, соотнесение общечеловеческого и конкретно-социального в искусстве оказывается сложным и неоднозначным. С одной стороны, общечеловеческие идеалы не могут быть выражены в искусстве иначе, как в конкретной социальной форме. С другой стороны, между двумя этими полюсами существуют заметные противоречия, выражающиеся в противоположной устремленности к относительной независимости искусства от общественных и политических движений, к чистой художественности или, в противовес этому, в стремлении ангажировать музыкальное искусство, сделать его непосредственным орудием общественной борьбы.

4. Насилие и ненасилие в политике

Политика издавна связывается или даже отождествляется с насилием. Ее важнейшим отличительным признаком является применение организованного насилия. Легальное политическое насилие на своей территории осуществляет лишь государство, хотя его могут применять и другие субъекты политики: партии, террористические организации, группы или отдельные личности.

Насилие представляет собой преднамеренное действие, направленное на уничтожение человека (или других живых существ) или нанесение ему ущерба и осуществляемое вопреки его воле. Насилие может быть физическим, экономическим, психологическим и др. Применительно к политике, говоря о насилии, обычно имеют в виду физическое насилие (или ненасилие) как средство ее осуществления.

Политическое насилие отличается от других форм не только физическим принуждением и возможностью быстро лишить человека свободы, жизни или нанести ему непоправимые телесные повреждения, но также организованностью, широтой, систематичностью и эффективностью применения. В относительно спокойные, мирные времена его осуществляют специально подготовленные для этого люди, обладающие оружием и другими средствами принуждения, объединенные жесткой организационной дисциплиной и централизованным управлением, хотя в периоды восстаний и гражданских войн круг субъектов насилия значительно расширяется за счет непрофессионалов.

Насилие — неотъемлемая сторона всей человеческой истории. В политической и общественной мысли встречаются самые различные, в том числе прямо противоположные оценки роли насилия в истории. Некоторые ученые, например Евгений Дюринг, приписывали ему решающую роль в общественном развитии, сломе старого и утверждении нового.

Близкую к такой оценке насилия позицию занимает марксизм. Он рассматривает насилие как «повивальную бабку истории» (К. Маркс), как неотъемлемый атрибут классового общества. Согласно марксизму, на протяжении всего существования частнособственнического общества движущей силой истории является классовая борьба, высшим проявлением которой выступает политическое насилие. С ликвидацией классов из жизни общества постепенно исчезнет и социальное насилие. Попытки на практике реализовать марксистские идеи обернулись для человечества эскалацией социального насилия, огромными людскими потерями и страданиями, но так и не привели к безнасильственному миру.

Негативную оценку социальной роли всякого насилия дают пацифисты и сторонники ненасильственных действий (о них речь пойдет ниже). В целом же в общественном сознании, в том числе среди ученых и политиков, преобладает отношение к насилию как к неизбежному злу, вытекающему либо из природного несовершенства человека (или его «первородного греха»), либо из несовершенства социальных отношений.

Неразрывно связанное с политикой организованное насилие издавна считается средством, наиболее трудно совместимым с нравственностью, связанным с «дьявольскими силами» (Макс Вебер). «Не убий» — одна из важнейших библейских заповедей. В число нравственных образцов христианского поведения входят также непротивление злу насилием и любовь к врагу своему, хотя эти принципы носят характер скорее нравственных идеалов святой жизни, чем требований, предъявляемых к обычным людям.

Оцениваемое в целом, в общей форме насилие — антипод гуманизма и нравственности, ибо означает действия, направленные против человека или его достоинства. Систематическое применение насилия разрушает нравственные основы общества, совместной жизни людей — солидарность, доверие, правовые отношения и т.п. В то же время вследствие несовершенства прежде всего самого человека, а также форм его коллективной жизни общество не может полностью устранить из своей жизни всякое насилие и вынуждено в целях его ограничения и пресечения использовать силу.

Проявление насилия и его масштабы определяются многими причинами: экономическим и социальным устройством, остротой общественных конфликтов и традициями их разрешения, политической и нравственной культурой населения и т.д. На протяжении многих веков насилие выступало важнейшим способом разрешения острых социальных противоречий, их оборотной стороной, особенно в отношениях между народами. Политикам, не обладающим нравственной культурой, гуманными убеждениями, оно кажется наиболее эффективным и соблазнительным методом достижения своих целей, поскольку способно физически устранить противника. Как говорил Сталин, отдавая распоряжения об уничтожении неугодных ему людей, «есть человек — есть проблема, нет человека — нет проблемы».

Однако эффективность политического насилия чаще всего является иллюзией. Насилие, применяемое одной стороной, как правило, вызывает адекватное противодействие, ужесточает сопротивление противника, масштабы и ожесточенность конфликта, ведет к эскалации насилия и в конечном счете приводит к неожиданно высоким для его инициаторов людским потерям и материальным затратам. Победа же, если она достигается, как правило, имеет слишком высокую цену.

Демократический строй создает важнейшие предпосылки для ограничения насилия, разрешения конфликтов мирными, ненасильственными средствами. Это достигается прежде всего в результате признания равенства прав всех граждан на управление государством, выражение и защиту своих интересов. В условиях демократии каждая общественная группа имеет возможность свободно выражать и отстаивать свое мнение, добиваться признания его справедливым и принятия парламентом или правительством.

В демократическом правовом государстве само насилие должно быть легитимным, признанным народом и ограниченным правом. Так, в статье 20 (пункт 2) Основного Закона ФРГ говорится: «Всякое государственное насилие исходит от народа. Оно осуществляется с выражаемого на выборах согласия народа особыми органами законодательной и исполнительной власти и правосудия» и в пределах закона.

В конце XX в. с распространением ядерного и других видов оружия массового уничтожения не только обострилась антигуманная сущность социального насилия, но и появились благоприятные условия для его дальнейшего ограничения. Это связано с распространением идеалов гуманизма: мира, свободы, демократии, прав человека и др. в современном мире, а также с крахом большинства авторитарных и тоталитарных режимов, непосредственно опирающихся на насилие.

 Уже многие века лучшие умы человечества озабочены проблемой устранения насилия из политической и общественной жизни. Впервые идеи ненасилия зародились в глубокой древности в недрах религиозной мысли — в буддизме, индуизме, конфуцианстве, иудаизме, христианстве и некоторых других религиях. В дохристианских культах ненасилие понималось преимущественно как безропотное подчинение божественной, природной и общественной необходимости (в том числе власти), терпимость ко всему живому, непричинение вреда окружающему миру, стремление к добру, ориентация человека в первую очередь на религиозно-нравственные ценности. В некоторых религиях, например буддизме и иудаизме, законность самой власти рассматривалась в зависимости от ее соответствия нравственным законам.

Политика ненасилия имеет глубокие религиозно-нравственные основы. Одну из важнейших идей философии ненасилия — отрицание насилия, непротивление злу насилием — можно найти в заповедях Христа.

Большой вклад в концепцию ненасилия внесли крупнейшие русские писатели и философы, особенно Л. Н. Толстой, который создал целое учение о непротивлении злу насилием и стремился воплотить его в жизнь, в том числе личным примером, а также Ф. М. Достоевский, пытавшийся решить в своих произведениях проблему нравственной недопустимости насилия. В Америке виднейшим представителем идей ненасилия, обосновавшим использование ненасильственных действий в политике применительно к конституционному государству, был известный писатель и философ Генри Торо (1817—1862).

Новый этап в развитии концепции ненасилия и особенно в ее внедрении в реальную массовую политику связан с именем Махатмы Ганди. С помощью созданного им Индийского Национального Конгресса он успешно воплотил в жизнь целостную стратегию ненасильственной политической борьбы, получившую название «сатьяграхи» (в буквальном переводе — упорство в истине). Эта стратегия была основана на объединении и вовлечении в освободительное движение широких народных масс, независимо от их классовой или кастовой принадлежности и осуществлялась исключительно методами ненасилия в основном в двух формах — отказа от сотрудничества с колониальной администрацией и гражданского неповиновения. Несотрудничество выражалось в бойкоте правительственных учреждений и учебных заведений, отказе от титулов и званий, пожалованных английскими властями, организации мирных шествий и демонстраций.

Гражданское неповиновение проявлялось в игнорировании законов и распоряжений колониальной администрации, в проведении политических забастовок и харталов (прекращение деловой активности, закрытие торговых заведений и т.п.), неуплате налогов. Во взаимоотношении с колониальными властями использовалась тактика мирных переговоров, компромиссов и поиска консенсуса.

 Суть концепции ненасилия в политике заключается в отказе от применения силы при разрешении конфликтов и в урегулировании спорных вопросов на основе принципов гуманизма и нравственности. Она рассчитана на действие более высоких мотивов человеческого поведения, чем страх перед физическим наказанием или экономическими санкциями, — на силу духа, нравственной убежденности, героического примера. Основой насилия, — пишет политолог Д. Фейхи, — является власть ненависти или, по крайней мере, страха, в отличие от ненасилия, основой которого служит сила бесстрашия и любви. Ненасилие «не ранит, не разрушает и не убивает, как физическое оружие, а исцеляет, объединяет и содействует сближению судеб угнетенного и угнетателя».

Ненасилие в политике традиционно служило специфическим средством воздействия на власть снизу. Его обычно применяют люди, не обладающие средствами насилия или крупными экономическими ресурсами влияния. Хотя история знает случаи участия в ненасильственных действиях и служащих аппарата принуждения, например полицейских, как это было, в частности, во время освободительной борьбы в Индии. Очень часто ненасильственный метод борьбы используют социальные, национальные и иные меньшинства для того, чтобы обратить внимание властей и общественности на бедственность своего положения. Ненасилие занимает центральное место среди средств влияния экологических движений, например движения «Гринпис».

Ненасильственные методы учитывают особенности общественной субстанции — наличие у объектов их воздействия нравственного сознания, совести и разума. Именно к ним апеллирует ненасилие. Если бы в обществе действовали лишь разумные, но бесчувственные машины, роботы, то всякое ненасилие было бы бессмысленным.

Как отмечается в «Заявлении о ненасилии» конференции ЮНЕСКО (1986 г.), современная наука доказала, что война или какая-нибудь другая насильственная деятельность не запрограммирована генетически в человеческой природе. Биологическая конструкция человека не обрекает его на насилие и войны. «Как "войны начинаются в умах людей", так и мир начинается в наших умах. Тот вид, который изобрел войну, способен изобрести и мир. Ответственность лежит на каждом из нас».

Заключение

Политика есть сфера деятельности, связанная с отношениями между классами, нациями, другими социальными группами, имеющая целью завоевание, организацию и использование государственной власти, управление социальными процессами.

Политика издавна связывается или даже отождествляется с насилием. Ее важнейшим отличительным признаком является применение организованного насилия. Легальное политическое насилие на своей территории осуществляет лишь государство, хотя его могут применять и другие субъекты политики: партии, террористические организации, группы или отдельные личности.

Насилие представляет собой преднамеренное действие, направленное на уничтожение человека (или других живых существ) или нанесение ему ущерба и осуществляемое вопреки его воле. Насилие может быть физическим, экономическим, психологическим и др. Применительно к политике, говоря о насилии, обычно имеют в виду физическое насилие (или ненасилие) как средство ее осуществления. Как противовес к концепции насилия возникла идея ненасилия. Впервые идеи ненасилия зародились в глубокой древности в недрах религиозной мысли — в буддизме, индуизме, конфуцианстве, иудаизме, христианстве и некоторых других религиях.

 Суть концепции ненасилия в политике заключается в отказе от применения силы при разрешении конфликтов и в урегулировании спорных вопросов на основе принципов гуманизма и нравственности. Она рассчитана на действие более высоких мотивов человеческого поведения, чем страх перед физическим наказанием или экономическими санкциями, — на силу духа, нравственной убежденности, героического примера.

Список литературы

  1. Гаджиев К.С. Политология: Учебник для ВУЗов. - М.: Логос, 2007. - 437 с.
  2. Ирхин Ю.В., Зотов В.Д., Зотова Л.В. Политология: Учебник М.: Юристъ, 2002. - 511 с.
  3. Козырев Г.И. Политология. - М.: Инфра-М, 2009. - 392 с.
  4. Политология: Учебное пособие для вузов под ред. Решетникова С.В. - М.: ТетраСистемс, 2008. - 381 с.
  5. Смирнов Г. Н., Петренко Е. Л., Сироткин В. Г., Бурсов А. В. Политология. - М.: Проспект, 2008. - 336 с.
  6. Мельвиль А.Ю., Алексеева Т.А., Боришполец К.П. Политология: Учебник для ВУЗов. - М.: Велби, 2007. - 471 с.
  7. Тинт Ю.С. Политология: Учебное пособие для ВУЗов. - М.: РИОР, 2008. - 405 с.