Понятие "член семьи" в семейном и жилищном праве


От определения понятия «член семьи», круга членов семьи собственника жилого помещения, характеристики существенных признаков члена семьи и самой семьи в целом зависит решение многих правовых вопросов, связанных с объемом прав и обязанностей, правовым статусом таких лиц, ограничениями права пользования жилым помещением, основаниями возникновения и последствиями прекращения права проживания. Определению понятия „член семьи“ посвящено достаточное количество исследований как современного, так и советского периода. Обобщая материал, посвященный данной тематике, можно сделать некоторые выводы о проблемах, с которыми, так или иначе, сталкиваются теоретики.

Во-первых, понятие «член семьи» в жилищном праве отлично от понятия члена семьи в иных отраслях права, связано это со сферой правоотношений, которые призвана регулировать та или иная предметная отрасль. Нормы семейного, наследственного права, нормы пенсионного законодательства, посвященные членам семьи, применению относительно жилищных правоотношений не подлежат. Понятие члена семьи трансформируется в каждой отрасли под функциональную основу, цели, которые заложены в ней.

Во-вторых, круг членов семьи в жилищном праве имеет тенденцию к сужению или расширению в зависимости от характера общественных отношений, сложившихся в том или ином периоде. Так, в жилищном праве советского периода круг членов семьи был определен только по отношению к нанимателю, круг членов семьи собственника жилого помещения определялся по аналогии. К отношениям пользования жилыми помещениями между собственником дома, квартиры и бывшими членами его семьи применялись правила, установленные соответствующими статьями, которые регулировали исключительно отношения социального найма.

Данное обстоятельство было обусловлено политикой социалистического государства, направленной на отказ от частной собственности. В советский период государство стремилось не допускать чрезмерного сосредоточения материальных благ в собственности отдельных граждан, законодательно запрещалось иметь в личной собственности больше одного дома, отчуждать жилой дом чаще чем один раз в три года, возводить индивидуальные жилые дома площадью более 60 кв. м. В таких условиях отдельное закрепление в законодательстве положений, касающихся правового статуса собственника жилого помещения и членов его семьи, не соответствовало бы задачам построения социалистического общества.

В законодательстве постсоветского периода, касающегося прав собственника жилого помещения и членов его семьи, а соответственно, и определения круга данных лиц, отражается радикальная смена политического строя, экономической системы и общественной организации. Существенным является факт закрепления в законодательстве норм, регулирующих правовой статус собственника жилого помещения и соответственно членов его семьи.

При разработке первой части Гражданского кодекса Российской Федерации, касающейся вопроса правового положения членов семьи собственника жилого помещения, существовало две следующие позиции.

Первая точка зрения заключалась в том, что права собственника жилого помещения ни в какой мере не должны зависеть от наличия или отсутствия проживающих с ним в этом помещении членов его семьи. Напротив, права членов его семьи должны быть поставлены в полную зависимость от прав собственника жилого помещения.

Представители второй точки зрения высказывались за учет интересов лиц, совместно проживающих с собственником. Более того, предлагалось предусмотреть сохранение их прав на жилое помещение даже при отчуждении собственником этого помещения. Анализируя нормы ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее — ЖК РФ), можно сделать вывод о победе первой точки зрения.

В-третьих, отсутствие устойчивого правового закрепления понятия «член семьи собственника жилого помещения» порождает неопределенность в судебной практике и противоречивость теоретических научных исследований. Осложняет решение данного теоретического вопроса правовая особенность отношений между собственником и членами его семьи, которая заключается в неразрывном сплетении в данной правовой связи трех видов отношений: гражданско-правовых, жилищных и семейных отношений. Интересы собственника жилого помещения и членов его семьи сталкиваются в трех правовых плоскостях, находят свое разрешение в нормах трех отраслей права, каждая из которых обладает свойственными только ей принципами, предметом и методом правового регулирования.

Характеристика содержания понятия «член семьи» не может быть определена всесторонне и полно без обращения к первичному понятию „семья“. В научной литературе неоднократно появляются достаточно весомые аргументы в пользу определения понятия „семья“, принятия единого нормативного акта, компилирующего все нормы, касающиеся семьи и отношений, непосредственно и опосредованно касающихся данного термина, появляются революционные предложения наделить семью, ввиду ее особой правосубъектности в сфере жилищного права, статусом субъекта жилищных правоотношений. Так, в 1949 г. О.П. Луцевым была опубликована работа „Семья как субъект права на жилплощадь в СССР“, принципиально новым тезисом которой было утверждение, о том, что субъектом права на жилую площадь является семья в целом.

Одновременно существует некая объективная невозможность, которая не позволяет определить понятие «семья». Справедливо обосновал данный факт В.С. Толстой, отметив, что едва ли не в каждой из отраслей права термин „семья“ имеет свое особое значение, которое отвечает потребностям регулирования данной области общественных отношений. Е.М. Ворожейкин придерживается точки зрения, что „не может быть нескольких определений понятий семьи в праве для разных отраслей, а оно должно быть единым“.

Основываясь на законах формальной логики, к такому же выводу приходит Р.П. Мананкова: «Тот очевидный факт, что в отраслях законодательства состав семьи определяется действительно по-разному, еще не означает, что в каждой отрасли существует свое понятие семьи и что вообще можно говорить о нескольких понятиях семьи в праве».

Характеризуя термин «семья» с точки зрения жилищного права, П.И. Седугин называет ее „общностью людей, построенной (основанной) на браке, родстве или свойстве, совместном проживании, как правило, в одном жилище и ведущей с собственником (нанимателем) этого помещения совместное хозяйство“. Именно П. И. Седугин является приверженцем точки зрения о необходимости законодательного закрепления понятия „семья“, которое имело бы общеотраслевое значение.

С точки зрения семейного права семья — основанное на браке или родстве объединение лиц, связанных между собой личными и имущественными правами и обязанностями, моральной и материальной общностью, взаимной поддержкой, воспитанием детей, ведением общего хозяйства. Если в жилищном праве в основу определения семьи положен существенный для жилищного права признак семьи — совместное проживание, в семейном праве первый план отдается моральной общности, взаимному уважению.

Действительно, понятие семьи имеет скорее социологический, а не правовой характер. Рассматривая общество в качестве разросшейся вширь семьи, философы и историки вплоть до Ж.Ж. Руссо, М.Ж.А. Кондорсе, И. Гердера, Ф.-де Куланжа, Канта и Гегеля были склонны выводить социальные отношения из семейных отношений, в частности из принципа patria potestas. Согласно данному принципу государство рассматривает собственных граждан не как дееспособных, самостоятельных индивидов, наделенных свободной волей, а как малолетних недееспособных лиц, которых в интересах их же блага необходимо лишить свободы принимать решения. Все их проблемы берет на себя государство, в противном случае они непременно причинят вред или самим себе, или окружающим. Одной из причин политики Советского государства, характеризующейся императивным методом регулирования отношений в обществе, принципами планирования административно-командной системы, отказом от частной собственности, можно также назвать изложенный выше принцип патернализма.

Специфичными чертами семейных отношений являются их особый, лично-доверительный характер, строгая индивидуализация и незаменимость их участников, приоритет личных отношений над имущественными, поэтому вне сферы семейно-правового регулирования остается довольно обширная область отношений между членами семьи.

Таким образом, если термин «семья» определяется некоторым надправовым, инстинктивным, образом, возникает вопрос, является ли аналогичной ситуация в отношении понятия „член семьи“. Юридическая конструкция „член семьи“ ввиду своей неоднозначности соответственно также требует подробного разъяснения, тщательного толкования, нуждается в глубоком правовом анализе.

Так, Е.М. Ворожейкин считает, что понятие члена семьи в брачно-семейном законодательстве уже, чем в других отраслях. Обусловлена данная точка зрения может быть обратной тенденцией советского жилищного законодательства и правоприменительной практики к расширению круга членов семьи, признавая в некоторых случаях членом семьи фактического супруга.

Вместе с тем в соответствии с формальной логикой каждое понятие, по справедливому замечанию Р.П. Мананковой, может иметь только одно содержание, т.е. совокупность свойств, признаков, следовательно, не может быть разным содержание понятия «член семьи» ни в отраслях законодательства, ни в отдельных нормативных актах. В этом плане членство является одним из юридических фактов, необходимых для приобретения прав и обязанностей, предусматриваемых конкретным нормативным актом.

При этом сам факт родственных отношений может не играть роли для определения члена семьи собственника жилого помещения. По мнению Мейера, люди, одинаково мыслящие, скорее соединяются в один союз, в одну партию, нежели лица, родственные по крови, но несходные по своим интересам и образу мыслей. Схожей точки зрения придерживается И.С. Вишневская, которая отмечает, что не степень родства и свойства, а внутренняя связь совместно проживающих лиц должна быть положена в основу определения семьи с точки зрения жилищного права.

Как уже было отмечено выше, в силу прямого указания закона действие статьи, касающейся отношений нанимателя и членов его семьи, было распространено на членов семьи собственника. Современный законодатель дифференцированно подошел к условиям отнесения лиц к членам семьи нанимателя и собственника жилого помещения.

В соответствии с прежним жилищным законодательством ст. 53 и ст. 127 ЖК РСФСР к членам семьи собственника были отнесены следующие лица:

1) супруг собственника;

2) дети собственника;

3) родители собственника;

4) дети супруга собственника;

5) родители супруга собственника.

Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица могли быть признаны членами семьи собственника, если они проживали совместно с собственником и вели с ним общее хозяйство.

Такой широкий круг лиц, ограничивающих право собственности, не мог не смущать, поскольку само право собственности оказывалось действительно несвободным, урезанным, подорванным. «Легкомысленным моментом», по определению И.А. Покровского, для собственника жилья может оказаться, по сути, любое вселение любого лица для проживания и ведения общего хозяйства. По мысли И.А. Покровского, для того чтобы не подрывать энергию собственника, не тормозить хозяйственный процесс, законодатель должен очень осторожно подходить к установлению любых ограниченных вещных прав на недвижимое имущество.

Новый Жилищный кодекс значительно сузил круг лиц, относящихся к членам семьи собственника жилого помещения, что обусловлено стремлением законодателя упростить гражданско-правовой оборот в сфере жилищных правоотношений.

В соответствии со ст. 31 нового ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

В этой связи обращает на себя внимание наименование ст. 31 ЖК РФ: «Права и обязанности граждан, проживающих совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении». Законодатель в данном случае не упоминает термин „члены семьи“, что позволяет сделать вывод о том, что отношения собственности в связи с изменениями в обществе в логической взаимосвязи с отношениями семейными и жилищными занимают первое место. Отношения собственности, семейные и жилищные отношения в теории и на практике получали свое развитие по различным векторам соотношения, в зависимости от исторического, политического, правового содержания той или иной эпохи, от материальных предпосылок движения гражданских правоотношений — потребностей.

Говоря о членах семьи, проживающих вместе с собственником в одном и том же жилом помещении, можно выделить две категории лиц. Рассмотрим подробнее каждую из них. К первой относятся супруг, родители и дети, это, как их иногда называют, «бесспорные» или „безусловные“ члены семьи.

Супруг (или супруга) собственника. Между собственником и его супругом должен быть заключен брак, зарегистрированный в установленном Семейным кодексом Российской Федерации (далее — СК РФ) порядке. Данные правила не распространяются на бывших супругов и на лиц, состоящих с собственником в фактических брачных отношениях (в так называемом гражданском браке). Схожая проблема существовала и в советском законодательстве, когда при определении члена семьи нанимателя жилого помещения возник вопрос, имеет ли право на площадь фактический супруг. С изданием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении высшей степени отличия — звания „Мать-героиня“ и учреждении ордена „Материнская слава“ и медали „Медаль материнства“ только зарегистрированный брак порождает права и обязанности супругов. В настоящее время права и законные интересы фактического супруга также могут быть соблюдены с помощью гибкой формулировки ст. 31 ЖК РФ, согласно которой иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

Родители собственника жилого помещения. Имеются в виду отец и мать собственника, в том числе в соответствии со ст. 137 СК РФ его усыновители, если собственник жилого помещения был ими усыновлен. Родители супруга или супруги, не являющихся собственником жилого помещения, к родителям собственника жилого помещения не относятся. В ситуациях, когда лицо приобрело права собственности на жилое помещение до заключения брака, равно как и во всех других случаях, когда отсутствует право совместной собственности супругов на жилое помещение, например если это предусмотрено брачным контрактом, то родители супруга или супруги не относятся к числу членов семьи собственника жилого помещения. Однако если жилое помещение находится в совместной собственности супругов, то членами семьи собственника жилого помещения считаются родители как мужа, так и жены.

Дети собственника. Согласно ст. 137 СК РФ к ним также можно отнести усыновленных. Дети супруга или супруги от другого брака юридически будут считаться детьми собственника только в случае их усыновления собственником. При наличии же совместной собственности супругов на жилое помещение и дети мужа, и дети жены от разных браков относятся к членам семьи собственника жилого помещения, поскольку оба супруга являются собственниками.

Один из создателей существующего Жилищного кодекса, П.В. Крашенинников, неоднократно отмечал, что дети при расторжении брака их родителями сохраняют право пользования жилым помещением, принадлежащим одному из родителей, в котором они проживали. Несмотря на это, на практике сложилась ситуация, когда с течением времени ответ на один и тот же вопрос: может ли ребенок стать бывшим членом семьи собственника жилого помещения — менялся от категоричного положительного ответа на этот вопрос до полярного отрицательного. Так, в 2005 г. Президиум Верховного Суда РФ при рассмотрении вопроса, становится ли ребенок бывшим членом семьи собственника жилого помещения в соответствии со ст. 31 ЖК РФ, если после расторжения брака его родители стали проживать раздельно, а он стал проживать с тем из родителей, который в собственности жилья не имеет, указал на то, что ребенок может стать бывшим членом семьи собственника.

Мотивировка Президиума ВС РФ при ответе на вопрос была следующей. В соответствии с ч. 1 ст. 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Из положений указанной нормы следует, что членом семьи собственника является лицо, проживающее совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении.

Часть 3 ст. 65 СК РФ предусматривает, что место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей. В том случае, если после расторжения брака ребенок стал проживать с тем из родителей, у которого не имеется жилого помещения в собственности, и у другого из родителей возникли алиментные обязательства в отношении его, ребенок уже не может считаться членом семьи собственника. Пунктом 4 ст. 31 ЖК РФ предусмотрено, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

При этом в соответствии с ч. 4 ст. 31 ЖК РФ суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию. Исходя из изложенного в том случае, если ребенок по соглашению родителей остается проживать с тем из родителей, у которого в собственности жилья не имеется, он является бывшим членом семьи собственника жилого помещения и подлежит выселению вместе с бывшим супругом на основании и в порядке, которые предусмотрены п. 4 ст. 31 ЖК РФ.

Спустя два года в Обзоре законодательства и судебной практики за третий квартал 2007 г. «ответ на вопрос, опубликованный в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2005 г. под номером 18, был признан утратившим силу».

Верховный Суд указал, что в соответствии с Семейным кодексом Российской Федерации ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов, которая осуществляется родителями (п. 1 ст. 56 СК РФ). Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей (п. 1 ст. 63 СК РФ).

Лишение ребенка права пользования жилым помещением одного из родителей — собственника этого помещения может повлечь нарушение прав ребенка.

Поэтому в силу установлений Семейного кодекса Российской Федерации об обязанностях родителей в отношении своих детей право пользования жилым помещением, находящимся в собственности одного из родителей, должно сохраняться за ребенком и после расторжения брака между его родителями.

Следует отметить, что в Обзоре 2007 г. формулировки Верховного Суда стали не столь категоричными в сравнении с Обзором законодательства и судебной практики 2005 г. Так, Верховный Суд тактично обошел статус ребенка, чьи родители разведены. Теперь вопрос был поставлен следующим образом: «Сохраняет ли ребенок право пользования жилым помещением, находящимся в собственности одного из родителей, после расторжения родителями брака?» В прежней же формулировке акцент делался на том, становится ли ребенок бывшим членом семьи собственника жилого помещения.

В то время как Верховный Суд РФ пытался определить правовое положение детей собственника жилого помещения, суды нижестоящих инстанций разрешали подобные дела путем своеобразного толкования норм законодательства. В некоторых случаях обоснованность решений суда вызывает сомнения.

Так, решением Чкаловского районного суда от 9 декабря 2005 г. была выселена В., приходящаяся снохой собственнику жилого помещения. Истец пояснил, что ответчица и ее сын были вселены в его квартиру в качестве членов семьи сына собственника, а членами его семьи они никогда не были. К тому же брак между его сыном и ответчицей был расторгнут.

Суд, отказав В. в признании за ней права пользования жилым помещением в качестве члена семьи, признал такое право за ее сыном, внуком собственника жилого помещения, и он выселен не был. Фактически четырехлетний сын остался один проживать в однокомнатной квартире, поскольку собственник имел еще одно жилое помещение и проживал там.

Суд кассационной инстанции установил, что ответчица и ее сын были вселены в жилое помещение в качестве членов семьи сына собственника, с собственником общего хозяйства не вели, вместе не проживали.

Кроме того, согласно п. 2 ст. 20 ГК РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 21 февраля 2006 г.(дело N 33-1099) данное решение было отменено в части отказа о выселении сына ответчицы.

Вторая категория членов семьи — другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане. В отличие от первого исчерпывающего, а потому более определенного и устойчивого перечня круга лиц представители второй группы лиц не могут быть признаны членами семьи собственника априори и не приобретают право пользования жилым помещением автоматически.

Таким образом, законодательное определение понятия «член семьи», так же как и законодательное определение понятия „семья“, нецелесообразно ввиду достаточно широкого диапазона составляющих данных терминов, которые образуют в зависимости от отрасли права свойственный только ей термин.

Источник: Банникова А. Семейное и жилищное право. 2009. N 5.