Понятие права


1. Право как феномен общественной жизни

Термин "право" во всех языках мира довольно многозначен, поэтому так или иначе отражает многообразные проявления этого многостороннего и, можно сказать, многоликого феномена общественной жизни. Сложная внутренняя структура правовой материи дает нам основание говорить о многогранности каждого отдельного элемента правового пространства и показать различные аспекты и значения этого социального явления.

Многообразие "правозначений" и сложный состав правовых объектов социального регулирования, подлежащих осознанию и закреплению в правосознании и правовой культуре, позволяют вести речь о праве в общесоциальном и юридическом смыслах, о праве субъекта (субъективном праве) и объективном праве, о частном и публичном праве, "материальном" и процессуальном праве, о праве народа и праве нации и, наконец, дают возможность проводить отраслевые различия отдельных ветвей правовой субстанции - выделять самостоятельную предметно-методическую природу гражданской, административной, уголовной, конституционной, финансовой, судебной отраслей права и свойственных им отдельных специфических институтов.

Под общесоциальным правом обычно понимают право, которое не выражено в законах или иных актах государства, в то время как юридическим считают законодательное, официально признанное право. Субъективное право - это то, которое принадлежит субъекту - индивиду, учреждению, организации, а объективное право - это общие, абстрактные нормы (в этом смысле говорят, например, о российском или французском праве, говорили о буржуазном или социалистическом праве, содержащемся в тех или иных актах - источниках права). Под частным правом понимают такие правоотношения, в которых участвуют граждане и негосударственные организации, собственной волей реализующие объем установленных законом правопритязаний, между тем как публичное право предполагает право, в котором выражен государственный интерес, правоотношения, в которых участвует государство или его органы.

К "материальному" праву относят все отрасли, регулирующие общественные отношения, за исключением тех, которые складываются в ходе судебной деятельности, а к процессуальному - судебное право, т.е. право обеспечения гарантий гражданской защищенности при осуществлении принудительно-регламентированной реализации прав в спорных и нарушенных отношениях с применением особыми компетентными органами судебных и административных юрисдикционных и иных специфических предписательных властно-полномочных процедур.

Гражданское право регулирует имущественные отношения и некоторые личные неимущественные отношения, административное - управленческие отношения, уголовное - отношения, связанные с совершением преступления и применением мер уголовного наказания и т.д. Нетрудно заметить, что во всех случаях мы имеем дело с определенным явлением, имеющим некие единые качества, и в то же время с таким именно явлением, которое в различных своих формах обладает и особыми чертами.

Понятие права - важнейший компонент юриспруденции. От понимания права во многом зависит постановка задачи научных исследований, а также общая ориентация юридической практики. Задача научного познания заключается в том, чтобы за многообразными проявлениями права на поверхности общественной жизни попытаться найти его действительную сущность, социальную природу и общечеловеческую ценность. И, кроме того, что не менее важно, поняв смысл права как социальной ценности, иметь возможность распознать, содержит ли то, что называют законом, право или это всего лишь приказ, действие власти, оказывающиеся на деле антиправом, санкционированным государством произволом, грубо нарушающим естественные, прирожденные права человека, или не представляющим минимум общепринятой нравственности и справедливости, или не соответствующим объективно требуемому правопорядку и т.п. Иначе говоря, надо распознать, что есть право и не скрыто ли под его внешним, формальным подобием нечто иное, противоположное праву.

Если бы внешняя форма всегда соответствовала сути интересующего людей предмета, то не нужна была бы наука. Это относится не только к науке о природе, но и к науке об обществе, о праве и государстве. Часто полагают, что наука о природе сложнее, а область обществознания проще. Это не так хотя бы потому, что социальные явления и связи нередко оказываются идеологизированными, а идеология - враг науки, искаженное отражение действительности. Искажено оно некими классовыми, национальными или корпоративными интересами: "пробиться" через подобное искажение реальности порой бывает очень трудно. Приведем лишь один пример. В обыденной жизни нередко право сводят к законам государства. При подходе к праву только как к системе норм, регулирующих общественные отношения, размываются собственно правовые границы. Тогда легко смешать право с другими нормативными системами, упорядочивающими общественные отношения. Сведение права к нормам законодательства носит этатистский характер, исходит из приоритета над ним власти и насилия. Этатистский режим - безапелляционный абсолютизм действий власти в пользу государства, но противонаправленный публичной воле и интересам общества. Сведение права к нормам становится реальной угрозой правовому обществу при наличии ряда негативных условий в действиях власти, например, при пренебрежении публичностью властеприменения в условиях режима приоритета интересов чистой государственности.

Нетрудно понять, что в таком отождествлении права и закона, приказа "свыше" всегда заинтересованы те, кто осуществляют власть. В действительности все обстоит гораздо сложнее. В науке такой подход, отождествляющий право и закон, обедняет содержание права, не вскрывает его глубинной социальной природы и приводит к его искаженному восприятию. Законодательство действительно представляет собой важнейшую форму выражения права, особенно в современном мире. В связи с этим о достоинствах закона еще будет сказано далее. Однако не столь редко под видом закона скрывается произвол, закон таит в себе бесправие, при помощи закона государство санкционирует то, что противоречит праву. На практике трактовка права как норм, установленных государством, т.е. якобы им порожденных и от него зависимых, постоянно приводила и приводит к оправданию любых актов государственной власти, законов, санкционирующих произвол со стороны тех, кто политически господствует, вне зависимости от того, идет ли речь об элите, бюрократии, партии или диктаторе. Сводя право к закону, мы, по существу, можем оказаться среди тех, кто оправдывает произвол, а то и среди тех, кто, применяя закон, сам творит произвол и несправедливость. Есть в сведении права к закону и другой недостаток. Все знают, что законы устанавливаются государством, но если право и закон тождественны, тогда выходит, что и право порождается государством, представляет его "возведенную в закон" волю. Из такого ложного подхода могут следовать не только неверные, но и опасные для людей и всего общества выводы о том, что государство, насилие, политика имеют приоритет перед правом, не ограничены основами нравственности, справедливости, общечеловеческими ценностями; что духовное, нравственное, разумное начало, правда и право всегда уступают принуждению и силе; что права, свободы человека не даны ему от рождения социальной природой личности, а лишь даруются властью, государством, самодержцем, правительством; что государственная власть одаряет своих подданных, граждан какими-то правами, но и, следовательно, может у них эти права отобрать по своему желанию и усмотрению; что право - лишь нормы должного поведения, имеющие мало общего с фактическими отношениями. О праве страны надо судить лишь по принятым нормам законов, конституций, деклараций, а не по тому, насколько это должное, возможное, абстрактное, провозглашенное государством находит свою реализацию в жизни людей, в обществе.

На самом же деле право - это не "возведенная в закон" воля, если даже это воля господствующего класса или всего народа. Законодательство (юридическое право) есть лишь внешняя, необходимая форма правовой системы страны, порожденная обществом на данном этапе его развития. Отождествляя право с законом, мы смешиваем содержание с внешней формой права, лишаем себя возможности познать право как реальный феномен общественной жизни, искажаем действительную социальную природу права. Это и есть этатистское правопонимание, навязывающее в теории и на практике мысль о зависимости права от государства. Как видим, смешав содержание с внешней формой права, мы не только лишаем себя возможности познать право как реальный феномен бытия общества, но, что еще хуже, оказываемся в плену идеологии, искажающей действительную социальную природу права, соглашаемся с этатистским, односторонним утверждением о зависимости права от государства. Если при этом еще и само государство трактуется как орудие господства одних людей над другими, как аппарат насилия и принуждения, стоящий над обществом и подчиняющий себе общество и каждого индивида, то тогда мы вольно или невольно, умышленно или неумышленно оказываемся сторонниками такой концепции, которая "обосновывает", оправдывает, считает закономерным существование антидемократического, тоталитарного, имперского государства, не ограниченного в своей политике какими-либо соображениями гуманности, человечности, естественного права и справедливости. То, что такого рода государства были и еще существуют, ни в малой степени не является доказательством научной обоснованности и практической приемлемости этатистско-тоталитарных концепций. Существование тоталитарных государств на нынешнем уровне мировой цивилизации и культуры свидетельствует только о том, что и в наше время в силу ряда социальных причин есть еще политические структуры, искажающие истинную природу права и государственной организации общества.

Столь важные онтологические и гносеологические моменты в проблематике защищенности юриспруденции от возможных заблуждений вкупе с первозначимостью правовой науки для социума предъявляют исключительно высокие требования к разработке и усвоению методологического аппарата правовой науки, приоритетный вклад в становление и развитие которого, безусловно, принадлежит общей теории права.

Итак, перед нами стоит задача - за многообразием правовых и будто бы правовых явлений, лежащих на поверхности общественной жизни, вскрыть то, что представляет собой действительное право, определить те его качества и свойства, которые отличают, отличали и будут отличать право от иных образований человеческого общества, планетарной цивилизации. Имея в виду самые различные формы существования, бытия права как определенной тотальности, нетрудно убедиться в том, что самой непосредственной данностью обладает естественное для социальной природы человека право - его основные права и свободы от рождения. Человек рождается свободным и равным другому человеку. В этом смысле право есть одно из важнейших качеств и свойств свободной личности. Человек как личность не только включен в определенные связи с другими людьми, но и непременно выделяет себя, свое "я" из общества, в котором существует (из рода, племени, народа и т.п.). Без общества нет человека, но пока он (да и каждый индивид) не самоопределится, перед нами - первобытное стадо, а не социум. Становление цивилизации предполагает формирование свободной личности, что означает, помимо всего остального, осознание индивидом своей социальной ценности, своей способности мыслить и действовать самостоятельно, раскрывая при этом своеобразие своего индивидуального таланта, своих природой данных творческих наклонностей. Смысл существования личности - реализация собственного "я" (независимо от того, получаем ли мы этот индивидуальный дар от Бога, от генов, от условий жизни поколений и т.п.). Общество развивалось и развивается именно потому, что оно - не животное сообщество, уничтожающее особей, его составляющих, а коллектив людей, в котором развивается свободная личность, реализуя свои способности и таланты. Свобода индивида - предпосылка свободного общества. Сообщество людей, в котором подавлена личность, нет творческой индивидуальности, нет никакой возможности индивиду нанести на условия жизни социума свой отпечаток, - это обреченное, стагнирующее, загнивающее общество, остающееся на обочине цивилизации и культуры. Подобное сообщество (племя, народ, этнос) умирает, если только не сумеет возродиться. Вся история человечества есть в этом смысле не что иное, как ступени завоевания людьми социальной свободы. Важнейший критерий цивилизованности - человек и его свобода, степень развития и реализации его таланта, становления свободной личности.

Рассматривая право как социальное свойство человека, его связывают с необходимой для человека свободой. Право призвано обеспечить свободу, без которой не может формироваться и развиваться личность, а в государстве нет свободы, если власть не ограничена правом. Высшая ценность общества - свобода человека, его честь и достоинство. Но свобода индивида не безгранична и не самостийна. Речь идет о той возможности и необходимости социальной свободы, которая предопределена целым рядом факторов духовности, нравственности, культуры, экономики. Право и есть сфера свободы, общественное признание возможности выбора, самостоятельности действия, в то время как само качество выбора, содержание свободной и созидательной деятельности определяется факторами духовно-нравственного, культурного и материального порядка. Свобода в этом плане не самодостаточна и лишь примитивно может быть понята как вседозволенность и как свобода от ответственности человека за свой выбор, за свои поступки. Человек ответствен за свой свободный выбор перед собой, перед своей совестью, перед своими моральными устоями, может быть (если он религиозен), перед Богом. Он не только ответственен перед своим миром убеждений, воззрений, чувств, но и отвечает перед другими людьми, перед обществом. Он должен поступать так, чтобы его поступок был приемлем в его сознании, как такой же поступок другого человека по отношению к нему. Вот почему право не есть просто область свободы, право - масштаб свободы, т.е. свобода в определенных границах. Безграничная свобода каждого была бы лишь анархией, при которой никто не имел бы возможности пользоваться своей свободой. Но понимания права как масштаба свободы недостаточно. В праве речь идет о формально равном и относительно справедливом масштабе свободы суверенного (самостоятельного) человека, гарантирующем не только творческую инициативу, но и безопасность, не только выбор, но и ответственность за осуществленный свободный выбор поступка. В свободе, равенстве, справедливости, ответственности в равной мере для каждого человека заключается глубинный смысл права как общечеловеческой ценности, соответствующей самой природе личности, без которой нет и не может быть цивилизованного общества.

Рожденные свободными и равными друг другу люди (свободными в рамках нравственной дозволенности, равными в смысле равных и справедливых возможностей), от рождения имеющие неотчуждаемые основные права, образующие народ, создают и политическую силу, которая предназначается для обеспечения их основных прав и свобод. Такой политической силой является государство - как союз равных и свободных граждан, проживающих на определенной территории. Государство в собственном смысле слова - это политическая организация, которая функционирует для охраны естественных прав человека и которая сама действует на основе права, обеспечивая безопасность создавшего его народа.

Великая идея неотчуждаемых прав и свобод человека зародилась давно, на заре цивилизации, в Древнем мире. Должны были пройти тысячелетия, чтобы с развитием цивилизации и культуры эта идея нашла или начала находить свое официальное признание в законодательных актах отдельных стран, а затем и международное признание, в том числе и в Декларации Организации Объединенных Наций. Новым этапом в практическо-политической реализации прирожденных прав человека можно считать все более завоевывающее мировое общественное признание положение о том, что обеспечение прав и свобод граждан является не внутренним делом каждого государства, а целью всего мирового сообщества, что права и свободы человека - такая наивысшая ценность, которой уступает суверенитет государства, и международное сообщество может во имя этой общечеловеческой ценности и для ее защиты принимать все меры воздействия на правящие круги государства, попирающие права человеческой личности. С позиций передового мирового сообщества государственная власть в какой-либо стране не может творить произвол, грубо нарушать права человека, прикрываясь своим суверенитетом. Этот суверенитет - не препятствие к восстановлению прав и свобод человека силой Организации Объединенных Наций, решениями ее Совета Безопасности. Тут играет роль и высшая ценность прав личности, и то, что попирает права человека всегда антидемократический, тоталитарный, военный режим, который представляет собой в наше время угрозу не только для безопасности своих граждан, но и для всего человечества - для всех стран и регионов своими империалистическими амбициями, своей неконтролируемой народом внешней политикой, угрозой войн с применением средств массового поражения.

Раскрывая социальную (человеческую) природу права в естественно-историческом плане, необходимо иметь в виду, что право - это и результат осознания человеческим разумом принципов и идеалов человеческого общежития. Понимание общества как единства разнообразных элементов - предпосылка для понимания сущности права и его смысла как социального феномена. Право возникает только тогда, когда признается свободная автономная личность, ее права и свободы, права и свободы малых народов и национальных меньшинств, а значит, и разнообразие в человеческом обществе. Поэтому право есть равная мера для всех.

Исторический характер человеческих ценностей предполагает, что с развитием общества они изменяются и по объему, и по существу. В этом плане право как относительно равный и справедливый масштаб свободы по своей социальной (человеческой) ценности обогащается все новым содержанием. Задача юриста-практика состоит в том, чтобы полнее использовать потенциал права для обеспечения защиты прав и свобод личности, общественной безопасности.

Естественные, неотчуждаемые права и свободы человека должны быть официально признаны в каждой стране и закреплены в ее законодательных актах. Государство выступает здесь как одна из форм политической организации (силы) общества, которая призвана охранять эти права и свободы и которая сама действует в рамках права. "Права человека и основные свободы с рождения принадлежат всем людям, они неотъемлемы и гарантируются законом. Их защита и содействие им - первейшая обязанность правительства. Их уважение - существенная гарантия против обладающего чрезмерной властью государства. Их соблюдение и полное осуществление - основа свободы, справедливости и мира" <1>. Уровень демократии в той или иной стране как раз и обусловлен тем, насколько охрана прав и свобод человека получила свое признание во внутригосударственной законодательной и судебной практике.

--------------------------------

<1> Общеевропейская встреча в верхах. Париж. 19 - 21 ноября 1990 года: Документы и материалы. М., 1991. С. 5.

Итак, естественно-историческая, общесоциальная природа права таится в прирожденных и неотчуждаемых правах человека. Исходя из этого, есть основание полагать, что права и свободы человека составляют сущность права как социальной ценности, главное содержание любого проявления истинного права. Коль скоро право оказывается свойством личности, способной генерироваться и развиваться в условиях социальной свободы, а ее свобода на каждом этапе развития социума небезгранична, то можно дать следующее определение права. Право - это относительно равный и справедливый масштаб (мера) свободы, диктуемый развитием цивилизации. Любая из форм права, которая так или иначе обеспечивает свободу и естественные права человека, представляет собой действительное право. Форма, не обеспечивающая так или иначе свободу и права человека, не есть способ выражения и существования права, не есть бытие права как такового, подобная форма ложна и недействительна.

Вместе с тем право - это не только равный и относительно справедливый масштаб свободы, но и ответственность за осуществленный свободный выбор поступка. Как уже говорилось, безграничная свобода каждого - всего лишь анархия. Право также предполагает гарантированную безопасность прав и свобод личности, вне и помимо которой нет и не может быть цивилизованного общества.

Официально признанное и защищаемое государством право, в отличие от естественного, общесоциального права, представляет собой позитивное или иначе - юридическое, законодательное, легальное право. Юристы имеют дело прежде всего с юридическим правом, но они не должны забывать, что в основе юридического лежит общесоциальное право, что законодательство государства (позитивное право) не должно противоречить естественным правам и свободам человека. Ведь разрыв между этими понятиями дестабилизирует общественный порядок, делает людей - граждан государства - бесправными подданными власти, отнимает у человека свободу, превращает его в раба или крепостного. Следовательно, страдает индивид, который не может реализовать свои возможности, и потому страдает и целый народ, все общество, теряя динамизм, свободу, творческий потенциал, духовность и нравственность. Происходит это в условиях антидемократических режимов, узурпации власти у народа, личной диктатуры или диктатуры правящей элиты, творящих произвол и беззаконие. В конечном счете противоречие между общесоциальным и юридическим правом инициирует протест населения, бунт, революцию.

Известный русский философ В.С. Соловьев связывал общее возрождение и успешное развитие России с необходимостью отказа от права силы, от деспотизма и насилия, с обретением веры в силу права. Он писал: "Одно только мы знаем наверное: если Россия... не откажется от права силы и не поверит в силу права, если она не возжелает искренне и крепко духовной свободы и истины - она никогда не сможет иметь прочного успеха ни в каких делах своих, ни внешних, ни внутренних" <2>.

--------------------------------

<2> Соловьев В.С. Литературная критика. М., 1990. С. 294 - 295.

2. Генезис права

Право появилось на грани перехода общества из состояния дикости и варварства к цивилизации. С тех пор любое более или менее цивилизованное общество постоянно порождает право, а потом и государство, призванное его охранять. Генезис права происходил и происходит под воздействием по крайней мере трех факторов:

- социально-культурного;

- социально-экономического;

- классово-политического.

  1. Человеческое общество, обусловленное совместной сознательной деятельностью людей, не может существовать и развиваться как мир животных, лишь на основе примитивных инстинктов, оно - сообщество людей - требует особых, социальных регуляторов поведения. На первых порах, пока еще индивид не выделял себя из первобытного стада, для выражения некой социальности достаточно было ряда запретов, тотемов, близких по своему происхождению к естественным требованиям поддержания самого рода человеческого, например запрета кровосмесительного брака, который резко ухудшал здоровую наследственность. В дальнейшем, по мере роста сознания и усложнения совместной деятельности, социальных связей, формирования личности, стало возможным и необходимым дополнить запреты возложением на каждого некоторых обязанностей в виде нравственного долга перед другими людьми и перед сообществом - появление морали как норм, содержащих нравственные обязанности, было крупнейшим революционным событием на этапе перехода к цивилизации. К числу таких обязанностей относился, вероятно, долг поддержания огня, участия в охоте и т.п. Однако запреты и обязанности мало способствовали самодеятельности человека. Дальнейший рост сознания и усложнение социальных связей, потребности в динамизме сообщества и формирование самостоятельной личности способствовали обогащению регулирования поведения путем признания социумом определенной доли свободы человека, что стало самым важным условием для развития человеческой личности, резкой активизации ее индивидуальной деятельности и повышения темпов развития сообщества, его прямого вхождения на ступень цивилизации. Появление права как сферы свободы означало не менее крупную революцию, нежели появление нравственности, а с точки зрения самостоятельной активности личности дало ей куда больше возможностей, реализация которых зависела, конечно, и от уровня культуры, духовности, моральных принципов человека и от той среды, в которой он жил и творил, от характера материальных отношений. Таким образом, право как регулятор, определитель поведения людей включило в себя и запреты, и обязанности, но с его появлением решающим стимулятором поведения стала свобода человеческой деятельности в собственном интересе, не расходящемся с интересом сообщества. В определенном смысле право оказывается цивилизованным средством различения, признания и согласования интересов, реализация которых ныне обеспечена гарантированным правом масштабом (мерой) свободы: по принципу дозволенности, не запрещенного законом; по принципу равенства всех перед законом и судом; по принципу презумпции невиновности и ответственности только за вину; по принципу ограничения власти правом и законом. Иное дело, что на ранних ступенях цивилизации рабы не были субъектами права, что позже существовали сословное право и привилегии, что формальное равенство граждан перед судом и законом грубо нарушалось, даже будучи провозглашено политическим государством, пришедшим на смену феодализму. По сути становление правовой государственности продолжалось на Западе не менее двух столетий.
  2. Другим фактором генезиса права оказалась экономика, а точнее, отношения собственности. Они-то и сыграли роль фактора, поддерживающего социально-культурный, человеческий фактор. Дело в том, что свобода личности должна была обрести свою материальную основу, и она ее получила в связи с появлением частной собственности, ставшей результатом общественного разделения труда и обмена товарами. Именно разделение труда, собственность и товарные отношения предопределили глубочайшую революцию в сфере материальных отношений, которая взорвала первобытно-общинный строй и вывела человечество на уровень цивилизации, окончательно покончив со стадиями дикости и варварства. Отношения собственности оказались непременной и стабильной формой производственных отношений, стимулировавших рост производительных сил. Но отношения собственности, имущественные, товарно-рыночные, стоимостные отношения - это типично правовые отношения, имеющие экономическое содержание. В товарных отношениях действуют самостоятельные, равные между собой собственники, которые осуществляют эквивалентный (справедливый) обмен товарами. Товарные отношения - это связь субъектов, обладающих свободой выбора поведения покупателя (продавца) и равным правовым статусом лиц, обладающих собственностью (вещами, деньгами). Свобода, равенство, справедливость характеризуют эти отношения как связь прав и обязанностей индивидов (их организаций - юридических лиц), т.е. как фактические отношения правового характера. Вне и помимо права отношения собственности не существуют, но можно сказать и так, что вне обладания собственностью человек не может в полной мере реализовать свою свободу. Неудивительно, что именно с появлением собственности на средства производства и его результатов завершается становление свободной личности. Развитые товарные, рыночные отношения, можно сказать, "выталкивают" к жизни право и ставят правоотношения собственности под цивилизованную защиту со стороны закона и суда, т.е. публичной власти, государства. И эти правоотношения, права и обязанности их субъектов оказываются такими, каковы характер экономики, природа человеческой личности, ступень развития того и другого, а не такими, как этого произвольно, по своему желанию, хотела бы публичная власть. Напротив, последняя в конечном счете санкционирует такие права и свободы, которые предусматривает господствующий способ производства. Власть отвечает интересам и потребностям людей, участвующих в производстве, той доле свободы человека, которая потребна для эффективности данного производства, для данного уровня его техники и профессиональности, культуры, свободы, самостоятельности того, кто ею пользуется.
  3. Дополнительным, существующим лишь временно, на некотором отрезке цивилизации, фактором генезиса права является классовая структура социума, или его национально-этническая разобщенность. Сразу заметим, что общечеловеческие ценности, которые отражает и закрепляет право, само представляя одну из этих общесоциальных ценностей, - эти ценности в современном цивилизованном обществе объективно должны занимать превалирующее место. Тем не менее поскольку и до настоящего времени даже в развитых странах имеют место классово- и национально-групповые, локальные интересы, исключить их влияние на право и государство, его охраняющее, нельзя. Вступление человечества в эру цивилизации вызволило людей из дикости и варварства, полной зависимости от природы и жестких условий полуголодного существования: любые описания "золотого века" первобытного существования людей - домысел, результат идеологизации далекого прошлого. Конечно, наши далекие предки заплатили за вступление в мало-мальски цивилизованные отношения сторицей, но не столько отказом от прежнего состояния лишений, бед и страхов, от выдуманной позже "свободы", от будто бы существовавшей "справедливости" и безупречной морали, сколько тем, что разложение веками длившегося строя бесправия и примитивного внеличностного стадного и родоплеменного бытия привело не только к коренному изменению условий жизнедеятельности людей, к небывалому для тех времен взлету духовной и материальной культуры, к освобождению человека от былых традиций, мифов и суеверий, но и к наступлению эры имущественного неравенства, раскола общества на классы, социальные и этнические враждебные группы, а позже - к межнациональным конфликтам, делению на отдельные государства, развязывавшие между собой захватнические войны, порабощавшие целые народы. Классовые и национальные противоречия, религиозные гонения, идеологизация жизни целых поколений были следствием не только глубинного имущественного неравенства, но и острой нетерпимости к чуждому образу мышления и жизни, не исчезнувших остатков племенных распрей, нераскрепощенности личности, рабской психологии. Антагонизм интересов толкал к устранению конфликтов цивилизованным путем, с помощью закона и суда, с помощью права, способного по своей природе к обеспечению свободы действия в рамках согласования противоположных потребностей и устремлений. В той степени, в какой на определенной ступени развития общества в тех или иных регионах или странах противоречия оказывались непримиримыми, закон и суд оказывались беспомощными, природа права искажалась, деформировалась, государственное принуждение, закон и суд использовались для защиты интересов господствующих социальных сил, для подавления классовых и иных противников, ограничения их свободы, а то и их физического истребления путем массовых репрессий. Государство при этом также теряло свою изначальную природу, превращалось в неограниченную законом диктатуру. Политика государства оказывалась не связанной правом.

Таким образом, можно утверждать, что если непримиримые классовые (национальные, региональные и иные) противоречия и являлись фактором правогенеза и политогенеза, то этот фактор генерировал право и государство в их извращенном виде, не соответствовавшем их природе и общесоциальному предназначению.

3. Ступени человеческой цивилизации и право

Можно говорить о трех ступенях роста мировой цивилизации - доиндустриальной, индустриальной и постиндустриальной. Переход от доиндустриального к индустриальному обществу был обусловлен промышленным революционным переворотом, который в развитых западных странах произошел в XVI - XVII веках (в России - во второй половине XIX - первой трети XX века); переход к постиндустриальному обществу произошел на базе научно-технической революции середины XX века (в России он еще не осуществлен). Право и государство на двух первых ступенях роста цивилизации существовали чаще всего в извращенных формах, особенно на первой ступени, мало проявляя свою истинную природу. Однако на второй ступени цивилизации уже появились теоретические концепции, а в условиях демократии и гражданского общества в передовых странах Запада - и практические шаги в сторону законодательного признания естественных прав и свобод человека, суверенитета народа, разделения властей, правления закона.

На третьей ступени роста цивилизации формируется постиндустриальное общество, постепенно устраняется противоположность между городом и деревней, умственным и физическим трудом, сглаживаются классовые противоречия и национальный сепаратизм, усиливаются тенденции к интернационализации производства и обмена, науки, техники и средств связи и информации, активизируется взаимообогащение культур, одновременно происходит своеобразный процесс концентрации и деконцентрации производства, растет область инфраструктуры, приобретают особое значение плюралистические формы собственности и антимонополизма в экономике, соответственно - плюралистической демократии, идейного плюрализма, антимонополизма в политике и идеологии. В развитых странах наблюдается резкий рост благосостояния населения и социальной защищенности людей наемного труда, малообеспеченных слоев. На этой социальной почве повышается значимость общечеловеческих ценностей, узкоклассовые и узконациональные интересы отходят на задний план. И что особенно важно - происходит окончательная переоценка в теории и практике природы права, раскрывается его общечеловеческая ценность и преодолевается узконормативная, этатистская, националистическая и классовая трактовка права. В науке и жизни передовых развитых демократий утверждается приоритет права перед государством, силой, политикой, безусловный примат международного права перед внутригосударственными правовыми системами, начинается формирование мирового правопорядка. Наступает время, когда все большему кругу людей становится ясно, что вне и помимо права не может быть общественного прогресса, нормального материального производства, обмена и распределения, демократических институтов и эффективного управления, развития личности.

В современной трактовке права есть разные позиции. Наука права, как и любая наука, не может развиваться без обмена мнениями и дискуссий, альтернативных суждений. Но современное понимание права едино в своем отказе от спекулятивно-абстрактных и этатистско-идеологических построений, оно сильно своей демократической направленностью, персонализацией права, его сближением с человеком и его свободами, признанием неприемлемости сведения права к любому закону и приказу власти, а прав граждан - к некоему "дару" государства. Современное гуманистическое правопонимание с трудом воспринимается в странах, не вступивших в постиндустриальное общество, лишенных правовой культуры, особенно в тех, где еще существуют полуфеодальные отношения или проходит процесс индустриализации, где существуют тоталитарные режимы или их остатки, где не сформировалось еще полноценное гражданское общество, - в регионах, оказавшихся сегодня на обочине передовой культуры и цивилизации.

Есть большие сложности в современном восприятии права и в нашей стране, хотя для общественной мысли дооктябрьской, досоветской России характерны высокие взлеты (для того времени) идей естественных прав человека, широкого социального подхода к правовой действительности и борьбы против произвола властей, активной разработки концепции демократического конституционализма и даже попытки продвижения в сторону правовой государственности. Однако революция в октябре 1917 г., оказавшая сильное влияние на ход мировой истории, принесла России в конечном счете большие несчастья. Здесь установился режим произвола, и власть оказалась не связанной правом, личность и ее права грубо попирались, а сама идея правового государства считалась антисоциалистической.

С 1985 г. в нашем обществе начались большие преобразования прогрессивно-демократической направленности, хотя и не без срывов, затяжек, необходимости преодоления глубокого политического и экономического кризиса, дестабилизации межнациональных отношений, массы до сих пор не решенных социальных проблем. Однако в той степени, в какой страна пришла в движение, а ее демократические силы вступили на путь ликвидации имперской структуры и тоталитаризма, формирования свободного, гуманного, открытого, гражданского общества, в какой страна стала приобщаться к передовой части мирового сообщества, наступило и время признания общечеловеческих ценностей, пересмотра в теории и на практике нормативного, этатистского правопонимания, безусловного признания неотъемлемых прав человека, время восприятия современной гуманистической трактовки права. Начался период оживления и науки права, освобождения ее от идеологического догматизма, ее выхода на мировой уровень.

4. Субъективное и объективное право

Нами уже было отмечено, что право понимается как субъективное и объективное. Термин "объективное право" рассматривается как совокупность (система) общеобязательных юридических норм, установленных и охраняемых государством, а понятие "субъективное право" означает права, принадлежащие конкретному субъекту, индивиду. Субъективное право есть мера возможного поведения субъекта. Для того чтобы использовать возможное поведение, он должен считаться с аналогичными возможностями других субъектов права. Право в субъективном смысле есть индивидуализированное право. В нем общие юридические права и обязанности становятся принадлежностью конкретных лиц, и таким образом переводят его в плоскость правоотношений.

Субъективное право неразрывно связано с субъективной юридической обязанностью. Субъективная юридическая обязанность есть мера должного поведения лица. Если субъективное право связано с субъективными интересами лица, то субъективная обязанность связана с возможностью принуждения.

В трактовке субъективного права имеются два подхода, в зависимости от существующего в юридической науке и практике правопонимания. Первый из них связан с существующей характеристикой права как совокупности общеобязательных юридических норм, установленных и охраняемых государством (позитивное право). При этом субъективное право и субъективная обязанность рассматриваются как следствие действия нормы объективного права. Такой подход имеет место там, где господствует система позитивного права, где право и закон совпадают по содержанию.

Представители естественно-правовой теории происхождения и трактовки права считают, что субъективные юридические права - следствие правовых притязаний (правомочий), присущих субъектам общественных отношений. Таким образом, складываются фактические правоотношения, которые затем должны получить официальное признание (санкционирование) со стороны государства или же судебную защиту.

Субъективное юридическое право характеризуется следующими основными признаками. Во-первых, это возможность субъекта права самостоятельно осуществлять свои права в пределах, установленных нормой объективного права. Например, определять судьбу принадлежащей ему на праве собственности вещи: владеть, распоряжаться и пользоваться ею по своему усмотрению. Во-вторых, субъективному праву одного лица соответствует субъективная юридическая обязанность другого лица на определенное поведение в рамках юридического отношения, т.е. один субъект отношений обязан не нарушать право другого. Например, обязанность возвращения в срок взятой взаймы суммы денег. В-третьих, возможность защищать свое право путем обращения к правосудию или в иной компетентный орган <3>. Центральным элементом является возможность собственных действий, в том числе возможность обладания, пользования и распоряжения социальными благами и ценностями. Однако без второго и третьего элементов возможность собственных действий не подкреплена обязанностью другого лица и его ответственностью.

--------------------------------

<3> Гревцов Ю.И. Очерки теории и социологии права. СПб., 1996. С. 63.

Исторически субъективное право зарождается раньше, чем право объективное. Природа субъективного юридического права заключается в наличных естественных правах человека, которые не могут быть отчуждены принудительной силой государственной власти. Впоследствии основные права и свободы человека и гражданина получили законодательное закрепление.

Право как мера свободы немыслимо вне общеобязательных правил поведения. Совокупность общеобязательных юридических норм, регулирующих систему общественных отношений, обычно принято называть объективным правом. Это право обращено ко многим субъектам правоотношений, но не зависит ни от одного субъекта. И поэтому оно называется объективным правом.

Объективное право в рамках романо-германской правовой системы отождествляется с совокупностью норм позитивного права, где основным источником права является закон.

Система современного объективного права создается в результате нормотворческой деятельности государства (его органов). Она включает конституцию, кодексы, различные нормативно-правовые акты, т.е. всю систему законодательства. Структура объективного права складывается из отраслей законодательства (конституционного, административного, гражданского, уголовного, процессуального и др.).

Диалектическое взаимодействие субъективного и объективного права - структурный стержень эффективного действия механизма правового регулирования общественных отношений.

Список литературы

  1. Алексеев Н.Н. Основы философии права. СПб., 1998.
  2. Алексеев С.С. Право: азбука - теория - философия: опыт комплексного исследования. М., 1999.
  3. Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М., 2001.
  4. Аннерс Э. История европейского права. М., 1996.
  5. Байтин М.И. О современном нормативном понимании права // Журнал российского права. 1999. N 1.
  6. Бержель Ж.-Л. Общая теория права. М., 2000.
  7. Берман Г. Западная традиция права. Эпоха формирования. М., 1995.
  8. Власть и право: Из истории русской правовой мысли. Л., 1990.
  9. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990.
  10. Гревцов Ю.И. Очерки теории и социологии права. СПб., 1996.
  11. Емельянов С.А. Право: определение понятия. М., 1992.
  12. Кант И. Метафизика нравов в двух частях // Соч. в 6 т. Т. 4(2). М., 1965.
  13. Кленнер Г. От права природы к природе права. М., 1988.
  14. Ковлер А.И. Антропология права. М., 2002.
  15. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1904.
  16. Кудрявцев В.Н. Право как элемент культуры // Право и власть. М., 1990.
  17. Кудрявцев В.Н. О правопонимании и законности // Государство и право. 1994.
  18. Лейст О.Э. Три концепции права // Советское государство и право. 1991. N 12.
  19. Ллойд Д. Идея права. М., 2002.
  20. Локк Дж. Два трактата о правлении // Соч. в 3 т. Т. 3. М., 1988.
  21. Лукашева Е.А. Право, мораль, личность. М., 1986.
  22. Матузов Н.И. Право в системе социальных норм // Правоведение. 1996. N 2.
  23. Неновски Н. Право и ценности. М., 1987.
  24. Нерсесянц В.С. Право - политика свободы. Опыт прошлого и перспективы. М., 1996.
  25. Нерсесянц В.С. Философия права. М., 1997.
  26. Монтескье Ш.-Л. О духе законов // Избранные произведения. М., 1955.
  27. Папаян Р.А. Христианские корни современного права. М., 2002.
  28. Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб., 2000.
  29. Право и политика современной России. М., 1996.
  30. Рулан Н. Юридическая антропология. М., 2000.
  31. Теория права: новые идеи. М., 1991.
  32. Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб., 1998.
  33. Синха Сурия Пракаш. Юриспруденция. Философия права: Краткий курс. М., 1996.
  34. Явич Л.С. Социализм: право и общественный прогресс. М., 1990.
  35. Kelsen H. The Pure theory of Law. Berkely, Los Angeles, London, 1970.