Реферат по книге Нешатаевой В.О. "Культурные ценности: цена и право"


Оглавление

Введение

1. Культурные ценности как объект международного права

2. Право на культурные ценности как элемент системы прав человека и культурные ценности как объект права собственности

3. Характеристика международно‑правовых норм, регулирующих право на культурные ценности

4. Правовое регулирование внешнеэкономических сделок с культурными ценностями

5. Коллизионные вопросы при оформлении внешнеэкономических сделок с культурными ценностями

6. Механизмы разрешения споров, связанных с культурными ценностями

Заключение

Библиография

Введение

В книге Нешатаевой В.О. затронута актуальная тема, т.к. «проблемы правового регулирования международного экономического оборота культурных ценностей, разработанные на международном уровне универсальные конвенции не способны справиться с возрастающим количеством спорных правовых вопросов в этой области. По мере усложнения международного экономического оборота культурных ценностей, меняются его формы, виды, возникают новые правовые проблемы. Кроме того, правила, закрепленные в национальных законодательствах, варьируются в разных государствах и содержат различные правовые механизмы регулирования. Вследствие высокой экономической и культурной привлекательности предметов культуры, отсутствия достаточного регулирования на международном уровне и существующих различий в национальных правовых системах с каждым годом возрастает количество споров по поводу культурных ценностей»[1].

Россия исторически является одной из основных культурных держав мира. Здесь были созданы многие шедевры мировой культуры. Потери, понесенные Советским Союзом в годы Второй мировой войны, огромны и поистине трагичны. Последствия событий тех лет до сих пор вызывают множество споров. В свете развития экономического оборота культурных ценностей Россия как поставщик и как покупатель также становится активным участником на рынке инвестиций в предметы искусства.

В настоящее время Россия является участницей ряда международно‑правовых конвенций, посвященных специальным аспектам международного оборота культурных ценностей. В национальном законодательстве Российской Федерации существует ряд специальных нормативно‑правовых актов, регулирующих оборот культурных ценностей. Тем не менее приходится отметить, что в России за прошедшее десятилетие так и не была сформирована единая нормативная база, которая позволила бы эффективно урегулировать оборот культурных ценностей и соблюсти баланс публичных и частных интересов в этом вопросе.

Учитывая, что в отечественной науке прежде исследовались в основном вопросы гражданско‑правового регулирования оборота культурных ценностей, в настоящей работе во главу угла поставлены вопросы международного права.

1. Культурные ценности как объект международного права

На сегодняшний день в международном праве существует более 60 международно‑правовых актов универсального и регионального характера, регулирующих отношения по поводу объектов культурного наследия. Однако в этих документах не дается общего определения таких объектов, получивших в научной литературе общее наименование «культурные ценности».

Прежде всего, следует отметить, что в существующих международно‑правовых актах и научных исследованиях, посвященных объектам культуры, используются два термина – «культурное наследие» (cultural heritage) и «культурная собственность» (cultural property). Последний термин чаще всего переводится на русский язык как «культурные ценности». Но понятия «культурное наследие» и «культурная собственность» отражают не столько различную терминологию, сколько различные правовые и социальные концепции.

В настоящей работе используется термин «культурные ценности» (cultural values/culturall property), удачно отражающий двойственную природу объектов культуры, являющихся одновременно объектами права собственности и культурного наследия[3].

Кроме того, термин «культурные ценности» охватывает нематериальные и материальные объекты культуры. В русском языке слово «ценность» имеет двойное значение: материальные и духовные ценности. Ценные вещи являются объектом экономического оборота, объектом права собственности. Однако необходимо отметить, что концепция «культурного наследия» важна для сотрудничества государств как в деле развития такого оборота, так и в деле сохранения и защиты объектов культуры. При этом следует учитывать, что оборот культурных ценностей – это еще и сфера столкновения интересов, в первую очередь – различных государств, а также частных лиц или групп лиц (коренного населения). Последнее предполагает неизбежное возникновение конфликтов по поводу культурных ценностей.

Вопросы, связанные с культурными ценностями, активно разрабатываются в международном праве, и не только на универсальном, но и на региональном уровне. Здесь наиболее полное регулирование, в том числе и в отношении классификации культурных ценностей, осуществлено в нормативных актах Европейского Союза. В качестве критериев выделения культурных ценностей в этих актах используются две особенности таких предметов: художественная (историческая или археологическая) ценность и определенная стоимостная, а также временная оценка. Эти подходы нашли свое выражение, например, в Договоре о создании ЕЭС от 25 марта 1957 г.[4], Регламенте ЕЭС № 3911/92 Совета Европейского экономического Сообщества от 9 декабря 1992 г. о вывозе культурных ценностей, в ряде Директив[5], а также решений Суда Европейских сообществ[6].

Нешатаева В.О. выделяет несколько основополагающих признаков, по которым предмет, являющийся объектом международно‑правового регулирования, может быть отнесен к категории «культурные ценности»:

1) универсальность, т. е. предмет представляет общемировой интерес (имеет ценность для всех народов);

2) незаменимость: невозможно создать абсолютно идентичный образец;

3) уникальность, рассматриваемую как эстетический посыл, который несет в себе предмет;

4) временной критерий: к культурным ценностям относятся те предметы материального мира, которые созданы в большинстве своем более чем 100 (50) лет тому назад;

5) стоимость в эквивалентном выражении: культурные ценности подлежат имущественной оценке и могут быть отнесены к предметам материального мира (вещам).

2. Право на культурные ценности как элемент системы прав человека и культурные ценности как объект права собственности

Нешатаева В.О. утверждает, что культурная ценность может быть объектом права каждого индивида на пользование культурой и участия в культурной жизни. Но в то же время в экономическом обороте такая культурная ценность выступает как имущество, собственность отдельных лиц. При этом в действующих международно‑правовых актах общего и регионального характера право на культурные ценности закреплено как основополагающее право человека. Конкретное регулирование права человека на культурные ценности получают в позитивных правовых предписаниях – принципах и нормах, закрепленных в международно‑правовых документах. Как известно, такие нормы носят сверхимперативный характер.

Исторически правовое регулирование оборота культурных ценностей развивалось за счет норм частного права, права собственности. Более того, до настоящего времени зеркалом существующих проблем в соотношении публичных и частных интересов по поводу культурных ценностей является институт права собственности. Обратимся вначале к существующим теоретическим подходам к определению природы права собственности на культурные ценности.

В России одни категории культурных ценностей относятся к имуществу, а другие – к интеллектуальной собственности. Очевидно, что с принятием концепции о новой категории права собственности на культурные ценности отечественная теория также столкнется с проблемой классификации объектов права собственности на культурные ценности двух типов: вещи и блага. По‑видимому, единственным выходом является признание ценностной концепции в определении права собственности, разработанной ЕСПЧ. Это даст возможность сделать норму о праве собственности и его объектах более гибкой и позволит разработать механизмы защиты вышеперечисленных нематериальных благ, также относящихся к культурным ценностям.

При этом следует иметь в виду, что одним из камней преткновения в области регулирования экономического оборота культурных ценностей является проблема соотношения гражданско‑правовых норм о культурных ценностях и личных прав и свобод человека. Очевидно, что вопрос баланса между правом собственника и правом человека на доступ к культурным ценностям может возникнуть в любой стране. Как правило, современные государства ограничивают права собственников. Такие ограничения появились в связи с развитием международных концепций о правах человека на культурные ценности, а также с осознанием того, что культурная ценность, являясь предметом не только материальным, но и духовным (благом), может выражать национальные интересы народов.

Законы о культурных ценностях многих стран признают возможность передачи этих объектов в собственность государства. При этом допускается экспроприация и запрет на экспорт предметов культуры. Вопросы экспроприации могут быть не связаны с выплатой компенсации за изымаемые культурные ценности.

Многие коллекционеры полагают, что запрет вывоза также имеет экспроприационную природу и, по сути, препятствует свободному обороту предметов культуры на международном рынке.

Таким образом, противоречие между правами собственника и правом на культуру в настоящее время правовыми средствами не преодолевается. Правовая политика по данному вопросу находится в стадии формирования. При этом единообразное регулирование формируется за счет норм международного права.

3. Характеристика международно‑правовых норм, регулирующих право на культурные ценности

Нормативное регулирование существования культурных ценностей носит сложный комплексный характер. Комплекс состоит из принципов и норм международного права как публичного, так и частного характера. Развитый нормативный международно‑правовой состав правового регулирования оборота культурных ценностей способен обеспечить каждому человеку реальное и эффективное право на пользование достижениями культуры, одновременно позволяя им оставаться предметами материального мира (движимым и недвижимым имуществом), находящимися в собственности отдельных лиц и участвующими в международном экономическом обороте культурных ценностей.

В то время как нормами публичного права регулируются вопросы экспортного контроля за перемещением культурных ценностей, частное право охватывает вопросы права собственности, заключения договоров и перехода права собственности. Однако правовое регулирование в названных сферах взаимосвязано и отличается сложным иерархическим взаимодействием.

В настоящее время этот международно‑правовой комплекс включает следующие элементы:

а) императивный принцип – принцип «право каждого человека пользоваться культурными ценностями» и сопутствующие нормы, регулирующие право человека на культурные ценности. Реализация этого принципа позволяет соразмерными средствами ограничивать право собственности на культурные ценности ради поддержания необходимой и неотложной потребности сохранения общественного порядка;

б) детализация принципа иными публичными нормами, регламентирующими ввоз и вывоз культурных ценностей (экспортный контроль), рассматриваемых как движимые и недвижимые вещи материального мира. При этом в обоих случаях необходимо рассмотреть как международный, так и национальный элемент;

в) нормы частного права, охватывающие вопросы установления права собственности, заключения договоров и перехода прав на культурные ценности.

В нормативно‑правовом комплексе, регулирующем оборот культурных ценностей, особое место занимает институт контроля за их перемещением. Однако этот институт еще не достиг полной международной унификации. Сформировалось лишь требование о контроле. Методы контроля значительно различаются от государства к государству.

Важнейшим широко признанным механизмом регулирования оборота культурных ценностей является экспортный контроль государства. Несмотря на вмешательство государства в частную собственность, в настоящее время он имеет существенное значение для защиты культурных ценностей от незаконного оборота. Однако для того чтобы этот механизм не ограничил оборот культурных ценностей, в международном праве сформировалось правило о балансе публичных и частных интересов при обороте культурных ценностей.

Российская Федерация является одним из важнейших акторов арт‑рынка. Поэтому в международном обороте культурных ценностей с участием нашей страны вопрос о порядке вывоза и ввоза культурных ценностей стоит наиболее остро. Прогрессивное развитие норм о порядке вывоза и ввоза способствует не только частным интересам субъектов оборота культурных ценностей, но и публичным интересам, выражающимся в возврате таких предметов на территорию России, а также в обеспечении прав граждан на участие в культурной жизни. Благодаря совершенствованию законодательства о трансграничном перемещении культурных ценностей появляется возможность обеспечить доступ российских граждан к лучшим образцам отечественного и зарубежного искусства и, таким образом, реализовать их право на достойную жизнь.

4. Правовое регулирование внешнеэкономических сделок с культурными ценностями

Культурные ценности являются одним из наиболее привлекательных объектов инвестирования. Однако многие ученые обеспокоены тем, что произведения искусства, превращаясь в товар, средство обмена, теряют свою художественную ценность[7]. С данным утверждением трудно согласиться. Безусловно, область, в которой пересекаются торговля и искусство очень противоречива и содержит множество спорных этических вопросов. Тем не менее коллекционирование и инвестирование в искусство позволяют сохранить и защитить предметы искусства, а иногда и открыть новые или забытые имена.

Арт‑рынок[8] занимает на сегодняшний день важное место в международном экономическом обороте. Основными участниками оборота культурных ценностей выступают арт‑дилеры[9] и аукционные дома – в качестве основных институтов на арт‑рынке, а также коллекционеры и музеи, которые являются основными покупателями предметов искусства. Отношения между этими субъектами арт‑рынка сложны и многогранны. Они требуют специального правового регулирования, учитывающего специфику арт‑рынка и предмета торговли – культурных ценностей.

Таким образом, большинство вопросов, касающихся сделок в сфере арт‑торговли, будут решаться путем применения норм, закрепленных в самом договоре, или императивных норм выбранного сторонами права.

5. Коллизионные вопросы при оформлении внешнеэкономических сделок с культурными ценностями

В связи с тем, что в договоре международной купли‑продажи культурных ценностей многие риски возложены на покупателя, дисбаланс между покупателем и продавцом может быть «смягчен» за счет оптимального выбора применимого права. Отметим, что на современном этапе развития правового регулирования оборота культурных ценностей одним из самых противоречивых остается вопрос выбора применимого права при разрешении связанных с ними международно‑правовых споров.

Общим правилом, действующим и в сфере оборота культурных ценностей, является применение принципов автономии воли и наиболее тесной связи.

В разных правовых системах были выработаны различные способы защиты законных интересов собственника движимого имущества. В странах общего права любая защита вещных прав строится на исках о возмещении вреда, то есть на деликтных исках. Основным вопросом здесь является вопрос фактического владения вещью лицом, которое удерживает имущество и, следовательно, нарушает законное право собственности истца. В странах континентальной правовой системы, как правило, применяются вещно‑правовые иски, где основным вопросом является правовой титул истца. Виндикационный иск является наиболее распространенным способом для защиты вещных прав. Под этим иском понимается иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику об истребовании имущества из его незаконного владения.

Но является ли право собственника на защиту своего титула абсолютным? Законодательство различных стран дает неоднозначный ответ на этот вопрос в силу зависимости от сроков владельческой давности. Как правило, разница определяется тем, какой период времени приобретатель владеет культурной ценностью.

На сегодняшний день в российском законодательстве существует проблема «зависшего имущества» и соответственно конфликта интересов давностного владельца и собственника. Одним из аспектов данной проблемы является согласование правил об исковой и приобретательной давности. Проблема «зависшего имущества» актуальна также для сделок с культурными ценностями и приобретает особое значение в силу высокой значимости (духовной и материальной) объекта для всех участников оборота культурных ценностей. Данная проблема связана с вопросом определения момента истечения срока исковой давности и начала срока приобретательской давности. Статья 234 (п. 4) ГК РФ указывает, что течение срока приобретательной давности начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям. Безусловно, такая позиция справедлива с точки зрения законного собственника культурной ценности. При этом не учитываются интересы добросовестного приобретателя, поскольку последний не может определить, когда истечет срок исковой давности.

Для решения вышеобозначенных проблем, возникающих в сфере регулирования оборота культурных ценностей, ведущими правоведами предлагаются различные концепции. На взгляд автора книги, проблема «зависшего имущества» применительно к культурным ценностям может быть решена при внесении ряда изменений в существующее законодательство. Основной задачей является достижение баланса интересов собственника и добросовестного приобретателя. В связи с этим считаем необходимым осуществлять следующее.

1. Определить более продолжительный срок исковой давности для культурных ценностей (специальный срок исковой давности). По мнению автора, сбалансированный и разумный срок для таких объектов торгового оборота, как культурные ценности – 7 (семь) лет.

Кроме того, с учетом положений действующего законодательства о культуре, для объектов, составляющих культурное достояние и официально признанных таковыми (посредством внесения в Единый государственный реестр объектов культурного наследия), следует сохранить положение, исключающее применение сроков исковой давности.

2. В качестве начала исчисления срока исковой давности установить момент, когда собственнику стала известна личность владельца. При этом для сохранения баланса интересов собственника и добросовестного приобретателя необходимо сделать оговорку: при условии, что собственник вел себя добросовестно и предпринял все разумные действия для выяснения личности владельца (ознакомился со всеми доступными реестрами похищенных культурных ценностей, обратился в соответствующие государственные органы и т. п.).

Таким образом, благодаря внесению изменений в правовое регулирование институтов сроков каждый из акторов арт‑рынка (собственник или добросовестный приобретатель) получает четкое представление о временных границах и критериях реализации своих прав собственности на спорные культурные ценности.

Таким образом, коллизионные вопросы при оформлении сделок с культурными ценностями возникают и разрешаются в трех случаях:

а) при оформлении договора в виде привязок автономии воли и наиболее тесной связи;

б) при разрешении вопросов собственности в виде уже существующих привязок lex situs и lex originis, ограниченных оговоркой о публичном порядке;

в) при разрешении вопросов приобретательской и исковой давности.

Сбалансированная оценка каждого из коллизионных случаев позволит участникам сделки выбрать применимое право с учетом интересов всех сторон.

6. Механизмы разрешения споров, связанных с культурными ценностями

На современном этапе можно выделить три вида споров, связанных с культурными ценностями, возникающих из различных требований в отношении их. Рассмотрим подробнее каждый из видов.

1. Споры в отношении правового титула (требование о реституции похищенных культурных ценностей).

Следует отметить, что требование о реституции может возникнуть в отношении культурных ценностей, похищенных как в мирное время, так и в период военных действий или оккупации. В данном разделе мы остановимся на реституции в мирное время.

2. Споры в отношении незаконно вывезенных культурных ценностей (требование о возвращении (репатриации) культурных ценностей).

Репатриация – это особая правовая концепция, отличная от концепции реституции. При этом цель в обоих случаях одна – возврат культурной ценности.

Следует отметить, что возврату незаконно вывезенных культурных ценностей часто препятствует непризнание экстерриториального действия норм публичного права другого государства. К таким нормам относятся и законодательства государств в сфере экспортного контроля. Например, в Великобритании действует механизм временного запрета на вывоз предметов, относящихся к предметам, представляющим национальный интерес.

Вопросу возврата незаконно вывезенных культурных ценностей посвящен также ряд документов Европейского Союза. В частности, Директива Совета 93/7/ЕЭС от 15 марта 1993 г. «О возврате незаконно перемещенных ценностей с территории государств – членов Европейского сообщества» [Директива Совета 93/7/ЕЭС]. Директива позволяет предъявить требование о возврате только в отношении специально определенных категорий культурных ценностей. В частности, в отношении объектов, которые имеют большую значимость или ценность либо являются частью публичной коллекции или коллекции церковных учреждений. Цель такого возврата – защита целостности культурного наследия государства – члена ЕС. Эта защита предоставляется на принципе территориальности. Следует отметить, что Директива не решает вопрос правового титула. В ст. 12 Директивы сказано, что вопрос о собственности на культурную ценность определяется после осуществленного возврата по праву предъявившего претензию государства – члена ЕС.

В Российской Федерации общие принципы возращения незаконно вывезенных культурных ценностей закреплены в положениях Закона 1993 г. Так, разд. V Закона предусматривает, что вывоз культурных ценностей может осуществляться только законным собственником предметов либо лицом, уполномоченным на то собственником в установленном законодательством порядке. В случае хищения и вывоза за пределы Российской Федерации культурных ценностей, независимо от формы собственности на них, государственные органы в соответствии с нормами международного права обязаны принять необходимые меры по истребованию указанных культурных ценностей из незаконного владения. Кроме того, Законом 1993 г. предусмотрены меры и в отношении предотвращения приобретения в России ценностей, незаконно вывезенных из других государств.

В связи с тем, что Российская Федерация активно участвует в международном обороте культурных ценностей, она часто сталкивается с проблемой защиты своих культурных ценностей в иностранных судах.

Одним из болевых аспектов участия нашей страны в спорах по поводу культурных ценностей является вопрос государственного иммунитета. В связи с этим следует вспомнить историю с арестом в ноябре 2005 г. 55 картин Музея изобразительных искусств им. A.C. Пушкина, находившихся на выставке в Швейцарии (в том числе произведений Эдуарда Мане, Клода Моне, Огюста Ренуара, Эдгара Дега и др.).

Существующие международно‑правовые акты, касающиеся культурных ценностей, предлагают различные пути разрешения споров.

Кроме того, такие неправительственные организации, как Ассоциация международного права, предложили новый механизм – так называемый режим сотрудничества – в качестве альтернативной схемы для снижения количества споров в отношении культурных ценностей.

Переговоры и Медиация:

  1. Переговоры – это непосредственный диалог между спорящими сторонами. Суть переговоров заключается в том, что стороны самостоятельно (без вмешательства третьей стороны) сопоставляют факты и свои позиции по спорному вопросу. Главным плюсом данной процедуры является гибкость, сведение формальностей к минимуму.
  2. Медиация – это неофициальная и гибкая процедура альтернативного разрешения споров. При медиации стороны спора приглашают независимого посредника (медиатора), который содействует проведению переговоров между ними, помогает обозначить проблему (предмет спора), найти возможные способы выхода из ситуации.

Целью медиации является достижение компромисса. Медиатор должен быть тонким психологом, дабы понять, какие интересы преследуют стороны в споре.

Примером различия преследуемых целей по поводу одного и того же объекта может быть ситуация с полуостровом Синай. Более двадцати лет назад Египет и Израиль находились в неразрешимом конфликте по поводу полуострова Синай: каждая нация заявляла свои требования на целый полуостров. В данном случае простое разделение полуострова, как апельсина, не могло решить проблему. Американские медиаторы вместе со сторонами спора в Кэмп Дэвиде нашли решение, учитывающее интересы обеих сторон (Кэмп‑Дэвидская сделка). Для Израиля первоочередным интересом была безопасность. Для Египта – утверждение национального суверенитета и восстановление исторических границ. На сегодняшний день над Синаем развевается Египетский флаг: это земля Египта. При этом в соответствии с международным соглашением Синай стал нейтральной и демилитаризированной территорией.

Следует выделить несколько характеристик медиации. Это:

1) необязательный процесс. Именно стороны спора, как правило, становятся инициаторами процедуры медиации;

2) конфиденциальный процесс (если стороны не решат иначе). Таким образом, стороны могут сохранить свою репутацию и свои деловые отношения;

3) гибкий процесс, не ограниченный конкретными правилами.

4) процесс, основанный на согласии, договоренности сторон спора.

Как было показано выше, медиация – это симбиоз переговоров и торговли. Стороны могут достичь компромисса, «обменивая» свой меньший интерес на больший. Вместе с тем данный процесс не лишен своих минусов. И самым главным минусом этого процесса является его незаконченность. Здесь нет обязательного решения, фактически все базируется на добросовестности сторон. В связи с этим в доктрине и в практике появилось новое явление: сочетание медиации и других способов разрешения споров, как правило арбитража. В доктрине даже появился термин, характеризующий такой комплексный подход, – med‑arb, по‑русски «мед‑арб»: начальные слоги слов «медиация» и «арбитраж». Таким образом, медиация становится этапом, предваряющим арбитраж. Если стороны не смогут достичь компромисса в процессе медиации, то начинается этап арбитража.

Арбитраж – это передача спора по соглашению сторон выбранным ими лицам для решения спора по существу.

Арбитраж является основным альтернативным способом разрешения споров. Он основывается на согласии сторон передать свой спор на рассмотрение арбитражу. Как отмечает старший консультант по правовым вопросам Постоянной палаты третейского суда Брукс Дэйли, несмотря на то что арбитраж – это идеальное средство для разрешения споров в сфере культурных ценностей, в большинстве случаев он не применяется в силу отсутствия согласия сторон.

Существуют две формы арбитража: постоянно действующий и созданный для конкретного спора (ad hoc).

Режим сотрудничества – это новый подход, новая модель взаимоотношений по поводу культурных ценностей. Данный подход не исключает существующие международно‑правовые нормы и механизмы в сфере оборота арт‑объектов. Основной целью названного режима является содействие сотрудничеству между участниками оборота культурных ценностей посредством обмена информацией, культурным материалом проведения консультаций. На сегодняшний день отсутствует единый международно‑правовой документ, регламентирующий процесс сотрудничества, способствующий равному использованию культурных ценностей (всеобщего культурного наследия человечества). При этом многие двусторонние межгосударственные соглашения и национальные законодательства государств закрепляют режим сотрудничества, культурные обмены[10].

С каждым годом все более очевидно, что количество споров вокруг культурных ценностей возрастает и традиционный механизм их разрешения – государственный суд – уже не является здесь адекватным форумом. Это связано с несколькими факторами. Во‑первых, с различиями в правовой традиции стран общего и континентального права. Подобные различия могут привести к разному толкованию национальными судами норм, заложенных в международно‑правовых договорах в области культурных ценностей (lex situs, добросовестный приобретатель, срок исковой давности, срок приобретательной давности и т. п.). Кроме того, национальные суды, как правило, отказываются применять публичные нормы иностранного государства (например, нормы об экспортном контроле), что также может неоднозначно повлиять на судьбу культурных ценностей. Различия существуют и в вопросах определения юрисдикции. Последствия таких различий мы рассмотрели на примере дела Агудас Хасидей Хабад против Российской Федерации.

Во‑вторых, существенным процессуальным фактором является проблема исполнения решений суда одной страны в другой. Если международным соглашением или внутренним законодательным актом исполнение решения иностранного суда не предусмотрено, то иск должен подаваться непосредственно в суде этого государства (например, в суде страны, где находится в настоящее время спорная культурная ценность).

Кроме того, нельзя забывать и о неизбежной политической составляющей таких споров, поскольку споры о культурных ценностях затрагивают национальные интересы государства.

Автор книги предлагает создать новый наднациональный механизм разрешения споров о культурных ценностях. На наш взгляд, существует два варианта такого механизма: наднациональный суд и международный арбитражный орган по спорам, связанным с культурными ценностями.

Заключение

В заключение исследования автор делает следующие выводы.

  1. Категория «культурные ценности» имеет двойственную природу: к культурным ценностям относятся предметы, принадлежащие как материальному, так и духовному миру. Двойственная природа имеет существенное значение для правового регулирования международного экономического оборота таких предметов, которое носит комплексный характер, состоящий из норм частного и публичного права (международного и национального). Подобный правовой комплекс сложился достаточно недавно под влиянием процессов экономической глобализации и, соответственно, исследован в юридической доктрине без учета подобной взаимосвязи.
  2. В настоящее время мы можем наблюдать формирование отдельной отрасли международного права – право культурного наследия.

Данная работа сконцентрирована на изучении вопросов правового регулирования международного оборота культурных ценностей и поиске баланса публичных и частных интересов в отношении предметов искусства исходя из двойственной природы таких объектов. При этом «правовое регулирование трансграничного оборота культурных ценностей» – это один из институтов формирующейся отрасли международного права – права культурного наследия.

Очевидно, что данная отрасль будет носить сложный, комплексный характер, сочетающий публичные и частные начала. Согласно классической теории права комплексные отрасли соединяют институты нескольких отраслей права. Следует подчеркнуть, что право культурного наследия соединяет в себе различные институты как публичного (международного и национального), так и частного (международного и национального) права. В связи с этим:

1) данная отрасль объединяет различных субъектов как публичного, так и частного права: государства и международные организации, физические и юридические лица;

2) предметом регулирования этой отрасли являются отношения по поводу культурных ценностей, а также иных объектов культурного наследия (в том числе нематериального мира). Различные аспекты таких отношений подпадают под действие и публично‑правовых и частноправовых норм;

3) способы правового регулирования, используемые в данной отрасли, также заимствованы из разных отраслей. Применяются и дозволение, и запрещение, и обязывание.

Так, юридическое дозволение выражается в свободном обороте культурных ценностей на арт‑рынке и в праве собственности на культурные ценности. Позитивное обязывание отражается в идее права человека на культурные ценности. Как было отмечено выше, в ряде международно‑правовых актов закреплено право человека на культурные ценности, что корреспондирует с обязанностью государства соблюдать такое право. Исключения возможны лишь в ограниченных случаях. Запрещение нашло свое воплощение в экспортных ограничениях. Примером юридических запретов могут служить санкции (ответственность), предусмотренные национальным законодательством государств за незаконный оборот культурных ценностей.

Следовательно, право культурного наследия обладает необходимыми для отрасли права составляющими. Комплексный подход, избранный в настоящей работе, позволяет проводить многогранное изучение этой отрасли, более полно исследовать правовую категорию применительно к данному вопросу.

Другими институтами, входящими в право культурного наследия и представляющими несомненный интерес для исследования, являются: культурные ценности, найденные в ходе археологических раскопок; подводное культурное наследие; нематериальное культурное наследие; незаконный оборот культурных ценностей; охрана культурных ценностей в период войн и вооруженных конфликтов.

Библиография

Культурные ценности: цена и право / В. О. Нешатаева; Нац. исслед. ун‑т «Высшая школа экономики»: Изд. дом Высшей школы экономики.: Москва, 2013.

[1] Культурные ценности: цена и право / В. О. Нешатаева; Нац. исслед. ун‑т «Высшая школа экономики»: Изд. дом Высшей школы экономики.: Москва, 2013. – С.4.

[2] Автор исходит из положения, что международное право включает две основные системы права – международное публичное и международное частное право, которые находятся в тесном взаимодействии.

[3] Культурные ценности: цена и право / В. О. Нешатаева; Нац. исслед. ун‑т «Высшая школа экономики»: Изд. дом Высшей школы экономики.: Москва, 2013. – С.6.

[4] Тексты нормативно‑правовых актов ЕС доступны на официальном сайте Европейского Союза. URL: http://europa.eu

[5] См., например: Директива Совета 93/7/ЕЭС от 15 марта 1993 г. «О возврате незаконно перемещенных ценностей с территории государств – членов Европейского сообщества» [Директива… 1993 г.].

[6] Например: дело Комиссия против Бельгии [Commission v. Belgium]; дело Маточчи [Matteucci v. Communauté française de Belgique]; дело Блэзо [Blaizot v. University of Liège].

[7] См.: The New Yorker. 1973.20 aug. А также: [речь… X. Солана, 1986] и др.

[8] Арт‑рынок – это система культурных и экономических отношений, определяющих: сферу предложения и спроса на произведения искусства, денежную стоимость произведений искусства; специфические виды услуг, связанные с его обслуживанием. URL: http://www.glossary.ru

[9] Арт‑дилер – постоянно действующий на художественном рынке профессиональный покупатель и продавец произведений искусства. Арт‑дилер работает с целью извлечения прямой материальной прибыли из своей деятельности. URL: http://www.glossary.ru

[10] См. Федеральный закон США от 16 ноября 1990 г., посвященный вопросу репатриации культурных объектов и человеческих останков коренным народам [The Native American Graves Protection and Repatriation Act].