Реферат "Осмысление войны во Вьетнаме М. Макгрейди. Голубь во Вьетнаме"


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

  1. М. Макгрэйди и его понимание войны во Вьетнаме
  2. Осмысление войны во Вьетнаме

Заключение

Список литературы

Введение

Война во Вьетнаме и крах “великого общества” (1964 – 1968 гг.). Новый рост экспансионизма и милитаризма в американской внутренней и внешней политике.

В это время происходит подъем движений социального протеста. Рост забастовок. “Движение рядовых”. Восстания в негритянских гетто. Резкое усиление борьбы за гражданские права в стране. Размах молодежных движений в США. “Teach in” (“тич-ин”) как новая форма борьбы с “системой” (проведение молодежных семинаров по социальным проблемам).

“Студенческая революция” в США в 1966-1970 гг.прошла как сидячая забастовка в Чикагском университете в мае 1966 г.. Также велась активная кампания в 1967 г. Происходили волнения в Принстонском и Колумбийском университетах в 1968 г.

Ужасен был расстрел солдатами студенческой демонстрации в кампусе города Кента в мае 1970 г. Постепенно происходит радикализация молодежного движения.

1. М. Макгрэйди и его понимание войны во Вьетнаме

Известный американский журналист Майк Макгрейди отправился во Вьетнам, чтобы, своими глазами увидеть, что там происходит, на месте удостовериться в справедливости официальных заявлений о необходимости этой войны для народа Южного Вьетнама и для Америки.

Впечатления от своей поездки он изложил в книге репортажей "Голубь во Вьетнаме".

Хотя позиция Макгрейди отнюдь не предполагает далеко идущих выводов, хотя войну во Вьетнаме он считает трагичной и нелепой ошибкой, а не логическим следствием политики, сознательно проводимой правящими кругами США, книга его, исполненная горечи, иронии, стыда за свою страну, сохраняет силу честного свидетельства очевидца.

«Была весна 1967 года, и над страной кричали ястребы. Была весна, и увешанный орденами генерал Уильям Уэстморленд прибыл домой с полей сражения, скорбя, что его храбрые солдаты приходят в отчаяние – как и я сам, из-за недавних непатриотичных выступлений у нас здесь, на родине; была весна, и «патриоты», устроившие парад в Нью-Йорке, вымазали дегтем и вываляли в перьях человека, который посмел с ними не согласиться.

Это была странная, печальная весна, когда голубям подстригли крылья.

И во время этой печальной весны 1967 года громче всех протестовала молодежь.

Теперь в стране живет страх, что эта война, четвертая из крупнейших войн в ее истории, окажется самой дорогой из них.

И не потому, что она уже оплачена жизнью пятнадцати тысяч американских мальчиков, не потому, что только один ее год обошелся в 30 миллиардов долларов, не потому, что из-за нее засохла на корню программа обеспечения гражданских прав и сошла на нет крупнейшая программа социального обеспечения, когда-либо принимавшаяся в масштабах всей страны.

Но если будет доказано, что эта война не была нужна, что в конечном итоге нас вовсе не заботили интересы народа Южного Вьетнама, вот тогда наше преступление по своей чудовищности превзойдет все другие, которые знает современная история,- кроме одного.

Я поехал во Вьетнам, чтобы найти какое-то объяснение войне, которая издали казалась унылой, грязной, а часто и нелепой.

Меня интересовали наши солдаты там – что делают они и что делает с ними война,- и не меньше меня интересовали вьетнамцы – что мы делаем с ними и что мы делаем для них.

Возможно, я уезжал во Вьетнам с голубиными иллюзиями, но моя цель была проста: рассказать все как есть.»

2. Осмысление войны во Вьетнаме

Революционно-освободительная война — меняющаяся война, состоящая из различных этапов, на каждом из которых к ней требуется особый подход. Соответственно, на каждой ступени надлежит принимать разные контрмеры, чего совершенно не понимали американцы, и это доказывают действия США и Южного Вьетнама на протяжении всего конфликта. В конце пятидесятых и в начале шестидесятых революционно-освободительная война находилась в фазе I, вследствие чего ПЮВ имело дело с коммунистическими повстанцами. Вместе с тем в этот период американские советники и южновьетнамские руководители создавали и готовили полки и дивизии, снабженные тяжелым снаряжением и предназначенные в первую очередь для отражения атак войск Северного Вьетнама. В действительности же на тот момент ПЮВ требовались небольшие формирования легковооруженной пехоты, способной вести боевые действия против партизан. Но важнее всего было сконцентрировать усилия на том, чтобы одержать победу в политической борьбе.

Когда же революционно-освободительная война вступила во вторую фазу, возникла потребность в войсках, которые могли бы, с одной стороны, бороться с партизанами, а с другой — противостоять противнику в правильной войне на поле боя. Но и тут командование АРВ продолжало делать упор на свои тяжелые, неповоротливые и неспособные вести подвижную войну дивизии, одинаково плохо отражавшие как налеты партизан, так и нападения крупных регулярных войсковых частей противника. В результате в 1964-м Южный Вьетнам практически проиграл войну. Даже и тогда, когда американцы “взяли на себя заботы” о частях Главных сил АСВ и ВК, предоставив АРВ возможность бороться с партизанами, структура южновьетнамских войск не претерпела модернизации.

Умение использовать в своих целях наиболее уязвимое место противника поставило Во Нгуен Зиапа в один ряд с самыми лучшими стратегами. После 1968-го он избегал лобовых нападений на американцев во Вьетнаме, используя то, что Б. X. Лидделл Харт, величайший теоретик войны двадцатого столетия, назвал непрямым подходом, для атаки на волю народа Соединенных Штатов. В результате Зиап перенес войну с рисовых полей Вьетнама на улицы американских городов — классический пример непрямого подхода. Таким образом, американскому руководству приходилось выбирать из двух зол. Если лидеры США ужесточают военные действия, они теряют поддержку народа, а если, идя на поводу у пацифистов, сворачивают активность боевых действий, то лишаются шанса победить на поле боя. Любая попытка идти в фарватере или лавировать (что делал Никсон) между Сциллой и Харибдой в конечном итоге гарантированно приводит к поражению — настоящий стратегический триумф бывшего школьного учителя.

Но лаврами своими Зиап во многом обязан ситуации, сложившейся в США в конце шестидесятых и начале семидесятых годов. Причиной того, почему американскому руководству не удалось мобилизовать народ на поддержку войны, служит непонимание в среде интеллектуалов и отсутствие согласия между ними, в СМИ и в политической элите страны. С конца пятидесятых в Америке существовал раскол во мнениях относительно того, какие цели страна должна преследовать во внешней политике и какое место в достижении этих целей надлежит играть вооруженным силам. Недостаток единства усугублялся идеологическими расхождениями, теоретическими пристрастиями и личными амбициями. Во время войны трещина стала шире, особенно после избрания республиканца Никсона, которое развязало руки либералам в демократической партии, прежде вынужденным отмалчиваться или поддерживать Линдона Джонсона в его войне. В конечном итоге пропасть стала такой глубокой, что антивоенное лобби в конгрессе превратилось в самого могущественного союзника Политбюро ЦК ПТВ.

Но парламентарии в общем лишь отражали точку зрения американского народа, который на исходе 1968-го уже не хотел продолжения войны. Виноваты тут руководители, особенно президент Джонсон, который не выполнил главной работы — не объяснил людям, зачем США пришли во Вьетнам, что они там делают и какими средствами собираются достичь поставленных целей. В довершение всего администрация Джонсона столкнулась с “кризисом доверия”, хотя вовсе не собиралась врать народу. Получилось так потому, что президент и его окружение не понимали диалектики революционно-освободительной войны. Администрация твердила о явных успехах, а в то же время все эти достижения не оказывали решающего влияния на течение войны.

Дэниэл Халлин, цитируя Джона Э. Мюллера, пишет: “...общественная поддержка более короткой и менее кровопролитной ограниченной войны в Корее также снизилась в связи с ростом потерь, несмотря на тот факт, что телевидение тогда еще находилось в зачаточном состоянии, действовала жестокая цензура, а этика журналистов, освещавших боевые действия, была весьма строгой и вполне соответствовала традициям Второй мировой войны”. Вот самый убедительный аргумент в пользу короткой и решительной войны.

Заключение

Итак, Соединенные Штаты проиграли войну так, как и проигрываются войны, поскольку противник умело использовал превосходящую стратегию, нанося нам удары в уязвимые места на политическом и психологическом фронте и не позволяя применить к нему максимально нашу военную мощь. «Мы же не смогли воспользоваться слабостями врага, поэтому на протяжении войны его сила росла, мы же становились слабее. Мы проиграли потому, что правительство США не сумело осознать и оценить стратегию революционно-освободительной войны, а следовательно, не нашло средства, способного разрушить эту стратегию. Даже если американское руководство понимало бы сущность революционно-освободительной войны, оно по политическим, психологическим, институционным и организационным причинам не смогло бы эффективно противостоять в ней противнику.»

Список литературы

  1. Макгрейди М. Голубь во Вьетнаме, 1970
  2. Теркел Л. Америка: улица разделения: Американцы размышляют о себе: Документальная проза: [Сборник ] : Пер. с англ. / Е. Стояновская — М.: Прогресс, 1984.
  3. Von Clausewitz, On War, p. 133.
  4. Komer, Bureaucracy, p. 5.
  5. Giap, Military Art, pp. 329-330.
  6. Tang, Vietcong Memoir, p. 86.
  7. Komer, Bureaucracy, p. 75.
  8. John Morrocco and eds. of the Boston Publishing Co., The Vietnam Experience. Rain of Fire, Air War, 1969-1973 (Boston, MA: Boston Publishing Co., 1985), p. 183.
  9. Osgood, Limited War, pp. 10-11.
  10. Daniel C. Hallin, The “Uncensored War” (New York: Oxford University Press, 1986), p. 214.
  11. Lawrence W. Lichty, speech to U.S. Army public affairs officers, March 1983.