Тематика и жанровые особенности публицистической деятельности М. Горького


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1 Жанры в публицистике

2 Информационные жанры

2.1 Жанры репортажного типа

2.2.1 Заметка

2.2.2 Репортаж

2.3 Диалогические жанры

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Общеизвестно утверждение о том, что в журналистике идет постоянное обновление «жанровой палитры», причем предполагается, что наиболее активно оно идет в такие переломные моменты развития общества, какой наблюдается в настоящее время. Это утверждение не стоит понимать так, что журналист навсегда исключает из круга своих задач, например, применявшиеся им доселе методы причинно-следственного анализа или прогноза, оценки и пр. Просто меняются характер, форма представленности результатов применения этих методов, показа пути их применения и т.д. в тексте, что приводит к некой «мутации» привычных, устоявшихся текстовых форм (жанров), но не к исчезновению их как таковых. Подобные изменения вызваны необходимостью «адаптации» жанров к новым коммуникативным ситуациям, порождаемым, в частности, изменением роли журналиста в обществе в конкретный период его развития.

Возможность существования огромного разнообразия конкретных форм изложения материала в журналистике предостерегает от жесткого разделения публикаций периодической печати непоколебимыми жанровыми границами. Речь можно вести лишь о неких относительно устойчивых объединениях публикаций под той или иной «жанровой крышей», что отнюдь не должно мешать видеть множество переходных, гибридных жанровых форм, факт существования которых никак нельзя игнорировать.

1 Жанры в публицистике

Нередко приходится слышать мнение о том, что для журналиста главное – создать интересный материал, а какого он жанра, не имеет абсолютно никакого значения. Существует и другое суждение: разговор о жанрах журналистики не заслуживает внимания, так как содержание понятия «жанр» непрерывно изменяется и усложняется, а сама теория жанров в целом разработана недостаточно. Это якобы подтверждается тем, что разные исследователи предлагают свой «набор» жанров. Согласиться с подобными утверждениями нельзя, как минимум, по двум причинам.

Во-первых, тот тип произведений, который складывается исторически и определяется как «жанр», существует объективно, независимо от мнений как теоретиков, так и практиков. Вся масса созданных в журналистике произведений распределяется на жанры на основе целого ряда принципов деления. Дело в том, что у каждого конкретного произведения есть состав определенных характеристик. Такие характеристики возникают то ли относительно произвольно (когда автор не задумывается над тем, каким должен быть его текст), то ли в результате специальных творческих усилий автора (когда он заранее определяет, что должно быть отображено в тексте, как именно и с какой целью). Но в любом случае те тексты, которые обладают схожими качествами, можно объединить в отдельные группы.

 Объединение это может быть произведено разными исследователями (или практиками) на самых разных основаниях, в зависимости от того, что каждый из них считает наиболее важным объединяющим началом (именно это порождает разные представления о жанровой палитре журналистики). Но, разумеется, более верным будет то объединение, которое основывается на сходстве сущностных (но не второстепенных) признаков публикаций, включаемых в какую-то устойчивую группу. Уже после того как определен объединяющий признак (или признаки), его называют «жанровым признаком», а группу объединенных им публикаций – «жанром».

А во-вторых, точное представление о жанре помогает профессиональному общению журналистов. Одно дело, когда редактор издания просит журналиста: «Напишите, пожалуйста, хороший материал об авиации». Совсем другое, если он ему предлагает: «Напишите очерк о летчике-испытателе». В последнем случае журналист, наверное, лучше поймет, какой именно материал хотел бы получить от него редактор.

Чем же предопределен набор сущностных характеристик, позволяющих относить текст к тому или иному жанру? Прежде всего – своеобразием предмета журналистики и способа отображения автором действительности, порождающих этот набор. (Это традиционно признается большим числом исследователей журналистики.)

В журналистике предмет выступлений составляют актуальные общественные и природные события, явления, процессы, ситуации во всем богатстве их проявления, в многообразии взаимосвязей, прежде всего порождающих важные для общества в теоретическом и практическом отношении проблемы и конфликты, а также личность человека.

Роль способа отображения действительности в формировании набора характеристик журналистских текстов, предопределяющих их жанровую принадлежность, намного значительнее (в интересующем нас плане) роли предмета журналистских выступлений.

В журналистике существует три главных способа отображения – фактографический, аналитический и наглядно-образный. Они опосредуют определенные уровни «проникновения» познающего субъекта в объект: от первоначального чувственного созерцания к абстрагированию, теоретическому освоению его и далее – к созданию обогащенного, более полного конкретного образа предмета (в том числе – его художественного образа).

Первый и второй способы отличаются один от другого прежде всего степенью глубины проникновения в суть предмета отображения. Первый способ нацелен на фиксацию неких внешних, очевидных характеристик явления, на получение кратких сведений о предмете (в этом случае журналист прежде всего отвечает на вопросы: где, что и когда произошло?). Быстрота получения таких сведений позволяет современной журналистике оперативно информировать аудиторию о многочисленных актуальных событиях, что очень важно для нее. Второй способ нацелен на проникновение в суть явлений, на выяснение скрытых взаимосвязей предмета отображения (в этом случае набор вопросов, на которые отвечает журналист, значительно расширяется). В данном случае главным становится обращение его к различным проблемам выбора эффективных путей развития общества, а также выявление причин, условий, тенденций развития событий и ситуаций, изучение оснований, мотивов, интересов, намерений, действий различных социальных сил, выяснение возникающих между ними противоречий, оценка значимости различных феноменов, определение обоснованности тех или иных точек зрения, концепций, идей. [8, c.17]

Способ наглядно-образного отображения действительности нацелен не только и не столько на фиксацию внешних черт явления или рациональное проникновение в суть предмета, сколько на эмоционально-художественное обобщение познанного. Нередко это обобщение достигает такого уровня, который называется публицистической (или даже – художественной) типизацией, что сближает журналистику с художественной литературой. Подобного рода журналистика поставляет аудитории «материал», способствующий как рациональному познанию действительности, так и эмоциональному сопереживанию отображаемых событий.

Своеобразие того или иного способа отображения действительности заключается прежде всего в том, что он выступает как особый путь реализации иерархически взаимосвязанных целей, решения определенных задач.

Важнейшие из них носят предопределяющий характер и выступают как функции конкретного издания. Такие функции могут быть разными. Одни издания (например, «желтая пресса») преследуют коммерческие цели, поэтому в публикуемых материалах они стремятся прежде всего освещать такие темы, использовать такие методы создания текстов, которые позволяют в максимальной мере удовлетворять самые распространенные в соответствующей аудитории субъективно доминирующие информационные интересы в развлечении. Причем подобные издания мало волнует вопрос о том, насколько такие интересы совпадают с объективно более важными, коренными потребностями аудитории.

Другие издания могут преследовать цель пропагандистского воздействия на аудиторию (например, политического, религиозного и т.д.). Третьи могут ставить перед собой цель максимально полно, объективно информировать аудиторию, исходя из того, что журналистика призвана быть важнейшим средством именно массового информирования, связанного прежде всего с коренными, базовыми потребностями аудитории, средством повышения социальной компетентности населения, его социальной ориентированности и т.д.

Конечно же, в реальности одно и то же издание может преследовать самые разные цели. Но и в этом случае они окажут свое воздействие на характер публикаций, которые будут появляться на его страницах.

Названным предопределяющим функциям (целям) журналистики подчинены свойственные ей определенные задачи (цели) «второго ряда» (или собственно творческие функции), связанные с познанием действительности журналистом. К таким функциям относятся:

  • создание определенной (той или иной степени полноты) информационной «модели» отображаемого явления (его описание);
  • установление причинно-следственных отношений;
  • выявление значимости явления (его оценка);
  • определение будущего состояния исследуемого явления (прогноз);
  • формулирование программ, планов действия, связанных с анализируемым явлением.

Эти творческие цели (цели «второго ряда») необходимо осуществлять (в каждом конкретном случае – в своем объеме) при создании любых журналистских текстов и в любых изданиях, поскольку именно это их осуществление открывает путь к реализации журналистикой названных выше общественных функций.

Творческие функции выступают как необходимость для журналиста исследовать различные общественные феномены, выявлять и описывать их суть, определять их причины, прогнозировать развитие этих феноменов, выяснять их значимость; исследовать передовой опыт решения всевозможных задач и формулировать программы их решения, предостерегать от вредных или неэффективных путей, способов достижения тех или иных целей, обосновывать спорные точки зрения; вырабатывать свое отношение к миру посредством эмоционально-образной типизации, обобщения отображаемых явлений. Нередко журналистам приходится (в силу предназначенности издания) создавать «мир Зазеркалья», т.е. создавать тексты развлекательного плана, тексты, способствующие рекреации (отдыху) аудитории.

Решая эти задачи, журналист и производит оперативную, аналитическую, эмоционально-образную информацию о разных (существующих и возможных) сторонах жизни общества, информацию, необходимую аудитории для осуществления всестороннего социального ориентирования и регулирования ею (аудиторией) своей деятельности, повышения своей социальной компетентности, восстановления духовного равновесия, развлечения. Осуществляя творческие функции, журналист применяет различные методы познания действительности. Они составляют три большие группы – эмпирические (документальные), теоретические и художественные методы.

В первую группу входят прежде всего методы сбора материала (наблюдение, беседа, интервью, проработка документов и пр.).

Вторую группу представляют общетеоретические методы познания (анализ, синтез, индукция, дедукция, аналогия, исторический, логический, гипотетический методы и т.д.) и специализированные (комплексные) методы осмысления собранного материала, опирающиеся на различные общетеоретические методы (описание, причинно-следственный анализ, оценка, прогнозирование, программирование). Использование теоретических методов исследования в какой-то мере приближает аналитическую журналистику к научному познанию, но, разумеется, ни в коей мере не делает их равными. [9, c. 27]

Третью группу составляют методы наглядно-образного обобщения, опирающегося на приемы ассоциации, творческой фантазии, метафоризации, метонимии, одушевления, оксюморона (внутреннего противопоставления), литоты (преуменьшения), гиперболизации (преувеличения), генерализации (подмены частного вывода общим), индивидуализации (подмены общего вывода частным) и т.д.

Из данных выше определений предмета, функций, методов современной журналистики вытекают многое проясняющие в природе существующих в настоящее время жанров периодической печати следующие выводы.

Во-первых, если речь идет об оперативном информировании журналистом своей аудитории, то оно должно быть в первую очередь нацелено на наиболее важные для нее события, явления, связанные с базовыми, наиболее актуальными ее потребностями, а также должно способствовать формированию у читателя максимально точной картины окружающей его реальности.

Если же речь идет о более глубоком исследовании (анализе) действительности, о разъяснении, истолковании, интерпретации актуальных проблем, сути и значения современных событий, процессов, ситуаций, то эти исследуемые проблемы, события, процессы, ситуации должны рассматриваться журналистом во взаимосвязи с другими феноменами, соотноситься с более фундаментальными, более значимыми явлениями, закономерностями, тенденциями развития различных сторон общественной жизни.

Если же журналист «опосредует» действительность в эмоционально-образной форме, передает аудитории свое представление об актуальной реальности с помощью художественной типизации, то он должен осуществлять ее таким образом, чтобы не исказить реальное положение дел, которого касается эта типизация. Именно это и отличает ее от типизации, основанной на вымысле, на безграничной фантазии автора, свойственной собственно художественному творчеству (но не публицистическому!) как таковому.

Во-вторых, для понимания общественных проблем, если они обсуждаются в журналистских текстах, прежде всего важно видеть действенную связь между описываемыми событиями, явлениями и следствиями практического плана, изменениями в реальной жизни. Поэтому журналист часто ориентируется на «цепочку» отношений: «тип основания – результат» (причинная зависимость), «средство – цель» (финальная зависимость), «переменные взаимодействия и объективные противоречия» (определенный вид переменного взаимодействия). Таким образом, можно сказать, что суждения о взаимосвязях исследуемых явлений и образуют главную субстанцию многих публикаций, относящихся к аналитическим и художественно-публицистическим жанрам журналистики.

В-третьих, содержанию и форме конкретных журналистских материалов присущ свой характер. Если в информационных публикациях излагается какой-то определенный факт, то в аналитических на первый план выходит мысль автора, опирающаяся на совокупность фактов, а также его эмоции, порожденные этой мыслью. А в материалах художественно-публицистических жанров ведущим качеством становится эмоционально-образное обобщение, художественно-типизированная форма описываемых явлений действительности.

В-четвертых, при создании текстов разных жанров используются различные операции, способы, методы эмпирического познания действительности (наблюдение, проработка документов, опрос, интервью и др.), а также теоретические методы: сравнение, аналогия, оценка (сравнение действительности с общественными целями, нормами, идеалами), детализация (выявление и подчеркивание важных подробностей явления, процесса, ситуации), разъяснение (обнаружение связи с причинами, закономерностями или проверенными, доказанными суждениями), предсказание (выход на будущие процессы, следующие из закономерностей, причин, факторов или познанных тенденций) и обобщение (объединение инвариантных признаков отдельных фактов, установление общего в процессах).

Часто они дополняются отчетливо ориентированной на партнера по коммуникативной ситуации демонстрацией соотнесенности размышлений автора с мыслями, мотивами, позицией партнера. Это не в последнюю очередь выражается в том, что журналист часто не только предлагает готовый результат познания, интерпретации явлений, но и показывает, делает зримым для аудитории ход самого познания. Он исследует жизнь как бы вместе с аудиторией.

Таким образом, журналистские материалы в подавляющем большинстве случаев имеют диалогическое начало, независимо от того, имеют ли они диалогическую форму изложения (как в интервью, беседе) или не имеют. Автор журналистского текста часто или прямо обращается к читателю, или аргументирует для него нечто в своем сознании как для партнера по разговору. Поэтому в журналистских текстах многих жанров ставятся вопросы, даются ответы на них, приводятся доводы в пользу какой-то точки зрения и выдвигаются контрдоводы и т.д., что создает иллюзию обмена мнениями, происходящего между партнерами по «живому» общению.

Формирование представлений о жанровых особенностях журналистики имеет весомую практическую значимость, так как оно дает возможность (прежде всего начинающему журналисту) осознанно ориентировать себя в той или иной познавательной ситуации на создание вполне конкретного типа текста, в наибольшей мере «приспособленного» для адекватного освещения заинтересовавшего аудиторию и издание явления.

2 Информационные жанры

2.1 Жанры репортажного типа

2.2.1 Заметка

Жанровое определение «заметка» соотносится с типом материала, отличающегося небольшими (с точки зрения устоявшихся в журналистике соответствующих представлений об объеме публикаций) размерами, в котором излагаются результаты определенного изучения предмета выступления (знакомства с этим предметом). В таких материалах если и упоминается о том, из какого источника почерпнута информация, то очень кратко; обычно не рассказывается о глубине этого изучения, о том, какими методами была получена информация о предмете. Не излагается ход этого изучения, авторские эмоции, которыми оно сопровождалось, и т.п. Главное для заметки – именно краткое изложение результата изучения, «сигнализирование» о существовании (или отсутствии), основных чертах какого-то явления, события, человека, проблемы. Причем эти события, явления, проблемы, стороны личности человека должны выступать для аудитории как «новость», т.е. потенциальная информация, превышающая то, что уже известно читателям. Чем больше будет это «превышение» (естественно, в рамках доступного осознанию), тем значимее будет новость.

Что представляет собой информация, составляющая содержание такого «результата»?

Как уже говорилось выше, человеку для ориентации в мире, осуществления деятельности по удовлетворению своих разнообразных потребностей нужна всесторонняя информация, которая бы помогала ему устанавливать факт существования каких-то явлений, их значимость, ценность и направления их развития, будущее их состояние, определять соответствующие нормы (рамки) их «использования» и возможные варианты собственных действий (в том числе, возможно, и со стороны других членов аудитории), связанных с такими явлениями.

Всесторонность информации возникает в результате комбинирования (то ли целенаправленного, то ли спонтанного) неких исходных типов этой информации. А именно: фактов (фактологической, дескриптивной информации), оценок (оценочной, валюативной информации), норм (нормативной предписательной информации), программ (программной, рекомендательной информации), предположений (прогностической, вероятностной, превентивной информации). В конкретной заметке может превалировать тот или иной из перечисленных типов информации, в ней может вообще содержаться только один тип информации. В результате возникает относительно большое содержательное разнообразие заметок.

Рассмотрим указанные выше типы информации подробнее.

Фактологическая информация. Факты, так же как и иные виды знания, устанавливаются в ходе познания действительности разными методами. Чаще всего под фактом в журналистике понимают описание какого-то явления, события, процесса, ситуации. Хотя на самом деле это понятие гораздо шире изложенного и представляет собой достоверное знание о существовании самых разнообразных явлений как предметного, так и информационного плана. Надо заметить, что фактами иногда называют и сами события, явления, процессы и пр. В этом случае говорят об онтологическом плане факта. Для журналиста факты – это прежде всего достоверные сведения, устанавливающие реальность существования каких-либо явлений (предметного или идеального, т.е. информационного ряда) в настоящем или прошлом. [2, c.328]

Вероятностная информация. Она включает предположение или совокупность предположений о настоящем, прошлом или о будущем каких-либо явлений. Предположения могут опираться на достоверную информацию о предмете суждения или же могут быть вообще лишены всяких оснований.

Предположения, относящиеся к будущему, называются прогнозами (прогноз означает в переводе с латыни – предвидение). Как уже говорилось ранее, прогнозы бывают разными по степени их обоснованности, серьезности. В любом случае их реализация зависит как от известных «прогнозисту» факторов, так и от неизвестных. Чем больше таких «неизвестных», тем труднее предсказать будущее того или иного интересующего читателя явления. И даже если предположить, что автору прогноза известны все факторы (что вряд ли возможно), то и в этом случае он не всегда может «просчитать», какой в итоге будет «равнодействующая» их взаимного влияния.

Предположения могут относиться и к прошлому. В этом случае их обычно не называют прогнозами, поскольку намерение «предвидеть» по отношению к событиям, которые уже когда-то произошли, выглядит несуразно. Чаще всего предположения, адресованные прошлому, называются гипотезами (хотя иная гипотеза может представлять собой суждение о будущем). Если существует множество предположений относительно одного и того же предмета, то каждое из них называется версией.

Превентивная информация. Под ней понимают сообщения о событиях, которые «запланированы» и с большой степенью вероятности должны произойти в ближайшем будущем. Превентивную информацию можно считать разновидностью вероятностной. Однако она обладает и своими особыми чертами, позволяющими относить ее к самостоятельному типу информации.

Иногда у ряда событий будущего, о которых сообщают СМИ, существуют исключительно «сильные» предпосылки реализации. Такие предпосылки представляют собой существование факторов, надежность проявления которых уже неоднократно подтверждалась в человеческой практике (например, если строится тот же дом и есть все необходимые условия для этого, то он, как правило, бывает построен к определенному сроку). Порой на основании существования подобных предпосылок превентивную информацию о них относят к разряду фактологической. На самом деле, разумеется, такого рода информация является вероятностной, превентивной, предположительной и по-настоящему к фактам причислена быть не может.

Превентивное сообщение нельзя считать излагающим факты, поскольку факт – это всегда то, что уже существует, но отнюдь не то, что будет существовать, даже если степень возможности этого будущего существования очень высокая. Некоторые издания учитывают этот нюанс, разделяющий сообщение об уже свершившемся событии от сообщения о событии, которое должно совершиться.

Иногда превентивное сообщение называют предположением. Это неверно. Хотя предположения относительно будущих явлений в известной мере и можно назвать превентивной информацией. Однако понятия «предположение» (вероятностная информация) и «превентивная информация» не тождественны. Предположения не совпадают в полной мере с превентивной информацией постольку, поскольку, как уже было сказано, они могут относиться как к будущему тех или иных явлений, так и к прошлому, к истории предмета отображения. Превентивная же информация относится только к будущему состоянию каких-то явлений. А кроме того, превентивное сообщение, как уже было установлено, всегда обладает большей степенью обоснованности и большей вероятностью оправдания, чем предположение.

Оценочная информация. Как известно, оценка представляет собой отношение субъекта оценки (журналиста или любого другого человека) к оцениваемому предмету. Это отношение возникает в результате сравнения предмета оценки с определенными критериями, в качестве которых могут выступать потребности, интересы, идеалы, нормы, образцы, стандарты и пр. Оценочными часто являются сообщения о всевозможных явлениях информационного плана (книгах, фильмах, пьесах и пр.). Но оценка, разумеется, может выноситься по отношению к любому предмету выступления.

Нормативная информация. Нормы представляют собой требования, адресованные обществом социальным группам, отдельным личностям. Общественные нормы многообразны. Они могут быть отнесены к тем или иным типам, в зависимости от оснований классификации. Они, например, могут быть политическими, экономическими, моральными, техническими, медицинскими и т.д. Значимость норм для человека заключается не просто в том, что они ограничивают, «дозируют» его деятельность, выполняя регулирующую функцию, но и в том, что, выполняя нормативные требования, он вправе ожидать того же и от других людей. Только в таком случае возможна упорядоченная жизнь в обществе, только так могут быть устранены случайные, непреднамеренные «столкновения» гражданина в процессе удовлетворения своих потребностей с государством или другими гражданами.

Из этого следует, что потребителя информации СМИ будут интересовать сведения следующего плана:

- о соблюдении норм, выполняемых данным читателем, другими людьми;

- о том, как оценивается обществом соблюдение (нарушение) норм;

- о возникновении новых норм в общественной жизни.

Программная информация. Программа есть представление об определенной совокупности последовательных действий, в ходе которых применяются конкретные средства с целью достижения желаемого результата. В заметке программная информация обычно предстает в виде какого-то короткого совета, рекомендации. 

Иногда программную информацию отождествляют с нормативной, поскольку программа показывает, как надо что-то делать, чтобы достичь цели, но и норма тоже дает образец. Однако норма, во-первых, является требованием, которое всегда надо выполнять в определенной ситуации, она носит императивный (повелительный) характер. Во-вторых, невыполнение ее, как уже говорилось в предыдущем разделе, может повлечь за собой определенные санкции. Программа же показывает один из вариантов действия, ведущего к успеху, и обладает лишь рекомендательным характером.

В том случае, когда одну и ту же программу, как наиболее эффективную, предлагается выполнять при определенных условиях всегда, она становится стандартной программой. Если же выполнение стандартной программы становится требованием и сопровождается определенными санкциями, она превращается в норму.

Та или иная конкретная заметка может быть рассмотрена как результат взаимодействия различных жанрообразующих факторов. Иначе говоря, она может отображать самые разные аспекты реальности (разные предметы), быть результатом реализации вполне определенных целей ее автора, иметь свой тип информационного содержания, что очень часто связано с типом издания, в котором она опубликована . Поэтому то, что в общем плане называется заметкой, при более близком, конкретном рассмотрении может быть отнесено к вполне самостоятельному виду публикации (разумеется, в пределах общих характеристик заметки). Иначе говоря, существуют разные виды заметок, которые могут быть названы ее жанровыми видами. Рассмотрим некоторые из них, наиболее часто появляющиеся на страницах современной периодической печати, но, разумеется, отнюдь не исчерпывающие собой перечень возможных типов (жанровых видов) заметки.

Событийная заметка. Заметки данного типа составляют, так сказать, основной поток информационных публикаций в периодической печати. Основным содержанием таких заметок является фактологическое описание. Выделение их в самостоятельный жанровый вид возможно на основе своеобразия предмета отображения. В качестве такового в событийной заметке обычно выступают разнообразные события, а также положение дел в той или иной сфере деятельности.

Анонс. Данный информационный жанр образуют заметки, представляющие собой превентивные сообщения о будущих всевозможных культурных мероприятиях, выставках, концертах и пр. Название «анонс» переводится с английского «announce» как «сообщение», «возвещение», «объявление». Без такого рода оперативных сообщений представить себе прессу трудно, поскольку именно они привлекают широкую публику на всевозможные мероприятия, прежде всего совершающиеся в культурной жизни общества (но, разумеется, и не только в этой сфере). [3, c.104]

При всей близости к объявлению анонс является самостоятельным видом публикаций. Различие (хотя и незначительное) между анонсом и объявлением (как они существуют в современной российской прессе) заключается прежде всего в том, что объявления выполняют функцию извещения не только о том, что и где нечто произойдет, но и о том, что уже происходит или происходило (например: «Пункт приема вторсырья №28 закончил свою работу 5 апреля. Данное помещение сдано в аренду. За справками обращайтесь в администрацию района»). Кроме того, объявления преследуют чисто утилитарные цели, отнюдь не претендуют на какое бы то ни было изложение деталей, предыстории «мероприятия», его причины, условия проведения.

Анонс близок и к рекламному тексту. Однако в отличие от него анонс не ставит своей целью привлечь к «мероприятию» как можно больше публики, расписывая его достоинства. Основная цель анонса дать краткую, но объективную информацию о времени и главных сторонах запланированного события, о наиболее важных его предпосылках и этапах.

Аннотация. Название данного жанра «аннотация» переводится с английского «annotate» как «примечать». Этот вид заметки относится к разряду информационных текстов, предметом отображения в котором выступает определенное, уже состоявшееся информационное явление (прежде всего – это книги, статьи). Цель публикации данного типа заключается не столько в том, чтобы известить аудиторию о появлении, существовании какого-либо нового издания, сколько в том, чтобы описать кратко его качества. В аннотации сообщается об основных, «узловых» моментах возникшего феномена (его названии, авторе или авторах, издателе или постановщике, теме, содержании, времени появления, цели создания). Аннотация является одним из основных жанров специализированных периодических изданий («Книжный мир» и т.п.), но достаточно часто публикации этого жанра появляются и в периодических изданиях иного плана. 

Иногда аннотацию называют мини-рецензией. С этим согласиться нельзя, поскольку у любой рецензии, в том числе и у мини-рецензии, иная цель, нежели у анонса.

Мини-рецензия. Она представляет собой оценочную заметку, предметом которой выступает какое-то информационное явление (книга, кинофильм, пьеса и т.д.). Цель публикации данного типа заключается в том, чтобы сообщить читателю о впечатлении, полученном ее автором в ходе знакомства с отображаемым предметом. При этом такое впечатление, являющееся своего рода оценкой достоинств произведения, в мини-рецензии не обосновывается какими-то доказательствами, а представляет собой простое изложение эмоций автора.

Блиц-портрет. Этот жанр может быть выделен из информационных публикаций других типов в качестве самостоятельного на основе своеобразия предмета отображения. Публикации такого типа содержат краткие сведения о человеке с целью дать аудитории первичное представление о его личности. Название «блиц-портрет», в известной мере, настраивает на знакомство с особым предметом отображения, каковым является человек. Наличие подобного названия заметки важно как для самого журналиста, так и для аудитории. Журналисту знание того, что ему необходимо подготовить информационный материал в жанре «блиц-портрет», помогает уяснить, что именно он должен написать. Аудитории же обозначение публикации именем «блиц-портрет» подсказывает то, о чем, собственно говоря, идет речь в расположенной под этой рубрикой публикации.

Мини-обозрение. Такой тип материала представляет собой фактологическую заметку. Возможность отнесения информационных публикаций к самостоятельному жанровому виду заметки «мини-обозрение» заключается в своеобразии предмета отображения. А именно: таким предметом в подобных случаях выступает не одно какое-то событие, действие, явление, а их совокупность. Причем совокупность эта определяется самим автором мини-обозрения. Рамками этой совокупности может выступать, например, определенный временной период, в течение которого произошли наиболее примечательные, с точки зрения автора, события. Но он может объединить некие явления на другой основе, например по их сходству (по теме). Могут быть найдены и какие-то иные основания для выбора совокупности обозреваемых феноменов.

Автор мини-обозрения не ставит перед собой цель досконально выявить взаимосвязи, существующие между отобранными им Для освещения в публикации явлениями. Он не пытается в таких публикациях, опираясь на взаимосвязь освещаемых феноменов, определить какую-то порождающую их закономерность. Главная его цель – сообщить о существовании схожих явлений или известить о случившихся за определенный промежуток времени событиях.

Мини-история. Этот тип заметок в настоящее время широко распространен в изданиях, предназначенных для семейного чтения и готовящихся по «европейскому стандарту» (читателю предлагается получить основные сведения при минимальной затрате времени и усилий). Иначе говоря, такого типа заметки ориентированы на небольшой объем информации, сопровождающей, как правило, цветные фотографии.

Главной основой для выделения мини-истории в качестве самостоятельного жанра выступает предмет отображения, которым является какая-то семейная, любовная, профессиональная или иная жизненная интрига, построенная на взаимоотношениях людей.

Основное назначение публикаций типа «мини-история» заключается прежде всего в том, чтобы развлечь читательскую аудиторию, дать определенный материал для удовлетворения так называемого «человеческого интереса», для обсуждения с родными и знакомыми.

Мини-совет. Информационные публикации такого типа представляют собой заметку, основным содержанием которой является программная информация.

Мини-советы относятся к публикациям информационного жанра постольку, поскольку они служат целям извещения аудитории о возможном порядке действий, приводящих к желаемой цели, но отнюдь не претендуют на анализ, на развернутое обоснование, на серьезное аргументирование правильности излагаемого совета. Доверие к подобного рода текстам обеспечивается лишь авторитетом тех лиц, которые их дают. Анализ печатных изданий показывает, что авторами публикаций в жанре мини-совета чаще всего выступают специалисты из разных сфер деятельности. Именно они владеют наиболее ценной информацией в указанном отношении.

Хотя нередко, как и в приведенных выше примерах, советы публикуются без какого бы то ни было указания на степень компетентности (предположим – обозначения специальностей, которыми владеют авторы). Прежде всего так происходит тогда, когда советы, которые публикуются изданием, носят бытовой характер. Авторы советов, которые могут повлечь более-менее серьезные последствия для читателя, решившего их применить, как правило, представляются с указанием профессионального статуса «советчика». [7, c. 31]

О структуре заметки (независимо от ее жанровой разновидности) можно говорить в разных отношениях. Один из наиболее общих планов – это рассуждение о структуре заметки с точки зрения особенностей использования в ней так называемого базового факта, т.е. того факта, который, собственно говоря, и стал причиной подготовки заметки. Исходя из этого положения, можно выделить два основных ее структурных типа.

Структура заметки первого типа представляет собой последовательное изложение ответов на вопросы: Что произошло? Где? Когда? Почему? Как? В зависимости от цели выступления и объема информации, которой владеет журналист, эти вопросы могут выстраиваться в каком-то ином порядке, их может быть больше или меньше. Но в любом случае они служат для описания того явления (события, действия, суждения), которое стало известно журналисту. В том случае, если суть события описывается очень кратко, появляется тип текста, называемый хроникой. Если содержанием заметки является не изложение факта (или предположения), а оценки, нормы, программы (плана) действия, то структура ее отображает структуру оценки, нормы, программы.

Второй тип – это заметка, в которой базовый факт (исходное явление) каким-либо образом комментируется. Чаще всего оно связывается в таком случае с каким-то более общим явлением. Содержание такой заметки уже включает в себя не только описание конкретного события, ставшего предметом выступления в прессе, но и связь этого описания с иной информацией, с, возможно, уже известной аудитории мыслью. Соответственно логическая структура подобного рода заметки выглядит более сложной.

Часто основная «несущая часть» этой структуры представляет собой эпизод обоснования общего суждения конкретным фактом. То есть факт, который становится известен журналисту, «подается» им аудитории как очередной аргумент в пользу какой-то общеизвестной истины. В этом случае автор не только описывает сам факт, но и напоминает аудитории о существовании такой истины, в той или иной форме излагая ее в тексте. При этом общезначимое суждение может высказываться либо в начале заметки, либо в конце ее. В первом случае факт выступает в качестве аргумента по отношению к высказанному в начале общему утверждению. Во втором случае факт выступает в качестве посылки по отношению к последующей общей мысли автора, которая как бы вытекает из этого факта.

Надо иметь в виду, что в повседневной журналистской практике строгое разграничение между аргументом и посылкой не проводится, они обычно употребляются как синонимы. В учебных же целях такое разграничение вполне оправдано, поскольку оно является одним из многих моментов, помогающих более четко представить себе логику изложения (построения) информации.

Очевидно, возможность использования ставших известными журналисту оперативных сведений подобным образом (т.е. не только самих по себе, но и во взаимосвязи с какой-то иной информацией) и позволяет говорить о том, что пресса публикует не только «факты», т.е. сообщения о событиях, действиях и пр., но и «аргументы», т.е. излагает эти сообщения в качестве иллюстраций (примеров, аргументов, посылок) в пользу каких-то, чаще всего уже известных аудитории утверждений (т.е. тезисов). Очевидно, это и стало основанием для формулирования названия известного ныне еженедельника «Аргументы и факты».

Поскольку заметки являются главным видом информационного «сканирования» действительности, средством оперативного извещения аудитории о происходящем в мире, т.е. важнейшим средством сообщения о «новостях», то основными требованиями, которые должны выполнять журналисты, готовящие заметки, выступают требования оперативности и актуальности. Заметка о событии, которое мало связано с интересами аудитории, т.е. неактуальная заметка, вряд ли привлечет ее внимание. Заметка о событии, которое уже известно читателям, т.е. неоперативная заметка, тоже окажется незамеченной.

Поскольку событий совершается очень много, то существует необходимость давать максимально полную картину происходящего в мире. Но «безразмерных» изданий не существует. Поэтому возникает потребность в «малогабаритных» публикациях, которых на газетной полосе можно было бы поместить побольше. Заметки существуют именно в силу этой потребности. Отсюда очередные непременные требования к заметке – это требования точности, краткости и ясности изложения.

К сожалению, стремление некоторых авторов, так сказать, не «сковывать» себя подобными стандартными требованиями и попытаться написать заметку нетривиально не всегда удается. А часто приводит и к нежелательному результату.

Заметку можно назвать «исходным» информационным жанром, т.е. типом материала, из которого «вырастают» другие информационные жанры. Такой рост происходит либо за счет большего «развертывания», «проявления» в тексте одного из жанрообразующих факторов, либо их совокупности. Это, как правило, имеет внешние признаки: увеличение размера информационного материала, более заметное своеобразие формы его (например, «фиксация» в тексте хода интервью, с помощью которого была получена информация, придает публикации диалогический характер). Но независимо от степени «развернутости» жанрообразующих факторов в информационной публикации она всегда нацелена лишь на информирование аудитории о наиболее заметных, характерных внешних чертах отображаемого предмета, но не на проникновение в сущность его внутренних взаимосвязей, их анализ.

2.2.2 Репортаж

Понятие «репортаж» возникло в первой половине XIX в. и происходит от латинского слова «reportare», означающем «передавать», «сообщать». Первоначально жанр репортажа представляли публикации, извещавшие читателя о ходе судебных заседаний, парламентских дебатов, различных собраний и т.п. Позднее такого рода «репортажи» стали называть «отчетами». А «репортажами» начали именовать публикации несколько иного плана, а именно те, которые по своему содержанию, форме похожи на современные российские очерки. Так, выдающиеся западные репортеры Джон Рид, Эгон Эрвин Киш, Эрнест Хэмингуэй, Юлиус Фучик и др. были, в нашем понимании, скорее очеркистами, нежели репортерами. И сейчас, когда европейский журналист говорит что-то о репортаже, он имеет в виду то, что мы называем очерком. Как раз западные очерки, с точки зрения их «имени», и являются генетическими предшественниками и ближайшими «родственниками» нынешнего российского репортажа. Это, разумеется, необходимо учитывать в случае использования в отечественной теории репортажа теоретических размышлений западных исследователей.

Репортаж является одним из наиболее излюбленных жанров отечественных журналистов. История российской журналистики помнит десятки имен выдающихся репортеров и прежде всего имя В.А. Гиляровского («дядюшки Гиляя», «короля репортеров»), прославившегося в конце XIX – начале XX в. своими талантливыми рассказами о мрачных трущобах московского Хитрова рынка, о страшном событии на Ходынском поле, о жизни рабочего люда на промышленных предприятиях Москвы и т.д. Многие репортеры стали известными писателями, но слава их выросла прежде всего на репортаже. И это в немалой степени объясняется возможностями, которыми обладает данный тип материала.

Своеобразие публикаций, относящихся к жанру репортажа, возникает прежде всего в результате «развернутого» применения метода наблюдения и фиксации в тексте его хода и результатов.

Задача любого репортера заключается прежде всего в том, чтобы дать аудитории возможность увидеть описываемое событие глазами очевидца (репортера), т.е. создать «эффект присутствия». А это становится в наибольшей мере возможным только в том случае, если журналист будет рассказывать о предметных ситуациях, событиях (и лучше всего – быстро развивающихся). (В этом отношении в приведенном выше примере автор описывает все, что увидел в зубоврачебном кабинете, – и девушку в кресле, и блестящие инструменты, и алмазный бур, и кевларовую нить, и белоснежные халаты и т.д. Все это позволяет читателю как бы самому побывать в этом кабинете.)

Для репортера важно не только наглядно описать какое-то событие, но и описать его так, чтобы вызвать сопереживание читателя того, о чем идет речь в тексте. Это возможно осуществить разными путями. Наиболее часто данная цель достигается двумя способами. Первый – изложение динамики события. В том случае, если отображаемое событие быстро развивается, автору остается только показать это развитие. Однако бывают события, ситуации, развитие которых протекает вяло, неопределенно, является довольно статичным. В этом случае автора может выручить «вывод на поверхность» события его внутренней динамики или изложение динамики авторских переживаний, вызванных его знакомством с событием. (В нашем примере репортажа из зубоврачебного кабинета его можно было бы при необходимости усилить за счет более яркого и подробного описания переживаний автора, связанных с лечением зуба.)

Репортаж роднит с некоторыми другими жанрами (особенно художественно-публицистическими) использование метода наглядного изображения действительности. Однако в репортаже наглядность несет чисто информативную функцию, функцию сообщения о вполне конкретном событии, происшествии и пр. А скажем, в очерке наглядное отображение преследует прежде всего цель обобщения, типизации. Наглядные детали в аналитических жанрах применяются для «украшения», «оживления» серьезных, а потому трудных для восприятия определенной части аудитории размышлений автора.

2.3 Диалогические жанры

Интервью, блиц-опрос, вопрос-ответ.

Выделение жанра «интервью» произошло в результате того, что ряд публикаций, в ходе создания которых (при сборе материала) был применен метод интервью, фиксирует собой реальный процесс интервьюирования или же специально строится в вопросно-ответной форме (форме интервью). В том случае, когда автор такой публикации ставит своей задачей лишь сообщение аудитории сведений, полученных от интервьюируемого лица, никак не пытаясь их комментировать, можно говорить, что он создает информационный материал. Однако в полной мере интервью получится информационным, если и в ответах его собеседника акцент будет сделан на вопросах: что? где? когда? Если же интервьюер или его собеседник начнут «разворачивать» ответы на вопросы: почему? каким образом? что это значит? и пр., то в результате может появиться аналитический материал.

Конечно, в прессе чаще встречаются не столь лаконичные, а более развернутые информационные интервью, содержащие гораздо больше разных по типу вопросов, дающих более подробные ответы. Но в любом случае, независимо от объема и количества вопросов и ответов, информационное интервью ставит перед собой цель лишь проинформировать читателя о предмете авторского интереса, но отнюдь не проанализировать этот предмет.

Напомним, что опрос – это схожий с интервью метод получения информации, обладающий рядом самостоятельных характеристик. В отличие от интервью, цель которого – получение ответов на несколько (порой – множество) различающихся по своему характеру вопросов от одного человека, в ходе опроса журналист пытается получить ответы на один и тот же вопрос (или на несколько одних и тех же вопросов) от множества людей. Если автор опрашивает только одного человека, то такой опрос превращается в интервью. Те публикации, которые представляют собой фиксацию хода опроса, могут быть отнесены к самостоятельному жанру опроса. Схема образования данной жанровой группы та же, что и при образовании жанровой группы интервью. Встречающиеся на страницах современной прессы публикации, построенные на изложении хода опроса, цель которых – краткое извещение аудитории о существовании каких-либо мнений, суждений, предпочтений, часто появляются под рубрикой «Блиц-опрос». Такая рубрика вводится для отделения подобных публикаций от развернутых опросов, нацеленных на более глубокое исследование предмета и относящихся по своим характеристикам к аналитическим жанрам.

Публикация типа вопрос-ответ возникает в результате соединения вопроса читателя и ответа на него либо самого журналиста, либо какого-то компетентного лица. Можно ли считать материал, в котором под одной «крышей» (заголовком) объединены два разных текста, и, как правило, двух разных авторов? Ответы на этот вопрос, наверное, последуют разные. Ведь многие работники СМИ хорошо знают, что подобного рода публикации существуют на страницах прессы с незапамятных времен. Существуют они в журналистском обиходе под определением «Ответы на вопросы». Однако речь о выделении таких публикаций в один из информационных жанров не заходила. Они, при необходимости, заносились в разряд заметок. Но если последовательно идти таким путем, то в разряд заметок можно включить любые журналистские публикации. В то же время если у «ответов на вопросы» существуют некие специфические черты, то их вполне можно отнести к самостоятельному жанру. А такие черты существуют. Главная из них – неразрывное единство вопроса и ответа.

Если нет вопроса, то не следует и ответ на него. Иначе говоря, тип публикаций «вопрос-ответ» – это своего рода «сиамские близнецы» в ряду информационных жанров современной периодической печати. Друг без друга они на газетной полосе обычно становятся ущербным явлением. Вместе же ответ и вопрос образуют некое информационное единство, объединяющее достоинства вопроса и ответа на него. Причем такой ответ, возможно, мог бы быть опубликован и в виде самостоятельной заметки, но интерес читателя к ней в этом случае мог бы быть только ниже.

Настоящий бум публикаций вопросно-ответной формы продемонстрировал в наше время еженедельник «Аргументы и факты». Можно даже сказать, что в известной мере своей славой, популярностью у читателей эта газета обязана именно активному использованию материалов данного типа. У этой активности есть вполне четкое объяснение – редакция угадала, что именно эти тексты в наибольшей мере соответствовали информационным ожиданиям ее аудитории. Будучи краткими по форме, они в то же время были более выигрышными, нежели информационные материалы других жанров. Выигрышность эта заключается в их «сфокусированности» на тех проблемах, которые больше всего занимают внимание наиболее активной части аудитории, не жалеющей сил на то, чтобы обратиться в редакцию за получением необходимой актуальной для них (а также и для многих им подобных читателей) информации.

Как известно, первая часть «вопросно-ответного» текста, т.е. вопрос, задает границы предмета, о котором должна идти речь в ответе. Поэтому ответ всегда отличается своей «принужденностью», заданностью. Иначе говоря, отвечающий должен строить свой ответ адекватно вопросу. При всей кажущейся простоте дать ответ, соответствующий сути вопроса, журналисту удается не всегда. Так происходит в силу того, что в его распоряжении отнюдь не всегда имеется необходимая информация. Поэтому во многих случаях «ответная часть» публикаций данного типа не всегда, так сказать, стыкуется с «вопросной». Чтобы избежать содержательной и логической разобщенности двух частей публикации, журналисты иногда корректируют вопрос, изменяя его таким образом, чтобы имеющаяся у них информация представляла полный на него ответ.

К вопросно-ответной форме текста журналисты обращаются не только тогда, когда их принуждают к этому вопросы читателей, поступившие в редакцию. Порой возникает такая ситуация, что журналист имеет информацию, которую необходимо опубликовать. Но если бы, скажем, газета ни с того ни с сего вдруг взяла бы и опубликовала тот же (представленный выше) ответ по поводу расследования дела Сысуева в виде самостоятельной заметки, то ее (газету) могли бы заподозрить в предвзятости. Ведь в журналистике есть закон: для любой публикации, а тем более оперативно-информационного плана, необходим «информационный повод». В подобном случае существует возможность создать такой повод с помощью специально «организованного» письма читателя (т.е. с помощью просьбы к какому-либо человеку, например, нештатному корреспонденту, прислать в редакцию соответствующее письмо). Часто проблема решается другим «ньюсмейкерским» способом: журналист самостоятельно придумывает вопрос и выдает его за поступивший в редакцию со стороны, а потом сам же на него и отвечает. Конечно, данный путь является достаточно предосудительным, но тем не менее он используется современными журналистами.

Заключение

Журналистика, как и все другие сферы творческой деятельности, в ходе своего развития претерпевает определенные изменения. Достаточно отчетливо они проявляются в ее жанровом аспекте. Наметившийся в начале перестройки российского общества (а значит – и журналистики) резко выросший интерес к информационным жанрам в известной степени исчерпал себя. Это произошло не в малой мере потому, что журналисты все в большей мере стали ощущать несоответствие отведенной им роли простых регистраторов событий (информаторов) коренным информационным потребностям общества. В настоящее время оно нуждается не только в оперативной информации (новостях), но и в глубоком журналистском анализе действительности, а также ее художественно-публицистическом осмыслении.

Жанровое оформление журналистских выступлений, их соотнесенность с выработанными в результате «потребления» журналистской информации установками аудитории являются важным моментом, повышающим ценность выступлений журналистов для читателей.

Список используемой литературы

  1. Ампилов В.А. Современный газетный очерк. Минск, 1972.
  2. Бекасов Д.Г. Корреспонденция, статья – жанры публицистики. М., 1972.
  3. Воскобойников Я.С., Юрьев В.К. Журналист и информация. М., 2003.
  4. Лазутина Г.В. Основы творческой деятельности журналиста. М., 2000.
  5. Работа журналиста в прессе. М., 2003.
  6. Солганик Г.Я., Вакурое В.Н. и др. Стилистика газетных жанров. М., 1978.
  7. Справочник для журналистов стран Восточной и Центральной Европы. М., 1998.
  8. Тертычный А.А. Предъявите ваши аргументы. Журналист. 1998. №5.
  9. Тертычный А.А. Проблемное выступление. Журналист. 1998. №9.
  10. Тертычный А.А. Быть обозревателем. Журналист. 1999. №1.
  11. Тертычный А.А. У полемики есть свои законы //Журналист. 1999. №10.
  12. Тертычный А.А. Версия – инструмент журналиста //Журналист. 1999. №11.
  13. Тертычный А.А. Исповедь //Журналист. 2000. №2.