Правовое регулирование досудебного соглашения о сотрудничестве в России


Принятие в 1993 г. Конституции РФ, закрепившей для наших граждан права и свободы, в соответствии с международно-правовыми стандартами в области прав человека, не могло не отразиться на развитии российского законодательства. Ст. 2 Конституции РФ провозгласила права и свободы человека высшей ценностью, подчеркивая, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека являются обязанностью государства[1]. Проводимая судебная реформа ставит перед собой в качестве основных задач защиту и неуклонное соблюдение прав и свобод человека, конституционных прав граждан, в том числе и в уголовном судопроизводстве.

Одно из важнейших положений судебной реформы – усиление диспозитивности судебного разбирательства, нашло свое закрепление в УПК РФ, в котором была предусмотрена специфическая форма судопроизводства - особый порядок судебного разбирательства.

До 2009 года в российском уголовно-процессуальном праве соглашение о признании вины в явной форме отсутствовало. В науке при этом существовали точки зрения, что аналогом или разновидностью этого института в российском праве можно считать особый порядок принятия судебного решения, предусмотренный главой 40 Уголовно-процессуального кодекса РФ[2].

Федеральным законом от 29 июня 2009 года № 141-ФЗ в Уголовный кодекс РФ и УПК РФ внесены изменения, предусматривающие введение нового института «досудебных соглашений о сотрудничестве». Досудебное соглашение о сотрудничестве - это соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения. В случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве при наличии явки с повинной, активного способствования раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер назначенного наказания не могут превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного Уголовным кодексом за данное преступление.

Ожидается, что эта мера повысит раскрываемость тяжких и особо тяжких преступлений и разоблачению членов преступных группировок. Сделка с правосудием, применяемая в уголовно-процессуальном законодательстве многих стран, призвана расширить возможности правоохранительных органов в борьбе, прежде всего, с организованной преступностью. Отечественных ученых также волнует процесс принятия института соглашения о сотрудничестве в российском уголовном судопроизводстве[3].

Особый порядок судебного разбирательства заключен в нормах глав 40 и 41 УПК РФ из которых следует, что особый порядок судебного разбирательства возможен в двух формах[4].

Во-первых, обвиняемый в совершении преступления, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы, соглашается с предъявленным обвинением и ходатайствует о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства (ч. 1 ст. 314 УПК РФ). Ходатайство об особом порядке судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением заявляется при ознакомлении с материалами уголовного дела или в ходе предварительного слушания (ч. 2 ст. 315 УПК РФ). При рассмотрении дел в особом порядке срок наказания, назначаемого подсудимому, не мог превышать двух третьих от максимального срока наказания, предусмотренного нормой Особенной части УК РФ.

Во-вторых, в ходе предварительного следствия до объявления о его окончании подозреваемый, обвиняемый заключают соглашение о сотрудничестве. Договаривающиеся стороны берут на себя следующие обязательства. Подозреваемый или обвиняемый, с одной стороны, оказывают содействие следствию в раскрытии и расследовании преступлений, совершенных как его соучастниками, так и иными лицами, в розыске имущества, добытого преступным путем. В свою очередь, должностные лица органов, осуществляющих уголовное преследование, гарантируют, что размер назначенного судом наказания не может превышать половины наиболее строгого вида наказания. По усмотрению суда наказание может быть назначено ниже низшего предела, без реального его отбывания (условное наказание). Кроме того, суд освобождает от отбывания наказания лицо, заключившее соглашение о сотрудничестве, если оно впервые совершило преступление небольшой и средней тяжести или назначает более мягкое наказание, чем предусмотрено санкцией соответствующей статьи особенной части УК РФ, в случае его деятельного раскаяния. При осуждении лица, заключившего соглашение о сотрудничестве, за совершение преступления, наказуемого пожизненным лишением свободы или смертной казнью, данные виды наказания не применяются, а срок назначаемого подсудимому наказания сокращается не менее чем на треть.

Как показывает судебная практика, в рассмотрении уголовных дел без проведения судебного разбирательства заинтересована не столько сторона обвинения (обвинитель и потерпевший, чье согласие требуется на проведение судебного разбирательства в особом порядке), сколько судья и обвиняемый. При особом порядке принятия судебного решения работа судьи упрощается не только потому, что судебное следствие не проводится в полном объеме, но и за счет того, что собранные в ходе предварительного расследования доказательства не описываются в приговоре и не анализируются при его составлении.

Обвиняемый и его защитник принимают решение о согласии с предъявленным обвинением лишь после ознакомления с материалами уголовного дела, осознавая наличие достаточности доказательств, подтверждающих как фактические обстоятельства, изложенные в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого (обвинительном акте), так и правильность квалификации действий (бездействия). Сторона защиты после изучения материалов уголовного дела приходит к выводу, что следует заключить сделку с правосудием и пойти на упрошенный порядок судебного разбирательства в обмен на снижение наказания, так как отсутствуют достаточные сведения и доводы, позволяющие изменить (снизить) квалификацию инкриминируемого деяния, доказать непричастность к нему.

При этом отступление от процессуальной формы, регламентирующей судебное следствие и порядок исследования доказательств, обуславливается отсутствием правового спора между сторонами.

Досудебное соглашение о сотрудничестве заключается подозреваемым (обвиняемым) с должностными лицами органов, осуществляющих уголовное преследование. Цель заключения сделки для следователя и прокурора вытекает из нормы ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ, в которой написано: «подозреваемый или обвиняемый вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с момента начала уголовного преследования до объявления об окончании предварительного следствия. В этом ходатайстве подозреваемый или обвиняемый указывает, какие действия он обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления». Сформулировать цели заключения сделки для следователя и прокурора можно следующим способом:

- раскрыть ранее совершенные и зарегистрированные преступления;

- раскрыть преступления, совершение которых не было известно правоохранительным органам;

- получить доказательства или сведения об источниках получения доказательств, изобличающих лиц, не привлеченных к уголовной ответственности, либо иных обвиняемых;

- установить местонахождение имущества, добытого в результате преступления и подлежащего конфискации.

 Цель, преследуемая подозреваемым, обвиняемым при заключении соглашения о сотрудничестве, в нормах главы 40.1 УПК РФ прямо не указана. Однако, ее можно сформулировать следующим образом: получить минимально возможное наказание, наиболее мягкий его вид в обмен на предоставление правоохранительным органам значимой информации для осуществления уголовного преследования лиц, виновных в совершении преступлений. Лица, привлекаемые к уголовной ответственности, при осуществлении права на защиту, всегда преследуют следующую цель: избежать осуждения и уголовного наказания либо свести его к минимуму любыми средствами и способами. Иными словами, при заключении соглашения о сотрудничестве сторона защиты должна знать вид и размер наказания, которые определяет объем обвинения: количество инкриминируемых деяний и их квалификацию.

В ходе исследования формулировки норм главы 40.1 УПК РФ, можно отметить некоторые неточности и пробелы.

Во-первых, подозреваемый (обвиняемый), заключивший соглашение о сотрудничестве, являясь лицом, содействующим органам и должностным лицам, осуществляющим уголовное преследование, в раскрытии и расследовании преступлений, должен подпадать под действие Федерального закона от 20.08.2004 № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (ст. 317.9 УПК РФ).

Во-вторых, указанные лица в силу своего особого правового статуса нуждаются и в специфической правовой защите, к которой можно отнести не столько размер, сколько вид назначаемого судом наказания. Назначение наказания лицу, изобличившему особо опасных профессиональных преступников, в виде реального лишения свободы, можно приравнять, исходя из обычаев, существующих среди лиц, содержащихся в пенитенциарных учреждениях, к его физическому уничтожению. Высокая опасность этого остается даже при применении мер защиты, предусмотренных законом о государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства.

В-третьих, практическая целесообразность заключения соглашения о сотрудничестве обуславливается необходимостью защиты общества и государства от преступных посягательств. Отсюда следует вывод, что качественно-количественные показатели инкриминируемого подозреваемому (обвиняемому) деяния должны либо равняться, либо не превосходить преступлений, для раскрытия которых заключается соглашение. На данном этапе не представляется возможным сформировать в нормативно-правовой форме критерий качественно-количественной оценки инкриминируемого деяния и преступления, которое следует раскрыть. Поэтому можно утверждать, что является необоснованным предоставление подозреваемому или обвиняемому права обжаловать решение следователя об отказе в заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. В соответствии с ч. 4 ст. 317.1 УПК РФ «постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве может быть обжаловано подозреваемым или обвиняемым, его защитником руководителю следственного органа»[5].

В УПК РФ заложен принцип принятия следователем важнейших процессуальных решений с согласия руководителя следственного органа. Поэтому ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, направляемое следователем прокурору минуя ведомственный контроль со стороны руководителя следственного органа, представляется также процессуально нецелесообразным.

Также следует обратить внимание на следующие внутренние противоречия правовой регламентации заключения соглашения о сотрудничестве, предусмотренные главой 40.1 УПК РФ.

Различия в роли и процессуальной позиции, занятой потерпевшим по делу при заключении сделки. Так, рассмотрение дела в особом порядке судебного разбирательства возможно только в случае согласия на то потерпевшего (глава 40 УПК РФ). В главе 40.1 УПК РФ термины «потерпевший», «гражданский истец» не употребляются. Таким образом, заключение соглашения с подозреваемым, обвиняемым может повлечь существенное нарушение прав и законных интересов указанных участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения, так как возможность заключения соглашения не ставится в зависимость от возмещения вреда, причиненного преступлением.

Пробел правового регулирования в части возможности либо невозможности заключения соглашения о сотрудничестве с несовершеннолетними. В случае если заключение соглашений с несовершеннолетними допустимо, то соответственно ст. 317.1–317.3 УПК РФ следует дополнить нормами, регламентирующими права и обязанности законного представителя несовершеннолетнего.

Дополнениями в ч.4 ст. 154 УПК РФ введена новая дефиниция «материалы уголовного дела, идентифицирующие личность», а также предусмотрен процессуальный порядок изъятия «идентифицирующих материалов» из материалов уголовного дела. Это требует необходимых законодательных разъяснений.

Возможность обжаловать решение следователя, прокурора об отказе в заключении соглашения только в ведомственном порядке (ч.4 ст.317.1, ч.2 ст.317.2 УПК РФ) противоречит как ст. 19 УПК РФ, согласно которой свобода выбора обжалования (ведомственный, судебный порядок, обжалование прокурору) является принципом уголовного судопроизводства и подтверждается сложившейся судебной практикой. Суд обязан принять и рассмотреть в порядке ст. 125 УПК РФ жалобу на любые действия, бездействие следователя и прокурора, принятые в ходе досудебного производства во всех случаях нахождения уголовного дела на досудебных стадиях уголовного процесса[6].

Существенным недостатком ч. 1 ст. 317.2 и ч. 1 ст. 317.3 УПК РФ является отсутствие законодательного предписания о процессуальных сроках, в течение которых прокурор обязан составить досудебное соглашение о сотрудничестве и подписать его с подозреваемым (обвиняемым) защитником после удовлетворения соответствующего ходатайства. В законе указаны только срок, в течение которого прокурор обязан рассмотреть ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Так, в соответствии с ч.1 ст. 317.2 УПК РФ «прокурор рассматривает ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и постановление следователя о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве в течение трех суток с момента его поступления. По результату рассмотрения прокурор принимает одно из следующих постановлений: 1) об удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве; 2) об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве». В случае удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве прокурор обязан составить досудебное соглашение о сотрудничестве и подписать его с подозреваемым (обвиняемым) и защитником после удовлетворения соответствующего ходатайства. Только сроки составления досудебного соглашения не прописаны. В таком случае отсутствие указанных процессуальных сроков не позволит следователю выбрать и выработать тактику расследования по делу в течение неопределенного периода времени. Более того, следователь, являясь участником подписания соглашения о досудебном сотрудничестве, сам его не подписывает. Это следует из п.3 ст. 317.3 УПК РФ, в соответствии с которой «досудебное соглашение о сотрудничестве подписывается прокурором, подозреваемым или обвиняемым, его защитником».

Аналогичные по своей правовой природе уголовно-процессуальные правоотношения должны иметь сходное правовое регулирование. Так, следователь, до внесения рассматриваемых изменений в УПК РФ, лишь в единственном случае имел право обжаловать решение, принятое прокурором, а именно постановление прокурора о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования (ч. 4 ст. 221 УПК РФ). Решение об этом принималось следователем при наличии согласия руководителя следственного органа. Аналогичным образом должны регулироваться и правоотношения, предусмотренные ч. 2 ст. 317.2 УПК РФ. Целесообразно, чтобы решение прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве обжаловалось следователем вышестоящему прокурору с согласия руководителя следственного органа.

Согласно ч. 1 ст. 317.4 УК РФ, предварительное расследование преступления, инкриминируемого подозреваемому (обвиняемому), с которым заключено соглашение о сотрудничестве, осуществляется только в форме предварительного следствия. Данное положение можно истолковывать двояко:

- с одной стороны, соглашение о сотрудничестве с лицами, подозреваемыми или обвиняемыми в совершении преступлений, предусмотренных п. 1 ч. 3 ст. 150 УПК РФ, и в совершении иных преступлений небольшой и средней тяжести, не заключается. Несмотря на то что ч. 5 ст. 317.7 УПК РФ делает отсылку к ст. 80.1 УК РФ, а из анализа данных норм вытекает совершенно противоположный вывод;

- с другой стороны, можно сделать вывод, что расследование преступлений, совершенных лицами, с которыми заключено соглашение о сотрудничестве, производится только в форме предварительного следствия.

В ч.3 ст.317.4 УПК РФ указано, что в случае возникновения угрозы безопасности лица, с которым заключено соглашение о сотрудничестве, и близких ему лиц, следователь выносит постановление о хранении соглашения и прилагавшихся к нему документов при материалах уголовного дела в опечатанном конверте. Следует отметить, что принцип законности при производстве по уголовному делу, изложенный в ч. 4 ст. 7 УПК РФ, реализуется через обоснованность и мотивированность решений должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование. Таким образом, нахождение соответствующего мотивированного постановления в материалах уголовного дела, по существу, нивелирует необходимость изъятия из материалов уголовного дела соглашения о сотрудничестве.

На прокурора и суд возлагаются обязанности при утверждении обвинительного заключения и, соответственно, в ходе судебного разбирательства, исследовать исполнение обвиняемым взятых на себя обязательств (ч.1 ст. 317.5 и ч. 4 ст. 317.7 УПК РФ). Это означает, что прокурор или суд, придя к выводу, что качество и количество представленных обвиняемым сведений недостаточно для смягчения ответственности и наказания, соответствующее соглашение могут аннулировать.

Согласно ч. 4 ст. 317.4 и ч. 1 ст. 317.5 УПК РФ, прокурор при утверждении обвинительного заключения по делу выносит представление о соблюдении обвиняемым условий и выполнении обязательств, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве, и представление об особом порядке проведения судебного заседания. Однако согласно логике деления актов правоприменения на вводную описательную, мотивировочную и резолютивную части, должно выноситься одно представление. В его описательной части указывается на соблюдение обвиняемым взятых на себя условий о сотрудничестве, а в резолютивной - на особый порядок судебного разбирательства в связи с наличием данных оснований.

Таким образом, особый порядок судебного разбирательства необходим нашему правосудию, но он требует дальнейшего совершенствования для выполнения задач уголовного судопроизводства в полном объеме. Необходимо пересмотреть многие положения данного порядка судебного разбирательств, особенно это касается принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве в связи с недостаточным уровнем законодательной техники при изложении норм главы 40.1 УПК РФ. Отсутствие четкой регламентации процедуры принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве затрудняет деятельность правоприменителей по рассмотрению дел в особом порядке, что не способствует становлению единой, стабильной и адекватной судебной практики в России.

Список использованных источников

  1. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // СЗ РФ. – 2009. – №4. – Ст. 445.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 №174-ФЗ (ред. от 09.03.2010) // СЗ РФ. – 2001. - №52 (ч. I). - Ст. 4921.
  3. Федеральный закон от 29.06.2009 № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Российская газета. – 2009. - №121.
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ»
  5. Александров А. А., Александрова И. А. Соглашение о досудебном сотрудничестве со следствием: правовая сущность и вопросы толкования норм, входящих в главу 40.1 УПК РФ // Уголовный процесс. - 2009. - № 8. - С. 3-11.
  6. Гуськова А. П., Пономаренко С. С. Об особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением по российскому уголовно-процессуальному закону // Российский судья. - 2002. - № 10. - С. 18-19.
  7. Дубовик Н. «Сделка о признании вины» и «особый порядок»: сравнительный анализ // Российская юстиция. - 2004. - № 4. - С.52-53.

[1] Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // СЗ РФ. – 2009. – №4. – Ст. 445.

[2] Гуськова А. П., Пономаренко С. С. Об особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением по российскому уголовно-процессуальному закону // Российский судья. - 2002. - № 10. - С. 18-19; Дубовик Н. «Сделка о признании вины» и «особый порядок»: сравнительный анализ // Российская юстиция. - 2004. - № 4. - С.52-53 и др.

[3] См. например Александров А. А., Александрова И. А. Соглашение о досудебном сотрудничестве со следствием: правовая сущность и вопросы толкования норм, входящих в главу 40.1 УПК РФ // Уголовный процесс. - 2009. - № 8. - С. 3-11.

[4] Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 №174-ФЗ (ред. от 09.03.2010) // СЗ РФ. – 2001. - №52 (ч. I). - Ст. 4921.

[5] Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 №174-ФЗ (ред. от 09.03.2010) // СЗ РФ. – 2001. - №52 (ч. I). - Ст. 4921.

[6] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ»