Инвестиционное право ЕС


ИНВЕСТИЦИОННОЕ ПРАВО ЕС

ПРОГРАМНАЯ АННОТАЦИЯ

Понятие и сущность инвестиционного права ЕС. Международные договоры, регулирующие инвестиционное право. Движение капитала в масштабах ЕС. Составляющие передвижений капитала. Основные источники инвестиционного права ЕС.

Перечень операций, квалифицируемых в качестве движения капиталов. Виды перемещения капиталов. Прямые инвестиции. Принцип взаимности.

Принцип корпоративных поглощений, порядок скупки акций, раскрытие информации, определение цены, защита миноритариев и госконтроль. Практика Суда ЕС.

Свобода учреждения. Понятие «лиц» в инвестиционном праве ЕС.

Ограничения свободы передвижения капитала. Группы ограничений.

РЕФЕРАТ

В настоящее время инвестиционная деятельность в рам­ках Всемирной торговой организации в той или иной степени регулиру­ются тремя специальными актами - Соглашением о мерах в отношении инвестиций в сфере торговли, Генеральным соглашением о торговле услугами (ГАТС) и Соглашением об относящихся к торговле аспектах прав на интеллектуальную собственность (ТРИПС).

Эти соглашения выработали свод определенных нормативных правил инвестирования, которые базируются на давно известных международ­ному праву принципах свободы торговли. Юридические механизмы, ко­торые позволяют обеспечить эти принципы, сводятся к установлению единых правил инвестирования, исключению дискриминационных тре­бований к инвесторам, созданию условий допуска иностранных инвес­торов на национальные рынки, установлению судебных и арбитражных (третейских) механизмов защиты прав инвесторов и пр. Контроль за эффективностью и соблюдением указанных соглашений в рамках ВТО осуществляется специально созданным для этого Комитетом по мерам в сфере инвестиций в области торговли.

Одним из лидеров в транснациональном движении инвестиций выступает Европейский Союз. На Европейский союз приходится 40 % накопленных прямых инвестиций[1]. В настоящее время есть основания говорить о трехполюсной глобальной структуре прямых иностранных инвестиций: США, Европейский союз, Япония.

Инвестиционное право ЕС – это совокупность юридических норм, регулирующих инвестиционную деятельность в Сообществе, в т.ч. режим иностранных инвестиций. Инвестиционное право является межотраслевым комплексом правовых норм, включающим нормы торгового, налогового, банковского и некоторых других отраслей права.

Инвестиционное право ЕС строится на принципе свободного перемещения капиталов.

Движение капитала в масштабах ЕС - мощнейший экономический инструмент связывания национальных хозяйств в единое европейское хозяйство. Движение капитала можно определить как трансферт имущественных (прав участия, недвижимости и др.) и денежных ресурсов (кредиты, размещение облигационных займов и др.) в целях создания определенного права или обмена на определенное право. Свобода движения капиталов в праве ЕС означает отмену всех мер, затрудняющих заключение и исполнение сделок, связанных с подобным трансфертом, между резидентами различных государств.

Принцип свободного перемещения капиталов внутри стран — членов ЕС - один из трех основополагающих принципов права Европейского сообщества. Указанные принципы закреплены в п. «с» ст. 3 Договора о ЕС, где указывается, что страны-участницы должны стремиться к устранению между государствами-членами препятствий для свободного движения капиталов.

Под «капиталами» европейское право понимает денежные сред­ства (национальную и иностранную валюту), ценные бумаги и из­делия из драгоценных металлов, принадлежащие гражданам госу­дарств — членов ЕС и юридическим лицам, зарегистрированным на территории государств-членов (резидентам)[2].

Свобода передвижения капитала, наравне со свободой передви­жения лиц, товаров и услуг, а также свободой учреждения, является одной из основ, позволяющих функционирование и существование единого рынка.

Договор о ЕС не дает четкого определения понятия «передвижение капитала». Это понятие формировалось постепенно. Первоначально было заявлено о том, что в течение переходного периода и в той мере, какая необходима для функционирования общего рынка, государства-члены будут во все возрастающей степени устранять в отношениях друг с другом все ограничения на движение капиталов, принадлежащих лицам, проживающим в качестве резидентов на территории государств-членов, а также любую дискриминацию по национальному признаку, или по местопребыванию сторон, или по месту вложения капитала[3].

Этот пробел был восполнен решениями Суда. В решении по делу Luisi and Carbone v. Ministero del Tesoro Суд определил, что «передвижения ка­питала» означают финансовые операции, существенно связанные о инвестированием соответствующих фондов.

В решении по делу R. v. Thompson Суд заметил: «не желая опре­делить каждый случай, при котором происходит передвижение капитала, считаем, что во многих случаях передвижение капитала имеет место, когда финансовые источники, расположенные в одной стране, используются для инвестиций в другую страну и инвестиция не перечисляется обратно в страну первоначального местонахождения финансовых ресурсов в разумный срок»[4].

Чтобы ускорить реализацию свободы движения капиталов, были определены этапы и составлен примерный график. В первую очередь должны были освобождаться от всяких ограничений текущие платежи, связанные с движением капиталов между государствами-членами. Разрешения на валютные операции стали по мере возможности даваться на основе либерального подхода. Государства-члены обязались устанавливать свои внутренние правила, регулирующие рынок капиталов и кредитную систему, на недискриминацоинной основе.

Особо оговаривался вопрос о займах. Устанавливалось, что займы, предназначенные для прямого или косвенного финансирования государства-члена, а также его региональных или местных административных органов, могли выпускаться или размещаться в других государствах-членах только в том случае, если между заинтересованными государствами достигнута соответствующая договоренность. При этом было заявлено, что данное положение не препятствует применению Протокола об Уставе Европейского инвестиционного банка.

В дальнейшем правовое регулирование свободы движения капиталов развивалось в основном на базе директив и судебных решений. Понятие свободы движения капиталов стало приобретать более четкие рамки. Прежде всего под движением капиталов надо понимать только односторонние трансферы ценных бумаг из одного государства-члена в другое. При этом речь идет о таких финансовых трансакциях, которые носят самостоятельный характер, а не осуществляются в связи с поставками товаров, оказанием услуг или перемещением рабочей силы. Свобода движения капиталов понимается, таким образом, не в качестве обслуживающей функции, своего рода приложения к другим основным свободам общего рынка, а как отдельная, самостоятельная свобода.

Следующая существенная черта свободы движения капиталов заключается в том, что эта свобода не ставится в зависимость от гражданства участников отношений. Нигде не говорится о том, что пользоваться свободой движения капиталов могут только граждане государств-членов. Наоборот, во многих случаях особо отмечается, что данная свобода распространяется на граждан третьих государств. Такой подход резко отличает свободу движения капитала от других трех свобод – движения лиц, товаров и услуг. Тем самым свобода движения капиталов способствует росту вкладываемых в хозяйствование капиталов, их более эффективному использованию[5].

Расшифровка понятия «движение капитала» дана в Директиве 88/361/ЕС от 24 июля 1988 г., в которой раскрывается его содержание. В данный термин включаются все инвестиции, как прямые, так и непрямые, а также инвестиции, касающиеся недвижимости. Кроме того, сюда относятся все операции независимо от того, идет ли речь о создании или о ликвидации инвестиций. Если применить к расшифровке термина условия Маастрихтского договора, то из этого следует, что в соответствии с правом европейских сообществ либерализуются процессы как создания, так и ликвидации инвестиций, осуществляемые не только внутри, но и за пределами Европейского сообщества.

Таким образом, наиболее важными составляющими передвижений капитала являются[6]:

- финансовые операции, связанные с инвестированием;

- инвестирование ресурсов в другое государство;

- невозвращение в страну своего первоначального местонахождения в разумный срок инвестированных финансовых ресурсов.

Свобода передвижения капитала в системе других свобод общего рынка осуществляет три взаимосвязанных функции:

- обеспечительную, поскольку содействует реализации других свобод, прежде всего – свободы передвижения услуг;

- регулятивную, поскольку регламентирует общественные отношения, возникающие в ходе перемещения денежных средств внутри Европейского Союза и между Союзом и третьими странами. Свобода движения капитала фактически является естественным регулятором экономических отношений в Европейском Союзе, фактически принуждая государства-члены соблюдать одинаковый уровень экономического развития во избежание возникновения экономических кризисов;

- охранительную, поскольку в значительной мере служит защитой внутреннего рынка Европейского Союза от внутренних и внешних негативных экономических воздействий.

Основными источниками инвестиционного права ЕС являются:

  1. Источники первичного права – учредительные договоры европейского Союза и договоры о присоединении, заключаемые с государствами-кандидатами на вступление в Европейский Союз (Договор об учреждении ЕЭС 1957 г.; Договор о Евратоме; Единый Европейский акт 1986 г.; Маахстрихтский договор 1992 г.; Договор, учреждающий Конституцию ЕС);
  2. Источники вторичного права:

а) нормативно-правовые акты, издаваемые органами Европейского Союза в рамках их компетенции в установленном учредительными договорами порядке. Главную роль среди нормативно-правовых актов, регулирующих передвижения капитала в рамках Европейского Союза играет Директива 88/361/ЕЕС от 24.06.1988, Приложение № 1 которой содержит классификацию движения капитала в соответствии с экономической природой активов, а также Директива от 11 мая 1960 г., Директива 2004/25/EC.;

б) иные документы органов Европейского Союза, не являющиеся нормативно-правовыми актами;

в) международные договоры, заключаемые государствами-членами или Европейскими сообществами с третьими странами. Такие соглашения, как правило, содержат специфические условия движения капитала и платежей между заключившими его сторонами.

  1. Источники прецедентного права – прецеденты Суда Европейских сообществ. Выводы Суда в сфере движения капитала играют существенную роль в толковании правил и исключений движения капитала, отграничении понятий капитала и осуществления платежей.

В настоящий момент свобода передвижения капиталов регулиру­ется ст. 56-60 Договора о ЕС. Пункт 1 ст. 56 Договора гласит: «В рамках положений, указанных в данной главе, все ограничения на передви­жение капитала между государствами-членами и между государства­ми-членами и третьими странами должны быть запрещены». Важ­ным является тот факт, что Суд признал за положениями ст. 56 Дого­вора прямое действие. Он постановил, что запрет, содержащийся в ст. 56 Договора, является ясным и безусловным.

Вопросам свободного перемещения капиталов посвящена гл. 4 разд. III части второй Договора о ЕС, которая носит соответст­вующее наименование — «Капиталы» (ст. 67—73), а также гл. 3 разд. II части третьей — «Платежный баланс» (ст. 104—109). В гла­ве «Капиталы» намечаются основные направления деятельности го­сударств-членов для достижения единой цели — свободного, без какой-либо дискриминации перемещения капиталов внутри Евро­пейского сообщества, а также основные принципы взаимоотноше­ний с третьими странами — не членами ЕС при перемещении ка­питалов в эти страны.

Договор о ЕС предписывает государствам — членам ЕС по­степенно отменять ограничения в движении капиталов, принадле­жащих лицам, проживающим на территории государств-членов, а также отменять различие в режимах, основанное на гражданстве или местопребывании сторон на месте помещения капитала (ст. 67).

Государства-члены должны в возможно более широкой сте­пени предоставлять разрешения на валютные операции в той мере, в какой такие операции еще необходимы после вступления в силу Римского договора. "В тех случаях, когда какое-либо государство-член применяет к движению капиталов, освобожденных в соответ­ствии с постановлениями настоящей главы, свои внутренние правила, касающиеся рынка капиталов и кредита, оно должно это делать без всякой дискриминации" (ст. 68).

Займы, предназначенные для прямого или косвенного финансирования какого-либо государства-члена или его публично-правовых территориальных объединений, могут выпускаться или размещаться в других государствах-членах только в том случае, если поэтому поводу имеется договоренность между заинтересованными государствами. Это постановление не препятствует применению ст. 22 Протокола об Уставе Европейского инвестиционного банка (ст. 71).

«В том случае, если движение капиталов вызывает нарушение функционирования рынка капиталов какого-либо государства-члена, Комиссия после консультации с Валютным комитетом разрешает этому государству принять в области движения капиталов предохранительные меры, условия и способы осуществления которых определяются ею.

Это разрешение может быть отменено, а указанные условия и способы осуществления могут быть изменены Советом путем принятия решения квалифицированным большинством голосов.

Однако находящееся в затруднении государство-член само может принять вышеуказанные меры в силу их секретного или неотложного характера, если таковые будут необходимы. Комиссия и государства-члены должны быть информированы об этих мерах не позднее, чем в момент их вступления в силу. В этом случае Комиссия может, после консультации с Валютным комитетом, принять решение о том, что данное государство должно изменить или отменить эти меры».

В гл. 3 разд. II части третьей Римского договора — "Платежный баланс" рассматриваются вопросы устойчивости платежного баланса и координации валютной политики государств-членов. В целях содействия такой координации договор предусматривает ее создание Валютного Комитета консультативного характера. Статьи 106, 107 и 108 касаются порядка взаимных расчетов в национальных валютах, изменения обменного курса, а также взаимной помощи в случае возникновения трудностей в области платежного баланса одного из государств-членов. В ст. 109 предусматривается, что в случае неожиданного кризиса в области платежного баланса заинтересованное государство может принять в порядке охранительных действий необходимые предупредительные меры.

Основные принципы свободного перемещения капиталов, сформулированные в Римском договоре, были в дальнейшем развиты и усовершенствованы в Директивах Совета ЕС. Первой Директивной, посвященной вопросам свободного перемещения капиталов, стала Директива от 11 мая 1960 г., впоследствии известная под наименованием "Первая директива". Указанный документ был расширен и частично изменен Директивой Совета от 22 января 1963 г.

Все виды перемещения капиталов подразделяются на четыре группы — А, В, С и D. В первых двух группах — А и В — не допускается ограничение свободы в перемещении капитала, в группе С — государство-член может ввести свободное перемещение капи­тала с ограничениями, в группе D — свобода перемещения капита­ла вообще не предусматривается.

Впоследствии данные директивы были изменены Директивой Совета № 88/361/СЕЕ от 24 июня 1988 г. "О применении ст. 68 Римского договора". В ст. 1 Директивы провозглашалось, что госу­дарства-члены должны отменить ограничения движения капита­лов, осуществляемые лицами, постоянно проживающими на терри­тории государств-членов (резидентами). Для того, чтобы облегчить применение указанной Директивы, движение капиталов было клас­сифицировано на 13 групп в соответствии с правилами, установ­ленными в Приложении № 1. Деление перемещения капиталов на четыре группы - А, В, С и D - было упразднено.

Перечень операций, квалифицируемых в качестве движения капиталов, содержится в Директиве № 88/361/ЕЭС о реализации положений ст. 67 Договора (приложение I):

Категория I - прямые инвестиции;

Категория II - инвестиции в недвижимость;

Категория III - операции с ценными бумагами, обычно обращающимися на рынке капиталов (не включенные в категории I, IV и V);

Категория IV - операции с долями (паями) инвестиционных фондов;

Категория V - сделки с ценными бумагами и иными инструментами, обычно обращающимися на денежном рынке;

Категория VI - текущие и срочные операции в финансовых организациях;

Категория VII - кредиты, связанные с коммерческими сделками или оказанием услуг с участием резидентов;

Категория VIII - займы и финансовые кредиты (не включенные в категории I, VII и XI);

Категория IX - поручительство, другие гарантии и права залога;

Категория X - платежи, связанные с исполнением договоров страхования;

Категория XI - движение капиталов личного характера;

Категория XII - импорт и экспорт имущественных ценностей;

Категория XIII - иное движение капиталов.[7]

На первое место были поставлены «прямые инвестиции» - создание новых и покупка уже существующих предприятий, а так­же предоставление долгосрочных кредитов. Во вторую группу вклю­чены инвестиции в недвижимость, третью группу составили опера­ции по купле-продаже акций, облигаций и других ценных бумаг. К четвертой группе отнесены операции по купле-продаже акций или долей участия (паев) в инвестиционных компаниях, к пятой - ку­пля-продажа иностранной и национальной валюты на внутреннем валютном рынке. Шестую группу составили операции по открытию текущих и депозитных счетов в национальных и иностранных фи­нансовых учреждениях. В седьмую группу включены операции по предоставлению краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных кредитов, в восьмую - операции по предоставлению денежных займов. Девятая группа включила в себя поручительство, гарантии и другие права, десятая - осуществление платежей, связанных со страхованием жизни. В одиннадцатой группе перечислены движе­ния капиталов персонального характера - дотации, пожертвова­ния, приданое, уплата налогов, получение наследства. К двенадца­той группе отнесены экспорт и импорт драгоценных металлов, к тринадцатой — другие движения денежных средств (возмещение вреда и убытков, платежи, связанные с авторскими правами, па­тентами, правами на товарные знаки и т. п.).

Директива 1988 г. установила единый порядок движения капи­талов в наличной и безналичной форме.

Любые изменения национальной политики в области валют­ного регулирования и контроля должны быть своевременно доведены до сведения органов Сообщества, в том числе Валютного комитета, Комиссии и Комитета председателей центральных банков. Ограничения свободного перемещения капиталов, вводимые государствами — членами ЕЭС, должны быть направлены исключительно на цели стабилизации внутреннего денежного обращения и носить временный характер (не свыше 6 месяцев).

В том случае, если краткосрочные, но крупные движения капиталов провоцируют волнения на внутренних валютных рынках и могут привести к серьезным изменениям денежной и валютной политики государства-члена, например к банкротствам, Комиссия, предварительно согласовав этот вопрос в Валютном комитете и Комитете председателей центральных банков, должна разрешить указанному государству принять соответствующие меры по стабилизации внутреннего денежного обращения. Решение Комиссии может быть изменено или отменено Советом ЕС.

Положения указанной Директивы не затрагивают и не лишают
государства-члены права принимать меры для предотвращения нарушений своих внутренних законов и постановлений, в частности области налогообложения и валютного и финансового контроля, и устанавливать особую процедуру декларирования Движения капиталов.

Государства-члены должны приложить усилия к тому, чтобы режим движения капиталов с третьими странами достиг того же уровня либерализации, как и с государствами-членами. При этом государства — члены ЕС вправе соблюдать «принцип взаимности» в отношениях с третьими странами и ограничивать свободное перемещение капиталов в ответ на аналогичные действия правительства третьей страны.

В случае краткосрочного движения крупной суммы денежных средств из третьих стран или в третьи страны, которые затрагивают внутренний или внешний денежный рынок государств-членов и влекут за собой серьезные изменения денежного обращения внутри Сообщества или между Сообществом и третьими странами, государства-члены должны проконсультироваться между собой, чтобы выработать общие меры по преодолению возникших трудностей. Данное совещание должно пройти в рамках Комитета председателей центральных банков, Валютного комитета по инициативе Комиссии или одного из государств-членов.

Валютный комитет имеет право осуществлять проверки соблюдения государствами-членами принципа свободного перемещения капиталов, в том числе проводить анализ национального законодательства государств-членов, регулирующего предоставление кредитов и функционирование внутреннего финансового и валютного рынка.

В Директиве 2004/25/EC речь идет о принципах корпоративных поглощений, порядке скупки акций, раскрытии информации, определении цены, защите миноритариев и госконтроле.

Во-первых, акции должны обращаться на организованных торговых площадках, что позволяет сделать процесс поглощений публичным, а ценообразование — прозрачным.

Во-вторых, важная роль отводится госконтролю — вплоть до того, что компания-захватчик должна прежде уведомить орган власти и только потом публично объявлять о скупке акций. Органы власти должны гарантировать раскрытие информации, справедливость цены, а в случае выдавливания миноритариев также возможность определить, действительно ли покупатель имеет 90% (а где-то и 95%) акций.

В-третьих, директива устанавливает минимальный перечень раскрываемых сведений, включающий информацию о компании-захватчике и связанных с ней лицах (сообщать следует даже о непрямом участии "через пирамидные структуры"), о финансировании скупки акций, бизнес-планах на будущее, последствиях для менеджмента и трудового коллектива.

Внимательное изучение Маастрихтского договора и формулировки спецификации показывает, что впредь в соответствии с правом Европейского Союза либерализуется образование и ликвидация инвестиций, осуществляемые как внутри, так и за пределами ЕС.

Приоритетное значение в инвестиционном праве ЕС приобретает практика Суда ЕС. В своих решениях, касающихся свободного движения капиталов, Суд ЕС обращается к толкова­нию актов вторичного права ЕС.

В целом Суд ЕС подчеркивает, что в случае движения капиталов речь идет о финансовых операциях, связанных с вложением денежных средств или иного имущества. Данный признак содержится и в самом учредительном договоре[8].

Однако он не является общим для движения капиталов; так, перечень Директивы № 88/361/ЕЭС в категории XI объединяет операции, не имеющие инвестиционного характера (наследование, завещание и пр.).

Исходя из практики Суда ЕС движение капитала можно определить как трансферт имущественных (прав участия, недвижимости и пр.) и денежных ресурсов (кредиты, размещение облигационных займов и пр.)

К движению капиталов следует отнести также такие операции, как кредитование, привлечение денежных средств во вклады, операции кредитных организаций с ценными бумагами собственной эмиссии, инвестиционные операции кредитных организаций и т. д.

Свобода учреждения - это свобода индивидуальной предпринимательской деятельности, свобода создания предприятий и управления ими, а также связанная с этим свобода движения лиц (ст. 43 Договора о Сообществе). Под «лицами» в рамках личной свободы подразумеваются не только граждане государств - членов ЕС, но и компании и фирмы, учрежденные в соответствии с законодательством государства-члена, если их место нахождения, центральное управление и основная деятельность находятся на территории ЕС (ст. 48 Договора о Сообществе).

Под термином «предприятие» подразумевается компания или фирма, основанная в соответствии с гражданским или коммерческим правом, включая кооперативы и другие юридические лица, подпадающие под действие публичного или частного права, за исключением некоммерческих (ст. 48 Договора о Сообществе).

Важнейшее значение здесь имеет ст. 47 Договора о Сообществе, предусматривающая издание директив о координации доступа к самостоятельной экономической деятельности и ее осуществления. На основе ст. 44 Договора о Сообществе были воплощены специальные меры, направленные на защиту прав и интересов акционеров (участников), а также инвесторов и вкладчиков.

Свобода движения капиталов в праве ЕС означает отмену всех мер, затрудняющих заключение и исполнение сделок, связанных с подобным трансфертом, между резидентами различных государств. Под ограничительными мерами наряду с валютными ограничения­ми подразумеваются любые правовые и административные положения, а также национальная административная практика, которые способны отрицательным образом повлиять на движение капиталов, в частности снижение его эффективности или привлекательности.

Право ЕС запрещает любые ограничения движения капитала, причем не только между государствами - членами ЕС, но в отношениях с третьими странами (п. 1 ст. 56 Договора о Сообществе).

Применительно к единому внутреннему рынку ЕС свобода движения капиталов не лишает государства - члена ЕС права:

1) применять положения национального налогового права, устанавливающие различия между налогоплательщиками в зависимости от их налогового домициля или места вложении капитала;

2) принимать все необходимые меры по предотвращении нарушений национальных законов и актов исполнительниц власти, особенно в области налогообложения и контроля за деятельностью финансовых организаций, а также устанавливать процедуру декларирования данных о движении капиталов для административных или статистических целей или принимать меры, которые являются оправданными с точки зрения общественного порядка и государственной безопасности;

3) сохранять ограничения свободы учреждения, совместимые с учредительным договором.

Ограничения свободы передвижения капитала между государствами-членами закреплены в Договоре о Европейском сообще­стве. Им посвящена ст. 58. Договора.

Первая группа ограничений заключается в том, что Договор ввел возможность для государств-членов применять уместные положения националь­ного налогового права, различающие налогоплательщиков по их месту жительства и по месту инвестирования их капитала.

Договор дал государствам-членам право принимать все необходимые меры для предотвращения нарушений национального законодательства в области налогообложения и предусмотренного в законодательстве наблюдения за финансовыми учреждениями. Под­пункт «b» п. 1 ст. 58 Договора предоставил государствам-членам право на процедуры, требующие декларирования передвижений ка­питала в целях сбора административной или статистической инфор­мации. Вдобавок в соответствии с тем же подпунктом «b» п. 1 ст. 58 Договора государства-члены «могут применять меры, оправданные целями поддержания общественной политики и общественной без­опасности».

Договор также уделил большое внимание и значительно расши­рил вмешательство Сообщества в сферу передвижений капитала ме­жду государствами-членами и третьими странами. П. 1 ст. 56 Договора устраняет все ограничения, кроме ука­занных в Договоре. Вполне естественно, что такие передвижения гораздо более глубоко подпадают под отдельные ограничения, чем подобные передвижения между государствами-членами.

Для ряда таких передвижений капитала не существует прямого действия п. 1 ст. 56 Договора, а применяется та же схема, что до 1990 г. использовалась для всех передвижений капитала внутри Со­общества. На них не распространяется свобода передвижения капи­талов, хотя государства-члены и обязуются не принимать новых ог­раничений для этих видов передвижений капитала после 31 декабря 1993 г., правовое регулирование таких передвижений капиталов по-прежнему осуществляется самими государствами-членами.

Под национальную юрисдикцию подпадают перемещения капи­тала, затрагивающие:

1) прямые инвестиции, включая инвестиции в недвижимость;

2) право учреждения;

3) предоставление финансовых услуг;

4) доступ ценных бумаг на рынок капитала.

Для того чтобы действие п. 1 ст. 56 Договора распространилось и на какую-либо из этих групп передвижений капитала, необходимо, чтобы по предложению Комиссии Совет принял соответствующие меры, одобрив их квалифицированным большинством. Принятые меры отменить будет гораздо сложнее, так как для этого необходима единогласное решение Совета.

Вторая группа ограничений, под которую подпадают передвиже­ния капитала между государствами-членами и третьими странами находится в ст. 59 Договора. Положения этой статьи позволяют «в исключительных обстоятельствах» и при «строгой необходимости», когда передвижения капитала в или из третьих стран вызывают или могут вызвать серьезные трудности для функционирования Экономического и валютного союза, вводить решением Совета защитные меры в отношении третьих стран на срок, не превышающий шести месяцев.

Под действие этих ограничений могут подпадать любые рассматриваемые передвижения капитала. Однако ситуация, когда такие меры могут быть приняты, достаточно ограничена. Кроме того, такие меры могут быть приняты лишь на довольно короткий срок (не более шести месяцев). Действовать эта статья начала с 1 января 1999 г.

Третья группа ограничений передвижения капитала между государствами-членами и третьими странами состоит из ограничений, вызванных политическими причинами. Такие ограничения могут возникнуть в результате общей внешней политики (ст. 301 До­говора) и в таком случае вводятся Советом с использованием про­цедуры ст. 301 Договора. Принятые таким образом меры распростра­няются на все Сообщество.

Кроме того, такие ограничения могут быть введены отдельными государствами-членами из серьезных политических соображений. Такие меры не принимаются всем Сообществом в рамках ст. 301 До­говора.

Разрешение инвестиционных споров в ЕС производится в соответствии с Вашингтонской конвенцией о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами 1965 г., которой был учрежден МЦУИС - Международный центр по урегулированию инвестиционных споров между государствами и частными иностранными инвесторами. Разрешение инвестиционных споров производится путем проведения примирительной процедуры (гл. III Конвенции) либо путем арбитражного производства (гл. IV). В целях избежания споров принимающие государства обязаны предоставлять национальные гарантии иностранных инвестиций.

При создании специализированного для инвестиций арбитража была также решена проблема иммунитета государства, участвую­щего в споре. Специализированный арбитраж действовал на осно­вании и в соответствии с условиями международной многосторон­ней конвенции.

Участие в самой конвенции рассматривается как выражение готовности государства подчиниться юрисдикции меж­дународного органа, действующего в соответствии с условиями этой международной конвенции. В то же время в каждом случае возник­новения спора стороны должны достигнуть согласия о передаче та­кого спора для разрешения Центру[9]. Согласно положению п. 3 ст. 25 Вашингтонской конвенции согласие, выраженное уполномоченным органом государства, требует подтверждения со стороны государст­ва, если государство не уведомит Центр о том, что такого одобрения не требуется.

Арбитражные решения являются окончательными и обязательными для сторон. Более того, все участ­ники конвенции обязаны признать и исполнить арбитражное реше­ние МЦУИС по конкретному спору. Однако арбитражная процедура по конвенции не ограничивает иммунитет суверенного государства, если он законодательно установлен в этом государстве[10].

Созданный на основании международной конвенции специали­зированный арбитраж по разрешению споров помог преодолеть сложности, связанные со спецификой рассмотрения инвестицион­ных споров. Накопленная с момента принятия конвенции в 1966 г. практика разрешения споров названным способом арбитражного разбирательства помогает лучше понять значение созданного спе­циализированного арбитража в связи с возможным обращением в третейский суд при разрешении инвестиционных споров.

Компетенция МЦУИС в разрешении инвестиционных споров

В ст. 25 Вашингтонской конвенции предусмотрено, что в компе­тенции МЦУИС находится разрешение правовых споров, возникающих непосредственно из отношений, связанных с инвестициями между Договаривающимся государством (или любым уполномоченным органом Договаривающегося государства, о кото­ром сообщено Договаривающимся государством Центру) и лицом другого Договаривающегося государства, при условии наличия пись­менного согласия участников спора о передаче такого спора для раз­решения Центру (п. 1 ст. 25 Вашингтонской конвенции).

Из содержания ст. 25 Вашингтонской конвенции вытекает, что компетенция МЦУИС определяется с учетом обстоятельств, отно­сящихся к предмету рассмотрения (ratione materiae), и обстоя­тельств, относящихся к участвующим в споре лицам (ratione personae). Только споры между государством и лицом другого госу­дарства подлежат рассмотрению в МЦУИС. Что касается предметной подсудности, то ее определение связано с определением инвестиций, которое содержится в национальном законодательстве государства – участника спора. В зависимости от того, насколько широко или узко будет определено понятие «иностранная инвестиция» в националь­ном законодательстве, так же широко или узко будет определена сфера действия Вашингтонской конвенции.

Статья 25 Вашингтонской конвенции содержит общую норму, определяющую компетенцию МЦУИС. В то же время и в других статьях имеются отдельные положения, затрагивающие вопросы определения компетенции МЦУИС. В ст. 26 предусматривается, что согласие сторон о передаче Центру спора для разрешения методом арбитража означает, если не предусмотрено иного, обязательность такого согласия и отказ от использования других средств разрешения спора. Отказ от обращения к другим средствам разрешения спора является одним из условий, связанных с определением компетенции МЦУИС. Положение ст. 27 Вашингтонской конвенции предусмат­ривает, что Договаривающееся государство отказывается обеспечи­вать дипломатическую защиту или обращаться с исками междуна­родно-правового характера. По оценке комментаторов Вашингтон­ской конвенции, ст. 25 является «материально-правовой нормой, определяющей компетенцию МЦУИС»[11].

Особенностью практики разрешения инвестиционных споров в МЦУИС является то, что в сферу компетенции специализированного инвестиционного арбитража попадают прямые и портфельные инвестиции. Важно только, чтобы было соблюдено то положение ст. 25 Вашингтонской конвенции, согласно которому между сторонами в споре должно быть достигнуто соглашение о передаче спора в МЦУИС.

При принятии решения о своей компетенции рассматривать за­явленный в МЦУИС иск арбитраж исходит из того, что при переда­че спора для разрешения в МЦУИС необходимо согласие спорящих сторон – арбитражное соглашение. При этом предполагается, что если достигнуто арбитражное соглашение о передаче спора в МЦУ­ИС, то, следовательно, стороны придают сложившимся между ними отношениям характер инвестиционных отношений, т.е. отношений, непосредственно связанных, как указано в Вашингтонской конвен­ции, с инвестициями.

Соглашение о передаче спора в МЦУИС является обязательным условием для заявления иска в МЦУИС и признания Центром своей компетенции решать данный инвестиционный спор. Однако из ст. 25 Вашингтонской конвенции не вытекает, что стороны облада­ют абсолютной свободой в выражении своего согласия подчинить спор МЦУИС. Из правил арбитражной и примирительной процеду­ры, действующих в рамках МЦУИС, следует, что МЦУИС может не согласиться с участниками спора и признать, что спор лежит за рам­ками его юрисдикции. Он может это сделать как по заявлению од­ной из спорящих сторон, так и по собственной инициативе.

В мировой практике сло­жилось отношение к понятию «инвестиционные споры» как к спорам между государством (органами государства) и иностранным инвесто­ром; что предметом таких споров являются отношения, связанные с инвестициями, и что к отношениям, связанным с инвестициями, от­носится широкий круг отношений, охватывающих отношения, свя­занные с передачей имущества с целью извлечения прибыли.

Передаваемое имущество лишь тогда будет рассматриваться ин­вестицией, если оно передается для целей превращения его в капи­тал (вложения в капитал), который характеризуется как стоимость, приносящая прибыль. У инвестора как лица, передающего имуще­ство, имеется право требовать возврата имущества (ликвидность как свойство капитала) вместе с полученной с его стоимости прибылью. Для иностранного инвестора особенность правового положения за­ключается лишь в том, что его контрагентом является иностранное по отношению к нему государство и обращение к этому государству с требованием возврата имущества по существу может быть беспре­пятственно осуществлено лишь в судах этого государства. При об­ращении в суды своего государства иностранный инвестор рискует натолкнуться на отказ своего контрагента подчиниться юрисдикции суда в силу юрисдикционного иммунитета.

Вашингтонская конвенция включает в себя механизм разреше­ния спора, который решает проблему иммунитета государства в спо­рах с иностранным инвестором.

Действие Вашингтонской конвенции тесно связано с междуна­родными двусторонними соглашениями о поощрении и взаимной защите инвестиций.

Анализ судебной практики инвестиционных споров показывает, что заключение такого рода международного соглашения является достаточным основанием чтобы преодолеть ссылку государства на юрисдикционный иммуни­тет и привлечь это государство к ответственности в случае заявления соответствующих претензий со стороны иностранного инвестора к государству.

ХРЕСТОМАТИЯ

«Термин «капиталовложения» охватывает все виды имущественных ценностей, которые инвесторы одного государства вкладывают на территории другого, и в частности:

- движимое и недвижимое имущество (здания, сооружения, оборудование и другие материальные ценности) и соответствующие имущественные права;

- акции, вклады и другие формы участия;

- права требования по денежным средствам или услугам, имеющим экономическую ценность;

- авторские права, права на изобретения, промышленные образцы, товарные знаки или знаки обслуживания, фирменные наименования, а также технологию и «ноу-хау»;

- права на осуществление хозяйственной деятельности, предоставляемые на основе закона или договора, включая, в частности, права на разведку, разработку и эксплуатацию природных ресурсов».

П.Н. Бирюков. Международное право: учебное пособие. – М.: Юрист, 2000. – С. 235.

«С юридической точки зрения центральной проблемой обеспечения благоприятного инвестиционного климата является проблема стабильности правового регулирования Вкладывая свои капиталы, иностранный инвестор хочет иметь гарантию, что условия инвестирования не изменятся в дальнейшем и что любы изменения в законодательстве не ухудшат коммерческие (материальные) результаты его деятельности как инвестора, на достижение которых он рассчитывал, принимая решение о своих капиталовложениях в данный проект по данному соглашению».

М.М. Богуславский. Иностранные инвестиции: правовое регулирование. – М., 1996. – С. 43.

«Конвенции Совета Европы формируют европейские правовые стандарты, которым должны соответствовать как национальное законодательство, так и заключаемые государствами - членами двусторонние соглашения. Смысл стандартов заключается в том, что они не только устанавливают общеобязательное правило поведения международного характера (т.е. содержат нормы международного права), но и определяют направления обновления и унификации национальных законодательств государств - членов ЕС».

И.Б. Воинов. Доступ малообеспеченных к правосудию // Российская юстиция. - 2001. - № 12. - С.6.

«Совокупность норм, обеспечивающих соответствие деятельности субъектов внутригосударственных отношений требованиям международных норм, составляет национальный нормативный механизм реализации международных актов, содержащих гарантию перевода доходов иностранных инвесторов».

В.А. Трапезников. Валютное регулирование в международном инвестиционном праве. – М.: Волтерс Клувер, 2004.

«Концессионный договор — соглашение, в соответствии с ко­торым государство на безвозмездной и срочной основе предос­тавляет иностранному инвестору исключительное право на осу­ществление деятельности, предусмотренной действующим за­конодательством, а также право собственности на произведен­ную в результате такой деятельности продукцию и полученные доходы».

А.Н. Ошноков. Регулирование инвестиционных соглашений: проблемы отраслевой принадлежности и применимого права // Московский журнал международного права. - 2000. - №1. - С. 47.

ЗАДАЧИ И УПРАЖНЕНИЯ

  1. Перемещения капитала, затрагивающие прямые инвестиции, включая инвестиции в недвижимость регулируются национальным законодательством или правом ЕС? На основании каких нормативных актов был сделан такой вывод?
  2. Гражданин России решил создать некоммерческое партнерство на территории Италии, но получил отказ. Чем ограничивается свобода учреждения предприятий на территории ЕС?
  3. Наиболее важными составляющими передвижения капиталов являются:

А) финансовые операции, связанные с инвестированием;

Б) инвестирование ресурсов в другое государство;

В) невозвращение в страну своего первоначального местонахождения в разумный срок инвестированных финансовых ресурсов;

Г) все перечисленное выше.

  1. Имеют ли право государства-члены ЕС вводить против третьих стран ограничения передвижения капитала в исключительных случаях и при строгой необходимости?

А) Не имеют ни при каких обстоятельствах;

Б) Имеют сроком до 6 месяцев;

В) Имеют сроком до 9 месяцев.

  1. Свобода платежей и свобода капиталов – это одно и то же? Объяснить выбранный вариант ответа на основании законодательства ЕС.

А) Да – это одна и та же свобода;

Б) Нет – это две разные свободы.

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Базедов Ю. Унификация международного частного права в Европейском союзе // Международное публичное и частное право. 2003. N 3.
  2. Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте. М., 2004.
  3. Гусева О.В. Движение капитала в Европейском Союзе (договорно-правовые основы) // Евразийский юридический журнал. – 2009. - №2(9).
  4. Доронина Н.Г. Унификация и гармонизация права в условиях международной интеграции // Журнал российского права. 1998. N 6.
  5. Европейское право. Право Европейского Союза и правовое обеспечение защиты прав человека: Учебник для вузов / Рук. авт. колл. и отв. ред. д.ю.н., проф. Л. М. Энтин. — 2-е изд., пересмотр. и доп. — М.: Норма, 2008.
  6. Захаров А.С. Налоговая политика ЕС: правовые основы // Закон. 2007. № 9.
  7. Захаров А.С. Суд ЕС об ограничениях межгосударственного передвижения капитала//Налоговые споры: теория и практика. 2008, № 4.
  8. Капустин А.Я. Европейский союз: интеграция и право. - М.: Изд-во РУДН, 2000. - 436 с.
  9. Коровина О.П. Методы унификации норм в международном частном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1988.
  10. Лебедев С.Н. Унификация правового регулирования международных хозяйственных отношений (некоторые общие вопросы) // Юридические аспекты осуществления внешнеэкономических связей: Труды кафедры международного частного и гражданского права МГИМО МИД. М., 1979.
  11. Маковская А.А. Унификация международного частного права в рамках Европейского экономического сообщества: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1992.
  12. Маковская А.А. Унификация международного частного права в рамках Европейского экономического сообщества: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1992.
  13. Маковский А.Л. Вопросы теории международно-договорной унификации права и состав международного частного права. Материалы Торгово-промышленной палаты СССР. Вып. 34. М., 1983.
  14. Пакерман Г.А. Методы унификации права на примере правового регулирования иностранных инвестиций // Журнал российского права, 2008, № 9.
  15. Попков В.П., Пачина Т.М. Движение и воспроизводство капитала в деятельности банков в условиях глобализации // Банковское право, 2006, № 4.
  16. Право Европейского Союза: учебное пособие / Отв. ред. С.Ю. Кашкин. – М.: Проспект, 2009.
  17. Право Европейского Союза: Правовое регулирование торгового оборота: учебное пособие / Под ред. В.В. Безбаха, А.Я. Капустина, В.К. Пучинского. – М.: Зерцало, 2000.
  18. Степанов Д.И. Поглощение, осуществляемое путем приобретения крупного пакета акций, и вытеснение миноритарных акционеров // Хозяйство и право. 2006. № 3 - 6.
  19. Юмашев Ю.М.Правовое регулирование прямых иностранных капиталовложений в ЕЭС. - М.: Наука.1988.
  20. Bermann G. A., Goebel R. J., Davey W. J., Fox E. M. Cases and Materials on European Community Law. St. Paul, Minn., 1993.
  21. Craig P., De Burca G. EU Law. Text, Cases and Materials. 2nd Oxford, 1998.
  22. Inama S., Vermulst E. Customs and Trade Laws of the European Community. Kluwer, 1999.
  23. Kuilwijk K. J. The European Court of Justice and the GATT Dilemma: Public Interests versus Individual Rights? Nexed Editions Academic Publishers, 1996.
  24. Lasok D. The Trade and Customs Law of the European Union. The Hague, 1998.
  25. Капустин А.Я. Международно-правовые проблемы и действия права Европейского Союза. Дис. ... докт. юрид. наук. – 2001. – 418 с.

ИНТЕРНЕТ-ИСТОЧНИКИ

  1. http://europa.eu.int/eur-lex/en/index.html
  2. http://europa.eu.int/celex/htm/celex_en.htm
  3. http://curia.eu.int/en/index.htm
  4. http://wwwdb.europarl.eu.int/dors/oeil/en/default.htm
  5. http://www.wto.org

[1] См. Гусева О.В. Движение капитала в Европейском Союзе (договорно-правовые основы) // Евразийский юридический журнал. – 2009. - №2(9).

[2] См. Право Европейского Союза: Правовое регулирование торгового оборота: учебное пособие / Под ред. В.В. Безбаха, А.Я. Капустина, В.К. Пучинского. – М.: Зерцало, 2000. – С. 74.

[3] См. Топорнин Б.Н. Европейское право: Учебник. – М.: Юристъ, 1998. – С.52.

[4] Цит. по Право Европейского Союза: учебное пособие / Отв. ред. С.Ю. Кашкин. – М.: Проспект, 2009. - С.166.

[5] См. Топорнин Б.Н. Европейское право: Учебник. – М.: Юристъ, 1998. – С. 54.

[6] См. Право Европейского Союза: учебное пособие / Отв. ред. С.Ю. Кашкин. – М.: Проспект, 2009. - С.166.

[7] Подробнее см. Европейское право. Право Европейского Союза и правовое обеспечение защиты прав человека: Учебник для вузов / Рук. авт. колл. и отв. ред. д.ю.н., проф. Л. М. Энтин. — 2-е изд., пересмотр. и доп. — М.: Норма, 2008. — С. 703-707.

[8] ст. 57 и п. «а» абз. 1 ст. 58 Договора о Сообществе.

[9] Пункт 1 ст. 25 Вашингтонской конвенции

[10] Лабин Д. Урегулирование споров между государствами и иностранными инвесто­рами // Legal Issues of Foreign Investment in Transition Countries. Festgabe fur Prof. Dr. Wolfgang Seiffert zum 80. Geburtstag. Osteropaforschung. Band 47. Berliner Wissenschafts­Verlag GmbH. 2006. P. 500.

[11] Schreurer C. Commentary on the ICSID Convention: Article 25 // ICSID Law Review – Foreign Investment Law Journal. 1996. V. 11. P. 318–492.

The tables on this website are created with DivTable.com. Please subscribe for an online HTML editor membership to stop adding promotional messages to the documents.