Историческая школа Германии - основные представители и их учения


Содержание

Введение

  1. Работы Ф. Листа и А. Мюллера. Различия исторической школы Германии и классической школы
  2. Эволюция исторической школы Германии. Основные авторы на этапах эволюции

Заключение

Список использованной литературы

Введение

В период объединения Германских земель в единое государство, т.е. в середине XIX в., возникло еще одно альтернативное классической политической экономии направление экономической мысли, получившее название «историческая школа Германии» или, что одно и то же, «немецкая историческая школа».

Эта школа по сути олицетворяет не столько историческое, сколько социально-историческое направление, потому что ее авторы, в отличие от классиков, включили в поле исследований политической экономии (предмет изучения) наряду с экономическими и неэкономические факторы, впервые начав тем самым одновременное рассмотрение в историческом контексте всего многообразия социально-экономических проблем, всей совокупности общественных отношений.

В своей критике немецкие авторы единодушны в том, что классики чрезмерно увлекаются абстракциями и обобщениями и недооценивают значение фактов и наблюдений, связанных с прошлым и настоящим. Они также обвиняют классиков за абсолютизацию принципов экономического либерализма (laissez faire), приверженность некой универсальной экономической науке и узость индивидуалистских доктрин и настаивают на целесообразности исследования реального, а не мнимого изображения конкретной действительности.[1]

1. Работы Ф. Листа и А. Мюллера. Различия исторической школы Германии и классической школы

О характерной особенности исторической школы Германии свидетельствует то обстоятельство, что ее главные идеи были сформулированы теоретическими предшественниками данного направления экономической мысли – А.Мюллером и Ф.Листом. А суть этих идей. Вытекающая из сочинений Адама Мюллера под названием «Основы искусства управления государством» (1809) и Фридриха Листа под названием «Национальная система политической экономии» (1841), сводится к таким положениям, как:

- особая и значительная роль для экономической науки исторического метода;

- характеристика политической экономии не как универсальной, а национальной науки;

- учет влияния на национальное хозяйство не только экономических, но и природно-географических, национально-исторических и других неэкономических предпосылок;

- признание общественного интереса нации выше личного интереса индивидуума.

Экономические воззрения А.Мюллера и Ф.Листа близки друг другу в тех аспектах, в которых оба они критикуют классиков за их абстракции и либерализм, ратуют за сохранение протекционизма в хозяйственной политике государства и явно преувеличивают роль исторического метода анализа в экономической науке. В то же время их взгляды существенно расходятся, когда речь идет об идеале общественного устройства и роли экономической науки в его достижении.

Так, А.Мюллер склоняется к идеализации хозяйственных отношений времен средневековья, потому что принципы laissez faire, на его взгляд, не могут соответствовать национальным, в том числе хозяйственным, традициям континентальных стран. Он убежден, что исключительно благодаря авторитету А.Смита на родине этого ученого – в островном государстве Англии смогли укорениться идеи ничем не ограниченной свободной торговли и конкуренции.

В свою очередь Ф.Лист. в отличие от А.Мюллера. принимает некоторые теоретические положения классиков, особенно в части поступательного развития общества и целесообразности ускорения научно-технического прогресса. Однако подход классиков к экономической науке, по его мнению, носит слишком узкий и поверхностный характер, поскольку они не учитывают важную роль государства в национальной экономике, а также влияние на хозяйство исторических корней нации и ее культуры. Далее он не исключает и возможности повсеместного принятия принципов laissez faire, но при условии достижения странами одинаково высокой стадии экономического развития. Иными словами, Ф.Лист в самом деле «не верил в какой-то единый и благодетельный для всех народов и во все времена общественный строй, опирающийся на свободную игру индивидуальных хозяйственных интересов».[2]

2. Эволюция исторической школы Германии. Основные авторы на этапах эволюции

В процессе эволюции исторической школы Германии в экономической литературе выделяют обычно три этапа:

Первый этап охватывает период 40-60-х гг. XIX в. и получил название «Старая историческая школа»; основные авторы этого этапа В.Рошер, Б.Гильдебранд, К.Книс.

Второй этап приходится на 70-90-е годы XIX в. и называется «Новая историческая школа»; основные авторы – Л.Брентано, Г.Шмоллер, К.Бюхер.

Третий этап имел место в течение первой трети XX в. под названием «Новейшая историческая школа»; основные авторы – В.Зомбарт, М.Вебер, А.Шпитхоф.

Значение «Старой исторической школы» по сравнению с другими этапами в развитии социально-исторического направления экономической мысли следует выделить особо ввиду того, что авторы этого этапа, будучи родоначальниками немецкой исторической школы, внесли наиболее весомый вклад в формирование ее основных научных ценностей. Например, Вильгельм Рошер (1817-1894) – профессор Геттингенского университета, автор таких сочинений, как «Краткие основы курса политической экономии с точки зрения исторического метода» (1843) и «Начала народного хозяйства» (в 4-х тт.; 1854, 1860, 1881, 1886), настаивал на необходимости только эволюционного развития общества, сравнивая всякую потребность в революционном изменении с «величайшим несчастьем и нередко смертельным недугом народной жизни». Именно ему принадлежит осуждающее учение классиков аллегорическое изречение о том, что «одного экономического идеала не может быть для народов, точно так же как платье не шьется по одной мерке».

Другой родоначальник старой исторической школы профессор университетов в Марбурге, Цюрихе, Берне и Йене Бруно Гильдебранд (1812-1878), автор крупной работы «Политическая экономия настоящего и будущего» (1848), не менее активно, но порой тенденциозно, поддерживался исторического метода в экономической науке. На его несостоятельные прогнозы будущего в одной из своих статей указывал Н.Д.Кондратьев, который, в частности, писал: «…Бруно Гильдебранд … предсказывал, что еще в течение XIX столетия в ходе развития Англии проявится тенденция возврата части пролетариата, бросившего землю, снова к земледелию, в силу чего городское и сельское население Англии вновь сравняется и роль сельского хозяйства повысится. Мы знаем, - заключает он, - что тот и другой прогноз оказались ошибочными».

Еще один из родоначальников школы профессор Фрайбургского и Гейдельбергского университетов Карл Густав Адольф Книс (1821-1898) настаивал на приоритете исторического метода в экономической науке, в том числе со страниц своей книги «Политическая экономия, рассматриваемая с исторической точки зрения» (1853). Он к тому же, по признанию американского неоклассика Д.Б.Кларка, явился его наставником и учителем.[3]

Этими работами впервые были обозначены принципы «исторического метода в политэкономии» и сформированы основные научные ценности данного направления экономической мысли. Они сводились к следующему:

  1. Экономическая наука способна лишь описать возникновение и развитие экономических процессов, но не способна дать им адекватные обобщения.
  2. Не существует абстрактных экономических или неизменных «естественных» законов, которые бы проявлялись стабильно и повсеместно, а есть только специфический и конкретный исторический путь нации; поэтому политическая экономия является наукой о законах хозяйственного развития наций; отсюда попытка показать практическое решение хозяйственных вопросов в каждой отдельно взятой стране на определенных исторических отрезках времени.
  3. Вследствие того что любое современное хозяйственное устройство общества есть результат исторической эволюции, необходимо обращать внимание не только не настоящие нации, но и на ее прошлое.
  4. Именно в прошлом нации следует искать ответы на вопросы, почему одни из них добиваются успеха в экономической деятельности, а другие, казалось бы, талантливые и мудрые, терпят фиаско. При этом необходимо сравнивать, как протекало развитие тех или иных экономических процессов у разных народов.
  5. Следует учитывать также влияние на экономическое развитие любой страны и неэкономических факторов: социальной среды, особенностей национального характера, традиций, менталитета, религии и т.п.

Руководствуясь данными постулатами, В.Рошер рассматривал политическую экономию как науку о социальном хозяйстве, доказывая, что не может быть одного экономического идеала для всех народов. Он призывал изучать сначала природу народа, его хозяйственные потребности, затем рассматривать учреждения, способствующие удовлетворению его потребностей, и только после этого анализировать его успехи и неудачи. Рошер решительно выступал против всякого революционного преобразования общества, называя его «величайшим несчастьем и нередко смертельным недугом народной жизни»[4]. Он объяснял хозяйственные явления путем поиска исторических аналогий, а стимулом экономического развития считал неравномерность распределения доходов в обществе.

Особенностью творчества двух других выдающихся экономистов и статистиков – Б. Гильдебранда и К. Книса – являлось то, что первый, разделяя взгляды В. Рошера, отрицал эксплуататорскую природу капитализма, а второй – защищал тезис о вечности капиталистического строя.

Идеи молодой школы не только сохраняют преемственность с предшественниками, но и отражают новые реалии, сложившиеся после объединения Германии. Комплекс основных методологических идей школы можно представить следующим образом.

  1. При анализе экономических процессов учитываются правовые основы общества и система институтов государственного управления, однако по-прежнему делается акцент на нравственных аспектах (например, необходимость сохранения таких регуляторов, как честность, верность слову и т.д.).
  2. Теоретические обобщения возможны, но только в результате исследования конкретного исторического опыта народов и сравнительного изучения реальных фактов их исторического развития (что позволило им обнаружить колоссальное количество важных исторических фактов, до сих пор используемых учеными в качестве справочников).
  3. Тем не менее в центре внимания должны все же находиться практические проблемы, например изучение процессов формирования хозяйственных систем на разных стадиях становления человеческого общества (рабовладение, феодализм, капитализм), поскольку это может помочь в решении текущих вопросов.
  4. В результате практических исследований выделяются три важных сферы экономической практики: 1) частное хозяйство (господство личного интереса); 2) государственное хозяйство (преобладание интереса общественного) и 3) хозяйство харитативное (с акцентом на благотворительность).
  5. Исходя из посылки, что «тонкая человеческая психика слишком сложна для различного рода исчислений», отвергаются методы математических исследований в экономике; и наоборот, в экономические исследования включаются различные дисциплины гуманитарного цикла: история, этика, право, этнография, психология.
  6. Провозглашается политика активного вмешательства государства в экономическую жизнь нации как гаранта правопорядка и построения преуспевающего общества; в его функции включались: развитие путей сообщения, организация всевозможных кооперативов и различных форм взаимопомощи рабочим, покровительство инвалидам и старикам, поддержание физического и нравственного здоровья народа и т.д. (т.е. согласование форм хозяйства с этическими представлениями).

Лидер молодой исторической школы – Л. Брентано писал, что «точное описание даже самых скромных явлений экономической жизни имеет несравненно большую научную ценность, чем остроумнейшие дедукции из эгоизма»[5].

Г. Шмоллер настаивал на том, что народное хозяйство принадлежит миру культуры и потому характеризуется общностью языка, обычаев, истории. Он считал, что созданию экономической теории должно предшествовать конкретно- историческое исследование хозяйственных индивидов, развития техники, социальных институтов, природных условий.

К. Бюхер представил концепцию развития народного хозяйства, основанную на «длине пути», который проходит продукт от производителя до потребителя. Его работы содержат уникальные фактические материалы по проблемам средневековых городов, укладу их жизни.

Позиции авторов новейшей исторической школы можно сформулировать следующим образом.

  1. Развитию экономической жизни разных народов присущи некие законы – модели (что вновь вернуло к отвергаемым ранее позициям классической школы политической экономии). Они определяются при помощи так называемых идеальных типов – схем хозяйственного развития, сформированных учеными и представляющих собой мысленные конструкции исторического процесса. Сопоставляя идеальные типы с реальностью и уясняя специфическое отклонение каждого конкретного случая от идеала, можно объяснить ход исторического развития наций.
  2. Задача экономического анализа – поиск хозяйственного духа эпохи и нации, ускоренного в нравах, обычаях и религии народа.
  3. Необходим поиск сведений о материальной жизни каждого конкретного исторического периода, о присущих только ему формах и экономических воззрениях, поскольку социальное действие может быть объяснено лишь в индивидуальных мотивах людей.

Работы В. Зомбарта имели ярко выраженный националистический характер и антисемитскую окрашенность, постепенно эволюционируя к идеологии фашизма. Исследуя развитие капитализма в Европе, ученый пришел к выводу, что капиталистический уклад возник в недрах западноевропейской цивилизации, которая несет в себе как дух предпринимательства, так и дух мещанства. Человек должен обладать качествами завоевателя, т.е. волей, упорством и энергией; организатора, способностью оценивать людей, заставлять их трудиться и координировать их деятельность, и торговца, т.е. умением возбуждать интерес к своей продукции, внушать доверие. И в то же время индивид должен обладать хозяйственностью, осторожностью, бережливостью, верностью слову, отличаться аккуратным ведением отчетных документов и пр. В. Зомбарт писал: «Предпринимательский дух – это синтез жажды денег, страсти к приключением, изобретательности и многого другого. Мещанский дух состоит из склонности к счету и осмотрительности, из благоразумия и хозяйствования»[6].

М. Вебер считает, что своим появлением на свет капитализм обязан религиозным учениям эпохи Реформации – лютеранству и кальвинизму. По концепции Жана Кальвина о предопределении судьбы человека по воле Божией, доказательством его избранности является успех на профессиональном поприще, а неудачи – следствие отверженности. В то же время экономический успех во многом зависит от личного усердия и воли. Ведь цель каждого верующего состоит не только в соединении с Богом в Царствии небесном, но и в труде, и в приумножении благ во славу Господа здесь, на Земле. Отсюда каждый должен много и хорошо работать.

Мартин Лютер считал, что вера – это внутреннее состояние человека, а спасение даруется самим Богом. Любой без вмешательства посредников может и должен слушать волю Господню. Профессиональное призвание также Божье веление, а деятельность человека – исполнение религиозного долга.

Подобные воззрения, утверждал М. Вебер, самым непосредственным образом влияли на складывание особой капиталистической хозяйственной этики, способствуя утверждению не только добропорядочности и умеренности, бережливости и накопительства, но и тенденции стабильного роста и развития. Следовательно, идеи, господствующие в обществе, являются непосредственной основой его экономической организации.[7]

Заключение

Историческая школа, возникшая в 19 веке, прошла путем эволюции несколько этапов: от простого отрицания методологических положений классической школы политической экономии через собирание громадного фактического и статистического материала до его обобщения и объяснения. Ученые, придерживавшиеся этого направления экономической мысли, отрицали повторяемость экономических явлений в истории разных народов и не разделяли идеи о существовании каких-либо общих законов экономического развития. Их отличал взгляд на политическую экономию как на науку национальную, в задачу которой входит изучение особенностей национального хозяйства, что обусловило оформление концепции национальной системы политической экономии. Заслуга ее представителей состоит также в обосновании необходимости применения исторического метода в экономических исследованиях, в обращении к рассмотрению экономики с учетом анализа социальных, психологических и религиозных общественных проявлений. Подобный концептуальный подход дал начало таким фундаментальным дисциплинам, как история экономики и экономическая социология. На идеях исторической школы, ее методах в 20 веке получило развитие наиболее популярное ныне институциональное направление в экономической науке. В то же время отход исторической школы от научных основ экономической теории своего времени не позволил ей аргументировано развенчать теоретические и методологические промахи классической школы и занять должное место в мировой экономической науке.

Список использованной литературы.

  1. Майбурд Е.М. Введение в историю экономической мысли/Е.М. Майбурд. – М.: Дело, 1996.
  2. Рошер В. Начала народного хозяйства. – М.: Тип. В. Грачева и Ко. – 1860. – Т. 1. – С. 51, 53.
  3. Всемирная история экономической мысли. – М.: Экономика, 1987. – Т. 3. – С. 93.
  4. Зомбарт В. Этюды по истории духовного развития современного экономического человека. – М., 1994. – С.
  5. История экономических учений: Учебник для вузов/Под ред. Проф. В.С. Адвадзе, проф. А.С. Квасова. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. – 391 с.

[1] Майбурд Е.М. Введение в историю экономической мысли/Е.М. Майбурд. – М.: Дело, 1996.

[2] Майбурд Е.М. Введение в историю экономической мысли/Е.М. Майбурд. – М.: Дело, 1996.

[3] Майбурд Е.М. Введение в историю экономической мысли/Е.М. Майбурд. – М.: Дело, 1996.

[4] Рошер В. Начала народного хозяйства. – М.: Тип. В. Грачева и Ко. – 1860. – Т. 1. – С. 51, 53.

[5] Всемирная история экономической мысли. – М.: Экономика, 1987. – Т. 3. – С. 93.

[6] Зомбарт В. Этюды по истории духовного развития современного экономического человека. – М., 1994. – С. 17.

[7] История экономических учений: Учебник для вузов/Под ред. Проф. В.С. Адвадзе, проф. А.С. Квасова. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. – 391 с.