Методика расследования преступлений против семьи


Оглавление

Введение

  1. Криминалистическая характеристика и особенности методики расследования преступлений против семьи
  2. Типичные следственные ситуации первоначального этапа расследования преступлений против семьи

Заключение

Список использованных источников

Введение

Актуальность темы исследования. Построение правового государства и развитие демократических начал общественной жизни предполагают признание общечеловеческих ценностей, прежде всего, жизни, здоровья, свободы, чести, достоинства, прав и законных интересов личности. Современные концепции правового государства базируются на условиях предоставления всем субъектам правовой системы прав и свобод, закрепленных единым комплексом государственных гарантий. Более того, важнейшей особенностью действующих правовых институтов все в большей мере становится применение особого режима охраны, предусмотренного законодательством, для обеспечения прав и законных интересов наименее защищенных групп правообладателей. Указанная особенность, известная как принцип «правосубъектного паритета», получила наибольшее распространение в признании несовершеннолетних, как субъектов социальной структуры общества, чьи способности к самостоятельной правозащите являются наиболее ограниченными. Наряду с личными правами и интересами, государство гарантирует защиту всей социальной структуры организации общества, основным элементом которого является семья.

Вместе с тем на протяжении последних лет в России сохраняется устойчивая тенденция к дезорганизации института семьи, девальвации общепризнанных моральных устоев и ценностей, развивающихся на фоне общей неблагоприятной социально-демографической ситуации в стране.

В последнее время отмечен значительный рост числа неблагополучных семей. Ежегодно суды рассматривают свыше 35 тысяч заявлении о лишении родительских прав.

Наконец, вышеизложенные причины, а также материальное расслоения общества и пробелы в законодательстве привели к росту корыстной и корыстно-насильственной преступности в целом и увеличению числа преступлении против семьи и несовершеннолетних в частности. Достоянием общественности регулярно становится информация об использовании детей в качестве объектов преступных сделок, выявлены факты формирования преступных групп, специализирующихся на торговле и незаконном вывозе детей за пределы РФ.

В сложившейся ситуации семья, являющаяся одним из институтов государства, нуждается в сто защите, прежде всего правовой. Следует признать более чем своевременным выделение в составе уголовного законодательства отдельной главы, объединившей и дополнившей правовые нормы, предусматривающие ответственность и преступления против семьи и несовершеннолетних (глава 20 УК РФ). Введение новых уголовно-правовых норм требует выработки четких критериев механизма реализации законодательных уложений, предусматривающих ответственность та преступления против семьи, что обусловливается высокой степенью общественной опасности отдельных составов исследуемой группы преступлений, их количественным ростом и повышенной латентностью, а так же наличием четкой связи между ними и другими видами преступлений: вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений и совершение антиобщественных действий (ст. 150-151 УК РФ); неисполнение обязанностей по воспитанию (ст. 156 УК РФ) и другими. Следует отметить, что приоритет охраны семейных отношений перед иными объектами уголовно-правовой охраны должен исходить не только из личности, но и из оценки значения семьи как элемента социального устройства современного общества.

Целью реферата является разработка основных положений и методических рекомендаций, направленных на оптимизацию первоначального этапа расследования преступлений против семьи.

Данная цель обусловила постановку и решение следующих научных и практических задач:

Объектом исследования являлись законодательные уложения, регламентирующие квалификацию и расследование рассматриваемой группы преступлений; основные научно-теоретические концепции по проблематике первоначального этапа расследования преступлений; уголовные дела по преступлениями против семьи: торговля несовершеннолетними (ст. 152 УК РФ), подмена ребенка (ст. 153 УК РФ), незаконное усыновление (ст. 154 УК РФ), разглашение тайны усыновления (ст. 155 УК РФ), злостное уклонение от уплаты средств на содержание ст. 157 УК РФ).

Предметом исследования явились правовые, процессуальные, практические, организационно-тактические и методические проблемы раскрытия и расследования преступлений против семьи.

1. Криминалистическая характеристика и особенности методики расследования преступлений против семьи

Анализ действующего законодательства в области уголовно-правовой охраны семьи в России свидетельствует о том, что существующие юридические формы защиты прав членов семьи не полностью соответствуют изменившимся общественным отношением и не в полной мере обеспечивают надлежащую охрану их прав и законных интересов.

Криминалистическая характеристика преступлений против семьи – это информационная модель статистических вероятностей, которая при прочих равных условиях наиболее полно, среди аналогичных характеризует систему сообщенных, взаимосвязанных, характерных и устойчивых данных о криминалистически значимых признаках данного вида преступлений.

Можно произвести дуалистическое разделение существующих составов преступлений против семьи по критерию уровневого принципа формирования криминалистической характеристики. Первую группу формируют преступления, состав который является индивидуально-определенным, предполагающим характерный, ярко выраженный механизм следообразования (ст. 155 УК РФ). При формировании следственных версий и определении тактического плана организации расследования данных преступлении необходимо руководствоваться положениями криминалистической характеристики конкретного состава преступления. Вторую группу образуют преступления, предусмотренные ст. 153-154 УК РФ, при совершении которых даже, незначительная дисперсия следственной ситуации может привести к изменению квалификация содеянного. При расследовании указанных преступления целесообразно использовать криминалистическую характеристику вида (группы) преступлений, позволяющую в ходе разработки более широкого круга следственных версий безошибочно произвести разграничение сходных составов преступлений, вскрыть возможные попытки сокрытия еще более тяжких посягательств, выявить причастность к установить степень виновности всех лиц, имеющих отношение к содеянному [8].

Необходимо отказаться от схоластического понимания структуры криминалистической характеристики преступлений в пользу признания существования целого ряда возможных, иерархически урегулированных элементных систем и групп, разнообразные варианты совместимости которых образуют различные структуры криминалистической характеристики в зависимости от конкретных особенностей соответствующих видов (групп) преступлений. Применительно к рассматриваемой группе подобную систему образуют элементы, характеризующие личность преступника, мотивы и нити совершения преступления, способы его совершении к сокрытию сведений о типичных обстоятельствах совершения конкретных видов преступлений против семьи, некоторых характерных следах и типичной исходной информации о преступлении.

Исследуя основные элементы криминалистической характеристики преступлений против семьи с учетом специфики рассматриваемое преступных деяний, особое внимание следует уделить личности преступника. Установлены некоторые особенности обусловленные спецификой исследуемой группы преступлений, позволяющие говорить о существовании, присущей каждому отдельному составу преступлений против семьи, своеобразной «группы риска», включающей в себя категории лиц,- в силу определенных обстоятельств наиболее приспособленных, либо находящихся в условиях наиболее благоприятных для совершения преступления. Так, в 60% случаях действия по подмене ребенка совершились непосредственно медицинским персоналом перенатальных учреждений либо при их непосредственном участии установлена причастность должностных лиц и сотрудников отделов образования детских сиротских учреждений к деятельности по незаконному усыновлению.

Наряду с личностью преступника, важнейшим образующим элементом криминалистической характеристики является способ совершения преступления. При этом, если особенности личности являются предопределяющими мотивы, цель совершения преступления, то избранный способ, в совокупности с обстановкой его совершения, является основой механизма криминалистического следообразования [9].

Способ совершения подмены ребенка (ст. 153 УК РФ) действия, направленные на изменение идентификационной информации, их результат - вручение роженицам чужих детей, как их собственных. Подобные действия осуществляются путем механической замены идентификационных знаков (бирок) ребенка. В качестве вспомогательного действия может быть осуществлено изменение данных о подменяемых новорожденных в сопровождающие документы, электронные информационные системы и базы данных.

Особенность механизма следообразования - практически полное отсутствие материальных следов, образование которых происходит в большинстве случаев по стечению случайных обстоятельств либо по неосторожности исполнителей преступления. Единственно достоверным следом подмены; ребенка выступают данные его генетического набора.

Способы совершения преступления, предусмотренного ст. 154 УК РФ напрямую связаны с кругом лиц, лица добивающиеся получения несовершеннолетнего в свое распоряжение, могут быть состоятельными субъектами указанного преступления в случаях совершения действий по сокрытию сведений обстоятельствах, предшествующие осуществлению ими функций законных представителей несовершеннолетних, предоставлению ложной информации в целях приобретения усыновительского приоритета, а также в случаях, когда истинные цели усыновления далеки от интересов ребенка. Указанные лица могут совершать преступление соучастии с должностными лицами, иными государственными, муниципальными служащими, законными представителями несовершеннолетних.

Совершение указанного преступления до государственных и муниципальных учреждений связано с осуществлением ими служебные функций по обеспечению устройства ребенка семью. Конкретными способами совершения преступления являются: вынесение незаконного решения, несоблюдение установленных законом условий передачи ребенка в семью и иные виды должностных злоупотреблений. Механизм следообразования при совершении действий по незаконному усыновлению является более определенным, чем при торговле несовершеннолетними. Следы совершения данного преступления фактически всегда представляется возможным обнаружить при проверке реального наличия и установления подлинности документов,- на основании которых была произведена передача несовершеннолетнего. Гораздо более сложным является обнаружение незаконного усыновления, произведенного посредством сокрытия истинных целей его установления.

Под разглашением тайны усыновления (ст. 155 УК РФ) признается сообщение информации о состоявшейся процедуре усыновления либо об истинном происхождении ребенка, совершенное виновным в любой форме без согласия усыновителя. Способы разглашения [15]:

  • устно (в процессе разговора беседы и т.п.);
  • письменно (в письме, факсимильном сообщении, публикации);
  • посредством иных носителей (магнитные кассеты, дискеты, электронная почта, информационные сети и т. п.).

Основой следообразующего механизма данного преступления является природа, происхождение, характерные особенности и характеристика конкретного носителя информации. При разглашении тайны усыновления посредством устного анонимного сообщения- характерные следы совершения преступления практически отсутствуют, либо не поддаются фиксации в силу общей внезапности и скоротечности характера произведенных действий.

В качестве конкретных действий, представляющих собой уклонение от уплаты средств на содержание (ст. 157 УК РФ) выступают:

  • прямой отказ от уплаты;
  • сокрытие действительного заработка или иного дохода;
  • осуществление действий, направленных на формирование условий затрудняющих персонификацию личности алиментообязанного лица, установление места его постоянного или временного проживания;
  • введение в преднамеренное заблуждение, относительно существования иных обязательств с целью уменьшения размера алиментов.

Механизм следообразования указанного преступления отличается сравнительно упрощенной формой. Сам факт длительного неисполнения обязанные лицом алиментных обязательств, служит основанием для признания его виновным в совершении преступления. В зависимости от способа уклонения следами совершения преступления могут являться сфальсифицированные удостоверения личности, гражданско-правовые договора, платежно-расчетная документация, иные бухгалтерские документы, исковые требования и т. д.

В преступлениях против семьи немаловажное значение отводится мотивам их совершения. Так, при совершении преступлений, предусмотренных ст. 153-155 УК РФ правильное определение мотива в большинстве случаев, является абсолютно необходимым для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. В этом смысле законодатель допускает, что правовые последствия, находящиеся в прямой взаимной связи с объективным по своей природе - поведением преступника, могут изменять свой характер в зависимости от движущих им при этом внутренних, субъективных побуждений всецело относящихся к психологическому состоянию этого лица.

Анализ эмпирической базы исследования позволяет выдвинуть предположение о специфической природе категорий места и времени в; криминалистической характеристике отдельных составов преступлений против семьи. Если при расследовании преступных посягательств, предусмотренных ст. 154 УК РФ выявление места и времени совершения преступления необходимо, прежде всего, для установления, конкретизации и квалификации непосредственного события преступления, т. е. тяготеет к объективному полю конкретного преступного деяния, то при разглашении тайны усыновления (ст. 155 УК РФ), которое в раде случаев носит длящийся характер и может состоять из целого ряда эпизодов конкретных случаев передачи соответствующий информации, место и время скорее относятся к субъективному полю, т. К. имеют первостепенное значение для проверки доказательственной информации, устанавливающей виновность того или иного лица.

Особое значение категории места и времени совершения преступления приобретают при расследовании фактов подмены ребенка (ст. 153 УК РФ), как правило, происходящих в условиях обшей недостаточности исходных данных, что обусловливает объективную неопределенность в избрании первоначального направления расследования. Представляется возможным, рекомендовать практическим работникам при проведении неотложных следственных действий ориентироваться на точное установление временных промежутков, в течение которых ребенок находился вне материнского контроля. Их установление, наряду с уточнением местонахождения новорожденного и определением круга лиц, которые в определенной пространственно-временной вводной несли ответственность за его судьбу, нередко позволяет определить направления дальнейшего расследования, круг лиц, непосредственно причастных к совершению преступления. Необходимость точного установления времени и места совершения преступления, в подавляющем большинстве случаев, возникает при расследовании преступных посягательств, совершенных в форме действия. При преступном же бездействии, каким является злостное уклонение от уплаты средств на содержание (ст. 157 УК РФ) важно установить момент с наступлением которого алиментообязанное лицо должно было производить выплаты денежного содержания, но уклонялось от этой обязанности, причины подобного уклонения и достаточность промежутка времени для квалификации указанного деяния как злостного уклонения.

Результаты оперативно-розыскной деятельности, и служебных расследований являются основным источником доводов при возбуждении уголовных дел по незаконному усыновлению (ст. 154 УК РФ), что объясняется специфическим механизмом следообразования данного состава преступления. Следы иди основания, по которым можно судить о незаконности произведенного усыновления, содержатся, в документах или иных носителях недоступных для свободного ознакомления и могут быть выявлены лишь в результате целенаправленной проверки,

Подавляющее большинство уголовных дел по подмене ребенка (ст. 153 УК РФ), разглашению тайны усыновления (ст. 154 УК РФ), злостному уклонению от уплаты средств на содержание (ст. 157 УК РФ) возбуждаются по заявлениям потерпевших или их родственников. Указанное обстоятельство обусловлено тем, что преступные последствия совершения указанных деяний в подавляющем большинстве случаев известны исключительно указанным лицам.

Можно выявить сложную взаимную связь структуры и информационного наполнения поводов к возбуждению с предварительными проверочными действиями по конкретным уголовным делам. С указанной точки зрения можно выделить три группы информации, выступающей в качестве повода к возбуждению уголовного, основываясь на критерии достаточности содержащихся в ней сведений для решения вопроса по существу.

Первую группу составляет информация, содержащая лишь предположительные сведения о совершенном или готовящемся преступлении. Применительно к преступлениям против семьи информация, относимая к указанной группе, обычно выступает в качестве повода к возбуждению уголовных дел по ст. 153 УК РФ. Ее характерная особенность - отсутствие достоверных данных относительно личности подозреваемого и конкретного способа совершения преступления. В данной ситуации ввиду ограниченности информации невозможно однозначно определить пути и способы решения задач, стоящих перед следователем, что обусловливает необходимость проведения большого объема проверочных действий. Их цель - проверка сведений, выступающих в качестве повода возбуждения уголовного дела на предмет идентичности их фактам объективной действительности.

Вторую группу образуют сведения, содержащие существенный объем информации, который, однако, не позволяет произвести их окончательный правовой анализ. Подобная ситуация является типичной при поступлении ориентирующей информации о совершении действий по незаконному усыновлению. Основной задачей в данном случае является устранение конкретных информационных пробелов, восполнение недостающих сведений, правовой анализ поступивших данных. Важной особенностью производства проверочный действий является необходимость окончательной юридической оценки установленных событий с точки зрения семейного и уголовного законодательства [7].

Материалы, содержащие исчерпывающие сведения о способе совершения преступления, личности подозреваемого, мотивах и целях совершения преступления, образуют третью группу сведений, являющихся поводом к возбуждению уголовного дела. Применительно к рассматриваемой группе преступлений подобного рода информация выступает в качестве повода возбуждения уголовных дел по ст. 155,157 УК РФ.

Особое внимание можно обратить на проблемные моменты, возникающие в практической деятельности при возбуждении и организации расследования уголовных дел некоторых категорий преступлений против семьи.

В частности установлено, что существенные затруднения вызывает безальтернативная квалификация преступных действий, подпадающих под юрисдикцию ст. 153, 154 УК РФ, предусматривающих ответственность за незаконную передачу детей, что обусловлено сходством характера следообразования данных преступлений. Необходимо учитывать и возможность проведения преступником целенаправленных действий по сокрытию преступления посредством маскировки его менее тяжким правонарушением, либо считаться с вероятностью, что подобная «подмена составов» может произойти в силу случайного стечения обстоятельств. В данной ситуации особое значение приобретает анализ преступления с криминалистических позиций, соблюдение порядка и последовательности производства проверочных действий, что позволит не только произвести правильную квалификацию содеянного, но и с учетом особенностей преступления конкретизировать обстоятельства, подлежащие установлению по конкретному уголовному делу, определить приоритетные задачи и направления расследования.

Специфически - проблемной выглядит типичная ситуация, связанная с принятием решения о возбуждении уголовных дел по подмене ребенка (ст. 153 УК РФ). Сведения о совершении данного преступления носят, как правило, субъективно-предположительный характер, не позволяющий сделать окончательный вывод о наличии самого события преступления. Единственным достоверно существующим следом подмены ребенка выступают данные его генетического набора, которые могут быть установлены путем проведения геномно-дактилоскопической экспертизы, однако се назначение возможно лишь в рамках возбужденного уголовного деда. Иными словами, вопрос о возбуждении уголовного дела приходится решать в отсутствие главного доказательства события преступления. Целесообразно признать объективную потребность в законодательном разрешении проведения экспертизы по установлению происхождения ребенка при решении вопроса о возбуждении уголовного дела по ст. 153 УК РФ, поскольку даже незначительная задержка в возбуждении уголовного дела может оказать крайне негативное воздействие на дальнейший процесс расследования.

Объективные сложности, возникающие при принятии решения о возбуждении уголовных дел по преступлениям против семьи, могут быть обусловлены особенностями юридического состава конкретного преступного деяния. Расширенный анализ судебных решений по делам о незаконном усыновлении, злоупотреблении должностными полномочиями, получении взяток при устройстве ребенка в семью, позволяет сделать вывод о том, что в подавляющем большинстве случаев, даже при наличии явных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 154 УК РФ, следствие ограничивается предъявлением обвинения по иным, более распространенным составам преступления (например, ст. 285, 290, 291, 327 УК РФ), действия по незаконному усыновлению в вину не вменяются и расследование в указанном направлении не производится. Более того, анализ судебной практики по отмене усыновления, показывает, что действия, содержащие признаки состава незаконного усыновления, рассматриваются лишь в качестве оснований к отмене усыновления ребенка в рамках гражданского судопроизводства. Подобное положение вещей, на взгляд автора, способствует созданию ложной картины относительного благополучия, имеющей следствием общую, в том числе нормативную недооценку, как количества, так и тяжести злоупотреблений в области устройства детей, оставшихся без родительского попечения. В целях оптимизации процесса правоприменения ст. 154 УК РФ целесообразно на стадии возбуждения уголовного дела, в случае обнаружения в действиях подозреваемых лиц признаков состава незаконного усыновления, назначать специализированное исследование на предмет предоставления правовой оценки законности его установления.

2. Типичные следственные ситуации первоначального этапа расследования преступлений против семьи

Под следственной ситуацией принято понимать обстановку, картину расследования сложившуюся на определенный момент работы следователя по уголовному делу и характеризуемую единой, значимой для расследования информацией, принимаемой во внимание наряду с источникам в ее получения.

Можно выделить типичные следственные ситуации первоначального этапа расследования преступлений против семьи.

Исходная информация о подмене ребенка (ст. 153 УК РФ), объединенная на основе корреляции ее с источником предоставления сведений о совершенном преступлении, образует следующую вариантность следственных ситуаций:

1) мать ребенка заявляет о несоответствии внешних данных переданного ей ребенка первоначально воспринятым ею;

2) подозрения о совершенной подмене подкрепляются с ведениями о повышенной заинтересованности третьих лиц относительно новорожденного ребенка либо свидетельствами очевидцев;

3) факт подмены ребенка установлен по результатам служебного расследования учреждения родовспоможения;

4) факт подмены ребенка установлен в результате проведения экспертизы по установлению происхождения ребенка в рамках гражданского судопроизводства или по собственной инициативе заявителей.

Особенность состава преступления, предусмотренного ст. 154 УК РФ заключается в специфическом расположении диспозиции указанной статьи на стыке семейного и уголовного законодательства. По своей сути незаконное усыновление представляет собой государственный акт, вынесенный с нарушениями действующего законодательства относительно установленных к данной процедуре или ее условиям требований, что предопределяет специфику типичных следственных ситуаций первоначального этапа расследования:

1) решение об устройстве ребенка в семью принято с нарушениями требований законодательства относительно его условий;

2) выявлены обстоятельства, препятствующие гражданам, выступающим в качестве усыновителей, опекунов, приемных родителей в осуществлении функций по воспитанию ребенка, имевшие место и сокрытые ими на момент устройства ребенка в семью, посредством предоставления сфальсифицированных документов, заключений, справок, либо установлены факты подобных подделок;

3) выявлено ущемление прав и законных интересов усыновленного (опекаемого) несовершеннолетнего. Данная следственная ситуация является атипичной для производства расследования по ст. 154 УК РФ, так как в качестве оснований для признания устройства ребенка в семью незаконным выступает не нарушение самой процедуры как таковой, а несоответствие ее последствий установленной законом цели.

В качестве основы для типизации следственных ситуаций, возникающих при расследовании преступлений по ст. 155 УК РФ является наличие или отсутствие сведений о лице, подозреваемом в разглашении тайны усыновления.

1) сведения об усыновлении сообщены посторонними людьми непосредственно усыновленному либо путем анонимной передачи информации посредством материальных носителей:

2) информации о совершенном преступлении содержит указание на конкретное лицо, ответственное за разглашение информации об усыновлении.

Типизация следственных ситуаций в случаях злостного уклонения от уплаты средств на содержание обусловлена наличием сведений о местонахождении подозреваемого лица, а также о конкретном способе, который был им избран в целях уклонения от выполнения преюдиционально установленной обязанности:

1) местонахождение алиментообязанного лица не известно;

2) местонахождение алиментообязанного лица известно, но способ, с помощью которого последний злостно уклоняется от уплаты средств на содержание, на стадии предварительной проверки конкретно не установлен;

3) местонахождение алиментообязанного лица и способ совершения им преступных действий установлены.

Заключение

Криминалистическая характеристика преступлений против семьи – это информационная модель статистических вероятностей, которая при прочих равных условиях наиболее полно, среди аналогичных характеризует систему сообщенных, взаимосвязанных, характерных и устойчивых данных о криминалистически значимых признаках данного вида преступлений.

Можно произвести дуалистическое разделение существующих составов преступлений против семьи по критерию уровневого принципа формирования криминалистической характеристики. Первую группу формируют преступления, состав который является индивидуально-определенным, предполагающим характерный, ярко выраженный механизм следообразования (ст. 155 УК РФ).

При формировании следственных версий и определении тактического плана организации расследования данных преступлении необходимо руководствоваться положениями криминалистической характеристики конкретного состава преступления.

Вторую группу образуют преступления, предусмотренные ст. 153-154 УК РФ, при совершении которых даже, незначительная дисперсия следственной ситуации может привести к изменению квалификация содеянного.

При расследовании указанных преступления целесообразно использовать криминалистическую характеристику вида (группы) преступлений, позволяющую в ходе разработки более широкого круга следственных версий безошибочно произвести разграничение сходных составов преступлений, вскрыть возможные попытки сокрытия еще более тяжких посягательств, выявить причастность к установить степень виновности всех лиц, имеющих отношение к содеянному.

Под следственной ситуацией принято понимать обстановку, картину расследования сложившуюся на определенный момент работы следователя по уголовному делу и характеризуемую единой, значимой для расследования информацией, принимаемой во внимание наряду с источникам в ее получения.

Список использованных источников

  1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под ред. В.М. Лебедева. – М.: «Норма», 2011.
  2. Белкин Р.С., Аверьянова Т.В., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика. Учебник для вузов. М. 2010.
  3. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М. 2009.
  4. Дознание и предварительное следствие. Методика расследования преступлений. Осмотр места преступления. Сборник научных трудов / Громов В.И. - М.:, 2003.
  5. Идеальные следы в криминалистике / Суворова Л.А. - М.: Юрлитинформ, 2006.
  6. Криминалистика и оперативно-тактические комбинации. Научно-практическое пособие / Мерецкий Н.Е. - М.: Юрлитинформ, 2007. - 368 c.
  7. Криминалистика + Криминалисты = Опыт борьбы с преступностью. Монография / Килессо Е.Г., Комиссарова Я.В., Перч В.О. - М.: Юрлитинформ, 2005.
  8. Криминалистика: природа и система / Головин А.Ю., Яблоков Н.П. - М.: Юристъ, 2005. - Криминалистика. Тактико-методические основы уголовного судопроизводства (досудебная стадия). Учебное пособие / Железняк А.С. - М.: МГИУ, 2007.
  9. Криминалистика. Экспертиза. Розыск: Научное обеспечение деятельности органов внутренних дел Российской Федерации. Сборник научных статей. Вып. 1 / Под ред.: Юрин В.М. - Саратов: СЮИ МВД России, 2007.
  10. Полевая криминалистика и ее практическое применение. Научно-практическое пособие / Турчин Д.А., Чижикова И.С.; Под ред.: Ищенко Е.П. - М.: Юрлитинформ, 2006.
  11. Правовые аспекты усыновления детей граждан РФ иностранными гражданами // Правоведение: Сб. науч. ст. молодых ученых юрид. фак-та. Краснодар: Кубанский государственный университет. Кубанский государственный аграрный университет. 1999.
  12. Подмена ребенка: социальные аспекты и правовые нормы//Закон и судебная практика: Материалы межвузовской научно-практической конференции. Краснодар: Кубанский государственный аграрный университет. 2000.
  13. Подмена ребенка: особенности и специфика первоначального этапа расследования // Закон и судебная практика: Материалы межвузовской конференции. Краснодар: Кубанский государственный аграрный университет. 2002.
  14. Руководство для следователей / Баев О.Я., Бебия З.Р., Борбат А.В., Гильмутдинов А.Р., и др.; Под общ. ред.: Мозяков В.В.; Редкол.: Баев О.Я., Борбат А.В., Попов И.А., Селиванов Н.А., Шумилин С.Ф. - М.: Экзамен, 2005.
  15. Современная криминалистика. Правовая информатика и кибернетика / Крылов В.В.; Науч. ред.: Лопашенко Н.А. - М.:, 2007.
  16. Современное уголовное право. Общая и особенная части: Учебник / Под ред.: Наумов А.В. - М.: 2010.
  17. Справочная книга криминалиста / Викторова Е.Н., Викторова Л.Н., Виноградов И.Г., Дворкин А.И., и др.; Отв. ред.: Селиванов Н.А. - М.: Норма, Инфра-М, 2009.
  18. Яблочков Н.П. Криминалистика: Учебник для вузов. - М.: ЛексЭст, 2009.